переход на сайт о покупке жилья тынц купить квартиру минск РБ
Главная   »   Участие казахстанцев в завершающих..   »   Наступление 118, 314 и 391-й стрелковых дивизий от сандомирского плацдарма до Одера и Нейсе


 Наступление 118, 314 и 391-й стрелковых дивизий от сандомирского плацдарма до Одера и Нейсе

 

 

Победы армий антифашистской коалиции, одержанные к началу 1945 г., лишили Германию важнейших районов добычи нефти, промышленного и сельскохозяйственного производства. Слабели и вооруженные силы фашистского рейха, для пополнения которых была проведена новая тотальная мобилизация. Военная машина Германии тем не менее была еще далека от распада.
 
Для Страны Советов и ее Вооруженных Сил 1944 г. стал поистине годом решающих побед. Промышленность СССР превзошла промышленность фашистской Германии в производстве танков, самолетов, орудий и других видов оружия почти в полтора раза. Советская земля, кроме Курземе и Клайпеды, была очищена от оккупантов, и, преследуя врага, советские войска вступили на территорию Норвегии, Финляндии, Польши, Чехословакии, Румынии, Болгарии, Венгрии и Югославии. Оставаясь и после высадки союзников в Европе главной ареной борьбы с фашизмом, советско-германский фронт за год сократился вдвое по своей протяженности — с 4400 до 2200 км. Численность противостоящих сил врага, в основном в результате потерь на этом же фронте, уменьшилась, и Советские Вооруженные Силы превосходили его в людях в 2 раза, в артиллерии и танках — в 3, а в самолетах — более чем в 7 раз.
 
Военно-политическое положение и соотношение в силах на фронте позволили Ставке Верховного Главнокомандования поставить перед войсками задачу победоносного окончания войны в течение одной кампании. Решить ее предстояло серией крупных наступательных операций на всем фронте с нанесением главного удара на центральном, варшавско-берлинском, направлении. Первый этап должен был завершиться выходом на линию устье Вислы — Быдгощь — Познань — Бреслау (Вроцлав) — Моравска-Острава —- Вена, а к окончанию второго этапа советским войскам предстояло овладеть Берлином и Прагой и соединиться с американо-английскими силами в центре Германии и в Западной Чехии. Начало наступления Советской Армии намечалось на 20 января 1945 г., но по просьбе англо-американского командования, оказавшегося в трудном положении в результате немецкого наступления в Арденнах, оно было перенесено и в полосе 1-го Украинского фронта началось 12 января, а 1-го Белорусского— 14 января.
 
В Висло-Одерской операции 1-й Украинский фронт Маршала Советского Союза И. С. Конева получил задачу во взаимодействии с 1-м Белорусским фронтом разгромить кельце-радомскую группировку немецко-фашистских войск и к 11—12-му дню наступления выйти на линию Пиотркув — Радомско — Ченстохова — Мехув. Главный удар наносился с сандомирского плацдарма силами пяти общевойсковых и двух танковых армий, трех танковых и механизированного корпусов.
 
В состав 5-й гвардейской армии генерал-полковника А. С. Жадова, прорывавшей оборону противника на участке Дольне — Метель протяженностью 13 км и на ступавшей на Ченстохову, входила казахстанская 118-я стрелковая Мелитопольская дивизия (командир генерал-майор Суханов Михаил Афанасьевич, заместитель по политчасти подполковник Мочалов Федор Михайлович).
 
Накануне наступления дивизия обороняла участок Бехув — северный берег Вислы на левом фланге ударной группировки фронта. В ночь на 11 января она передала свои позиции 107-й стрелковой дивизии, а сама вышла во второй эшелон корпуса и в первый была введена километрах в 40 к юго-востоку от Бреслау. Дивизии первого эшелона 33-го гвардейского стрелкового корпуса генерал-лейтенанта Н. Ф. Лебеденко создали здесь, у г. Олау (Олава), на левом берегу Одера (Одра), плацдарм, сыгравший важную роль в последующих боях за Силезию (Шленска). 118-я стрелковая приняла один из участков плацдарма и должна была удержать и расширить его.
 
