Главная   »   Участие казахстанцев в завершающих..   »   Боевые действия 118-й и 310-й стрелковых дивизий и 209-го стрелкового полка на флангах ударной группировки


 Боевые действия 118-й и 310-й стрелковых дивизий и 209-го стрелкового полка на флангах ударной группировки

 

 

Планами Ставки ВГК 1-му Украинскому фронту в Берлинской операции отводилась ответственная роль. Главными силами—пятью общевойсковыми и двумя танковыми армиями — ему надлежало взломать оборону противника на берегах Нейсе и, разгромив его группировки южнее фашистской столицы, соединиться с наступающими с запада американо-английскими войсками. Одновременно две общевойсковые армии наносили вспомогательный удар на Дрезден, а две левофланговые занимали оборону. Однако диалектика войны возложила на войска фронта и дополнительную, чрезвычайно почетную задачу: значительными силами (почти целой общевойсковой и обеими танковыми армиями) непосредственно включиться в борьбу за центр рейха. Такая возможность предусматривалась нашим командованием.
 
Казахстанская 118-я стрелковая Мелитопольская дивизия в то время входила в 5-ю гвардейскую армию генерал-полковника А. С. Жадова, которая после форсирования Нейсе и прорыва вражеской обороны на ее западном берегу должна была наступать на левом фланге главной группировки и, выйдя на Эльбу у Торгау, соединиться с союзниками и тем самым изолировать центральные и северные районы Германии от южных, одновременно прикрыть главную группировку от ударов с юга.
 
Части дивизии вступили в сражение в разное время: артиллерия и минометы переподчинялись 58-й гвардейской стрелковой дивизии и участвовали в артподготовке и последующем огневом сопровождении ее атаки, 463-й стрелковый полк придавался 4-му гвардейскому танковому корпусу генерал-лейтенанта П. П. Полубоярова, подвижному отряду армии и вводился в бой после прорыва первого оборонительного рубежа противника, а остальные части дивизии и всего 33-го гвардейского стрелкового корпуса генерал-лейтенанта Н. Ф. Лебеденко составляли второй эшелон армии и приготовились к развитию успеха ее первого эшелона.
 
Из мероприятий партийно-политического обеспечения наступления особое впечатление на личный состав произвели ротные и батарейные солдатские собрания, обсуждавшие вопрос «К суровому ответу фашистских преступников!». Состоялись они 13—14 апреля на территории лагеря военнопленных вблизи Нейхаммера и проводились после осмотра бараков, лагерной тюрьмы и кладбища, где было погребено более 30 тыс. советских граждан. Из 82 ораторов 39 сами побывали в фашистском плену, и потому их речи затрагивали умы и сердца воинов. Особенно проникновенно выступил рядовой Петр Касьянов, всего месяц тому назад освободившийся из этого лагеря.
 
Ненависть к фашизму и жажда мести воплощались в ударах по врагу.
 
Наступление началось и развивалось в соответствии с планом. Воины 117-го гвардейского артиллерийского полка подполковника Рыжанкова и минометных подразделений 118-й стрелковой дивизии во время артподготовки уничтожили все замеченные цели и облегчили пехоте преодоление вражеской обороны. К концу первого дня артиллеристы и минометчики вернулись в состав своей дивизии.
 
Подробнее расскажем о боевых делах 463-го стрелкового Вислинского ордена Красной Звезды полка майора Лопатина Анатолия Алексеевича. В 7 час. 16 апреля по мосту, наведенному у Кебельна, он переправился на только что захваченный плацдарм. Пройдя через боевые порядки первого эшелона, стрелки очистили прилегающий к берегу лесной массив от остатков вражеских подразделений и обеспечили выдвижение танков. С подходом 12-й гвардейской танковой бригады полковника Н. Г. Душана пехотинцы уселись на машины и двинулись на запад.
 
