ВВЕДЕНИЕ — bibliotekar.kz - Казахская электронная библиотека



 ВВЕДЕНИЕ

Однажды в “Правде” было опубликовано письмо от учителя-фронтовика. В письме — строки, обращенные к коммунистам. Вот они: “Стереть! С лица земли стереть! Иного не знаю! Будьте вы трижды прокляты, коммунисты!”
 
Что это? Ослепление человека в порыве гнева, потерявшего контроль над собой? А может быть, результат высмеивания и обличения партократов за спецпривилегии, многие из которых уже давно сменили своих хозяев и во всю используются “демократами” и новыми властями? Во всяком случае хотя есть и такие интеллигенты, гуманисты в искусстве и прагматики в жизни, которые, рассуждая о пользе частной собственности, ностальгически обращаются к уму и сердцу бывшего чилийского диктатора Пиночета: он-то, мол, навел бы порядок. Подчеркивая свои позиции “демократов”, они публично сжигают свои партийные билеты коммунистов на глазах у миллионов зрителей. Конечно, это больше смахивает на поступок нервной институтки, нежели мужчины, но зато поступок как факт, как событие замечается и даже служит примером другим бывшим коммунистам.

 

Народ, конечно, многое видит и замечает. Видит, как во Львове и Тернополе, Ивано-Франковске и Ровно при скрытом попустительстве местной власти били ветеранов Великой Отечественной войны. Распоясавшиеся боевики из отрядов так называемой украинской народной самообороны не только били, но и с ненавистью срывали боевые ордена и медали, заслуженные в боях с фашистами. Нечто похожее можно встретить и увидеть в странах Балтии, где бывшим “лесным братьям” начисляются пенсии за войну с Советским государством. Проницательный читатель, прочитав первые строки введения, настроится, видимо, на жесткую конфронтацию. Но напрасно. Автор данной книги — убежденный противник сталинизма еще с тех времен, когда многие нынешние “ниспровергатели социализма” выступали, по определению видного деятеля немецкого рабочего движения Франца Меринга, в роли “попов марксистского прихода”. Впрочем, в условиях расцвета идеологии перманентной гражданской войны вряд ли можно разобраться, кто сейчас “красный”, кто “белый”, кто “правый”, а кто “левый”.
 
Задача данной книги другая. Но прежде чем ее определить, отметим, что в современных условиях гласности, плюрализма и борьбы за историческую правду и справедливость, осуждая “вождей” и “лидеров” административно-командной системы, сталинизма и террора, хрущевского волюнтаризма и брежневского застоя, мы не имеем права забывать других партийных и государственных деятелей, которые честно и самоотверженно служили народу. И если первые своей “деятельностью” нанесли невосполнимый и неоценимый “во веки веков” ущерб тому, что мы считаем ценностями государства, его политическим и нравственным капиталом, то другие подвергались шельмованию и при их нелегкой жизни, и после их трагической гибели в сталинских застенках. На политической арене такие деятели, вспыхнув ослепительным метеором в сумрачном небе строившегося социализма, отходили на второй и даже более отдаленный план. Как правило, они погибали в расцвете творческих сил и молодых лет. Но именно деятельность таких людей на фоне тяжелого труда всего народа позволила стать Советскому Союзу (теперь уже бывшему) одной из двух супер-держав мира. И не только стать, но и накопить экономический, социально-политический, моральный и интеллектуальный потенциал, который к настоящему времени растранжирили как “партократы”, так и “демократы”. Но этот потенциал был настолько велик, что даже чудом сохранившиеся его остатки дают основание надеяться на выход из всеобщего кризиса, охватившего все страны СНГ, образовавшиеся на основе бывшего СССР, и пойти по пути строительства правового общества, демократии и новой цивилизации.
 
