Свежая информация ray ban original здесь.
Главная   »   Участие казахстанцев в завершающих..   »   118, 88, 314, 391, 8-я стрелковые и 72-я гвардейская стрелковые дивизии в Пражской операции


 118, 88, 314, 391, 8-я стрелковые и 72-я гвардейская стрелковые дивизии в Пражской операции

 

 

Уже пала столица фашистского рейха, сложили оружие, истреблены или рассеяны остатки вермахта на севере Германии, южные районы страны почти без боя оккупировали армии США, Англии и Франции, а борьба на территории Чехословакии не прекращалась. Новый глава государства гросс-адмирал К. Дениц и главнокомандующий сухопутных сил генерал-фельдмаршал Ф. Шернер затягивали капитуляцию групп армий «Центр», «Австрия» и «Юго-Восток», надеясь на развал антифашистской коалиции и, во всяком случае, на уход уцелевших частей на запад и сдачу в плен американцам и англичанам.
 
Надежды «калифов на час» опирались на стремление реакционных кругов США и Англии максимально ослабить Советский Союз и революционные силы европейских стран. Они пытались воспользоваться также особенностями района размещения этих групп армий — запада Чехословакии и севера Австрии, прикрытых горами и мощными укреплениями. Но надежды гитлеровцев не оправдались.
 
В разгроме войск Шернера приняли участие 153 советских и около 30 дивизий Польши, Румынии и Чехословакии общей численностью 2 028 тыс. солдат и офицеров. Превосходство в силах (хотя в танках Советская Армия незначительно уступала врагу), в моральном состоянии и боевом мастерстве позволило провести эту заключительную операцию с блеском. Среди причин, предопределивших успех операции, — массированное применение танков и самоходной артиллерии, позволившее при их общем соотношении 1,2:1 в пользу врага превзойти его на направлениях главных ударов. Стальной поток советских танков могучим тараном сокрушил оборону фашистов, а стрелковые дивизии довершили их разгром и заставили сложить оружие.
 
Среди танкистов было немало воинов из Казахстана. Железнодорожник из Караганды Габдулла Джаудинов в звании лейтенанта командовал взводом «тридцатьчетверок» в 6-й гвардейской танковой армии. За отражение контратаки превосходящих сил противника на пути к Праге он получил орден Красного Знамени. Три ордена Красного Знамени и два Отечественной войны заслужил учитель из Семипалатинской обл. командир танка лейтенант Ибрагимов Сулеймен, закончивший свой боевой путь в 20 км от столицы братской страны. Двое — сержант Мягков Василий Дмитриевич и старший сержант Шкловский Илья Григорьевич — служили в одной части, и некоторое время советские и чехословацкие журналисты С. Зуев, В. Мирошников, Б. Хноупек, Е. Чудова и другие считали первого вместо второго членом экипажа танка «Т-34-85» с порядковым номером «23» на борту, который установлен в центре Праги в качестве памятника освободителям.
 
Неточность исправлена накануне 20-летия освобождения Праги. Работник Центрального архива Министерства обороны СССР А. А. Андреев установил, что в экипаже танка с заводским номером 412 582, введенного в строй 1-го батальона 63-й гвардейской танковой Челябинской бригады 8 апреля (командир танка гвардии лейтенант Гончаренко И. Г.) старшим механиком-водителем стал старший сержант Шкловский Илья Григорьевич. Родился он в 1925 г. в пос. Коскудук Чуйского района Джамбулской обл., откуда и ушел на фронт в 1943 г. Сражался под Каменец-Подольском, на сандомирском плацдарме, штурмовал Берлин.
 
В третьем часу утра 9 мая взвод лейтенанта Л. Е. Буракова, и экипаж Гончаренко в том числе, ворвался на северо-западную окраину Златой Праги. Танкистов встретили ликующие повстанцы, и три машины двинулись вперед: надо было захватить и удержать до подхода батальона Майесов мост, одну из переправ через Влтаву в центре города. Проводником на броне головной «тридцатьчетверки» Гончаренко устроился чешский патриот Франтишек Соучек, и машина быстро вышла в намеченный район, Но едва спустилась к Влтаве, в каких-нибудь 200 м от цели, как с противоположного берега открыл® огонь штурмовые орудия.
 
