Смотрите описание Рекламное агентство Престиж у нас.
Главная   »   Участие казахстанцев в завершающих..   »   Глава I. ОТ ВИСЛЫ ДО ОДЕРА


 Глава I.

ОТ ВИСЛЫ ДО ОДЕРА

 

 

Накануне завершающих сражений

 

1945 г. советские люди встречали с сознанием хорошо исполняемого долга перед страной и уверенностью в скорой и полной победе над врагом. Они с первых дней войны не жалели сил и знаний, здоровья и жизни в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками. Программа разгрома врага, выработанная партией на основе ленинского учения о защите социалистического Отечества, объединила граждан СССР ясным пониманием характера войны, величайшей ответственности за судьбы Родины и всего человечества и конкретности задач каждого в общенародной борьбе.
 

 

Авангардом советского народа в дни войны, какм и в созидательном труде первых пятилеток, выступил рабочий класс. Его казахстанский отряд за 1941—1945 гг. превысил довоенный уровень промышленного производства на 37 проц. Надежным союзником рабочего класса показало себя крестьянство Страны Советов. Колхозные и совхозные полеводы Казахской ССР засыпали в закрома Родины 5 829,1 тыс. т зерна, 241,2 тыс. т картофеля и 173,6 тыс. т овощей, а животноводы поставили за годы войны фронту и промышленным центрам 733,9 тыс. т мяса, 1 142,3 тыс. т молока и 14 тыс. т шерсти.
 
«Никогда не забудут на Украине и в Белоруссии, в русских и в прибалтийских городах и селах сердечного гостеприимства, с которым в лихую военную годину встретил казахский народ эвакуированных, разделив с ними свой кров и хлеб, дав место у очага», — говорил Л. И. Брежнев на торжествах по случаю 50-летия Казахской ССР и ее Компартии. Радушный прием, помощь в получении жилья и удовлетворении минимальных бытовых нужд, оказанные местными партийными и советскими органами, всем населением, ускорили трудовое устройство примерно миллиона эвакуированных жителей прифронтовой полосы, укрепили их моральные силы. В свою очередь, эвакуированные бескорыстно передавали казахстанцам свои знания, отношение к труду, к людям, к заботам страны.
 
Патриотизм советских людей нашел широкое проявление и в различных видах помощи фронту. Всего население Казахской ССР внесло из своих личных сбережений 4,7 млрд. руб.
 
Патриотические кампании по созданию фонда обороны, сбору теплых вещей, обмен письмами и делегациями укрепляли единство тыла и фронта, решимость всего народа выстоять и победить в борьбе с врагом.
 
      Война, навязанная советскому народу, потребовала создания многомиллионной армии, разумного решения проблемы использования людских ресурсов. Мобилизация прошла организованно: только в Казахской ССР к 1 января 1942 г. было призвано около 300 тыс. военнообязанных. Одни из призванных получили назначение в части и соединения мирного времени, развертывавшиеся по штатам военного времени, другие попали в полки и дивизии, создававшиеся за пределами республики, но основная масса влилась в части, формировавшиеся в Казахской ССР.
 
На основании постановления Государственного Комитета Обороны от 13 октября 1941 г. о формировании национальных воинских соединений в Казахстане, как и в других союзных и автономных республиках, началась работа по созданию национальных кавалерийских дивизий и отдельных стрелковых бригад. Создавались они сверх мобилизационных планов, содержались на средства республик вплоть до передачи в распоряжение Ставки ВГК и потому имели много общего с народным ополчением западных районов страны. В Казахской ССР было сформировано 5 национальных соединений численностью 20 311 человек, из которых 46,7 проц. являлись коммунистами и комсомольцами. Два соединения — 100-я и 101-я отдельные стрелковые казахские национальные бригады — приняли участие в боях, 96-я кавдивизия в марте 1942 г. была переформирована в 13-й запасной казахский кавалерийский полк, а 105-я и 106-я кавдиви-зии были расформированы с передачей личного состава в части действующей армии. Всего Казахстан сформировал более 20 дивизий и стрелковых бригад и около 50 полков и отдельных батальонов различных родов войск. Своим личным составом они отражали структуру советского общества: около 40 проц. представляли рабочий класс, до 50 проц. — колхозное крестьянство и десятая часть — интеллигенцию и служащих. В строю любой части были представители около 30 национальностей. В национальных соединениях казахи составляли до 90 проц., в остальных — 25—30 проц. их первоначального личного состава.
 