Турар Рыскулович Рыскулов относится именно к таким политическим и государственным деятелям. Он вошел в историю Октябрьской революции и Советского государства как представитель демократически настроенной казахской интеллигенции, активно вступившей в революционную борьбу с царизмом, капитализмом и национальным гнетом. Он не был буржуазным националистом. Но к Октябрю 1917 г., являясь уже членом большевистской партии, не представлял еще четкой взаимосвязи социалистической революции, диктатуры пролетариата и национально-освободительного движения. Он еще не был убежден в том, что угнетенные народы, борющиеся против национального гнета, объективно выступают союзниками рабочего класса. Но он уже хорошо представлял жестокость и беспощадность классовой борьбы. В таковой борьбе исчезают национальные различия. Это он уже видел в повседневной жизни Российской империи.
 
Вместе с тем, Рыскулов осознавал уже накануне Октября, что часть национальной буржуазии, не связанная с империалистическими кругами, способна действовать и участвовать в решении общенациональных задач. Но, осознавая это, он, конечно, нечетко представлял себе двойственный характер национальной буржуазии. Между тем, известно, что чем прочнее становится союз рабочего класса и крестьянства, шире и организованнее борьба трудящихся за революционное преобразование общества, тем больше национальная буржуазия теряет свои прогрессивные черты и ищет соглашения за счет народа с реакционными силами как внутри страны, так и за ее пределами.
 
Эту двойственность национальной буржуазии, ее своеобразный дуализм Рыскулов осознал уже после Октябрьского переворота 1917 г. То было бурное время глубоких общественно-политических и социально-экономических свершений, способствовавшее раскрытию творческих способностей, ума и энергии молодого Рыскулова. В двадцать пять лет он уже зарекомендовал себя видным политическим деятелем. Он уже — лидер коммунистов-мусульман в Советском Туркестане. При этом для Рыскулова лидер — это персонифицированное выражение коллективной воли широких слоев трудящихся, а не романтический герой-одиночка, подверженный интеллигентским колебаниям, шатаниям и другим слабостям. У него было немало недостатков и ошибок, но он выходил из критических моментов и опасных поворотов своей политической деятельности, все более и более укрепляясь в принципах большевика-ленинца, патриота и интернационалиста.
 
Но даже он, с его острым и проницательным “рыскуловским” умом всесторонне развитого интеллигента и опытного политика, не смог полностью выйти за рамки созданного в тех условиях в стране тоталитарного строя. В то же время именно такие люди как Рыскулов помогли победить Советской власти в гражданской войне, перейти к новой экономической политике, приступить к социалистическому строительству, способствовать осуществлению индустриализации и (хотя и не полностью) коллективизации. Как государственный деятель он проводил политику Советской власти, преодолевая сопротивление, а подчас и плохо скрываемую враждебность все более и более растущей партийно-государственной бюрократической машины. Это особенно видно в те годы, когда он работал заместителем председателя Совнаркома Российской Федерации, в частности, когда он курировал одну из величайших строек первой пятилетки — строительство Турксиба. И если мы достигли успехов в деле социалистического строительства в условиях огромного многонационального государства, то немалая заслуга в этом принадлежит Рыскулову.
 
Более того, необходимо отметить и международный аспект значимости вклада Рыскулова в экономическое развитие СССР. Так, к примеру, общеизвестно, что современный капитализм многое взял от социализма. Сильный государственный сектор, планирование, реализация крупномасштабных экономических и научно-технических программ, повышение жизненного уровня и социальной защиты трудящихся — все это чисто социалистические элементы развиты в капиталистических странах куда в большей степени, чем сейчас в странах СНГ. А ведь они развиты на основе опыта социалистического строительства первого в историй человечества Советского государства, у истоков создания которого стоял Рыскулов. Обозначим лишь некоторые штрихи вклада Рыскулова в этот опыт. Будучи заместителем председателя Совнаркома РСФСР, он одновременно являлся заместителем председателя Экономического совета при СНК РСФСР, возглавлял Постоянное хлопковое совещание российского правительства, руководил Комитетом кустарной промышленности, был во главе специального Совета содействия по общественному питанию трудящихся, Главного управления коммунального хозяйства России. Неоценим его вклад и как члена Конституционной комиссии СССР и РСФСР.
 
