Главная   »   Уголовное право казахской ССР(1979 год)   »   § 2. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ЖИЗНИ


 § 2. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ЖИЗНИ

К преступлениям против жизни УК относит убийство и доведение до самоубийства.
 
Убийство является одним из наиболее опасных преступлений. Повышенная опасность этого преступления обусловлена тем, что оно посягает на самое ценное, благо человека — его жизнь, утрата которой ничем не возместима. С учетом этого обстоятельства законодатель за наиболее тяжкие виды убийств, как уже отмечалось, предусматривает возможность применения исключительной меры уголовного наказания — смертной казни.
 
Закон Не раскрывает самого понятия «убийство». Оно выработано теорией уголовного права, где убийство определяется как противоправное, виновное (умышленное или неосторожное) лишение жизни другого человека.

 

Лишение жизни может иметь место не только при непосредственном посягательстве на жизнь человека, но и при совершении других преступлений, например, при диверсии, бандитизме и др.
 
В перечисленных случаях действия виновного хотя и могут привести к смерти потерпевшего, тем не менее эти действия непосредственно не направлены на лишение человека жизни. Основанием уголовной ответственности здесь выступает совершение общественно опасных действий, непосредственным объектом которых является не жизнь, а иные объекты. При убийстве преступник непосредственно посягает на жизнь человека и при этом отсутствуют признаки других преступлений, предусмотренных Особенной частью Уголовного кодекса.
 
Объектом убийства является жизнь другого человека, но, наряду с этим, при совершении данного преступления нарушаются общественные отношения, господствующие в обществе, т. к. жизнь человека не только понятие биологическое, ной социальное.
 
Объективная сторона убийства состоит из совокупности трех обязательных признаков: 1) действия или бездействия, направленного на лишение жизни другого человека; 2) преступного результата в виде наступления смерти и 3) причинной связи между общественно опасным поведением виновного и смертью потерпевшего.
 
Судебно-следственная практика чаще всего встречается с убийствами, совершенными путем активных действий, нарушающих функции или анатомическую целостность жизненно важных органов другого человека. Оно может выражаться в нанесении ударов ломом, топором, ножом или иными орудиями преступления, в выстреле из огнестрельного оружия, отравлении, удушении и т. д. Исключительно редки случаи убийства путем психического воздействия, когда потерпевший лишается жизни либо непосредственно виновным, либо другими лицами, не сознающими характера содеянного вследствие создавшейся обстановки или психической неполноценности, или малолетня. Примером такого убийства может быть, допустим, разрыв сердца вследствие испуга, хотя это на практике встречается весьма редко. С объективной стороны убийство может быть совершено также и путем бездействия. В данном случае на виновном должна лежать специальная обязанность заботиться о потерпевшем, например, обязанность родителей заботиться о своих несовершеннолетних или нетрудоспособных детях. Эту же обязанность может нести и лицо, которое в силу законов договора или профессиональных или служебных обязанностей должно было предпринять все зависящие от него меры к предотвращению смерти потерпевшего. Примерами причинения смерти путем умышленного бездействия могут служить оставление без пищи матерью своего новорожденного ребенка, отравление потерпевшего угарным газом, оставление в беспомощном состоянии лица на морозе, умышленное непринятие врачом мер для предотвращения смерти порученного его заботам больного и т. п.
 
Непременным условием наступления ответственности за убийство является установление причинной связи между действием или бездействием виновного и наступившими последствиями.
 
Убийство относится к так называемому материальному составу преступления. Для признания этого преступления оконченным требуется наступление смерти. При отсутствии этого последствия действия виновного, непосредственно направленные на лишение жизни другого человека, должны рассматриваться как покушение на убийство.
 
Субъективная сторона убийства характеризуется умышленной или неосторожной виной. При умышленном убийстве виновный сознает, что он лишает жизни потерпевшего, предвидит его смерть и желает наступления ее (прямой умысел), или не желает смерти потерпевшего, но сознательно ее допускает (косвенный умысел). При неосторожном убийстве виновный предвидит наступление смерти потерпевшего, но не желает этих последствий и легкомысленно надеется их предотвратить (преступная самонадеянность), или не предвидит возможности наступления смерти потерпевшего, но по обстоятельствам дела должен был и мог предвидеть (преступная небрежность).
 
При рассмотрении дел об убийстве важное значение приобретает вопрос о так называемом неконкретизированном умысле, при котором лицо, посягающее на жизнь другого человека, предвидит последствия своих действий как бы не в конкретизированном выражении, ясно не представляя, в чем оно выразится. Однако при этом волевой момент умысла характеризуется желанием причинения вреда жизни или здоровью потерпевшего. В этом случачае виновный подлежит ответственности за фактически причиненный вред.
 