Война с германским фашизмом еще раз подтвердила верность ленинского положения о том, что «побеждает на войне тот, у кого больше резервов, больше источников силы, больше выдержки в народной толще». Партия разработала и осуществила программу подготовки обученных резервов для действующей армии.
 
   Всеми формами обучения в Казахстане за годы войны было подготовлено к вооруженной борьбе около
 
2 млн. человек. Из них и тех, кто прошел военную службу в мирные годы, Казахская ССР отправила на фронт около 1 200 тыс. для работы в промышленности и на оборонных стройках — около 700 тыс. мужчин. Фронт получил также 13,3 тыс. грузовых и более 800 легковых автомашин, 1,5 тыс. гусеничных тракторов, 110,4 тыс.
 
лошадей и 16,2 тыс. повозок.
 
    Казахстанская партийная организация дала фронту лучшую часть своих сил: в армию ушел 82 251 коммунист, или 65,3 проц. численности парторганизации на начало войны. Комсомольская организация республики отправила на фронт 241 996 человек, т. е. почти 70 проц. своей предвоенной численности. Кроме того, более 10 тыс. комсомольцев по специальным мобилизациям были призваны в воздушно-десантные войска и около 300 человек — для службы на крейсере «Киров» и судах дальнего плавания Балтийского и Северного пароходств.
 
Подводя итоги мобилизации людских и материальных ресурсов Казахстана, следует подчеркнуть два важнейших положения. Во-первых, громадные размеры мобилизации: до 1,9 млн. человек, в то время как численность населения по итогам переписи 17 января 1939 г. не превышала 6,1 млн. Даже с учетом эвакуированных из западных районов страны получается, что каждый четвертый ушел на фронт. Процент мобилизованных в Казахской ССР в 8 раз превысил аналогичный показатель по районам Средней Азии и Казахстана во времена первой мировой войны. Во-вторых, своевременное выполнение республикой заданий Наркомата обороны по призыву военнообязанных всех категорий, групп учета, военно-учетных специальностей  и набору крнтингентов для военных училищ и школ. Мобилизация прошла успешно благодаря тому, что годы мирного социалистического строительства преобразили республику, как и всю страну, ее экономику и людей — решающую силу и производства, и защиты Родины от иностранных захватчиков.
 
Советские Вооруженные Силы к началу 1945 г. прошли суровую школу испытаний, а солдаты и офицеры пережили и горечь отступления, и тяжесть утрат боевых друзей, и радость наступления, изгнания врага с родной земли и начала освобождения зарубежных народов. Этот трудный и одновременно славный путь плечом к плечу со своими братьями из других республик совершили и наши земляки.
 
Примером умелых и отважных действий воинов-ка-захстанцев в начальный период войны могут служить действия 219-го стрелкового полка, единственного из созданных в республике во время гражданской войны и сохранившегося до начала Отечественной войны. 24 июня 1941 г. в 20 км южнее Шяуляя три стрелковые роты с одной пушкой и несколькими минометами и пулеметами, а утром следующего дня и весь полк встали на пути танковой колонны противника, наступавшей под
прикрытием артиллерии
 
 и авиации. Позднее он участвовал в обороне Латвии, Ленинграда и прорыве его блокады, освобождал многие из тех населенных пунктов, которые оборонял в начале войны.
 
Отправка вновь сформированных соединений и частей на фронт осуществлялась после укомплектования и завершения программы боевой подготовки. За год, с августа 1941 г. по август 1942 г., в действующую армию влились из нашей республики 10 стрелковых и 1 кавалерийская дивизия и 7 стрелковых бригад.
 
