Картридж samsung mlt-d101s купить совместимый картридж mlt d101s для samsung.


 Несу в душе его свет...

В самом зеленом детстве мы знакомимся впервые с напечатанным словом. От того, какое оно, это слово, - доброе или равнодушное, к чему оно зовет, многое зависит в судьбе человека - будущего читателя.
 
В казахских школах нас учат русскому языку по тонким книжкам классических писателей. Не только Толстого, Тургенева, Горького открывали мы в начальной школе. Очень многому учили нас книги Пришвина, Бианки и Зверева.

 

Как сейчас помню тоненькую книжку “Птичье молоко”, написанную Максимом Дмитриевичем по мотивам казахских сказок в конце 40-х годов. В нашем доме любили книгу и устный рассказ, я знала множество сказок и легенд, но то, что было в книге М. Д.Зверева, привлекало меня вовсе не волшебством происходящего, а исключительной, необыкновенной природой, которой не видела я в пустынных нарынских землях. Шли годы, я увидела многие новые земли, пышную природу Семиречья, неповторимые зеленые горы Кокшетау, но первая необыкновенная, богатая природа сошла в душу со страниц писателя, известного мне с детства - со страниц книжек М.Д.Зверева.
 
Никогда я не изменю своим любимым просторам, поросшим верблюжьей колючкой, любая иная природа раз и навеки дана мне для сравнений, а не для измены, но когда я читаю слова М.Д.Зверева о природе, я учусь восхищаться любой былинкой, цветом живой зелени, благом пресной воды, выливающейся из каменной расщелины.
 
Только с возрастом я поняла, что те чудесные детские книжки написаны человеком, не только хорошо знающим животный и растительный мир, но и прекрасно ориентирующимся в психологии ребенка. Давно мы не дети, но к книгам Зверева теперь уже будем возвращаться, как к своему детству, как к слову художественному, сказанному о тебе и о твоей Родине.
 
Когда читаешь книги Зверева, за нехитрым сюжетом встают такие знакомые с детства щенки, кошки, птицы, детеныши диких зверей, частенько во времена суровых стихий прибегавшие к помощи человека. В казахской литературе не было гармонической природы, издревле казахи описывали битвы, сражения, и даже те несколько выдающихся произведений о животных, о природных катастрофах лежат в другом измерении, в мире человеческих страстей, несовершенства человеческой души и бытования зла.
 
Свет гармонии исходит от книг Максима Дмитриевича. Когда, утомившись в дневных трудах, я открываю его книгу, возникает чувство, что сегодня я уже побывала в лесу или на реке, а завтра меня ждут открытия не в мире человеческой нравственности, а в мире природы, где все было так мудро устроено еще до вмешательства человека.
 
Я познакомилась с писателем в 70-е годы. Он. был уже и тогда немолод, но поражала его одержимость, его неравнодушие к тому, что будет с нашей землей после нас, как еще помочь природе, чтоб, не дай бог, под видом помощи не нарушить ее хрупкую структуру - и об этом его думы.
 
Только словом может писатель бороться за свою идею. Помню время, когда Максим Дмитриевич был озабочен открытием альманаха “Лик земли”. Вокруг было немало молодых писателей и публицистов, однако, он не ждал, когда они придут сами, он искал их по маленьким заметкам в газетах, по горячим выступлениям на совещаниях, посвященным вопросам экологии. “Лик земли” вначале задумывался как школа молодых авторов, на его страницах опубликовали свои произведения многие молодые писатели. Казахские, уйгурские, немецкие литераторы в переводах, и русские -с оригинальными текстами, выходя на страницы “Лика земли”, учились писать и мыслить. Позже многие из них выходили к читателю с отдельными книгами, становились профессиональными авторами, но не могу себе представить, чтоб хоть кто-то забыл, кому он этим обязан.
 
Зверев скромен, он не требует благодарности, он вполне удовлетворен тем, что доброе слово в защиту родного края прозвучало, а значит, дело его жизни имеет продолжение в молодых последователях, способных донести до потомков тревогу сегодняшнегo о дня, озабоченность судьбой природы.
 
Как я любила эпические сказания, где сильный джигит, охотник выхаживал и обучал легендарную птицу беркута, но никогда не приходилось мне видеть в действительности обученного беркута или легендарную охоту с ним. В ранней юности довелось мне увидеть кинофильм “Крылатый подарок”, и слова легенд как бы ожили: и пионерский сюжет фильма, и игровые кадры не помешали мне разглядеть великую мудрость предков, сохранивших до наших дней столь необыкновенное ремесло, вернее, искусство. И слегка завидовала постановщикам фильма и автору сценария М.Д.Звереву, что не я открываю зрителю загадку древней природы и древнего человека.
 
В казахской степи почитали аксакалов за мудрость и память, за сохранение опыта предков, за силу духа и способность сохранять и передавать этот опыт потомкам. Максиму Дмитриевичу исполняется 90 лет. Глядишь на него, говоришь с ним и радуешься прекрасной памяти, твердости убеждений, бодрости. Перелистываешь его книги и думаешь: да ведь каждая из них, как крылатый подарок писателя, летит по свету и несет людям доброту и разум.
 
Почитатели книг Зверева взрослеют и старятся, сами становятся писателями или кем-то другим, но все, кто когда-нибудь прикасается к книгам М.Д.Зверева, встает в ряды заступников всего живого на земле.
 
Долгих лет Вам, дорогой наш отец и наставник, носитель природной мудрости, Человек с большой буквы!
 
1986 г.

Надежда ЧЕРНОВА