Оторваться от своей пехоты подвижный отряд, однако, не смог и третий день боя встретил на берегу Шпрее, в том месте еще неширокой и неглубокой. Попытка с ходу форсировать реку не удалась. С подходом танков и самоходных орудий дело ускорилось: прижатая их огнем, немецкая пехота не смогла помешать переправе, и роты одна за другой вброд перешли реку восточнее населенного пункта Шпреевитц и вскоре захватили его. Темп наступления ускорился. 19 апреля отряд взял ст. Берген и г. Хоерсверда, 20-го — Зедлиц, а на следующий день — Фюрстенвальде. 22 апреля полк вышел из состава подвижного отряда и возвратился в свою дивизию: за первые три дня наступления он с боями прошел 63 км и занял 8 населенных пунктов.
 
Остальные части мелитопольцев выдвинулись в первый эшелон на исходе дня 19 апреля. Утром они взломали оборону гитлеровцев на рубеже Шварце — Пульсберг и овладели южной частью Шпремберг. Затем по приказу командования вышли из города, обошли с юга район боя с окруженными частями вермахта и двинулись дальше. 398-й и 527-й стрелковые полки шли в батальонных колоннах, выставив походные заставы и боевое охранение, а в 5—7 км за ними следовала колонна штаба дивизии с батальоном стрелков и двумя артбатареями.
 
Едва штабная колонна вошла в с. Зальхаузен, как попала под обстрел танков и штурмовых орудий: остатки трех немецких дивизий с двумя десятками танков и бронетранспортеров вырвались из окружения у Шпремберга и пытались прорваться к Берлину. В бой с врагом вступили все: стрелковый батальон, обе батареи, офицеры штаба и охрана. Тем временем, вызванные по радио, вернулись оба полка и помогли сдержать напор врага, а потом и отбросили его.
 
Возобновив наступление, части дивизии — теперь уже все ее полки — в три дня покрыли расстояние около 75 км, сметая отряды прикрытия и небольшие гарнизоны противника. Зальгаст, Дрессиг, Лугау, Херцберг, Анна-бург — таков их путь за 24—25 апреля. 26 апреля дивизия форсировала Эльбу, использовав для этого 6 пароходов и катер, захваченные в прибрежных поселениях. Без особых усилий были заняты населенные пункты Претч и Верблитц на западном берегу реки. А несколькими часами позже группа воинов из 1-й стрелковой роты 527-го стрелкового полка во главе с капитаном Ушаковым и лейтенантом Кондрашовым встретилась с группой американских солдат из 104-й пехотной дивизии генерала Эллена. Войска Германии на севере страны оказались отрезанными от южных районов.
 
С севера берлинская группировка Советской Армии обеспечивалась активными действиями 2-го Белорусского фронта. Его войскам Ставка ВГК приказала форсировать Одер севернее Шведта, разгромить 3-ю танковую армию вермахта и тем самым гарантировать 1-й Белорусский фронт от ударов справа. На 13—15-й день операции войска маршала Рокоссовского должны были выйти на рубеж Анклам, Деммин, Варен, Виттенберге. В этой операции приняли участие стрелковый полк и стрелковая дивизия, сформированные в нашей республике.
 
209-й стрелковый Зайсанский Краснознаменный полк (командир подполковник Ф. Д. Пятов, замполит майор Изотов) 162-й стрелковой дивизии входил в состав 47-го стрелкового корпуса 70-й армии, которым предстояло действовать на направлении главного удара фронта, на Тантов, Варен.
 
Накануне наступления 17 апреля партбюро полка (секретарь капитан Окечев) провело собрание коммунистов. Прийти смогло 136 членов и кандидатов в члены партии из 168, состоявших в то время на учете. Обсуждался вопрос о задачах коммунистов по обеспечению успешного выполнения боевой задачи. Приказ о наступлении еще не был объявлен, но все понимали, что предстоит переправа через Одер, тяжелая борьба за плацдарм на левом берегу реки. Все выступавшие, а их оказалось 13 человек, заверили, что и они сами, и их боевые друзья при любых обстоятельствах задачу выполнят.
 
План предусматривал, что 209-й полк вступит в бой после захвата плацдарма на западном берегу Одера силами 194 и 224-го стрелковых полков, но за два дня упорных боев они смогли зацепиться лишь за небольшой участок дамбы на западном берегу Вест-Одера. Тогда-то комдив и двинул вперед 209-й полк.
 
