Главная   »   Участие казахстанцев в завершающих..   »   310-я стрелковая дивизия, 209-й и 756-й стрелковые и 173-й артиллерийский полки в боях за древнее славянское Поморье


 310-я стрелковая дивизия, 209-й и 756-й стрелковые и 173-й артиллерийский полки в боях за древнее славянское Поморье

 

 

При планировании боевых действий заключительной кампании войны наше командование считало, что территория между низовьями Вислы и Одера будет освобождена в ходе Висло-Одерской операции. Но во время наступления, в конце января — начале февраля между войсками 1-го и 2-го Белорусских фронтов образовался почти 150-километровый разрыв: 1-й Белорусский основными силами вел бои за одерские плацдармы, а 2-й Белорусский дрался на Нижней Висле и северо-западнее Быгдощи. 26 января гитлеровское командование образовало группу армий «Висла», 30 дивизий и бригад которой сосредоточились на территории Восточной Померании. Их задача состояла не только в том, чтобы воссоздать фронт обороны, но и нанести контрудар по правому флангу 1-го Белорусского фронта и отбросить его от Одера.
 
Вскрыв развертывание крупных сил вермахта и верно оценив их первые удары, Ставка ВГК 8 февраля дала директиву 2-му Белорусскому фронту перейти в наступление, разгромить восточнопомеранскую группировку противника и выйти на берега Балтики от устья Вислы до Одера. Войска приложили все усилия к ее выполнению, но задача явно превышала их возможности: за месяц боев части поредели, а главное — половина армий Рокоссовского перешла в состав 3-го Белорусского фронта и сражалась в Восточной Пруссии.
 
Ставка усиливает 2-й Белорусский фронт 19-й армией и 3-м гвардейским танковым корпусом и одновременно приказывает 1-му Белорусскому фронту своим правым флангом принять участие в Восточно-Померанской операции. Ударами в направлении Кезлин (Кошалин) — Кольберг (Колобжег) предполагалось рассечь вражеские силы, уничтожить их по частям и овладеть всем побережьем с его портами и военно-морскими базами.
 
Наступление 2-го Белорусского фронта началось 24 февраля, а через день в бой была введена и казахстанская 310-я стрелковая Новгородская дивизия, входившая в 134-й стрелковый корпус 19-й армии. Враг отступал. Чтобы ускорить продвижение своих частей, командир дивизии полковник Рогов Николай Васильевич приказал посадить две роты 1080-го стрелкового полка на самоходки с тем, чтобы опередить противника в выходе к г. Хаммерштейн (Чарне). Десант отлично справился с задачей, и к 16 час. город во взаимодействии с соседями был взят. Выдвинув на самоходках и автомашинах передовые отряды, полки походными колоннами двигались на северо-запад. Кое-где гитлеровцы силами от роты до батальона пехоты при поддержке танков и штурмовых орудий предпринимали контратаки, но, как правило, их отражали передовые отряды, и наступление продолжалось без пауз.
 
27 февраля 1084-й стрелковый полк при поддержке 1082-го овладел г. Бублиц (Боболиц), а 4 марта 1082-й при содействии 1084-го ворвался в Кезлин. К 5 час. утра 5 марта он был очищен от остатков противника 3-м гвардейским танковым корпусом, 313-й и 310-й стрелковыми дивизиями.
 
Две причины обусловили быстрое продвижение дивизии в те дни. Во-первых, успешные действия 3-го гвардейского танкового корпуса, наступавшего впереди стрелковых частей, громившего резервы врага и опережавшего его в выходе на промежуточные позиции. Во-вторых, активная и постоянная разведка сил и планов врага. Командир дивизии всегда уделял большое внимание разведке и заботился о разведчиках. Его первым помощником в делах разведки по штату и фактически являлся начальник разведки дивизии капитан Кецко Николай Терентьевич, участник советско-финляндской войны и ветеран дивизии. Из его подчиненных особо следует выделить бывшего тракториста колхоза «Коллективист» Щучинского района, кавалера двух орденов Славы старшину Данчева Федора Тихоновича. Со своим разведвзводом (1080-го стрелкового полка) он во время поиска иод Хаммсрштейном захватил сразу пять «языков» — офицера и четырех солдат. Сведения, полученные от них, помогли быстро овладеть городом. Ф. Т. Данчев за этот подвиг получил орден Славы 1-й степени.
 