Бой был неравным, но танкисты приняли его без колебаний. Вскоре один «фердинанд» задымился от метких снарядов Гончаренко. Илья Григорьевич уверенно продолжал вести машину, но в бой вступили фаустники. Один из них попал в башню. Командир танка был убит и свалился на плечи П. Г. Батырева. Убирать его было некуда и некогда, и командир орудия, взявший на себя и. обязанности командира экипажа, отвечает на вражеские выстрелы, удерживая головой и спиной тело Гончаренко. В машину попадает снаряд немецкого штурмового орудия. Ранен проводник. Осколок через открытый люк впивается в лицо и глаз Шкловского. Взрывы следующих снарядов ранят пулеметчика А. Н. Филиппова, заклинивают башню и контузят заряжающего Н. С. Ковригина.
 
Танк потерял возможность двигаться и вести огонь. Только теперь Батырев и Ковригин выбрались из машины, вытащили оттуда Шкловского и Филиппова, укрыли в безопасное место и Соучека, а сами взялись за автоматы. С прибытием остальных танков взвода и роты вражескую засаду удалось ликвидировать, а мост захватить в исправном состоянии. За подвиг на улицах Праги Гончаренко (посмертно) и Шкловский приказом командира корпуса от 20 мая 1945 г. были награждены орденами Отечественной войны 1-й степени, а их боевые друзья — орденом Славы 3-й степени. 20 лет спустя Пражский муниципалитет пригласил четверых оставшихся в живых героев на празднества и 4 мая 1965 г. объявил о присвоении им и посмертно Гончаренко звания почетных граждан столицы Чехословакии.
 
А что же стало с Мягковым? К настоящему времени установлено лишь, что он служил в том же батальоне, но подробности его последнего боя и место гибели узнать не удалось. Не удалось собрать материалы и о подвигах, на чешской земле другого нашего земляка, Героя Советского Союза старшины Джунусова Мажита. Известно лишь, что погиб он на пути к Праге и похоронен вместе с другими 429 советскими воинами на Ольшанском кладбище.
 
Вслед за 3-й и 4-й гвардейскими танковыми армиями 1-го Украинского фронта на направлении его главного удара (Дрезден — Прага) наступали три общевойсковые армии. В составе 5-й гвардейской армии действовала казахстанская 118-я стрелковая Мелитопольская Краснознаменная дивизия (командир генерал-майор Суханов М. А., замполит подполковник Мочалов Ф. М.). Составляя второй эшелон 34-го гвардейского стрелкового корпуса, она 7 мая двинулась вперед, прикрывая правый фланг корпуса и армии.
 
Пять суток продолжался поход от саксонского Науштадта на Эльбе до чешских Будыне и Костелец, в 30— 40 км северо-западнее Праги. Воины страны социализма шли, осыпаемые цветами, по нескончаемому коридору ликующего населения братского государства, которому они принесли свободу.
 
31-я армия генерал-лейтенанта П. Г. Шафранова на 1-й Украинский фронт прибыла во время Берлинской операции и оборонялась южнее Бунцлау. У силезского г. Левенберга занимала позиции казахстанская 88-я стрелковая Витебская Краснознаменная ордена Суворова 2-й степени дивизия генерал-майора Н. С. Самохвалова (командир) и подполковника И. И. Попкова (замполит). Солдаты и офицеры по-хорошему завидовали своим друзьям, наступавшим на центральном направлении.
 
В ночь на 8 мая части соединения начали перегруппировку, и все поняли: скоро наступление. Началось оно утром следующего дня коротким, но мощным огневым ударом артиллерии и минометов. Противник, деморализованный крушением своей обороны на всех фронтах, лишь кое-где «огрызался» артиллерией да мелкими разрозненными группами. К 19 час. полки 88-й дивизии выбили фашистов из Шосдорфа, а к исходу дня овладели г. Грайфенберг. День Победы они встретили взятием Флинсберга и вступлением на территорию Чехословакии.
 