Субъектом убийства как умышленного, так и неосторожного, может быть лицо, достигшее к моменту совершения преступления 14 лет. Закон исходит из того, что подросток, начиная с 14 лет и старше, в состоянии полностью осознать опасность данного преступления и, следовательно, нести за него строгую уголовную ответственность.
 
Учитывая, что за данное преступление, совершенное при отягчающих обстоятельствах, может быть назначено весьма суровое наказание, говорится в постановлении пленума Верховного Суда СССР от 27 июня 1975 года «О судебной практике по делам об умышленном убийстве», суды должны иметь в виду, что при назначении наказания за умышленное убийство существенное значение имеет выяснение данных, положительно или отрицательно характеризующих виновного, включая как его отношение к работе, поведение в быту, так и его прошлое и т. п.
 
Равным образом, говорится далее, надлежит исследовать данные, относящиеся к личности потерпевшего, его взаимоотношения с виновным, а также поведение во время происшествия. Умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах представляет наибольшую общественную опасность по сравнению с другими видами убийства.
 
Для квалификации совершенного преступления как умышленного убийства при отягчающих обстоятельствах необходимо установить, что в действиях виновного содержится один или несколько признаков, предусмотренных ч. I ст. 88 УК.
 
Ст. 88 УК КазССР, как и УК остальных союзных республик, не классифицирует указанные в ней отягчающие обстоятельства по элементам состава преступления. Поэтому следует рассматривать их в том порядке, в каком они построены в законе.
 
Умышленное убийство из корыстных побуждений (п. «а» ст, 88 УК). В данном случае виновный, лишая потерпевшего жизни, стремится получить ту или иную материальную выгоду.
 
Понятие корысти определяется как стремление лица в результате тех или иных действий извлечь определенную материальную выгоду. Поэтому убийство можно считать корыстным и в случае, когда преступник с цслыо избавиться от материальных затрат, связанных с содержанием близкого человека, лишает его жизни.
 
Так, с целью избавится от больной приемной дочери Бахрушев умертвил ее. Областной суд квалифицировал действия Бахрушева по п. «г» ст. 88 УК, однако судебная коллегия по уголовным, делам Верховного Суда Казахской ССР, оставив без изменения меру наказания, квалифицировала деяние по п. «а» этой же статьи, т. е. как корыстное убийство, т. к. из материалов дела видно, что виновный убил девочку с целью избавиться от дальнейшего содержания ее.
 
Для квалификации по п. «а» ст. 88 УК не имеет значения, что материальная выгода, ради которой совершается преступление, перейдет непосредственно во владение преступника или других лиц, удалось ли ему фактически достичь поставленной перед собой преступной цели или нет. Оконченный состав преступления дает сам факт убийства. Верховный Суд СССР в определении по делу Беднова разъяснил: «По смыслу закона понятие корыстного побуждения как отягчающего обстоятельства этого преступления предполагает лишение жизни собственника имущества или лица, у которого оно находится в пользовании, в целях завладения этим имуществом либо создания материальной выгоды для себя либо иных лиц, в судьбе которых заинтересовано лицо, совершившее убийство».
 
Наиболее часто в случаях корыстных убийств виновный стремится противоправно овладеть имуществом потерпевшего, причем насильственную смерть он нередко пытается выдать за естественную, достигая преступной цели «формально-легальным путем». Сюда относится, как было уже сказано, убийство ребенка-или нетрудоспособных родителей, на содержание которых субъект выплачивал денежную сумму, убийство в целях получения права на наследство, страховой суммы, права на жилплощадь, убийство с целью уклонения от уплаты долга и др. Во всех этих случаях виновный не получает имущественных благ непосредственно, но рассчитывает на получение их через некоторое время как бы «правомерным» путем, поскольку факт смерти потерпевшего может создать у виновного такое право.
 
Разновидностью рассматриваемого преступления является убийство за вознаграждение.
 
Так, Аскарбаева, желая избавиться от мужа Улыбекова, подговорила Даулетбекова за вознаграждение убить мужа, что и сделал Даулетбеков. Кзыл-Ординским областным судом Даулетбеков был осужден по п. «а» ч. I ст. 88 УК КазССР, Аскарбаева была осуждена как соучастница убийства.
 
В том случае, если убийство из корыстных целей совершается при разбойном нападении, содеянное надлежит квалифицировать по совокупности этих преступлений, поскольку разбой не охватывается диспозицией п. «а» ст. 88 УК и соответствующих статей УК других союзных республик.
 
Умышленное убийство из хулиганских побуждений (п. «б» ст. 88 УК) совершается из побуждений, в основе которых лежит явное неуважение лица к обществу, грубое пренебрежение нормами общественной морали, дисциплины, правилами социалистического общежития. Подавляющее большинство убийств из хулиганских побуждений совершается лицами в состоянии алкогольного опьянения, что само по себе может быть признано отягчающим обстоятельством.
 
Часто убийства из хулиганских побуждений совершаются по незначительному поводу.
 