В боях на территории Померании в 310-й и других дивизиях к разведке пришлось привлечь не только штатные подразделения, но и выделить дополнительно по стрелковой роте в каждом полку и отделению почти во всех стрелковых ротах. Двигались они на танках, самоходках или автомашинах и часто не ограничивались сбором сведений о противнике и местности, а выполняли задачи передовых отрядов. Если позволяла обстановка, без колебаний нападали на части и подразделения, гарнизоны небольших населенных пунктов. Это еще более ослабляло оборону врага, вносило в его ряды панику.
 
Крупным успехом разведчиков 310-й дивизии явился их выход к берегу моря. В 16 час. 30 мин. 4 марта, когда основные силы соединения еще вели бой за Кезлин, 46 разведчиков во главе с лейтенантом Михаилом Филипповым просочились через боевые порядки противника. Первыми в 19-й армии они вышли к берегу и водрузили над рыбацкой будкой красный флаг.
 
«Вот и пришли на место, — сказал старшина Микитенко, — нет больше немцу дороги, только одна — в море, топиться». Так как рация временно не работала, вместе с донесением командиру дивизии послали в подарок бутылку морской воды.
 
Фашисты утром обнаружили группу, четыре раза пытались уничтожить или отбросить ее от моря, но ничего не добились. Двое суток до подхода стрелковых подразделений разведчики удерживали мыс между Лазе и Деепом (Мжежино). Израсходовали все гранаты и почти все патроны, уничтожили несколько десятков фашистов, а 17 солдат захватили в плен.
 
С выходом к Балтике закончился второй этап операции, увенчавшийся рассечением вражеских сил в Померании. Начинался третий этап, в течение которого (с 6 по 13 марта) 2-й Белорусский фронт повернул свои левофланговые армии на восток и северо-восток и вышел к укреплениям Гдыньско-Данцигского (Гданьского) оборонительного района. 310-я стрелковая дивизия на этом этапе находилась во втором эшелоне и маршевыми колоннами двигалась на восток и к началу заключительного, четвертого этапа (с 14 по 31 марта) изготовилась к наступлению на Гдыню.
 
Исходное положение для наступления 310-я Новгородская заняла 15 марта на направлении главного удара корпуса и армии. От рубежа Витцлин (Вичлино), Айхен-берг (Дембогуже), где разместились ее полки, до юго-западных окраин Гдыни было 15—20 км, но преодолеть их удалось только через тринадцать дней упорнейших боев.
 
Первый мощный узел сопротивления противника, построенный в д. Витцлин и на пяти высотах перед нею, удалось взять только 19 марта, на четвертый день боя, отразив восемь контратак. Особенно отличились 4-я рота 1080-го полка, которой командовали старший лейтенант Ильясов Александр Гиззатович и сменивший его после ранения капитан Харченко Николай, и батальон майора Шумилова из 1082-го полка. На следующий день 3-й батальон 1084-го полка (командир батальона капитан Самсонов) взятием Гросс-Катц (Вельки-Катцк) перерезал железную дорогу Гдыня — Берент (Косьце-жин) и подошел к Виттомину (Витомино, в 3—4 км от Гдыни). Путь в городок закрывал узел сопротивления,, построенный гитлеровцами в лесу у городских окраин. Бой за него продолжался двое суток, в течение которых враг двенадцать раз бросался в яростные контратаки.
 
Во время короткой передышки коммунисты 1-й ротьг 1080-го стрелкового полка на своем собрании приняли кандидатом в члены партии младшего лейтенанта Базыла Курбанова и рядового Гордеева. Оба заверили, что оправдают доверие товарищей. Кончилось собрание при очередном артиллерийском налете, предвещавшем новую контратаку противника, и коммунисты заняли свои места. Обещания вступивших не разошлись с их делами: Курбанов получил тяжелое ранение, но продолжал командовать взводом до окончания боя, а Гордеев вплотную подобрался к немецкому пулемету и гранатой уничтожил его вместе с расчетом. Так вели себя все молодые коммунисты: 98 проц. вступивших в партию в те дни были приняты как отличившиеся в бою.
 