 
 
 
 
Отроги Изерских и Исполиновых гор, покрытые лесами, узкие дороги и минные поля — все преодолели воины и к вечеру 10 мая в районе г. Танвальд, в 100 км северо-восточнее чешской столицы, закончили свой освободительный поход.
 
Две казахстанские дивизии действовали в составе 59-й армии генерал-лейтенанта И. Т. Коровникова, которая, по словам маршала Конева, «несла нелегкую службу, обеспечивая наш левый фланг на довольно растянутом фронте».
 
Центр боевых порядков левофлангового 93-го стрелкового корпуса армии, которым командовал генерал-майор Я. С. Шарабурко, занимала 391-я стрелковая Режиц-кая Краснознаменная дивизия (командир полковник А. Д. Тимошенко, замполит подполковник Ф. И. Куцепин). Утром 6 мая на участке 1024-го стрелкового полка был замечен отход врага, и комдив с разрешения старшего начальника бросил батальоны в атаку.
 
Удар левофлангового 1280-го стрелкового полка подполковника А. П. Шелуханского завершился крупным успехом: были взяты дд. Питтерн, Обер-Пауловитц и Либенталь, в предыдущих боях не раз переходившие из рук в руки. 1024-й полк полковника Ф. П. Дегтяря вначале смог овладеть передним краем врага только на участке 1-го батальона майора Харитоненко. 2-й батальон, наступавший на д. Нойдек и высоту 349,6, встретил массированный огонь. На наблюдательный пункт командира полка прибыл комдив. Приказав всю приданную артиллерию выдвинуть на открытые позиции и прямой наводкой разрушить заводской кирпичный забор, за которым укрывались пулеметчики и автоматчики противника, полковник Тимошенко направился к смолкшему пулемету. Здесь его и нашла пуля фашистского снайпера. Весть о ранении любимого командира быстро облетела части. Узел сопротивления противника был взят, и дивизия, ускорив преследование по всей 10-километровой полосе, к утру 7 мая вступила на территорию чешского округа Яворник.
 
7 мая полки 391-й дивизии с боями прошли около 20 км, захватили Хейнерсдорф. Дальнейший путь пролегал через Орлиные горы. Не просто наступать вдоль хребтов, но еще сложнее поперек их: возрастают трудности перемещения артиллерии и тылов, затрудняется взаимодействие не только между полками, но и внутри батальона. Повышается расход времени и провода для прокладки телефонной связи, а маломощные рации того времени не могли обеспечить устойчивую радиосвязь. Все это повышало ответственность командиров всех степеней и особенно командиров батальонов и самостоятельно действующих рот и взводов.
 
Наступление продолжалось. Рассвет 9 мая воины дивизии встретили уже на чешской земле. Здесь, у д. Орлицке, и закончился их боевой путь. С 6 по 11 мая дивизия с боями прошла около 70 км, преодолела три горных хребта, уничтожила около 600 и захватила в плен 4280 солдат и офицеров вермахта.
 
На правом фланге армии в составе 43-го стрелкового корпуса генерал-лейтенанта А. И. Андреева накануне наступления находилась 314-я стрелковая Кингисеппская ордена Кутузова 2-й степени дивизия (командир полковник П. Ф. Ефименко, замполит полковник Г. И. Александров). 7 мая она вместе с соседями прорвала вражескую оборону и утром следующего дня овладела г. Мюнстер-берг (Зембице), а в 18 час. был очищен Франкенштайн (Зомбковице-Сленске), отстоящий от первого почти на 30 км. Здесь находился один из концлагерей, и стремительность наступления наших войск спасла его узников, в том числе около 2 тыс. советских граждан, от истребления. К исходу дня передовые отряды вышли на рубеж Зильберберг, Херцогсвальде, Никласдорф.
 