Два месяца дивизия вела в районе Олау упорные бои. В день выхода в первый эшелон, 2 февраля, она должна была наступать 463-м стрелковым полком майора Лопатина А. А. на Цейдлиц и Закорау, а 398-м полковника Майданюка К. А. взять Штанвиц и Мерцдорф. Однако обоим полкам пришлось отражать вражеские контратаки. 3 февраля 398-й полк захватил д. Цоттвиц и ст. Лайзевиц, но к ночи вынужден был оставить деревню, а на следующую ночь — и станцию. Напряжение не спадало и на участке 463-го полка. Тогда, чтобы изменить ход боя в свою пользу, командир дивизии вводит в действие 527-й стрелковый полк.
 
527-й стрелковый полк, усиленный артиллерийским полком, истребительным противотанковым дивизионом и 44 минометами, 5 февраля должен был из-за правого фланга 398-го полка атаковать врага и взятием населенного пункта Мелленау облегчить овладение позициями противника на всем участке дивизии. Но враг сумел опередить:в 6 час. двумя пехотными полками он нанес удар из Мелленау.
 
Самой мощной оказалась четвертая контратака: пехота врага получила броневое прикрытие, двадцать штурмовых орудий. На 2-й стрелковый батальон навалились два пехотных батальона и 6 штурмовых орудий. Комбат капитан Губарев приказал командиру 2-й стрелковой роты старшему лейтенанту Ямщикову отойти во вторую траншею, а остальным стоять на месте. Когда фашисты втянулись в подготовленный для них мешок, одновременно заговорили все огневые средства батальона. Артиллеристы, орудия которых находились в боевых порядках пехотинцев, первыми же выстрелами подбили два «фердинанда», а остальных вынудили отойти. Немецкая пехота оказалась под перекрестным и многослойным огнем наших минометов, пулеметов и автоматов. 1-я рота лейтенанта Кирбабы била их слева, 3-я рота лейтенанта Поварешкина—справа, а полковая артиллерийская группа поставила настоящий огневой занавес за плечами вклинившегося противника. Враг устремился на отошедшую 2-ю роту, надеясь таранным ударом решить исход боя. Но не тут-то было. Рота Ямщикова словно вросла в землю и ни на шаг не отступила. Вместе со стрелками на пути врага встали воины минометного взвода лейтенанта Муралева и батарея 76-мм орудий лейтенанта Ковалева. В результате более 300 гитлеровцев нашли здесь свою смерть и 91 фашист сдался в плен. Отразив контратаки, полк начал наступление и к концу вторых суток взял Мелленау.
 
Успех у Мелленау обеспечили инициатива капитана Губарева, хорошее взаимодействие между ротами, а также батальона с артиллеристами и минометчиками, отвага и стойкость всех участников боя. Большую роль сыграла и целеустремленная деятельность коммунистов. Ими умело руководили заместитель командира батальона по политчасти капитан Ременяка, парторг батальона лейтенант Ащигалиев и парторги рот лейтенанты Кондра-шов и Скворцов, старший сержант Мирхайдаров и сержант Маградзе. Накануне боя они довели задачу до каждого воина, распределили обязанности между коммунистами, а во время боя вдохновенным словом и личным примером вели за собой подразделения. Из 56 воинов батальона, удостоенных за подвиги у Мелленау правительственных наград, 22 были членами и кандидатами в члены партии. Они составляли две трети первичной партийной организации.
 
Олавский плацдарм был удержан и расширен. За мужество и стойкость, проявленные в этих боях, 398-й стрелковый полк получил почетное наименование «Одер-ский», 463-й стрелковый Висленский награжден орденом Красной Звезды, а 527-й стрелковый — орденом Богдана Хмельницкого 2-й степени.
 