Виттомин был взят к вечеру 24 марта, а на следующий день пала система вражеских укреплений на ближних подступах к Гдыне. Враг трижды пытался восстановить положение, но все его контратаки были отражены.
 
Наступление на Гдыню воины-новгородцы начали после десятиминутного артиллерийского налета утром 26 марта. К вечеру 3-й батальон 1080-го полка (комбат капитан Девятияров) захватил четыре, а 2-й (капитан Григоренко) — еще один квартал на юго-западной окраине города. Наступавший левее, вдоль шоссе Виттомин — Гдыня, 1084-й стрелковый полк полковника Пятова Михаила Георгиевича пробился к окраине города только к вечеру 27 марта. Офицеры штаба полка капитан Сушинский и старший лейтенант Клочко Роман Кириллович, находившиеся в головных подразделениях, решили не давать врагу передышки и во главе группы бойцов захватили первый дом.
 
Нелегко пришлось и 1082-му полку полковника Барашкова Геннадия Федоровича, наступавшему на правом фланге. Сосед продвигался медленнее, и полку часто приходилось отражать вражеские удары по открытому ■флангу. Поэтому здесь зацепиться за первые кварталы города удалось лишь к утру 28 марта.
 
310-й дивизии раньше не приходилось вести бои в городе, но она широко воспользовалась опытом других соединений. Штурм Гдыни на ее участке развивался успешно. Не дав врагу передышки после захвата окраин, батальоны продолжали теснить его, не прекращая бои и ночью. 1084-й полк в 7 час. 15 мин. 28 марта прорвался к Спасательной станции и пристаням Президентской и Вильсона. Через час сюда же пробились батальоны 1080-го полка, а спустя 45 мин. и 1082-го. К 14 час. все кварталы в полосе дивизии были очищены от гитлеровцев.
 
В бою на улицах Гдыни возросшее мастерство показали воины всех специальностей. Разведрота дивизии во главе со своим командиром капитаном Данильченко Федором Васильевичем, разведвзводы лейтенанта Филиппова, младшего лейтенанта Зернова и другие собрали исчерпывающие сведения об обороне противника, а в дни уличных боев совершали тихие, без единого выстрела поиски и дерзкие рейды по ближним тылам врага, нарушали его связь и всю систему управления. Умело и решительно действовали и воины саперного батальона дивизии. Только в городской черте саперы под огнем врага построили четыре моста, расчистили 25 завалов общей протяженностью 1800 м, сняли 1500 мин противника и поставили около 600 своих. Устойчивую связь обеспечили бойцы батальона связи, в котором особым бесстрашием и оперативностью в работе выделялись младший сержант Шорников, рядовой Малышев, сержант Тарасов.
 
В районе Гдыни дивизия захватила 60 паровозов, 6 пароходов, 2081 автомашину, 73 разных склада и множество оружия, боевой техники и военного имущества. За месяц боевых действий в Померании она уничтожила
 
 
 
 
 
 
4400 вражеских солдат и офицеров, около 4 тыс. взяла в плен. За это время прошла почти 900 км, 92 — с тяжелыми боями, заняв 8 городов и 200 других населенных пунктов.
 
2 апреля собрание партийного актива соединения подвело итоги боев. Заместитель комдива по политчасти подполковник Петр Иванович Лапшин сделал доклад «Работа парторганизаций в период наступательных боев и дальнейшие задачи коммунистов», в котором содержался анализ военно-политической обстановки, хода боев и действий в них командиров и политработников, воинов всех специальностей. Анализ оказался глубоким и критическим и потому помог дальнейшему подъему боевой и политической активности солдат и офицеров, совершенствованию их искусства побеждать.
 