На перевалах и государственной границе Чехословакии в частях приняли известие о капитуляции Германии. Радостная весть, а также встреча с жителями Находа, первого города дружественного государства, еще более вдохновили советских воинов. С другой стороны, враг оказался еще более деморализованным и стал вопреки приказам Шернера группами и целыми подразделениями сдаваться в плен. Приемом и конвоированием их занимались основные силы полков, а передовые отряды почти безостановочно двигались двумя смежными дорогами все дальше и дальше на юг. Приказ остановиться поступил утром 11 мая, когда полки вошли в Градец-Кралове, а передовые отряды приближались к Пардуби-цам.
 
В ходе пятидневного наступления дивизия и ее соседи очистили от фашистов Верхнюю Силезию, ставшую вскоре частью польской Сленски, и освободили десятки городов и сел Северной Чехии. В боях было выведено из строя свыше 800 гитлеровцев и 19 128 взято в плен. Части дивизии захватили 102 самолета, 40 орудий, 360 автомашин. За отвагу, решительность и умелый маневр силами и средствами, высокую дисциплину и организованность 505 солдат и офицеров соединения были отмечены орденами и 817— медалями.
 
Скорейшему разгрому группировки Шернера содействовало и наступление войск 4-го Украинского фронта генерала армии А. И. Еременко в полосе от Левитца (в районе Егерндорфа, Верхняя Силезия) до Плевника, юго-западнее Жилины. В составе левофланговой 18-й армии генерал-лейтенанта А. И. Гастиловича действовала казахстанская 8-я стрелковая Ямпольская Краснознаменная ордена Суворова 2-й степени дивизия. Командовал ею Герой Советского Союза полковник Н. С. Угрюмов, а замполитом служил полковник С. И. Паршин.
 
Ямпольцы хорошо выполнили свой долг в последних боях: начав наступление из верховий Бечвы, последний выстрел они произвели у г. Глинско, пройдя за 5 дней около 150 км. Быстрые и тактически грамотные действия, смелость и отвагу личного состава дивизии Верховный Главнокомандующий отметил своей благодарностью. По его представлению 151-й Карпатский и 310-й ордена Кутузова 3-й степени стрелковые полки подполковника
 
А. Ф. Лесицкого и полковника В. М. Виноградова, отличившиеся в боях за Оломоуц, были награждены орденами Суворова 3-й степени, 62-й артиллерийский Карпатский майора М. Е. Ковалева орденом Красного Знамени, а 108-й отдельный противотанковый артиллерийский дивизион Героя Советского Союза майора Васильева М. Н. — орденом Красной Звезды.
 
В наступлении на Прагу с юга в составе войск 2-го Украинского фронта маршала Р. Я. Малиновского приняла участие 72-я гвардейская стрелковая Красноградская Краснознаменная дивизия (командир полковник Панков Александр Гаврилович, замполит полковник Чертов Федор Иванович). 72-я гвардейская накануне наступления оборонялась в районе с. Нова-Весь, на правом фланге 27-го гвардейского корпуса генерал-майора А. И. Лосева и с этого же рубежа нанесла удар по противнику. Атаке пехоты предшествовала авиационная и артиллерийская подготовка, продолжавшаяся 2,5 часа и основательно перепахавшая передний край обороны фашистов. Это значительно облегчило задачи стрелковых полков, и 222-й гвардейский подполковника Вербицкого Петра Васильевича в одном рывке захватил и первую позицию, и с. Нова-Весь, а к исходу дня уже был в с. Шулице. Также успешно осуществил прорыв обороны противника и 224-й гвардейский стрелковый полк майора Щетинина Ивана Михайловича.
 
Преследование отходящего противника в частях дивизии организовали быстро и умело. Используя все виды транспорта: велосипеды, лошадей, автомашины, танки и самоходки поддержки, — батальоны устремились вперед. Отряды прикрытия, оставлявшиеся кое-где врагом, сметались шквалом огня и доходящими до дерзости обходами и охватами передовых подразделений, и движение шло почти без перерывов. Остановки делались редко, на короткое время, необходимое для дозаправки машин. На прием продуктов питания времени тратить почти не приходилось — население Южной Чехии выносило к дорогам столько угощения, что его хватило бы на недели.
 