14 января, когда войска 5-й гвардейской армии подходили к р. Нида, из-за ее левого фланга начала выдвигаться 59-я армия генерал-полковника И, Т. Коровнико-ва. В состав ее 43-го стрелкового корпуса входила казахстанская 314-я стрелковая Кингисеппская дивизия (командир полковник Ефименко Петр Филимонович, заместитель по политчасти полковник Александров Григорий Иванович), которой предстояло форсировать реку на участке Селец-Шпитальны — Вислица и освободить Юркув.
 
Наступление началось в 5 час. утра коротким, но мощным огневым налетом артиллерии, накрывшей обе траншеи противника, тянувшиеся вдоль берега. Под прикрытием огня пехотинцы подтянулись к берегу и, воспользовавшись обломками моста и бродами, указанными местными жителями, переправились через Ниду. Вскоре Юркув был освобожден, и к концу дня передовые батальоны продвинулись на 25 км.
 
Гитлеровцы пытались оказать организованное сопротивление, иногда переходили в контратаки, но их усилия остановить продвижение наших войск оказались тщетными. 16 января у г. Мехув, подтянув пехотный полк и спецподразделения одной пехотной дивизии, немецкое командование вновь начало контратаки. Однако накануне разведгруппа ефрейтора Зуевского захватила трех «языков», и в штабе 1074-го полка, а потом и дивизии узнали о силах и планах врага. Командир полка подполковник В. С. Тарасов приказал оставить в центре, на восточных подступах к городу, 3-й батальон капитана В. А. Тарана с целью задержать наступление противника. Тем временем 1-й и 2-й батальоны майоров Воронина и Игнатенко обошли город и одновременно атаковали его с двух сторон. Артиллерийские дивизионы капитана Чудакова и майора Кота, минометчики капитана Сергиенко засекли огневые точки противника и накрыли их точным огнем. Двинулись вперед посаженные на самоходки роты Тарана. Опасаясь полного окружения, гитлеровцы покинули Мехув.
 
Развивая наступление, советские войска освобождали тысячи граждан всех стран Европы, томившихся в лагерях военнопленных и «иностранных рабочих». Но самыми радостными были, конечно, встречи с советскими людьми, угнанными фашистами на каторгу. Воинов до глубины души потрясло состояние 375 изможденных соотечественников из лагеря «восточных рабочих» у г. Щаково. Каждый страдал какой-нибудь болезнью, а 130 из них очень тяжело — туберкулезом, но все заявили о готовности содействовать скорейшему разгрому врага.
 
Ежедневно части 314-й дивизии освобождали десятки населенных пунктов Польши, и в каждом из них фашисты оставили кровавые следы своего «нового порядка». Вершиной их преступлений явилась тщательно продуманная система истребления людей. Из Катовиц, например, только в лагерь смерти Освенцим гитлеровцы отправили 25 тыс. человек — каждого десятого горожанина. Всего же город потерял около половины польских жителей.
 
Население Польши встречало советских солдат как освободителей и братьев. Впервые за многие годы на лицах мужчин, женщин и детей появились улыбки, выражение радости жизни и уверенности в завтрашнем дне. Они угощали бойцов и командиров всем, что удалось сохранить, с любовью ухаживали за ранеными, с неподдельной скорбью провожали в последний путь погибших, помогали восстанавливать и строить мосты и дороги.
 
Чувство благодарности поляков к Стране Советов и ее солдатам возрастало по мере того, как рассеивалась клевета фашистов и польской реакции, запугивавших всех «большевиками-азиатами». Армия социалистической державы уважительно относилась к чести и имуществу граждан Польши, к их национальным обычаям, политическим и религиозным убеждениям. Интернационализм советских воинов являлся выражением не только их политического сознания, но и упрочившихся норм нравственных отношений как внутри коллективов, таки к населению освобождаемых районов. Советские офицеры старались не только наладить контакты с местными жителями, но и ускорить образование местного самоуправления. Начальник политотдела дивизии полковник Г. И. Александров, его заместитель подполковник Кустов, замполиты полков и батальонов А. А. Шмелев, В. Т. Брежнев, В. К. Михеев и другие, не щадя сил и времени работавшие в гуще польского населения, пользовались у него огромным авторитетом.
 