Переправляться пришлось в два приема: в ночь на 21 апреля 2-й батальон, а за ним 3-й и 1-й преодолели Ост-Одер и укрылись за дамбой в междуречье, а уже на следующую ночь, невзирая на артиллерийско-минометный и пулеметный огонь противника, переправились через Вест-Одер. Быстро погрузившись на машины-амфибии и паром, 4-я рота переплыла реку и высадилась на западном берегу. Окопавшись вдоль дамбы, воины открыли дружный огонь по врагу и облегчили переправу двух других рот батальона, а также минометчиков и полковой батареи 45-мм пушек. Теперь можно было взяться за ликвидацию опорного пункта вражеской обороны в выступе леса между Мешерином и Штаффельде (Став). 2-й батальон со средствами усиления выполнил эту задачу.
 
В 5 час. батальон возобновил наступление и через два часа вышел на шоссе Грейфренхаген — Тантов. Шаг за шагом подразделения оттесняли врага от берега реки, расширяя плацдарм. К вечеру 3-й батальон закрепился в Штаффельде. 2-й и 1-й очистили лес по обеим сторонам от шоссе. В ночь на 24 апреля смелой атакой воины-пограничники сбили врага с перекрестка шоссе Грейфенхаген — Тантов и Штеттин (Щецин) —Гартц. Командир полка немедленно бросил в бой 1-й батальон, обученный действиям в ночных условиях. К утру удалось отбросить врага на 8 км и завершить прорыв тактической зоны обороны.
 
С плацдарма, в создание и расширение которого полк внес столь заметный вклад, двинулись вперед и другие части соединения. Ликвидируя арьергарды и подходившие резервы противника, войска стремительно продвигались на запад и северо запад. 2 мая 209-й полк, посаженный на танки 3-го гвардейского танкового корпуса, преодолел 40 км и ворвался в Росток — город и порт на Балтийском море. Здесь он и закончил свой боевой путь. 3 июня знамя полка увенчала вторая награда Родины — орден Суворова 3-й степени, а декадой позже полк был расформирован.
 
19-я армия генерал-лейтенанта В. 3. Романовского включилась в Берлинскую операцию на ее заключительном этапе. Важную роль при этом сыграла казахстанская 310-я стрелковая Новгородская Краснознаменная дивизия (командир полковник Н. В. Рогов, замполит подполковник П. И. Лапшин).
 
Приказ о форсировании пролива Мааде (Камень-ский) дивизия получила 29 апреля, когда она обороняла один из участков побережья Балтики. До начала переправы оставалось около трех суток, и потому части и подразделения выступили немедленно и из подготовительных мероприятий проводили только самые необходимые, а работу по партийно-политическому обеспечению задачи — во время марша и на привалах.
 
Утром 2 мая передовые подразделения дивизии прибыли к намеченным участкам берега. Пока командиры и политработники доводили задачу до подчиненных, солдаты 600-г о отдельного саперного батальона подвезли 26 плотов и 32 лодки разной грузоподъемности. В 12 час. первые эшелоны десантов (по одному батальону от 1082-го и 1084-го полков) отплыли от восточного берега. Артиллеристы стрелковых полков и 860-го артполка подполковника Г. В. Рудого открыли огонь по вероятным районам размещения пехоты и огневых средств противника.
 
На четвертой минуте ответила вражеская артиллерия, сосредоточившая огонь на плавсредствах. Несколько плотов и лодок было разбито, другие получили повреждения или опрокинулись, но оставшиеся продолжали приближаться к острову. Первым достигли вражеского берега стрелковые взводы лейтенантов Максудова, Строенкова и Лукьянова из 1082-го полка. К 13 час. они захватили небольшой пятачок».
 
Очень трудно пришлось в тот день 1084-му стрелковому полку полковника Н. Е. Еськова. На подходе к берегу вражеский снаряд разбил лодку, и вместе с находившимися в ней солдатами погиб командовавший десантом начальник штаба полка майор Махначев. Руководство высадкой и боем на берегу взял на себя командир 1-й роты старший лейтенант Иванов. Его лодка тоже была разбита, но офицеру и рядовым Сараеву и Смирнову, плывшим в ней, удалось вплавь добраться до берега. Они-то и оказались первыми на участке высадки. Через несколько минут остальные лодки и плоты пристали к берегу, и рота к 13 час. 30 мин. захватила высоту, контролировавшую южные и юго-восточные окраины Воллина.
 