Три казахстанских соединения — 312-я стрелковая дивизия, 74-я морская стрелковая бригада и 81-я кавалерийская дивизия — участвовали в боях сравнительно короткое время.
 
Актюбинская 312-я стрелковая дивизия (командир — полковник А. Ф. Наумов, военный комиссар старший батальонный комиссар Я. Э. Сировский) с 11 по 26 октября оборонялась на Малоярославецком направлении. Взаимодействуя с приданными частями, она сдерживала напор 3—4 дивизий противника. Рубеж по р. Нара, занятый в конце октября, был удержан до перехода наших войск в контрнаступление. В изгнании врага с территории Московской области казахстанцы участвовали уже в составе 53-й стрелковой дивизии, образованной из остатков 312-й и двух других дивизий. Наши земляки были сведены в 12-й стрелковый полк, освобождавший Малоярославец и Харьков, форсировавший Днепр и Южный Буг, громивший врага в Румынии и Венгрии и закончивший войну в Австрии.
 
74-я морская стрелковая бригада (командир — полковник С. В. Лишенков, военком — полковой комиссар С. Г. Биберин), сформированная в Аральске из военных моряков и тружеников Казахстана, боевое крещение получила в январе 1942 г. в районе ст. Пола, восточнее Старой Руссы. Здесь же ее батальоны содействовали окружению войск немецкой 16-й армии у Демянска. Позже бригада переформировывается в 292-ю стрелковую дивизию и с сентября 1942 г. ведет тяжелые бои у ст. Котлубань, северо-западнее Сталинграда. Вскоре после разгрома врага на берегах Дона и Волги дивизия была расформирована, а ее солдаты и офицеры переданы в другие соединения.
 
Джамбулская 81-я кавалерийская дивизия (командир— полковник В. Г. Баумштейн, военком — старший батальонный комиссар Г. И. Клецов) впервые вступила в бой 21 ноября 1942 г. и вскоре подошла к г. Ко-тельниково. Взять город с ходу ей не удалось, но своими активными действиями 81-я кавалерийская и подошедшие позже другие дивизии вскрыли подготовку врага к контрнаступлению, что сыграло большую роль в последующих боях с войсками Манштейна и Паулюса. В мае 1943 г., когда численность кавалерии сокращалась, дивизия была расформирована, а ее солдаты и офицеры переданы в другие части.
 
Были расформированы и все казахстанские стрелковые бригады. Создание бригад было вызвано неудачами: начального периода войны, тяжелыми потерями в людях и вооружении.
 
Стрелковые бригады имели до 4 400 солдат и офицеров, составлявших три (с начала 1942 г. четыре) стрелковых и один минометный батальоны, артиллерийский, противотанковый и минометный дивизионы. Сокращенный состав бригад ускорил их формирование, боевую подготовку и возможность отправки на фронт. Однако слабые стороны бригады — ограниченность сил и средств — остались, и уже летом 1942 г. началась реорганизация бригад в обычные дивизии. Из семи казахстанских стрелковых бригад четыре были переформированы в дивизии.
 
Первая из них — 75-я морская стрелковая бригада, — состоявшая, как и 74-я (о судьбе которой сказано выше), из военных моряков и тружеников Приаралья, в действующую армию вошла в начале 1942 г. За прорыв вражеской обороны восточнее Старой Руссы и отражение атак противника у г. Холм Новгородской обл. она 17 марта 1942 г. была преобразована в 3-ю гвардейскую стрелковую бригаду, а два месяца спустя переформировывается в 27-ю гвардейскую стрелковую дивизию. В ходе Сталинградской битвы ее воины уничтожили почти 5 тыс. и пленили 3 тыс. немецких солдат и офицеров. Летом и осенью 1943 г. гвардейцы сражались на Северном Донце, освобождали Донбасс и Запорожье. Весной 1944 г. с упорными боями дивизия прошла около 800 км по весеннему бездорожью Правобережной Украины, форсировала Южный Буг и Днестр, заслужила почетное наименование «Новобугской» и орден Красного Знамени. За изгнание оккупантов из Одессы отменена орденом Богдана Хмельницкого 2-й степени. Летом 1944 г. участвовала в боях за форсирование Западного Буга и Вислы. Здесь, неподалеку от г. Мнишев, она и встретила победный 1945 г.
 