Народы всех стран и времен на дружбу отвечали дружбой. В справедливости этих слов советские солдаты убеждались много раз, в том числе и на польской земле. Памятными в этом отношении оказались бои за г. Слав-кув, в 40 км восточнее Катовиц. Подразделения 1074-го полка 20 января захватили его, однако удержать не смогли и на следующий день отошли на восточную окраину. Но не все успели уйти. Группа из 12 бойцов 2-го батальона во главе с заместителем командира батальона по политчасти старшим лейтенантом Корниловым закрепилась на чердаке одного из зданий и продержалась до возвращения в город наших войск, но группы меньшей численности и одиночки оказались в критическом положении. Их спасли горожане, укрыв в своих домах до изгнания врага 22 января.
 
Наступление ускорилось, и штаб дивизии ежедневно докладывал длинный перечень освобожденных населенных пунктов, а донесения политотдела дополняли его краткой характеристикой городов и сел, наиболее важных заводов, шахт, рудников. Как правило, характеристика заканчивалась лаконичной фразой: «Все предприятия на ходу». Польша получила из рук Советской Армии в целости и сохранности все, что можно было сохранить в ходе боев, а достигалось это самоограничением наступающих в использовании бомбардировочной авиации и тяжелой артиллерии, широким применением обхода и охвата врага.
 
Преследуя противника, дивизия в последних числах января вступила на территорию Силезии, древней славянской земли, по решению союзников возвращенной после войны Польше. Морально-политическая обстановка здесь в те дни была довольно сложной. Обманутое фашистской пропагандой немецкое население покидало насиженные места и уходило на запад, а среди оставшихся жителей укрывались агенты вражеской разведки и вервольфа. Они собирали и передавали гитлеровцам сведения о наших войсках, из-за угла нападали на обозы и госпитали, портили связь, разрушали мосты. От их руки погибло немало бойцов и командиров, одиночками и группами двигавшихся к линии фронта.
 
Однако расчеты правителей Германии на создание в тылу советских войск невыносимых условий провалились. Важнейшими причинами провала стали деятельность командования и политорганов, партийных и комсомольских организаций советских войск, высокая сознательность и организованность воинов. Только в полосе 314-й дивизии удалось выловить 19 шпионов и 49 деятелей нацистской партии, жандармов, полицейских и других слуг фашизма. Не последнюю роль сыграло и то, что неправое дело фашистов не могло вдохновить массы немецкого народа на сопротивление, а без их поддержки даже самые фанатичные приверженцы гибнущего режима очень скоро выдохлись.
 
30 января командир дивизии получил приказ о выходе к Одеру и форсировании его южнее г. Козель (Козле). Река здесь имеет ширину около 150 м; ее русло проходит по болотистой местности, далает много петель, между которыми прорыты спрямляющие каналы шириной 35— 60 м. Берега реки и каналов укреплены дамбами, разрушением которых обороняющийся мог быстро поднять уровень воды в любом месте поймы. Мосты через реку враг при отходе взорвал, а лед держался лишь кое-где и был не толще 20—25 см.
 
Переправа на подручных средствах не сулила легкого успеха, но каждый потерянный час усиливал противника. Поэтому 1078-й стрелковый полк полковника В. Е. Верещака, 31 января подошедший к реке у д. Одершленке, в тот же день захватил небольшой участок—1,5 на 1 км — на левом берегу. Два других полка дивизии в тот же день с боем переправились у Нейдейха. Фашисты попытались ликвидировать «пятачки», в отдельные дни предпринимали до десятка контратак, однако плацдармы не только удалось отстоять, но и, постепенно расширяя, слить в один, ставший позже исходным районом новой поступательной операции.
 
