Главная   »   Уголовное право казахской ССР(1979 год)   »   ГЛАВА I. ОБО ОПАСНЫЕ ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ


 ГЛАВА I

ОБО ОПАСНЫЕ ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ
 
 
§ 1. ОБЩЕЕ ПОНЯТИЕ И ВИДЫ ОСОБО ОПАСНЫХ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ
Закон об уголовной ответственности за государственные
преступления, принятый Верховным Советом СССР 25 декабря 1958 года, делит государственные преступления, какие им предусмотрены, на две группы: I) особо опасные государственные преступления и 2) иные государственные преступления.
 
Особо опасные государственные преступления являются посягательствами на социалистический общественный и государственный строй, совершаются с целью подрыва и ослабления этого строя.
 
До Закона от 25 декабря 1958 года преступления, отнесенные по нему к особо опасным государственным преступлениям, назывались контрреволюционными преступлениями.
 
С победой социалистической революции классовая борьба не прекращается. «Переход от капитализма к коммунизму,— писал В… И. Ленин,— есть целая историческая эпоха. Пока она не закончилась, у эксплуататоров неизбежно остается надежда на реставрацию, а эта надежда превращается в попытки реставрации. И после первого серьезного поражения свергнутые эксплуататоры, которые не ожидали своего свержения, не верили в него, не допускали мысли о нем, с удесятеренной энергией, с бешеной страстью, с ненавистью, возросшей во сто крат, бросаются в бой за возвращение отнятого «рая». Об этом говорит жизнь не только нашей страны, но и других социалистических стран, в частности, Чехословакии, где враждебные социализму элементы при помощи империалистического лагеря готовились предпринять попытку реставрации капитализма через 20 лет после установления социалистического строя в стране, в 1968 году.
 
Не прекращается подрывная деятельность империалистических разведок против нашего государства и в настоящее время, да она и не может быть прекращена, пока существует лагерь империализма.
 
«Надежно ограждают советское общество,— говорил тов. Л. И. Брежнев в Отчетном докладе ЦК КПСС XXV съезду партии,— от подрывных действий разведок империалистических государств, разного рода зарубежных антисоветских центров; и иных враждебных элементов органы государственной безопасности. Их деятельность строится в соответствии с требованиями, вытекающими из международной обстановки и развития советского общества. Наши чекисты берегут и развивают традиции, заложенные рыцарем революции Феликсом Дзержинским».
 
История советского государства знает немало случаев вооруженного выступления врагов Советской власти, многочисленные случаи организации контрреволюционных преступлений, направленных на свержение, подрыв иди ослабление советского строя. Если взять историю Советского Казахстана, то ей известны различные формы контрреволюционных выступлений феодально-байских элементов, буржуазных националистов и реакционной верхушки мусульманского духовенства. Одной из острых форм сопротивления врагов Советской власти в первые годы ее существования, как известно, были террористические акты против представителей этой власти. В 1918 году были убиты Урицкий и Володарский и совершено покушение на В. И. Ленина. В том же году алаш-ордынцы и баи убили одного из видных организаторов Советской власти в Семиречье Токаша Бокина. В 1919 году в Тургае алаш-ордынцами были убиты Амангельды Иманов, Л. И. Таран и К. М. Иноземцев.
 
В ответ на белый террор Совет Народных Комиссаров 5 сентября 1918 года принял постановление «О красном терроре», которое сыграло довольно значительную роль в борьбе с контрреволюцией.
 
Для борьбы с контрреволюцией Советское государство в первые же месяцы своего существования вынуждено было создать специальные органы, в функцию которых входило подавление всех его врагов, приняло ряд декретов, определявших деятельность его карательных органов. Декретом о суде № 1 от 24 ноября 1917 года были учреждены революционные трибуналы для борьбы против контрреволюционных сил. 20 декабря 1917 года была создана Всероссийская Чрезвычайная Комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем (ВЧК) во главе с Ф. Э. Дзержинским. Постановление Совета Народных Комиссаров о создании этой Комиссии было подписано В. И. Лениным. В задачу ВЧК входило: 1) пресекать и ликвидировать все контрреволюционные и саботажнические попытки и действия по всей России, со стороны кого бы они ни исходили; 2) предание суду революционного трибунала всех саботажников и контрреволюционеров и выработка мер борьбы с ними.
 