С гордостью начальник политотдела сообщил, что коммунисты, как и раньше, находились на самых ответственных участках и выполняли самые опасные поручения. Их авангардная роль обеспечивалась также разумной расстановкой сил. В частности, 1084-й стрелковый полк имел 215, 1082-й — 373, 1080-й — 381, а 860-й артиллерийский — 336 коммунистов, из которых около 80 проц. служили в боевых подразделениях, и потому каждая ротная парторганизация объединяла от 7 до 15 человек. Всего же в дивизии насчитывалось 1819 членов и кандидатов в члены партии. В комсомольских ячейках на учете состояло 857 человек, и партийно-комсомольская прослойка, несмотря на потери в боях, поднялась до 32,4 проц. Из 1637 награжденных и представленных к орденам и медалям за подвиги в Восточной Померании 984 состояло в партии и 313 — в комсомоле. Пятеро из них: Семен Федорович Голопятов, Николай Леонтьевич Ми-хайленко, Афанасий Борисович Морозов, Филипп Романович Полихов, Василий Петрович Спицын — вслед за Ф. Т. Данчевым стали кавалерами ордена Славы всех трех степеней. Трое из них родились в нашей республике, все призывались в армию ее военкоматами и служили в 860-м артиллерийском полку. Дивизия в ходе наступления четыре раза заслужила благодарность Верховного Главнокомандующего и вскоре по его представлению была награждена орденом Красного Знамени.
 
В составе соседней 70-й армии в Восточно-Померанской операции принял участие казахстанский 209-й стрелковый Зайсанский Краснознаменный полк (командир подполковник Пятов, заместитель по политчасти майор Изотов), накануне с боями прошедший от сероц-кого плацдарма на Нареве до города-крепости Торунь. Наступление на его участке началось 11 февраля, и на второй день батальоны овладели городом Камин. Дальше продвинуться, однако, не удалось: враг успел подготовить новые рубежи, и частям дивизии и ее соседям пришлось перейти к обороне.
 
Подготовка к новому удару продолжалась почти две недели. Это время использовал и противник: когда 209-й полк атаковал фольварк перед Дойч-Бризеном, цепи стрелков встретил мощный огонь всех видов оружия. 12 раз поднимались советские воины, но безуспешно, и только с наступлением ночи, когда под покровом темноты удалось подтянуть 45-мм пушки на прямой выстрел к вражеским позициям, пехота выбила гитлеровцев с занятого ими рубежа.
 
Взятие фольварка открыло путь к шоссе Шлохау — Конитц (Хойнице), и 3-й батальон утром 27 февраля прорвался к нему. На следующий день командир полка приказал посадить на самоходку роту 1-го батальона, придать ей два станковых пулемета и стремительным рывком выйти к Платцигу. Замысел удался. Десант на броне протаранил боевые порядки отступающего противника, а остальные роты довершили его разгром и взяли город.
 
С прорывом тактической зоны обороны продвижение ускорилось: 1 марта полк перерезал железную дорогу Прехлау — Замполь, 2-го взял Дамерау, 3-го — Нойброа, а в ночь на 4 марта — г. Швессин. Гитлеровцы организовали здесь несколько контратак, но потерпели неудачу и отступили к берегу Данцигской губы.
 
Зайсанцы получили заслуженный отдых, а 15 марта сосредоточились у населенного пункта Вертхайм, в 15— 20 км западнее Цоппота (Сопот), рядом с 310-й стрелковой дивизией. Во взаимодействии с нею полк отражал контратаки из Витцлина, брал Гросс-Катц, и только на заключительной стадии боев их пути разошлись: 310-я, как уже знает читатель, брала Гдыню, а 162-я дивизия и ее 209-й полк — Цоппот. Здесь он и завершил свой боевой путь по землям Поморья.
 
В освобождении северо-западных районов Польши приняли участие также казахстанские 756-й стрелковый и 173-й гаубичный артиллерийский полки, входившие в состав соединений правого крыла 1-го Белорусского фронта. Первый из них — 756-й стрелковый полк — вместе с другими частями и соединениями 3-й ударной армии во время Висло-Одерской операции находился во втором эшелоне фронта и с 17 по 28 января совершил переход из района Варшавы к г. Флатов (Злотув). Через две недели гарнизон Шнайдемюля (Пила), окруженный нашими войсками, прорвался и долиной р. Кюддов (Гвда) двинулся на север. 79-й стрелковый корпус получил задачу разгромить вырвавшегося противника, и 756-й полк должен был 14 февраля на рубеже Ястров (Ястрове) Гурзен преградить путь гитлеровцам. В заданный район полк прибыл с небольшим опозданием и, приняв бой с превосходящими силами врага, нанес ему большие потери. Не ушли и те части противника, которые успели пройти раньше: их истребили или пленили другие подразделения 150-й дивизии и корпуса. Этот урок хорошо запомнили воины, а особенно офицеры во главе с командиром полка полковником Ф. М. Зинченко и его заместителем по политчасти подполковником И. Е. Ефимовым: никогда и ми при каких условиях нельзя опаздывать на поле боя, как нельзя и недооценивать противника, даже битого и основательно деморализованного.
 