Причина упорства противника южнее Козеля стала понятной в конце февраля, когда вскрылись его далеко идущие планы. Используя конфигурацию фронта, враг рассчитывал ударами по флангам с севера, из Померании (Поморье), и с юга, из Силезии, отрезать вырвавшуюся к дальним подступам фашистской столицы группировку 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов. Ставка ВГК решила устранить эту угрозу, и войска левого крыла 1-го Украинского фронта получили директиву провести Верхне-Силезскую, или Оппельнскую (Оппельн ныне Ополе), операцию.
 
План операции предусматривал одновременный удар с севера, из района Гротткау (Гродкув), и с востока, с заодерского плацдарма, в общем направлении на Ней-штадт (Прудник), окружение и последующий разгром оппельнской группировки гитлеровцев. 43-й корпус, и 314-я дивизия в частности, получили задачу овладеть одним из краеугольных камней обороны противника — г. Козель и клодницким плацдармом врага на правом берегу Одера.
 
Наступление началось 15 марта и на участке 314-й дивизии развивалось медленно: противник упорно сопротивлялся, широко применяя против танков и самоходок, а иногда и против пехотинцев фаустпатроны. Однако еще в январско-февральских боях наши бойцы изучили их устройство и тактику применения. Большая заслуга в этом принадлежит командиру батареи 45-мм орудий 1078-го стрелкового полка старшему лейтенанту Сулятицкому. Это он изучил чертежи и инструкцию, разобрал до деталей, собрал и опробовал первые трофейные фаустпатроны. Офицер обучил пользованию новинкой батарею, а потом слушателей специальных трехдневных сборов, через которые поочередно прошел личный состав других батарей и по восемь бойцов от каждой стрелковой роты полка. Наши бойцы стали применять фаустпатроны с неменьшим эффектом, чем противник.
 
Взламывая вражескую оборону, части дивизии приближались к Козелю, и 17 марта 1078-й полк прорвался на его южную окраину. Вскоре с севера вступили подразделения соседней дивизии, и на следующий день город был очищен от врага .
 
На втором, заключительном этапе операции дивизия была переброшена к г. Леобшютц (Глубчице), превращенному в опорный пункт обороны в стыке 1-го и 4-го Украинских фронтов. 22 марта после 70-минутной артподготовки пехота пошла в атаку и захватила первую линию обороны. Но развить успех не удалось: все выгодные рубежи и населенные пункты враг приспособил к круговой обороне и удерживал, не считаясь с потерями.
 
С особым остервенением немцы дрались за лес Бух-вальд, на северо-западных подступах к городу. 1076-й и 1074-й полки охватили узел сопротивления с трех сторон, ворвались на опушку леса и выбили фашистов из первой траншеи. Но на помощь вражеской пехоте прибыли несколько «фердинандов», и она под их прикрытием бросилась в контратаку. 3-й батальон 1074-го полка, состоявший в основном из молодых солдат, всего месяц назад освобожденных из фашистских лагерей, дрогнул и стал отходить: ненависти к врагу у новичков было много, но воинского мастерства, выдержки и стойкости еще не хватало. Командир батальона майор В. А. Таран и его заместитель по политчасти старший лейтенант В. К. Михеев поспешили в роты и быстро восстановили порядок. Но возобновить наступление и вернуть утраченный рубеж офицеры уже не смогли: оба по ранению выбыли из строя. Руководство батальоном взял на себя находившийся здесь секретарь дивизионной партийной комиссии майор Лаврентьев, и траншея снова была взята.
 
Проявил мужество в бою за Бухвальд и 3-й стрелковый батальон 1076-го полка. Его солдаты и офицеры во главе со своим отважным командиром майором С. Г. Грязновым сумели скрытно преодолеть шоссе и открытый участок местности и, внезапно появившись перед противником, вызвали в его рядах панику. Это и предрешило исход боя.
 