В борьбе с контрреволюционерами карательные органы Советского государства руководствовались его декретами, в которых определялись признаки отдельных видов контрреволюционных преступлений. Постановление Кассационного отдела ВЦИК от 6 октября 1918 года «О подсудности революционных трибуналов» содержало в себе более или менее точное описание признаков отдельных контрреволюционных преступлений. Подробный перечень контрреволюционных преступлений мы находим в Положении о революционных военных трибуналах, утвержденном декретом ВЦИК 20 ноября 1919 года. Ст. 4 Положения к контрреволюционным преступлениям относит: 1) заговоры и восстания с целью ниспровержения советского социалистического строя; 2) измену Советской республике, 3) шпионаж, 4) восстание против органов Рабоче-Крестьянского правительства и поставленных им властей, 5) сопротивление проведению в жизнь требований законов республики или постановлениям и распоряжениям советских властей, 6) агитация и провокация, имеющие целью вызвать совершение массами или частями войск указанных выше преступных деяний, 7) разглашение секретных сведений и документов, 8) распространение ложных сведений и слухов о Советской власти, о войсках Красной Армии и о неприятеле, 9) похищение или уничтожение секретных планов и других секретных документов, 10) умышленное уничтожение или повреждение железнодорожных линий, мостов и прочих сооружений, а равно телеграфных и телефонных линий и складов казенного имущества.
 
Отсюда следует, что составы контрреволюционных преступлений содержались уже в первых декретах Советского государства, но общего понятия контрреволюционного преступления, т. е. такого понятия этого преступления, признаки которого относились бы ко всем отдельным видам контрреволюционных преступлений, еще не было в законодательстве нашей страны того времени.
 
Впервые общее понятие контрреволюционного преступления в советском законодательстве было дано Уголовным кодексом РСФСР 1922 года. Общее понятие контрреволюционного преступления по УК РСФСР 1922 года было определено при непосредственном участии В. И. Ленина. По ст. 57 этого Кодекса «контрреволюционным признается всякое действие, направленное на свержение завоеванной пролетарской революцией власти Рабоче-Крестьянских Советов и существующего на основании Конституции РСФСР Рабоче-Крестьянского правительства, а также действия в направлении помощи той части международной буржуазии, которая не признает равноправия приходящей на смену капитализма коммунистической системы собственности и стремится к ее свержению путем интервенции или блокады, шпионажа, финансирования прессы и тому подобными средствами».
 
Но вскоре после того, как УК РСФСР 1922 года вступил в силу, произошли изменения в формах сопротивления свергнутых классов, в связи с чем возникла необходимость изменения понятия контрреволюционного преступления. Вторая сессия ВЦИК X созыва 10 июля 1923 года внесла в редакцию ст. 57 существенные изменения: контрреволюционным преступлением по новой редакции ст. 57 признается всякое действие, направленное не только к свержению, но и к подрыву или ослаблению Советской власти. Кроме того, к контрреволюционным преступлениям отнесено также такое действие, которое, не будучи непосредственно направлено на достижение указанных целей, тем не менее, заведомо для совершившего деяния, содержит в себе покушение на основные политические или хозяйственные завоевания пролетарской революции.
 
После образования Союза ССР законодательство об уголовной ответственности за государственные преступления отнесено было к компетенции Союза ССР. 25 февраля 1927 года третьей сессией ЦИК СССР принято Положение о преступлениях государственных. В ст. I этого Положения было дано общее понятие контрреволюционного преступления. «Контрреволюционным признается всякое действие, направленное к свержению, подрыву или ослаблению власти Рабоче-Крестьянских Советов и избранных ими, на основании Конституции Союза ССР и конституций союзных республик, Рабоче-Крестьянских правительств ССР, союзных и автономных республик, или к подрыву или ослаблению внешней безопасности Союза ССР и основных хозяйственных, политических и национальных завоеваний пролетарской революции. В сйлу международной солидарности интересов всех трудящихся такие действия признаются контрреволюционными и тогда, когда они направлены на всякое другое государство трудящихся, хотя бы и не входящее в СССР».
 