Впрочем, одна остановка нашим командованием не планировалась и техническими нуждами не вызывалась. Произошла она 8 мая у пересечения пражского шоссе с дорогой, по которой немецкая автоколонна пыталась уйти на запад. Силы врага во много раз превосходили численность и боевые возможности передовых подразделений, но их солдаты и офицеры навязали врагу бой. Продолжался он, однако, недолго: фашисты выбросили белые флаги. Пленных оказалось столько, что почти всем победителям пришлось бы стать конвоирами. Выручили чехи из ближнего городка: разобрав брошенное немцами оружие, они повели колонну сдавшихся в тыл.
 
Свой поход по земле братской страны гвардейцы-красноградцы закончили 12 мая в районе Мнишек, Чиствице, в 30 км к юго-западу от Праги. Всем воинам дивизии Верховный Главнокомандующий объявил благодарность, а наиболее отличившийся 224-й гвардейский стрелковый ордена Александра Невского полк получил новую награду — орден Суворова 3-й степени.
 
Еще не остыл накал стремительных маршей и жарких боев, а уже бойцы и командиры вспомнили, что со столицей Чехословакии связана одна из памятных страниц в истории пашей партии: здесь в 1912 г. под руководством
 
В.И. Ленина состоялась VI конференция РСДРП. Началось настоящее паломничество в здание, в котором работала конференция. Побывали в нем и гвардейцы-казахстанцы, оставившие там свой скромный подарок—портрет Владимира Ильича, выполненный старшим сержантом Василием Могутовым, с надписью: «Коммунисты Н-ской гвардейской стрелковой Красноградской Краснознаменной части — великому Ленину».
 
Успеху танковых и стрелковых дивизий в Пражской операции содействовали наши отважные соколы — летчики всех родов авиации. В частности, наступление 7-й гвардейской армии активно поддерживала с воздуха 312-я авиационная Знаменская ордена Суворова 2-й степени легкобомбардировочная дивизия полковника
 
В.П. Чанпалова. Все ее полки к тому времени получили почетные наименования и по одному ордену, алмаатинский 992-й авиационный полк имел три отличия: 19 декабри 1943 г. ему присвоено почетное наименование «Черкасский», 14 ноября 1944 г. за содействие наземным войскам при взятии Дебрецена он награжден орденом Богдана Хмельницкого 2-й степени, а 26 апреля 1945 г. за прорыв вражеской обороны западнее Будапешта и содействие пехоте и морякам Дунайской флотилии при овладении городами Естергом, Несмей, Фельше-Галла и Тата — орденом Суворова 3-й степени.
 
Полк стал лучшим в дивизии и одним из лучших в 5-й воздушной армии благодаря целеустремленной работе командира полковника Девятова Николая Михайловича, его заместителя по политчасти майора Грибченко Андрея Даниловича, других офицеров и партийно-комсо-мольскогО актива. Они сумели передать всему личному составу хорошие знания самолета «ПО-2», принципы и навыки его боевого применения, а также ревностное отношение к выполнению долга перед Родиной и служебных обязанностей.
 
Журнал боевых действий, политдонесения, наградные документы последних дней войны, составлявшиеся в штабах полка и дивизии, часто повторяют имена одних и тех же отличившихся летчиков и штурманов: капитанов Добрушкина Самуила Яковлевича и Карасева Петра Павловича, старших лейтенантов Глинкина Бориса Дмитриевича и Портнягина Федора Ивановича, лейтенанта Павелковского Петра Францевича, младших лейтенантов Куропаткина Виктора Терентьевича, Макарова Леонида Георгиевича.
 