В этой связи подчеркнем неординарность политической и государственной судьбы Рыскулова в течение длительного времени, тесно связанной со Сталиным. Злопыхатели и завистники называли Рыскулова “сталинским фаворитом”. Но это было далеко от истины. Прежде всего отметим, что Рыскулов был заместителем Сталина, когда последний работал наркомом по делам национальностей. Сталин, как нарком Наркомнаца, не мог не ощущать интеллектуального, морального и нравственного потенциала, а точнее — превосходства своего заместителя. Но у завистливого и мстительного наркома, в скором времени ставшего к тому же Генеральным секретарем большевистской партии, эти обстоятельства порождали стремление принизить роль и заслуги Рыскулова, сократить, сузить сферу его деятельности. Одновременно Сталин старался держать Рыскулова под своим постоянным наблюдением. Между Рыскуловым и Сталиным внешне не существовало открытого конфликта, хотя скрытая напряженность непрерывно развивалась. Эта напряженность просматривалась, к примеру, через назначение Рыскулова заместителем наркома Наркомнаца, столкновение на Четвертом совещании ЦК партии с ответственными работниками национальных республик и областей, решение проблем коллективизации сельского хозяйства и оседания кочевого и полукочевого населения. Скрытый конфликт в конечном итоге вылился в незаконный арест и последовавший вскоре быстротечный суд и расстрел. Но, пожалуй, самым удивительным в этом конфликте является то, что Рыскулов при Сталине бессменно и непрерывно проработал свыше одиннадцати лет на одном и том же Посту заместителя председателя Совнаркома РСФСР. При этом, непременно избирался депутатом, членом ЦИК, ВЦИК и Верховного Совета РСФСР и СССР, делегатом всех партийных и государственных съездов. Если учесть серьёзную нехватку руководящих кадров, частую смену руководителей центральных партийных органов, ведомств и наркоматов, постоянно висевшую над ним так называемую “рыскуловщину”, то такое положение в рассматриваемое время было не просто уникальным, а единственным, учитывая известность и значимость Рыскулова. Да простит меня читатель, но это был своеобразный рекорд, достойный книги Гиннесса.
 
Однако постоянно сужая значение и полномочия Совнаркома Российской Федерации, в том числе и деятельности Рыскулова, Сталин все же опасался идти на открытый разрыв с Рыскуловым, ибо мало кто в Советском Союзе (точнее, в высшем руководстве СССР) знал лучше Рыскулова возможности и недостатки огромного многонационального народнохозяйственного механизма на переплетавшихся в его деятельности уровнях союзного и республиканского процессов, с одновременным учетом особенностей решения проблем национальной государственной политики. При этом следует учитывать в значительной степени мусульманский аспект этой политики, затрагивавший огромные регионы Средней Азии, Казахстана, Закавказья, Поволжья, Крыма. Думается, что главное состояло именно в том, что только Рыскулов, находясь в правительстве, великолепно разбирался в сложных проблемах и перипетиях многомиллионного мусульманского населения Советского Союза. Со своей стороны и сам Рыскулов был вынужден “терпеть” руководство “вождя народов”, хорошо понимая, что его, Рыскулова, уход от руководства экономикой и от политики ничего существенного не изменит. Более того, уход его только ухудшит и без того сложное положение в партии и стране. При всей его смелости, партийной принципиальности, чистоте и высокой нравственности Рыскулов понимал бессмысленность открытого выступления против Сталина, особенно в годы создания его культа личности. Так или иначе, но этим двум столь различным политикам пришлось работать вместе (точнее совместно) в течение почти 14 лет, что было крайне нелегко для Рыскулова, который в кругу самых близких для него людей, особенно жены — Азизы Тубековны, никогда этого не скрывал.
 
Трагичность судьбы Рыскулова состоит еще и в том, что даже после полной его реабилитации долгие годы идеологические шоры не позволяли писать о нем правду. Однако здесь следует иметь в виду, что трагические судьбы замечательных людей всегда вызывали противоречивые суждения, вспыхивающие с новой силой по мере того, как каждое последующее поколение привносит в аргументацию свое особое видение и внутренние конфликты.
 