Уголовный кодекс РСФСР редакции 1926 года вплоть до принятия Положения о преступлениях государственных 1927 года содержал в себе понятие контрреволюционного преступления, которое было дано ст. 57 УК РСФСР 1922.года в редакции от 10 июля 1923 года. С утверждением упомянутого Положения 1927 года понятие контрреволюционного преступления, содержавшееся в нем, было с некоторыми редакционными изменениями включено в ст. 58—I УК РСФСР 1926 года.
 
Положение о преступлениях государственных 1927 года,, сыгравшее большую роль в борьбе с посягательствами на советский общественный и государственный Строй, было включено в уголовные кодексы всех союзных республик. Оно вошло в качестве первой главы в Особенную часть УК РСФСР 1926 года, действовавшего на территории Казахской ССР до 1 января 1960 года, т. е. до вступления УК КазССР в силу.
 
Со времени принятия Положения о преступлениях государственных 1927 года прошло много лет. За это время во всех областях жизни нашей страны произошли огромные изменения. Так как эксплуататорских классов давно нет в нашей стране, многие нормы этого Положения устарели. Появилась необходимость обновления законодательства об уголовной ответственности за государственные преступления, поскольку нет никакого основания ожидать прекращения подрывной деятельности реакционных сил империалистического лагеря против СССР и других социалистических стран. Поэтому 25 декабря 1958 года Верховный Совет СССР принял упомянутый нами выше Закон об уголовной ответственности за государственные преступления, который заменил собой Положение о преступлениях государственных 1927 года.
 
Закон от 25 декабря 1958 года не употребляет термина «контрреволюционные преступления», т, к. этот термин, отражавший попытки свержения Советской власти представителями эксплуататорских классов, не соответствовал современному этапу развития Советского государства, когда эксплуататорские классы в стране ликвидированы, достигнуто морально-политическое единство советского народа, следовательно, нет социально-политической почвы для свержения Советской власти и реставрации порядков, существовавших до Великой Октябрьской социалистической революции 1917 года. Но общественная опасность посягательств на советский государственный и общественный строй, ныне называемых особо опасными государственными преступлениями, в настоящее время является серьезной, поскольку подрывные действия против СССР и других социалистических стран правящими кругами некоторых государств из лагеря империализма возведены на уровень государственной политики.
 
В отличие от Положения 1927 года, содержавшего в себе общее понятие контрреволюционного преступления, Закон от 25 декабря 1958 люда не дает общего понятия особо опасного государственного преступления. Следует признать, что общее понятие особо опасного государственного преступления может помочь с наибольшей полнотой раскрыть содержание отдельных видов этих преступлений, правильно провести отличие их от других сходных с ними преступлений, а потому оно может быть признано необходимым и дано теорией уголовного права.
 
Закон от 25 декабря 1958 года вошел в уголовные кодексы всех союзных республик. В Уголовном кодексе Казахской ССР закон расположен в главе первой его Особенной части. Особо опасные государственные преступления предусмотрены в ст. ст. 50—59 УК.
 
Объектом особо опасных государственных преступлений, предусмотренных ст. ст. 50—59 УК Каз. ССР, т. е. родовым объектом этих преступлений, является советское государство или другое государство трудящихся. Этот объект включает в себя общественный и государственный строй, внешнюю безопасность Союза ССР и других государств трудящихся.
 
По своим объективным свойствам особо опасные государственные преступления выражаются в общественно опасном действии или бездействии, направленном к подрыву или ослаблению социалистического государства. Большинство особо опасных государственных преступлений может быть совершено путем активных действий, но некоторые из этих преступлений могут быть совершены путем как действия, так и бездействия (вредительство, измена Родине в форме оказания иностранному государству помощи в проведении враждебной деятельности против СССР).
 