39-я курсантская стрелковая бригада была сформирована в столице Казахстана в конце 1941 г. из курсантов военных училищ Алма-Аты, Фрунзе, Ташкента и частично из военнообязанных Алма-Атинской обл. (командир — подполковник В. Г. Позняк, военком — старший политрук Г. Н. Багаев). Боевой путь бригада начала 9 января 1942 г. прорывом обороны врага у оз. Селигер. Через несколько дней вместе с другими соединениями освободила Андреаполь, Торопец и к концу операции прошла около 400 км. Вскоре после окончания наступления бригада переформировывается в 88-ю стрелковую дивизию. Самым выдающимся периодом в истории соединения оказался конец июня и июль 1944 г. За пять недель наступления она преодолела путь в 600 км и такие преграды, как реки Березина и Неман, лесные массивы и болота, освобождала города Орша, Воложин, Друскининкай. Дивизия получила почетный титул «Витебской», а ее 426-й стрелковый полк — наименование «Минский» и орден Красного Знамени.
 
 Части 152-й отдельной стрелковой бригады (командир — полковник В. Рогаткин, военком — старший батальонный комиссар С. Мартынов) формировались в Уральске, впервые столкнулись с врагом 1 сентября 1942 г. у с. Давсны, северо-западнее Астрахани. Позже бригада освобождала Халхуту, Элисту, Сальск и Ростов-на-Дону. В конце мая 1943 г. вблизи от переднего края она была переформирована в 118-ю стрелковую дивизию, которая изгоняла немецко-фашистских захватчиков из Приазовья, добивала остатки противника на левом берегу Днепра, с боями переправлялась на его правый берег и освобождала территорию Одесской обл. и Молдавии. Затем ее полки дрались в Западной Украине и Юго-Восточной Польше. В конце 1944 г. 118-я Мелитопольская дивизия участвовала в боях за удержание и расширение сандомирского плацдарма на западном берегу Вислы.
 
Реорганизация 39, 75 и 152-й стрелковых бригад в дивизии производилась в то время, когда протяженность советско-германского фронта оставалась большой и сохранялась потребность в определенном количестве стрелковых соединений. Это явилось главной причиной переформирования бригад в дивизии из расчета одна дивизия вместо одной бригады. Но успехи Советских Вооруженных Сил, достигнутые к осени 1943 г., и обусловленное ими сокращение протяженности линии фронта позволили нашему командованию уменьшить количество стрелковых соединений. Теперь стрелковые дивизии стали создаваться из двух-трех бригад в зависимости от численности их личного состава. Такой вид реорганизации коснулся двух казахстанских стрелковых бригад. Кустанайская 151-я стрелковая бригада (командир — подполковник Л. В. Яковлев, военком — старший батальонный комиссар Столяров) летом 1942 г. в составе 11-й армии пыталась ликвидировать «рамушевский коридор», соединявший демянскую и старорусскую группировки противника, затем оборонялась у Старой Руссы. Здесь осенью 1943 г. она и была переформирована в 756-й стрелковый полк вновь создававшейся 150-й стрелковой дивизии. Полк отличился в частных наступательных операциях у Невеля и Пустошки, освобождал Идрицу, Себеж, в числе первых вступил на земли братской Латвии. В декабре 1944 г. в составе дивизии перебрасывается в район Станиславова, восточнее Варшавы.
 
100-я казахская национальная стрелковая бригада была создана и проходила боевую подготовку в столице Казахстана под командованием подполковника Шевцова и при военкоме старшем политруке С. Баишеве. Впервые скрестила оружие с врагом в ноябре 1942 г. у Ржева, затем сражалась у Великих Лук. Бои у Невеля (1943 г.) явились заключительным этапом в ее истории: 10 декабря 1943 г. поступил приказ о слиянии соединения с 31-й стрелковой бригадой в 1-ю стрелковую дивизию.
 