Роту за ротой перевозили саперы, а едва позволила обстановка — взялись за доставку на плацдармы обоих полков минометов и орудий. И вовремя: фашисты начали контратаки. Одиннадцать раз бросались они на боевые порядки то одного, то другого переправившегося полка. Когда же «пятачки» слились в единый плацдарм, на который переправился и 1080-й полк подполковника М. Г. Пятова, гитлеровцы с четырех боевых кораблей, с начала боя оказывавших помощь сухопутным силам огнем своих мощных орудий, высадили восточнее Воллина около полка морской пехоты.
 
Полки не дрогнули и в этих тяжелейших условиях. Все воины сражались отважно н умело. Батарея 45-мм пушек 1084-го полка, которой командовал старший лейтенант Черепанов Георгий Макарович, выкатила свои орудия на прямую наводку и уничтожила четыре огневые точки и до трех десятков гитлеровцев. Минометный расчет сержанта Козловой Екатерины Ивановны из 1080-го полка умело выбрал позицию и меткими выстрелами подавил две огневые точки, вывел из строя 4 автомашины с боеприпасами. Разведчик взвода управления командующего артиллерией дивизии ефрейтор Лопушняк Кузьма Маркович быстро засекал цели на поле боя, и это ускоряло их ликвидацию. Рядом с этими воинами переднего края борьбы, удостоенными орденов и медалей, по праву заняли места командир взвода боепитания артполка старшина Алибеков Хайрулла, шофер того же полка старшина Зипуняка Тихон Петрович, старшина 4-й роты 1080-го полка старшина Воробьев Фрол Федорович и другие, которые своевременно доставляли в окопы и к орудиям снаряды, гранаты, патроны и горячую пищу.
 
Отразив контратаки с фронта и с тыла, части засыпали врага градом снарядов и мин, а затем дружной атакой завершили разгром морских пехотинцев и вновь обрушились на оборонявшихся в городе. К 16 час. 3 мая город удалось взять.
 
Оставив Воллин, фашисты пытались закрепиться у его западных окраин, но сдержать напор не смогли. Преследуя их по пятам, дивизия к исходу дня 4 мая с боями прошла около 30 км. Овладев Остсвине (Одра-Порт), они в 23 час. 30 мин. подошли к проливу.
 
Всего 400 м разделяют острова Воллин и Узедом. Мост еще цел, и по нему безостановочно катится поток беженцев и отступающих подразделений фашистов. Воины передовых подразделений врываются на мост и захватывают его. Подоспевшие части без остановки вступают в Свинемюнде (Свиноуйсьце) и к утру 5 мая почти без боя овладевают этой военно-морской базой и важным портом Германии.
 
Неудачи гитлеровцев на всех фронтах, поражения в прибрежной зоне вызвали панику и растерянность среди оборонявшихся на Узедоме. Бросая все, что мешало движению, солдаты и офицеры разрозненных частей и подразделений вермахта и фолькештурма устремились на северо-западную оконечность острова. Там и только там — на центральный выступ острова уже высаживались части 2-й Ударной армии генерал-полковника И. И. Федюнинского — они еще надеялись перебраться на материк и уйти в районы, куда вступали английские войска. Однако расчеты эти не оправдались. С одной стороны, 310-я дивизия усилила нажим и тем самым еще больше дезорганизовала противника, с другой — к проливу Псене по материку подошли части 2-й Ударной армии и 7 мая остатки вражеских сил сложили оружие.
 
За неделю боев соединение продвинулось почти на 80 км, овладело шестью городами и многими населенными пунктами. Мужество и доблесть 822 солдат и офицеров дивизии Родина отметила правительственными наградами, а ее знамя украсила своей высшей наградой — орденом Ленина. 1084-й стрелковый полк получил орден Красного Знамени, 1082-й — орден Суворова 3-й степени, а 1080-й —- Кутузова 3-й степени.

Читать далее >>

 

 << К содержанию