Так, Асылбеков, выпив изрядное количество спиртного, стал приставать в вагоне-ресторане к сидящим там пассажирам, требуя прикурить. Тех же, у кого действительно не оказалось спичек, щипал, опрокидывал на голову тарелки. На замечание находящегося там Морозова не стал реагировать, но, дождавшись, когда он пошел в свой вагон, неожиданно набросился и ударом ножа убил его.
 
В судебной практике иногда ставится вопрос о возможности квалификации по совокупности убийства, совершенного из хулиганских побуждений и хулиганства. Такая квалификация допустима, если сами действия, которые приведут к убийству, сопровождались присущими хулиганству действиями преступника. Примером этого может служить действие Арылбекова.
 
Умышленное убийство, совершенное в связи с выполением потерпевшим своего служебного или общественного долга (п. "в" ст. 88 УК). Особая опасность этого преступления обусловливается тем, что оно направляется против деятельности лица, выполняющего служебные или общественные обязанности. При этом преступник иногда преследует цель не только устранить мешающее ему лицо или отомстить за созданное препятствие, но нередко пытается тем самым запугать других лиц, выполняющих такие же, как и потерпевший, функции.
 
Под выполнением служебного долга следует понимать любую деятельность потерпевшего, которая является выполнением его обязанностей по службе.
 
Под выполнением общественного долга надо понимать любую общественно полезную деятельность всякого гражданина.
 
Выполнение общественного долга может осуществляться в самых разнообразных формах. Сюда можно отнести не только деятельность депутатов Советов, рабселькоров, выборных лиц в общественных организациях, но и каждого гражданина, если его действия были направлены на защиту интересов советского общества. Поэтому убийство потерпевшего за критическое выступление в печати, на собрании, за оказание содействия работникам органов, призванных бороться с преступностью, и т. д. охватывается признаками п. «в» ч. I ст. 88 УК.
 
Прохоров, обозленный тем, что Кутепов выступил в районной газете с разоблачительной статьей по поводу его служебных злоупотреблений, долго вынашивал преступное намерение расправиться с Кутеповым. Для этого, дождавшись, когда Кутенон остался дома один, втайне от других убил его.
 
Посягательство па жизнь работника милиции или народного дружинника в связи с их деятельностью по охране общественного порядка образует самостоятельное преступление против порядка управления, предусмотренное ст. 173—I УК. Как видно из диспозиции указанной нормы, данное преступление должно быть связано именно со служебной или общественной деятельностью по охране общест венного порядка. Поэтому, если убийство указанных лиц было связано с осуществлением иных функций (задержание находящегося в бегах преступника, разоблачение расхитителя, поимка виновного за автодорожное правонарушение и т. д,), содеянное должно быть квалифицировано по п. «в» ст. 88 УК-
 
Убийство государственного или общественного деятеля или представителя власти, совершенное в связи с его государственной или общественной деятельностью, с целью подрыва или ослабления Советской власти, образует состав террористического акта.
 
Убийство, совершенное с особой жестокостью (п. «г» ст. 88 УК). Всякое убийство, безусловно, есть преступление жестокое. Однако для признания этого преступления особо тяжким и применения п. «г» ст. 88 УК устанавливает признак «особая жестокость». Особая жестокость характеризуется не только способом действия виновного, но и иными обстоятельствами, свидетельствующими о повышенной опасности самой личности преступника.
 
Особая жестокость как отягчающий признак убийства свидетельствует о бесчеловечности, о глубоко аморальном облике виновного, следовательно, о его большой опасности. Однако признак особой жестокости, как разъяснил пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 27 июня 1975 года, законом связывается как с особым способом убийства, так и с другими обстоятельствами, свидетельствующими о проявлении виновным особой жестокости.
 
Исходя из этого, убийство может быть признано совершенным с особой жестокостью: 1) по способу действия виновного (нанесение большого количества ударов, ран перед тем, как лишить жизни потерпевшего, истязание, причинение смерти с применением огня, ядовитых веществ или иным садистским изощренным способом; 2) по иным обстоятельствам убийства, характеризующим повышенную общественную опасность преступника (глумление над трупом, убийство потерпевшего перед его детьми и близкими или детей перед лицом родителей, использование беспомощного состояния потерпевшего, который сознавал, что его лишают жизни и т. п. ).
 
«Судам следует иметь в виду,— указывается в данном постановлении Верховного Суда СССР,— что за убийство, совершенное в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного насилием или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего, или с Превышением пределов необходимой обороны, хотя и содержащее такие признаки особой жестокости, как причинение большого количества телесных повреждений, либо совершение убийства в присутствии близких потерпевшему лицу, следует квалифицировать по ст. 104 или ст. 105 УК РСФСР (ст. 89 или ст. 90 УК КазССР), а также по статьям УК, предусматривающим ответственность за умышленное причинение телесных повреждений».
 