101-я казахская национальная стрелковая бригада (командир — полковник С. Я. Яковленко, военком — старший батальонный комиссар Н. Л. Алиев) сформировалась в Актюбинске. В конце ноября 1942 г. участвовала в наступлении против ржевской группировки врага, весной и летом 1943 г. оборонялась у Великих Лук и Велижа и освобождала Смоленскую и Витебскую обл. В начале июля 1944 г. бригада расформировывается, а личный состав передается 47-й и 90-й гвардейским стрелковым дивизиям.
 
Неизменными до окончания войны оставались 9 казахстанских стрелковых дивизий.
 
У Лодейного Поля 7 сентября 1941 г. приняла свой первый бой Петропавловская 314-я стрелковая дивизия (командир — генерал-майор А. Д. Шеменков, военком — старший батальонный комиссар М. М. Мартыненко). До апреля 1942 г. она не давала финской военщине возможности прорваться на юг на соединение с немецкими войсками, осенью того же года участвовала в срыве запланированного противником нового штурма Ленинграда, в прорыве его блокады и полном избавлении города Ленина от осады.
 
Юго-восточнее Ленинграда начинался боевой путь акмолинской 310-й стрелковой дивизии (командир полковник Н. М. Замировский, военком полковой комиссар
 
С.И. Шаманин). Осенью и зимой 1941 г. она пыталась прорвать немецкие позиции южнее Ладожского озера, отражала вражеское наступление у г. Волхов, изгоняла оккупантов из восточных районов Ленинградской обл., в 1942—1944 гг. вела бои у Киришей и Новгорода. Подвиги воинов Родина отметила присвоением дивизии почетного наименования «Новгородской». Летом 1944 г. соединение действовало на севере, форсировало Свирь и к середине июля находилось в 200 км у ст. Лоймола. В конце 1944 г. обе, 310-я и 314-я стрелковые дивизии передислоцируются на новые направления: первая прибыла в распоряжение командующего 19-й армии 2-го Белорусского, а вторая вошла в 59-ю армию 1-го Украинского фронтов.
 
Всемирную славу на подмосковных рубежах завоевала 316-я стрелковая дивизия генерал-майора И. В. Панфилова и полкового комиссара С. А. Егорова. Дивизия преобразуется в 8-ю гвардейскую, награждается орденом Красного Знамени, За смелые и умелые действия в «снежном походе» от Старой Руссы до Холма в начале 1942 г. знамя дивизии украсил орден Ленина, за подвиги на земле братской Латвии она получила почетное наименование «Режицкая», а после освобождения Риги — орден Суворова 2-й степени.
 
В великой битве под Москвой родилась гвардейская слава еще одной дивизии из Казахстана — 238-й стрелковой (командир полковник Г. П. Коротков, военком старший батальонный комиссар С. В. Груданов). Президиум Верховного Сбвета СССР 3 мая 1942 г. наградил ее орденом Красного Знамени, а 24 мая того же. года она преобразуется в 30-ю гвардейскую стрелковую дивизию.
 
Позже 30-я гвардейская участвовала в ликвидации ржевского плацдарма противника, в освобождении северо-западных районов РСФСР и Латвии. В числе других отличившихся соединений она получила наименование Рижской.
 
У г. Холм Новгородской обл. 13 февраля 1942 г. приняла боевое крещение 391-я стрелковая дивизия, сформированная в Алма-Ате под руководством полковника Д. А. Коваленко и старшего батальонного комиссара К. И. Федосеева. Несмотря на смелость и отвагу, проявленные многими бойцами и командирами, взять этот город тогда не удалось. Не менее тяжелые бои велись и позже. В них воины дивизии получили навыки сближения с противником, штурма его переднего края, боя в глубине обороны и организации преследования. Эти навыки получили закрепление в наступательных боях 1944 г.
 