Особо опасное государственное преступление признается оконченным, если только совершено общественно опасное действие или бездействие, направленное к подрыву или ослаблению социалистического государства. Для состава оконченного преступления не требуется, как правило, наступления общественно опасных последствий. Исключение здесь составляет террористический акт, для оконченного состава которого требуется причинение смерти или тяжкого телесного повреждения. Если Последствий не было, хотя действие было совершено, чтобы вызвать их наступление, то совершенное деяние должно квалифицироваться как покушение на террористический акт.
 
С субъективной стороны особо опасные государственные преступления могут быть совершены только с прямым умыслом, направленным на подрыв или ослабление социалистического государства (СССР или другого государства трудящихся). Умысел, направленный на подрыв или ослабление социалистического государства, может быть назван антисоветским умыслом. Именно по такому направлению умысла особо опасные государственные преступления отличаются от других преступлений, имеющих с ними сходство по своим объективным свойствам. Лицо, совершившее особо опасное государственное преступление, сознает, что его действия направлены к подрыву или ослаблению социалистического государства, предвидит эти тяжкие последствия и желает подрыва или ослабления советского государства или другого государства трудящихся.
 
Необходимым элементом субъективной стороны большинства особо опасных государственных преступлений при наличии прямого умысла на их совершение является особая цель — цель подрыва или ослабления социалистического государства (ст. Ст. 52, 56 УК), цель ослабления этого государства (ст. ст. 54, 55 УК), цель провокации войны или международных осложнений (ст. 53 УК КазССР) или цель захвата власти (Ст. 50 УК).
 
Особо опасные государственные преступления всегда совершаются по определенным мотивам, каковыми могут быть не только антисоветские побуждения (враждебность к социалистическому строю), но также корысть, трусость или иные низменные побуждения. Не влияя на квалификацию этих преступлений, мотивы их совершения могут быть приняты во внимание в качестве обстоятельств, отягчающих или смягчающих ответственность.
 
Субъектом особо опасных государственных преступлений может быть физическое вменяемое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста. Этим лицом может быть как гражданин СССР, так и гражданин другого государства, а также лицо без гражданства. Гражданин другого государства подлежит уголовной ответственности за особо опасные государственные преступления в случае; если он: а) не пользуется правом экстерриториальности и б) совершил эти преступления в пределах СССР или хотя бы за его пределами, но в случаях, предусмотренных международными соглашениями. Под гражданином другого государства разумеется гражданин любого другого государства, независимо от той социально-политической системы, к которой оно относится, как капиталистической системы, так и некапиталистической.
 
Как гражданин СССР, так и гражданин другого государства, виновный в особо опасных государственных преступлениях, может быть субъектом этих преступлений как в случае, если он является должностным лицом, так и в случае, если он является частным лицом.
 
Субъектом такого особо опасного государственного преступления, как измена Родине, может быть только гражданин СССР. За соучастие во всех особо опасных государственных преступлениях, включая измену Родине, подлежит уголовной ответственности как гражданин СССР, так и гражданин другого государства.
 
Особо опасные государственные преступления совершаются, как правило, агентами иностранных разведок и гражданамй СССР, завербованными этими разведками.
 
Особо опасные государственные преступления в зависимости от того непосредственного объекта, на который каждое из них посягает, могут быть разделены на следующие группы:
 
1. Преступления против внешней безопасности СССР: измена Родине (ст. 50 УК), шпионаж (ст. 51 УК), террористический акт против представителя иностранного государства (ст. 53 УК), пропаганда войны (ст. 57 УК).
 
2. Преступления против политической системы СССР: террористический акт (ст. 52 УК), антисоветская агитация и пропаганда (ст. 56 УК).
 
3. Преступления против экономической системы СССР: диверсия (ст. 54 УК), вредительство (ст. 55 УК).
 
4. Организационная деятельность, направленная к совершению особо опасных государственных преступлений, а равно участие в антисоветской организации (ст. 58 УК).
 
5. Преступления против другого государства трудящихся (ст. 59 УК).
 
Характер деятельности антисоветской организации является различным в зависимости от непосредственного объекта посягательства.
<< К содержанию

Следующая страница >>