К утру 24 марта части дивизии обошли Леобшютц с запада и юго-запада. С севера к городу пробилась сводная группа из спецподразделений 59-й армии, а с востока подошли передовые части 60-й армии. Совместными усилиями они к исходу дня овладели городом, в котором пересекалось несколько железнодорожных магистралей и шоссейных дорог. «Паук», как назвал этот узел дорог маршал Конев, был раздавлен.
 
Путь дивизии от Ниды до предгорий Судет — это путь незабываемых подвигов, совершенных воинами. 1 913 человек из них Родина отметила орденами и медалями. Из числа награжденных 635 состояли в партии и 420 — в комсомоле. Авангардная роль коммунистов и комсомольцев видна также из сведений иного свойства. Один 1074-й стрелковый полк за десятидневные бои на Одере потерял 130 членов и кандидатов в члены партии — более половины их общего количества. Но вот прошло немного времени — и каждая стрелковая рота снова имела свою парторганизацию, кандидатскую или партийно-комсомольскую группу, а партийная прослойка в полку поднялась до 30 проц. Живучесть первичных партийных организаций определялась не только авторитетом ленинской партии в глазах воинов, но и повседневной деятельностью командиров и политработников, а также многочисленного и ближе всех стоящего к фронтовикам партийного актива, в первую очередь парторгов рот и батарей.
 
Материалы из фондов казахстанских дивизий показывают, что среди партийных организаторов ротных и им равных парторганизаций преобладали люди незаурядного мужества и большого житейского опыта. Таким был, в частности, парторг 1-й стрелковой роты 1074-го полка старшина Раимбеков. Коммунистом он стал в 1940 г., в дивизии служил со дня ее создания и к середине 1944 г. имел звание старшины и несколько правительственных наград. Перед прорывом линии Маннер-гейма его избрали парторгом роты. Практика очень скоро подтвердила правильность советов политработников, рекомендующих в центре усилий парторга ставить вопросы всемерного содействия командиру в выполнении боевых приказов, обеспечения авангардной роли коммунистов в борьбе с врагом и непрерывного роста парторганизации за счет лучших воинов. Следуя этим советам, Раимбеков поставил дело так, что его ротная парторганизация стала лучшей в батальоне, а потом и в полку.
 
Главное, что принесло успех молодому парторгу, состояло в цельности его натуры, в удачном сочетании искусства убеждать и организовывать других с личными качествами решительного воина. Его видели там, где было труднее. В числе первых ворвался на улицы Слав-кува, в Хренстовицах заменил раненого командира взвода младшего лейтенанта Кванина. Подразделение выполнило боевую задачу, а парторг лично вывел из строя 12 фашистов и пленил 5. За взятие Славкува он получил орден Красной Звезды, за освобождение Хренстовиц — орден Славы 3-й степени. Отлично зарекомендовали себя в боях на территории Польши и Германии также парторги: старший сержант Леонтьев Федор Кириллович (2-я стрелковая рота 1078-го полка), сержант Веснопалов Петр Федорович (3-я минометная рота 1076-го полка) и многие другие.
 
Важнейшим участком деятельности партийно-политического аппарата Советских Вооруженных Сил является повышение боевой активности войск и отдельных воинов, рост их воинского мастерства. Основная тяжесть этой работы ложится на низовое звено политработников и партийно-комсомольский актив, а одним из эффективных ее участков по праву считается пропаганда героев и их подвигов. Поэтому на всех этапах войны партия уделяла большое внимание пропаганде подвигов. К завершающим сражениям войны был накоплен большой опыт организации такой работы, усовершенствованы ее формы и методы.
 
20 марта 1945 г. комсорг 1076-го стрелкового полка лейтенант Хасанов, как всегда, находился в гуще событий и сразу же после боя выпустил листовку-молнию. В ней говорилось:
 
«Товарищи! Сегодня в бою за населенный пункт Козель отличились комсомольцы Алексеев, Горячев, Чихачев. Огнем своего оружия и гранатами они отважно и мужественно отбивали контратаки противника, а затем сами успешно атаковали его. В этой схватке комсомольцы уничтожили более 10 фашистов. Смелостью, стойкостью и отвагой эти комсомольцы множат славу Ленинско-Сталинского комсомола, славу советского оружия. Больше ненависти и ярости к врагу!».
 