На заключительном этапе контрнаступления советских войск под Москвой в бой с врагом севернее Волхова вступила акмолинская 387-я стрелковая дивизия (командир полковник М. А. Сущенко, военком полковой комиссар А. Д. Шкумат). Сталинградская битва ветеранам 387-й дивизии памятна драматическими событиями в ее начале (с 12 по 25 августа части вели тяжелые бои в окружении и вырвались ценой напряжения всех сил и немалых потерь) и триумфом освобождения Тормосина, Новочеркасска и других городов и станиц Тихого Дона и первых рабочих поселков Донбасса в конце. В период освобождения Крыма 387-я прорывала оборону врага на Перекопском перешейке, подвижными отрядами преследовала гитлеровцев на просторах степного Крыма, штурмовала укрепления Бельбека, Северной и Корабельной стороны Севастополя. За подвиги личного состава на крымской земле дивизии присвоено наименование Перекопской.
 
Под г. Ливны Липецкой обл. 9 июля 1942 г. получили боевое крещение части 8-й стрелковой дивизии (командир полковник И. И. Иванов, военком батальонный комиссар И. А. Кохановский). Активную роль дивизия сыграла в Воронежско-Касторненской наступательной операции (конец января 1943 г.), в битве на Курской дуге и особенно в летнем наступлении 1943 г. С 19 августа по 27 сентября она на подручных средствах форсировала три мощные водные преграды — Десну (ее пришлось преодолевать дважды), Днепр и Припять. Сотни воинов были удостоены орденов и медалей, а 46 во главе с комдивом полковником П. М. Гудзем отмечены орденом Ленина и медалью «Золотая Звезда». Позже 8-я стрелковая участвовала в освобождении Правобережной Украины, преодолела самую высокую часть Карпат— массив Горганы.
 
На южных подступах к Сталинграду находился первый рубеж обороны акмолинской 29-й стрелковой дивизии полковника А. И. Колобутина и старшего батальонного комиссара В. И. Шурши. К окончанию боев в городе-герое на Волге воины соединения истребили более 5 тыс. и пленили свыше 13 тыс. гитлеровцев. В новый этап боевого пути дивизия вступила уже как 72-я гвардейская. В июле 1943 г. она стойко оборонялась южнее Белгорода, решительно наступала в направлении Харькова, в ночь на 25 сентября она форсировала Днепр северо-западнее Днепродзержинска. Славными боевыми делами отметили солдаты и офицеры соединения и 1944 г.: освободили Кировоград (за что дивизия получила орден Красного Знамени), форсировали Южный Буг. В Ясско-Кишиневской операции они действовали на направлении главного удара армии и фронта при прорыве обороны врага, а затем во взаимодействии с румынскими пойсками освобождали Трансильванию. В числе перших дивизия вступила на территорию Венгрии и накануне 1945 г. находилась на р. Грон, северо-западнее Будапешта.
 
Во многих сражениях рядом с гвардейцами-красноградцами оборонялись и наступали полки алмаатинской 38-й стрелковой дивизии (командир полковник Н. П. До-цепко, с 15 июня 1942 г. полковник Г. Б. Сафиулин, военком старший батальонный комиссар А. К. Урманов). За подвиги у волжской твердыни она была преобразована в 73-ю гвардейскую, и по ходатайству Сталинградского обкома партии и облисполкома ей присвоено наименование «Сталинградской». Позже 73-я гвардейская оборонялась на Курской дуге, форсировала Днепр, освобождала Правобережную Украину, Молдавию, Румынию, Болгарию. Ее полки громили немецких фашистов в юго-восточной Сербии, штурмом брали столицу Югославии город Белград .
 