Всеобщим уважением в части пользовались и специалисты наземной службы, те, кто готовил самолеты к боевым вылетам и в полевых условиях производил такие ремонтные операции, которые в мирное время выполнялись не в каждой авиамастерской. Поэтому-то имена старшего инженера полка Шарафа Самигуловича Еникеева, его заместителя Михаила Анисимовича Аршинова, техников эскадрилий и звеньев Павла Васильевича Нагибина, Алексея Семеновича Соколова, Василия Ивановича Швыдко, авиамехаников и мастеров по ремонту приборов и вооружения Абдрахмета Касымова, Георгия Степановича Казанцева, Николая Федоровича Мещерякова, Чичи-ко Васильевича Лежава и др. в приказах о награждениях стояли рядом с именами летчиков и штурманов.
 
Большинство названных летчиков и технических специалистов в часть прибыли еще в дни ее формирования в столице Казахстана. И почти все они коммунисты. Добавим, что партийная организация авиаполка с начала боевой деятельности к 1 января 1945 г. выросла с 13 членов и 5 кандидатов до 52 членов и 28 кандидатов в члены ВКП(б). Численность комсомольской организации за это время изменилась мало: с 41 до 43 человек, но произошло это потому, что комсомольская организация выдвигала в партию большинство вновь принимавшихся в ее ряды.
 
За время участия в боях полк совершил 7642 боевых вылета, сбросил на врага 816 т бомб и израсходовал 104 тыс. патронов, уничтожив 3 самолета, 19 батарей зенитной и столько же батарей полевой артиллерии, около тысячи автомашин, 2 моста и 108 понтонных переправ. Кроме того, на переднем крае и во вражеском тылу авиаторы рассеяли 3 189 тыс. листовок.
 
Хорошо поработали в дни Пражской операции и воины алма-атинской 556-й отдельной авиационной Черкасской ордена Богдана Хмельницкого 2-й степени эскадрильи связи (командир майор В. Т. Поздняков), входившей и 52-ю армию. Она довела счет вылетов по связи до 4050 и на бомбежку до 2350. Из 14 человек летно-подъемного состава только 4 к окончанию боев не имели правительственных наград, так как прибыли в часть недавно. Младший лейтенант Д. И. Рыжак и старший лейтенант Г. А. Ткачев заслужили по одному ордену, капитан Б. П. Плотников —2, старший лейтенант С. С. Кулик 3, лейтенант 3. 3. Зайдулин и старшие лейтенанты М. 11. Орехов и II. Д. Степанов — по 4, командир эскадрильи майор В. Т. Поздняков и ее инженер капитан П. С. Чумаченко — по 5, заместитель командира эскадрильи капитан А. Г. Макеев—6 орденов. Все они пришли в часть из алма-атинского аэроклуба и все, кроме одного, были коммунистами.
 
Сотнн авиаторов-казахстанцев, пришедших на помощь братскому народу Чехословакии, служили в других частях 2, 8, 5-й воздушных армий. Двоим из них семипалатинцам Батинькову Сергею Алексеевичу и Же-лезнякову Петру Филипповичу, совершившим к концу войны (соответственно) 129 и 341 боевой вылет, Президиум Верховного Совета СССР присвоил звание Героя Советского Союза, а третьему — уроженцу аула Май-Балык Целиноградской обл. Талгату Якупбековичу Бегельдинову — за подвиги в кебе Германии и Чехословакии была вручена медаль «Золотая Звезда».
 
Т. Я. Бегельдинов стал третьим после С. Д. Луганского и И. Ф. Павлова казахстанцем, удостоенным второй Золотой Звезды. Указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении ему вторично звания Героя Советского Союза был издан 27 июня 1945 г., а через день этой же чести, как уже отмечалось, удостоился и Леонид Игнатьевич Беда.
 
Итак, в Пражской наступательной операции приняло участие шесть казахстанских стрелковых дивизий, два авиационных полка ночных бомбардировщиков, отдельная авиаэскадрилья связи, мостостроительный батальон. Их солдаты, сержанты и офицеры в шестидневных боях на разных участках фронта выполнили все задачи, возлагавшиеся на них командованием, и показали высокое боевое мастерство, дисциплину и организованность.
 

Читать далее >>

 

 << К содержанию