Подобных листовок-молний за январско-мартовские бои в дивизии было выпущено 328. За это же время командиры и политработники написали 248 благодарственных писем отличившимся воинам и 365 их семьям или по месту работы перед призывом в армию.
 
Внимание к пропаганде героических свершений воинов возрастало кроме других причин из-за большой эффективности такой работы: она является не только одной из форм морально-политического воспитания солдатских масс, но и передачи боевого опыта, воинского мастерства. Пропаганда свершенных подвигов порождает новые.
 
Подведем итоги. За время участия в Висло-Одерской и Верхне-Силезской операциях 314-я стрелковая Кингисеппская дивизия с боями прошла 248 км, преодолев такие водные преграды, как Нида, Бяла-Пшемша и Черна-Пшемша, Брыница, Одер. Было убито и ранено более 9 тыс. вражеских солдат и офицеров, свыше 400 взято в плен. Части соединения освободили 26 железнодорожных станций и 18 городов, и Москва четыре раза салютовала нашим землякам. За активные боевые действия, высокую дисциплину и организованность в тех боях дивизия награждена орденом Кутузова 2-й степени, а все ее полки получили ордена Александра Невского.
 
Активную роль в Верхне-Силезской операции сыграла и 391-я стрелковая Режицкая дивизия, входившая в 93-й стрелковый корпус генерал-майора Я. С. Шарабур-ко той же 59-й армии. Командир дивизии полковник Тимошенко Антон Демьянович и его заместитель по политчасти подполковник Куцепин Федор Иванович хорошо знали бойцов и командиров, а они — своих начальников, и это породило тот ровный климат взаимного уважения и доверия, который облегчает выполнение самых трудных боевых задач.
 
В бой дивизия вступила в ночь на 17 марта, когда части первого эшелона прорвали немецкую оборону перед плацдармом южнее Козеля, преодолели первые 15 км и подошли к Зассштадту. 1024-й, а затем и 1278-й полки должны были овладеть населенными пунктами Милич, Лайентиц, Шенау и развивать наступление в направлении Рассевальтц (Рацлавице-Сленске) и далее на Нейштадт (Прудник).
 
Сопротивление противника было упорным. Дольше всего враг удерживал Шенау, разместив в подвалах и на первых этажах его каменных зданий 75- и даже 105-мм пушки. Полковая артиллерия ничего не могла поделать, и только после выдвижения на открытую позицию гаубиц удалось разрушить дома-крепости. Ожидавшие этой минуты пехотинцы вновь поднялись в атаку и захватили поселение.
 
Приближалась ночь, и командир дивизии приказал ввести в бой батальоны, прошедшие специальную подготовку для действий в ночных условиях. Расчет на ускорение продвижения вполне оправдался, и наиболее крупного успеха добился батальон майора Репнякова Бориса Владимировича из 1024-го полка. Сбивая врага с промежуточных рубежей, он в 2 часа 18 марта захватил мост через р. Хотценплотц (Особлага) и завязал бой за д. Дершельвитц на ее западном берегу.
 
Дальнейшие события развивались с калейдоскопической быстротой. Донесение о захвате моста прошло все командные инстанции, и в 3 часа маршал Конев приказал всю дивизию стянуть к мосту, два батальона 1024-го стрелкового полка посадить на танки 26-й гвардейской мехбригады и немедленно двинуться на Нейштадт. Узлы сопротивления обходить и все время помнить об одном: как можно скорее достичь города, соединиться с танкистами генерал-полковника Д. Д. Лелюшенко и завершить окружение оппельнской группировки врага.
 