Умышленное убийство, совершенное способом, опасным для жизни многих людей (п. «д» ст. 88 УК). Для этого способа убийства необходимо, чтобы в момент совершения убийства существовала реальная опасность для жизни других людей.
 
Способами такого убийства могут быть, например, выстрел в толпу, поджог, взрыв, затопление водоема, использование средств повышенной опасности, устройство всевозможных аварий и т. п..
 
В данном случае закон рассматривает преступлением не убийство многих лиц, а сам способ, создающий опасность для жизни многих людей. Виновный должен сознавать, что, посягая на жизнь конкретного лица, он действует таким способом, что ставит в реальную опасность жизнь других.
 
При рассматриваемом способе убийства причинение телесных повреждений любой степени тяжести еще и другим лицам не требует дополнительной квалификации по соответствующим статьям Уголовного кодекса.
 
Умышленное убийство с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием (п. «е.» ст. 88 УК). Характерным для этого состава является то, что преступник, преследуя указанные цели, принимает все меры, не останавливаясь даже перед убийством, что само по себе повышаем степень общественной опасности данного преступления. В данном случае убийство либо создает условия для совершения другого преступления, либо существенно мешает раскрытию уже совершенного paнee уголовно наказуемого деяния. Для применения п. «е» ст. 88 УК не имеет значения тяжесть преступления, в связи с которым совершается убийство.
 
Данный квалифицирующий признак распространяется в равной мере на случаи сокрытия преступления, совершенного или намеченного как самим преступником, так и другим лицом, в интересах которого он действует.
 
Учитывая высокую степень общественной опасности изнасилования, а также имея в виду, что преступник нередко ради его сокрытия лишает потерпевшую жизни, законодатель счел необходимым указать на эти два тяжких преступления, если одно сопряжено с другим, в одном пункте ст. 88. Принимая во внимание это обстоятельство, содеянное квалифицируется по п. «е» ст. 88 и ст. 101 УК.
 
Квалификация убийства по п. «е» ст. 88 УК должна применяться независимо от того, удалось ли виновному таким путем облегчить совершение или сокрытие другого преступления.
 
Так, Карабасов, неся караульную службу, пытался изнасиловать гражданку Бахтиярову, которая находилась у водопроводной колонки. Бахтиярова оказала ему сопротивление, вырвалась и стала убегать, но Карабасов настиг ее и убил в упор из ружья. Судебная коллегия Верховного Суда Казахской ССР квалифицировала преступление по п. «е» ст. 88 УК.
 
Умышленное убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности (п. «ж» Ст. 88 УК). Повышенная опасность, этого вида умышленного убийства состоит в том, что преступник не только лишает жизни женщину, но и убивает плод. Для квалификации рассматриваемого состава не имеет значения стадия беременности.
 
Устанавливая повышенную ответственность за данный вид убийства, закон требует, чтобы причинивший смерть заведомо знал о беременности потерпевшей, что означает вполне сознательное отношение при реализации своего преступного умысла. Не имеет значения, из каких источников ему было известно об этом: показывал ли это внешний вид потерпевшей или она сама либо кто-либо другой сказал об этом виновному. При установлении неосведомленности виновного квалификация преступления по данному пункту не может допускаться.
 
Мотивы убийства могут быть самыми разнообразными (месть, корысть, ревность и т. п.).
 
Убийство двух или более лиц (п. «з» ст. 88 УК). Рассматриваемый состав преступления предполагает умышленное убийство одновременно или на протяжении короткого промежутка времени двух или более лиц, охватываемое единым намерением.
 
Коротков, имея пистолет для служебного пользования, носил его с собой и в неслужебное время. Находясь в гостях с женой у двоюродного брата, он за столом затеял ссору с женой, а затем выстрелами из пистолета в упор убил жену и дочь.
 
Квалифицирующий признак данного состава заключается в содержании умысла на убийство сразу нескольких лиц. Этим анализируемый вид убийства отличается от рассмотренного выше убийства способом, опасным для жизни многих людей, где основным критерием является способ причинения смерти.
 
Квалификация по п. «з» ст. 88 УК применима и в том случае, если будет установлено, что виновный желал либо сознательно допускал причинение смерти двум или более лицам.
 
Отличие деяния, предусмотренного п. «д», от этого вида убийства заключается именно в способе совершения преступления, причем последствием его могут быть и убийство многих людей, и причинение телесных повреждений, и нанесение материального ущерба.
 
Поэтому квалификацию умышленного убийства по пункту «з» ст. 88 УК следует считать правильной в тех случаях, когда умысел виновного направлялся на убийство двух или более определенных лиц, если убийство связано единством преступного намерения и деяние совершено одновременно (например, отравление пищи, которую должны съесть предполагаемые двое или более лиц; убийство из пистолета по очереди одного за другим и т. п.).
 