После «шнайдемюльской прелюдии» дивизия генерал-майора В. М. Шатилова перебрасывается к линии фронта и в течение нескольких дней готовится к наступлению. Прорывать оборону врага 756-му полку пришлось у с. Кляйи-Зильбер, близ г. Каллис (Калиш-Поморский). Выполнение задачи облегчили хорошо спланированная артподготовка, успех соседей и действия танков непосредственной поддержки, двигавшихся впереди пехотинцев. К исходу 1 марта, первого дня наступления, полк прорвал оборону гитлеровцев и продвинулся почти на 20 км. Через два дня во взаимодействии с другими полками дивизии и танкистами был взят г. Регенвальде (Дарлово), а 5 марта наши земляки ворвались в г. Кам-мин (Камень Поморский), расположенный на берегу пролива Дивенов (Дзивна), и в коротком бою очистили его от фашистов.
 
Здесь полк участвовал в ликвидации мелких групп противника, надеявшихся переправиться через пролив. Одна такая группа была прижата к берегу. Видя ее обреченность, житель д. Цеббин Рудольф Генцер дважды (один раз вместе с нашим солдатом Ипатьевым, знавшим немецкий язык) ходил на переговоры к командиру группы обер-лейтенанту Муту, предлагая сложить оружие. Тот попытался получить перемирие и право свободной переправы через водную преграду, а от сдачи отказался. Пришлось возобновить бой. 39 фашистов (в том числе и обер-лейтенант Мут) были убиты, и только 16 остались в живых, сдавшись в плен. Все они заявили, что Гитлер и нацисты губят Германию.
 
Всего неделю продолжалось стремительное наступление, рассекшее восточнопомеранскую группировку противника на две части. 756-й и другие полки 150-й дивизии за это время прошли с боями 135 км и внесли достойный вклад в разгром врага на Нижнем Одере. Указом Президиума Верховного Совета СССР дивизия была отмечена орденом Кутузова 2-й степени.
 
Артиллеристы 173-го гаубичного полка (командир полковник Белоусов, заместитель командира по политчасти майор Белогаш) в Восточную Померанию вступили раньше других казахстанских воинских формирований. С 8 по 15 февраля они помогли стрелковым частям 5-й ударной армии в отражении контратак противника у Арнсвальде (Хощно), 17—20 февраля — улучшить позиции у Калиса (Калиш-Поморский), 7—8 марта — взламывать оборону противника под Голлновом (Голенюв). И наконец, 20 марта — добивать гитлеровцев на их плацдарме перед Одером у Альтдамма (Домбе).
 
В боях на землях Поморья небывалую боевую активность показали номера орудийных расчетов, разведчики, топографы-вычислители, водители автомашин-тягачей, санитарные инструкторы, повара, воины всех специальностей. Довольно часто многим из них приходилось выступать в непривычной для них роли пехотинцев: в условиях наступления на широком фронте гаубичники иногда оказывались впереди своей пехоты или вынуждены были принимать бой с так называемыми «блуждающими» подразделениями и группами противника, пытавшимися по тылам наших войск выйти к Одеру, на соединение со своими быстро отступавшими главными силами.
 
Не менее важной предпосылкой успеха в боях явилась хорошо поставленная партийно-политическая работа. Численность партийной организации полка к тому времени превысила половину его личного состава.
 
Итак, к концу марта бои за освобождение северных районов Польши и древнего славянского Поморья закончились полным разгромом немецко-фашистской группы армий «Центр» и основных сил группы армий «Висла». Советская Армия тем самым сорвала надежды врага сковать здесь крупные силы наших войск и использовать этот важный в стратегическом отношении район для удара по флангу и тылу войск 1-го Белорусского фронта, вышедших на дальние подступы к столице гитлеровского рейха.

Читать далее >>

 

 << К содержанию