По шоссе Козель — Нейштадт противник отводил свои части, основательно потрепанные, но имевшие достаточно артиллерии и боеприпасов, чтобы в любом месте перекрыть дорогу и надолго задержать передовой отряд. Однако внезапность появления и решительность действий отряда спутали все карты фашистского командования. В 14 час. отряд вступил в Нейштадт и совместно с танкистами Лелюшенко к вечеру очистил город от вражеских частей.
 
Успешный исход 65-километрового рейда обеспечили четкость информации и управления во всех звеньях войскового. организма, отличное взаимодействие пехоты с танкистами, массовый героизм солдат и офицеров дивизии и особенно ее 1024-го полка. Подводя итоги рейда, его командир подполковник Ф. П. Дегтярь выделил мужество и отвагу сержантов Батырева, Зверенкова, инициативу и тактическую зрелость офицеров Репнякова, Кедяркина, Сомикова.
 
Итогом Верхне-Силезской наступательной операции и последующих боев в предгорьях Судет явились разгром значительных сил вермахта и выход наших войск к северным границам Чехословакии. Главное же состояло в устранении угрозы с юга и улучшении исходного рубежа для армий, нацелившихся на Берлин. За высокий наступательный порыв и отличные действия при окружений и уничтожении оппельнской группировки противника 391-я стрелковая Режицкая дивизия 22 апреля 1945 г. была удостоена ордена Красного Знамени.
 
Группа воинов-казахстанцев, служивших в других соединениях 1-го Украинского фронта, за подвиги в январско-мартовских боях удостоена звания Героя Советского Союза. Кратко расскажем лишь о четверых, чьи имена до сих пор мало известны в нашей республике. 
 
Младший лейтенант Нелюбов Василий Григорьевич, уроженец с. Новонежинка Семиозерного района Куста-найской обл., участвовал в войне с ее начала и погиб 18 марта 1945 г. в районе г. Леобшютц. В последних боях экипаж танка «Т-34», которым командовал коммунист Нелюбов, уничтожил вражеский танк, три штурмовых и два противотанковых орудия и более полусотни пехотинцев. Когда кончились боеприпасы и машину окружили «тигры», четверка танкистов предпочла смерть в таранном ударе позору плена.
 
Посмертно звание Героя Советского Союза было присвоено также двум посланцам Карагандинской (ныне Джезказганской) обл.: младшему сержанту Савельеву Ивану Антоновичу, вызвавшему огонь артиллерии на себя в критическую минуту боя за плацдарм на Одере у г. Хоэн, и старшему лейтенанту Зеньковскому Аркадию Ивановичу, стрелковая рота которого первой зацепилась за клочок заодерской земли, в трехдневных боях удерживала его и обеспечила переправу остальных сил полка. В этом неравном бою и погиб коммунист Зеньковский.
 
Строитель из Чуйского района Джамбулской обл., командир отделения 281-го отдельного саперного батальона 7-й штурмовой инженерно-саперной бригады старший сержант Воробьев Степан Иванович на берегу р. Чарна заменил раненого командира взвода и с сайе-рами построил три моста. На Пилице они проделали десятки проходов в минных полях, соорудили переправу, а потом отстояли ее в бою с прорвавшимся к берегу противником. В числе 16 воинов он 11 февраля переправился через Одер, обезвредил несколько десятков вражеских мин (общий счет обезвреженных мин за годы войны у него составил 8600 штук), а затем взялся за топор. В короткий срок саперы под огнем построили мост. Плацдарм удалось отстоять и расширить. Ныне герой одерских боев, кавалер 13 орденов и медалей, живет и трудится во Владивостоке.
 
Воины 1-го Украинского фронта, в том числе и наши земляки, выполнили свою боевую задачу. Разгромив немецко-фашистские дивизии в южных районах Польши и Силезии, они вышли на Одер и Нейсе. Эта линия стала исходным рубежом следующей, Берлинской, операции.
 
 
 

Читать далее >>

 

 << К содержанию