Если же в результате убийства способом, опасным для жизни многих, будет причинена смерть не одному, а двум или более лицам, то для полного отражения степени общественной опасности деяния и лица, его совершившего, преступление следует квалифицировать по пунктам «д» и «з» ст. 88 УК.
 
Убийство одного человека и покушение на жизнь другого, по смыслу законодателя, не может рассматриваться как оконченное преступление — убийство двух и более лиц, поскольку преступное намерение убить двух лиц не было осуществлено по причинам, не зависящим от воли виновного. В этих случаях содеянное следует квалифицировать по ч. II ст. 88 или ч. I ст. 88 и ст. 15 и п. «з» ст. 88, ч. II УК.
 
Умышленное убийство, совершенное лицом, ранее совершившим умышленное убийство, за исключением убийства, предусмотренного статьями 89 и 90 настоящего Кодекса (п. «и» •ст. 88 УК). Для признания убийства квалифицированным по п. «и» ст. 88 УК наличия судимости за ранее совершенное убийство закон не требует. Тем самым признается, что совершение виновным двух или более убийств достаточно свидетельствует о повышенной опасности лица.
 
Однако условием квалификации убийства по п. «и» может явиться не всякое предшествующее убийство, а только совершенное при отсутствии смягчающих обстоятельств, указанных в законе (в состоянии сильного душевного волнения — ст. 89 УК), и при превышении пределов необходимой обороны (ст. 90 УК). Сделанное в законе исключение вполне понятно: хотя последствия убийства при наличии названных смягчающих обстоятельств могут быть одинаковыми с последствиями убийства без этих обстоятельств, деяние, несомненно, представляется менее общественно опасным.
 
Квалификация убийства по п. «и» ст. 88 УК должна применяться не только в случаях предшествующего совершения преднамеренного умышленного убийства, но и в случаях, когда лицо ранее подвергалось уголовной ответственности за диверсию, террористический акт, бандитизм и разбой, сопровождавшийся смертельным исходом, а также при посягательстве на жизнь работника милиции, или народного дружинника в связи с их служебной или общественной деятельностью по охране общественного порядка. При этом не имеет значения, совершил ли виновный ранее убийство либо покушение, был ли он исполнителем или соучастником этого преступления.
 
Согласно постановлению пленума Верховного Суда СССР от 27 июня 1975 года убийство не может квалифицироваться по п. «и» ст. 102 УК РСФСР (п «и» ч. I ст. 88 УК), если судимость за ранее совершенное умышленное убийство снята с виновного в порядке амнистии или помилования либо погашена или снята в установленном законом порядке, а также если к моменту совершения убийства истекли указанные в ст. 41 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик сроки давности привлечения к уголовной ответственности за ранее совершенные преступления.
 
На практике известную сложность представляет разграничение повторного убийства и убийства двух или более лиц. При разграничении указанных видов необходимо исходить из того, что умышленное убийство двух или более лиц характеризуется единством преступного намерения виновного и, как правило, совершается одоновременно. В случаях, когда смерть двум или более лицам причинена действиями, не охватывающимися единым намерением виновного, содеянное надлежит квалифицировать по п. «и» ч. I Ст. 88 УК.
 
Умышленное убийство, совершенное на почве кровной мести (п. «к» ст. 88 УК). На территории Казахстана это преступление в настоящее время встречается весьма редко. Однако в виду его большой общественной опасности законодатель счел необходимым убийство из кровной мести включить в перечень особо опасных видов этого преступления.
 
Субъектом рассматриваемого преступления могут быть только лица, принадлежащие к национальности, у которой как пережиток прошлого еще встречается кровная месть. Из этого следует, что Для квалификации убийства по п. «к» ст. 88 УК, во-первых, надо установить, что виновный исходил из мотивов кровной мести; во-вторых, определить его принадлежность к группе населения, которая признает такой обычай.
 
Убийство по обычаю кровной мести может быть совершено как лицом, считающим себя обиженным, так и его близкими или даже посторонним по просьбе лица, осуществляющего кровную месть, иногда за вознаграждение.
 
Так, мулла Сулейменов с целью отомстить за убийство его внука, не имея возможности по своей дряхлости сделать это самостоятельно, подговорил Булатбекова за вознаграждение убить убийцу. Булатбеков выполнил это поручение.
 
Умышленное убийство, совершенное особо опасным рецидивистом (п. «л» ст. 88 УК). В УК всех союзных республик определены условия признания лица особо опасным рецидивистом. Определение особо опасного рецидивиста в УК КазССР содержит ст. 23-I.
 
В постановлении №4 пленума Верховного Суда СССР от 27 июня 1975 года в п. 14 указано, что, применяя п. «л» ст. 102 УК РСФСР (п. «л» ст. 88 УК КазССР), суды должны иметь в виду, что по этому пункту могут нести ответственность только признанные в установленном законом порядке особо опасными рецидивистами до совершения умышленного убийства.
 