Краткий обзор боевого пути соединений, сформированных в Казахстане за 1941—1944 гг., показывает, что их солдаты, сержанты и офицеры не щадили сил и самой жизни в борьбе с врагом. За время своего существования эти и другие соединения Советской Армии претерпели существенные изменения как в своей организационно-штатной структуре, так и в личном составе. Однако, несмотря на все изменении, штатно-организационная структура дивизии в своей основе оставалась прежней и включала три стрелковых и один артиллерийский полки, батальоны учебный, саперный, связи, медико-санитарный, дивизионы противотанковый, минометный, зенитный, роты разведчиков, подвоза и др.
 
Заметные изменения произошли в личном составе. Стрелковые дивизии провели десятки и сотни больших и малых боев, а боев без потерь не бывает. Материалы названных соединений показывают, что к концу 1944 г. в строю осталось не более четверти первоначального состава. Одни погибли в боях, другие — и таких было большинство — выбыли по ранению и после лечения в госпиталях в соответствии с экстерриториальностью нашей системы комплектования войск попали в другие соединения, третьи были откомандированы на учебу и после ее кончания в свои части не вернулись.
 
Постепенная замена выбывающих приводила к сокращению удельного веса ветеранов-казахстанцев в личном составе соединений и изменению их национального состава. Выше отмечалось, что все казахстанские соединения имели многонациональный состав, а число казахов в них (кроме национальных дивизий и бригад) достигало 25—30 проц. Уже к 20 октября 1942 г. в рядах легендарной 8-й гвардейской дивизии казахов оставалось 14,7 проц. Причем панфиловская дивизия по ходатайству ЦК КП (б) Казахстана и Совнаркома республики часто пополнялась за счет призывных контингентов Казахской ССР. Из других казахстанских соединений пополнение из своей республики несколько раз получали только 73-я гвардейская и 391-я стрелковые дивизии. Но и в них процент воинов-казахов снизился. Изменения удельного веса казахов в сформированных республикой стрелковых дивизиях показывают следующие данные, %:
 
Номер дивизии На 1.01.43 г. На 1.07.43 г. На 1.01.44 г.
8-я гвардейская 14,7* Нет св. 21,4
27-я » Нет св. » 0,8**
30-я » 6,4 3,7 2,8
72-я » 3,8 4,8 2,4
73-я » 1,9 7,0 2,1
8-я стрелковая 0,2 7,7 2,1
310-я » 2,6 2,2 1,9
314-я » 8,0 5,6 5,3
387-я », 2,3 2,7 1,2
391-я » 4,0 4,4 3,5

 

* На 20.10.42 г.
** На 1.07.44 г.
 
Комментируя таблицу, А. П. Артемьев делает вывод о выравнивании процента казахов в личном составе казахстанских соединений с теми, которые формировались за пределами республики. Больше того, он сообщает, что среди последних были такие (41, 73, 81 и 192-я стрелковые дивизии), которые на начало 1943 г. имели казахов от 10 до 15 проц. личного состава, т. е. больше, чем казахстанские дивизии. Это означает, что колебания удельного веса казахов, как и воинов других национальностей в составе ряда соединений, не означает уменьшения вклада этих народов в борьбу с врагом. Оно лишь подтверждает, что все формирования Советской Армии становились все более интернациональными, а воины всех национальностей продолжали плечом к плечу бить общего врага. Лучшее тому подтверждение — отличия и награды, которых были удостоены воинские части и соединения.
 
За три года боевых действий пять сформированных в Казахстане дивизий и бригад стали гвардейскими. Все двенадцать сохранившихся к концу 1944 г. стрелковых дивизий получили почетные наименования, а одна из них — 73-я гвардейская — была удостоена двух наименований. Три соединения — 30, 72 и 73-ю гвардейские дивизии — Родина отметила орденом Красного Знамени, 27-ю гвардейскую — орденами Красного Знамени и Богдана Хмельницкого 2-й степени, а прославленную 8-ю гвардейскую — тремя орденами: Ленина, Красного Знамени и Суворова 2-й степени. До десятка раз каждое из них отмечалось в приказах Верховного Главнокомандующего и столько же раз Москва от имени Страны Советов салютовала им артиллерийскими залпами и празднич-м фейерверком.
 
 

Читать далее >>

 

 << К содержанию