Закон устанавливает, что при решении вопроса о признании лица особо опасным рецидивистом суд вправе учитывать лишь те судимости, которые не сняты или не погашены в установленном законом порядке, а также судимости за преступления, совершенные до достижения восемнадцатилетнего возраста.
 
Умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах наказывается лишением свободы па срок от восьми до пятнадцати лет со ссылкой или без таковой или смертной казнью.
 
Умышленное убийство (ч. II ст. 88 УК)
 
Как уголовные кодексы других союзных республик, так и УК КазССР не дает даже примерного перечня условий применения этой нормы. Однако практика выработала известный круг признаков, характерных для так называемого простого убийства. Данный вид убийства имеет Место в тех случаях, когда отсутствуют отягчающие признаки, названные в ч. I ст. 88 УК, а также, когда нет признаков убийства, предусмотренного ст. 89 и ст. 90 УК.
 
Как правило, ч. II ст. 88 УК применяется при убийстве на почве ревности, но мотивам бытовой мести, возникшим из-за личных неприязненных отношений, в результате провоцирующего или неправильного поступка самого потерпевшего, именуемого ныне виктимным отношением пострадавшего, и т. п. Однако сами по себе эти внешние факторы не могут предопределить квалификацию действия виновного как простое убийство. Для квалификации по ч. II ст. 88 УК следует точно установить истинный мотив лишения жизни потерпевшего, т. к. за внешним условием данного преступления может скрываться цель расправы над потерпевшим за его служебную или общественную деятельность или иные обстоятельства, отягчающие ответственность.
 
Вместе с тем, если драка была спровоцирована самим потерпевшим и он же является ее зачинщиком, то подобные общественно опасные неправомерные действия в зависимости от обстоятельств дела могут принудить виновного обороняться, либо вызвать у него сильное душевное волнение. В этих случаях причинение смерти зачинщику Драки может образовать состав преступления со смягчающими обстоятельствами, предусмотренного ст. ст. 89 или 90 УК.
 
Критической юридической оценки на практике заслуживает также убийство в обоюдной драке или ссоре.
 
Как правило, такой драматической развязке служит длительная враждебная позиция двух конфликтующих сторон. Однако если убийство было совершено с особой жестокостью, надругательством и крайним бессердечием, встает необходимость квалификации убийства по п. «г» ст. 88 УК.
 
Наказывается убийство, предусмотренное ч. II ст. 88 УК. лишением свободы на срок от пяти до десяти лет.
 
Убийство, совершенное в состоянии сильного душевного волнения (ст. 89 УК). Уголовный кодекс Казахской ССР, как и законодательства других союзных республик, признает менее опасным убийство, совершенное в состоянии сильного душевного волнения. Это объясняется тем, что человек, находясь под воздействием особого эмоционального состояния, вызванного противозаконным насилием или тяжким оскорблением, теряет полностью способность отдавать отчет в своих действиях и руководить своими поступками, но сильное возбуждение тормозит его сознательную деятельность. Физиологический аффект, как установлено в медицине, выступает в виде «эмоциональной реакции человека на действия внешнего мира, при которой эмоциональные проявления носят характер кратковременной, но бурно протекающей вспышки. Сюда относятся ярость, ужас, отчаяние и др.».
 
От физиологического аффекта следует отличать патологический аффект, в состоянии которого человек признается невменяемым (ст. 11 УК).
 
Для квалификации убийства по ст. 89 УК требуется наличие следующих признаков:
 
1. Убийство должно быть совершено в состоянии сильного душевного волнения.
 
2. Такое эмоциональное состояние виновного должно быть вызвано противозаконным насилием или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего.
 
3. Волнение должно быть внезапным и умысел на убийство реализоваться немедленно.
 
Отсутствие хотя бы одного из этих признаков в действиях виновного исключает состав умышленного убийства, совершенного в состоянии душевного волнения, и действие следует квалифицировать по другим статьям УК как умышленное убийство.
 
Для установления состояния внезапно возникшего сильного душевного волнения большое практическое значение имеет определение степени тяжести оскорбления. Это может зависеть не только от характера тяжести оскорбления, но иногда и от обычаев определенной национальности и местности. При оценке тяжести, оскорбления в подобных случаях, очевидно, надо исходить прежде всего из общечеловеческой оценки характера оскорбления. Тяжким должно признаваться оскорбление, если оно глубоко и грубо унижает достоинство и честь виновного, либо его наиболее близкого человека. Поэтому суды должны подходить весьма осторожно к оценке тяжести нанесенного оскорбления, ибо общество не заинтересовано в смягчении участи лиц, позволяющих себе совершить преступление в ответ на незначительные оскорбления, тем более такое опасное преступление, как убийство. В то же время не должно квалифицироваться как убийство при отягчающих обстоятельствах, указывается в постановлении пленума Верховного Суда СССР от 27 июня 1975 года, убийство, совершенное в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, а также убийство, совершенное с превышением пределов необходимой обороны, при обстоятельствах, предусмотренных в пп. «д», «ж», «з», «и», «л» ст. 102 УК РСФСР (соответствующие пункты ст. 88 УК ҚазССР).
 
 Такое руководящее разъяснение Верховного Суда СССР следует считать совершенно правильным, т. к. убийство, каким бы оно ни выглядело внешне тяжким, основной причиной которого явилось не злонамерение виновного, исходящее из низменных побуждений, а было вызвано противозаконным насилием или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего не может быть приравнено к обстоятельствам, указанным законодателем в качестве отягчающих.
 
Умышленное убийство, совершенное в состоянии сильного душевного волнения, наказывается лишением свободы на срок до пяти лет.
 
Убийство при превышении необходимой обороны (ст. 90 УК). При превышении пределов необходимой обороны лицо совершает убийство с целью защиты интересов Советского государства, общественных и личных интересов, а также с целью защитить себя от противоправного нападения со стороны другого человека.
 
Законодатель, смягчая наказание за данный вид убийства, исходит также из того, что убийство при превышении пределов необходимой обороны во всех случаях совершается в состоянии сильного душевного волнения, вызванного общественно опасным посягательством потерпевшего.
 
В соответствии со ст. 13 УК «превышением пределов необходимой обороны признается явное несоответствие защиты характеру и опасности посягательства». Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 4 декабря 1969 года «О практике применения судами законодательства о необходимой обороне» дал разъяснение, что превышение пределов необходимой обороны имеет место в случаях, когда обороняющийся прибегнул к защите такими средствами и методами, применение которых явно не вызывалось ни характером и опасностью посягательства, ни реальной обстановкой, и без необходимости причинил посягающему вред. При этом, разрешая вопрос о наличии или отсутствии признаков необходимой обороны, нельзя механически исходить из требования соразмерности средств защиты и средств нападения, а следует учитывать как степень и характер опасности, угрожающей оборонявшемуся, так и его силы" и возможности по отражению нападения (число нападавших и оборонявшихся, их возраст, физическое состояние, наличие оружия, место и время посягательства и другие обстоятельства, которые могли повлиять на реальное соотношение сил посягавшего и оборонявшегося). Нельзя упускать из виду и того обстоятельства, что в случаях душевного волнения, вызванного нападением, его внезапностью, оборонявшийся не всегда в состоянии точно взвесить характер опасности и избрать соразмерные средства защиты, что, естественно, может иногда повлечь и более тяжкие последствия, за которые он не может нести ответственность.
 
Следует квалифицировать как умышленное убийство умышленное превышение необходимой обороны с целью расправы над потерпевшим, однако и в этом случае превышение необходимой обороны судом должно быть тщательно взвешено, т. к. в сущности сам прецедент причинения смерти был обусловлен нападением потерпевшего и оборонительными действиями виновного.
 
 Данный вид убийства необходимо отличать от убийства в состоянии сильного душевного волнения. Пленум Верховного Суда СССР от 4 декабря 1969 года указал, что при разграничении указанных деяний необходимо исходить из того, что для убийства, совершенного в состоянии сильного душевного волнения, характерно причинение смерти потерпевшему не с целью защиты и, следовательно, не в состоянии необходимой обороны. Кроме того, для преступления, предусмотренного по ст. 89 УК, обязательным признаком является причинение смерти потерпевшему именно в результате внезапно возникшего сильного душевного волнения, тогда как при совершении убийства с превышением пределов необходимой обороны указанное эмоциональное состояние не является обязательным признаком.
 
Наказывается рассматриваемый вид убийства лишением свободы на срок до трех лет.
 
Убийство по неосторожности (ст. 91 УК). Данное преступление может быть следствием преступной самонадеянности или преступной небрежности.
 
Убийство при преступной самонадеянности имеет место в тех случаях, когда виновный предвидит, что в результате его действии или бездействия может наступить смерть другого человека, но легкомысленно рассчитывает на ее предотвращение.
 
При преступной самонадеянности виновный опрометчиво полагается на собственные силы, ловкость, мастерство, умение либо на другие известные ему обстоятельства, которые, по его мнению, должны исключить возможность смертельного исхода.
 
Так, Аскаров, будучи абсолютно уверенным, что патрон от его пистолета -не находится в канале ствола, бахвалясь перед товарищами, что ему доверено табельное оружие, вытащил пистолет из кобуры, прицелился в свою жену и нажал на спусковой крючок. Раздался выстрел, и женщина была убита. Суд признал убййство, совершенное Аскаровым, неосторожным вследствие преступной самонадеянности.
 
Таким образом, при преступной самонадеянности происходит сознательное нарушение правил предосторожности, которое может заключаться в совершении действий, грубо нарушающих правила социалистического общежития. Убийство по преступной небрежности заключается в том, что субъект не предвидит, но по обстоятельствам должен и мог предвидеть, что в результате его действий может наступить смерть потерпевшего.
 
Так, Маров, техник геологоразведочной партии, пошел рано утром к таежной реке для того, чтобы умыться, заметил движение кустов на другом берегу. Ему показалось, что к воде на водопой приближается медведь. Прибежав в палатку, он взял двуствольное ружье и вернулся к реке, где с расстояния 20—25 метров произвел два выстрела по колышущимся кустам. В результате этого был убит инженер соседней геологической партии, который, как впоследствии выяснилось, направлялся к месту работы виновного. Действия Марова были признаны убийством, совершенным по неосторожности в виде преступной небрежности: он не предвидел возможности причинения смерти человеку, хотя, производя выстрелы из огнестрельного оружия в районе, в которой работали люди, мог и должен был предвидеть наступление этого последствия.
 
Наказывается преступление по ст. 91 УК лишением свободы на срок до трех лет.
 
Доведение до самоубийства (ст. 92 УК). Это преступление, посягающее на жизнь другого лица. Ст. 92 УК определяет состав данного преступления как доведение до самоубийства лица, находящегося в материальной или иной зависимости от виновного, путем жестокого обращения, травли или издевательства.
 
Таким образом, УК связывает уголовную ответственность за рассматриваемое преступление с состоянием зависимости потерпевшего от виновного. В отличие от умышленного убийства, виновный непосредственно не посягает на жизнь потерпевшего. Он создает такие условия, что потерпевший сам лишает себя жизни. Виновный несет ответственность и в тех случаях, когда потерпевший покушался на самоубийство, хотя наступление смерти было предотвращено благодаря вмешательству третьих лиц, своевременной медицинской помощи, т. к. такой благоприятный исход не зависел от виновного.
 
Под материальной или иной зависимостью следует понимать также взаимоотношения между виновным и потерпевшим, при которых первый обязан оказывать материальную помощь второму. В такой зависимости находятся несовершеннолетние дети или нетрудоспособные родители. Такой же зависимостью, помимо этого, признается зависимость на почве семейных и брачных отношений. Под иной зависимостью следует понимать зависимость воспитанников и учащихся от воспитателей, служебную зависимость и т. д.
 
С объективной стороны доведение до самоубийства выражается в таких действиях, которые толкают человека на самоубийство. Они проявляются в жестоком обращении, т. е. причинении физических страданий (побои, истязания, угрозы, лишение свободы, оставление детей без пищи, воды, необходимой одежды, обременение непосильной работой, глумление, травля, клевета, постоянные оскорбления). Согласно диспозиции ст. 92 УК деяние признается оконченным с момента фактического наступления смерти или с момента покушения на собственную жизнь (попытка повеситься, отравиться, ножевое ранение, выстрел в себя и т. д.), если эти Действия не окончились смертельным исходом. В данном случае для признания состава преступления важно установить факт совершения потерпевшим действий, направленных на лишение себя жизни, а не демонстрация покушения лишить себя жизни из соображений личного свойства. Отсутствие этого, как указано в законе, важнейшего признака, исключает Ответственность по ст. 92 УК.
 
С субъективной стороны доведение до самоубийства характеризуется виной в форме неосторожности или косвенного умысла.
 
При неосторожном доведении до самоубийства виновный предвидит, что своим жестоким отношением к зависимому лицу может довести его до самоубийства, но легкомысленно надеется не допустить таких последствий или не предвидит такой возможности, хотя должен и мог предвидеть.
 
При косвенном умысле виновный предвидит, что своим жестоким обращением с потерпевшим может довести его до самоубийства, но относится к этому факту безразлично, сознательно допускает возможность его наступления.
 
С субъективной стороны данное преступление не исключает вины и в форме прямого умысла: виновный сознает общественно опасный характер своего неправомерного поведения, предвидит, что в результате этого потерпевший может покончить жизнь самоубийством, и желает наступления смерти его. Тем не менее такие случаи нельзя признать умышленным убийством, т. к. потерпевший псе же сознательно сам себя лишает жизни, хотя это и было вызвано жестоким обращением, травлей и издевательством со стороны виновного. Однако при этих же условиях, если самоубийство совершается невменяемым или малолетним, не способным в силу своего возраста или психического болезненного состояния отдавать полный отчет своим поступкам и руководить ими, то при наличии прямого умысла на доведение до самоубийства есть все основания квалифицировать действия виновного как умышленное убийство.
 
Субъектом преступления, предусмотренного ст. 92 УК, может быть лицо, достигшее 16 лет.
 
Наказывается рассматриваемое преступление лишением свободы на срок до 5 лет.
<< К содержанию

Следующая страница >>