Задача данной книги показать отдельные стороны и аспекты жизни и деятельности Т. Р. Рыскулова без шор, без цензуры, так, чтобы посмотреть на историю открытыми глазами, разумеется, не через искривляющую суть событий и фактов призму идеологических пристрастий. Показать так, чтобы не видеть в политической судьбе Рыскулова то, что нам хочется: что выгодно или модно, а то, что было и как было в действительности. Это весьма важно прежде всего потому, что история двулика: она обращена в прошлое и в современность. Исторические факты и события одновременно существуют в их первоначальном значении и в их преломлении в современности. Поэтому естественно авторское стремление разобраться в прошлом через настоящее, в настоящем через прошлое. Но невозможно говорить о современности и пытаться отделить ее от исторического прошлого. Равно, как и наоборот, не считаясь с законами истории.
 
В современных условиях уже много сделано для ликвидации так называемых “белых пятен” истории. При этом, мы стали очевидцами того, что историческая истина далеко не всегда оказывалась лицеприятной, а главное — соответствующей нашим представлениям о пройденном пути. Более того, идеализация исторической истины или ее фальсификация всегда чреваты серьезными морально-политическими и духовно-нравственными издержками. Опасны они в нашем случае. Опасны потому, что многогранная работа Рыскулова во многих сферах политической, общественной, хозяйственной, научной и государственной жизни до сих пор не изучена и должным образом не оценена.
 
Историография, непосредственно относящаяся к жизни и деятельности Рыскулова, ограничена. Она насчитывает ряд статей в газетах и журналах, освещающих, как правило, лишь отдельные стороны его жизни, посвященные юбилейным датам. Первое исследование о Рыскулове было опубликовано С. Бейсембаевым и С. Кульбаевым. Подготовленное на основе широкого круга документальных и других источников, оно осветило многие стороны жизни и деятельности Рыскулова, тем самым внесло существенный вклад в изучение биографии видного политического и государственного деятеля страны и республики. Весьма содержателен научно-биографический очерк о Т. Р. Рыскулове, опубликованный в сборнике “Избранных трудов” Т. Р. Рыскулова, подготовленных Институтом истории партии при ЦК Коммунистической партии Казахстана — филиалом Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, вышедших в свет в издательстве “Казахстан”. Конкретным историческим исследованием, посвященным жизни и деятельности Турара Рыскулова, явились две монографии автора данной книги. К специальным трудам следует отнести роман-исследование о Т. Р. Рыскулове лауреата Государственной премии Казахской ССР Шерха-на Муртазаева “Огненная стрела”.
 
По существу вышеперечисленным и завершается перечень исследований, непосредственно посвященных Рыску-лову. Что касается опосредованного показа отдельных сторон жизни и деятельности Рыскулова, то его можно встретить в значительном количестве публикаций. Среди них отметим наиболее значимые монографии С. Б. Бей-сембаева, X. Т. Турсунова, Ш. Т. Ташлиева, М. X. Назарова, М. Г. Вахабова. Но и они освещают лишь в основном один период жизни и деятельности в Туркестане, где Рыскулов допустил ряд ошибок организационного и тактического порядка, которые, как правило, многими исследователями однозначно оценивались как ошибки национал-уклонистского характера- Среди других наиболее значимых публикаций, освещающих последний период его жизни, необходимо отметить статью Н. Джагфарова и В. Осипова “Приговор был исполнен немедленно”, опубликованную 22 июня 1991 г. в “Казахстанской правде”. Подготовленная на основе новых, ранее неизвестных документов и материалов партийных архивов и архивов КГБ, статья рассказывает о последних днях жизни Турара Рыскулова, называет точную дату его расстрела, которая долгие годы была неизвестна.
 
Казалось бы, в биографии Т. Р. Рыскулова не осталось “белых пятен”. Но подготовка к 100-летию со дня его рождения выявила, что это не так. Вне зависимости от значимости, укажем лишь на ряд вопросов и проблем, не получивших достаточного освещения или вовсе не освещенных в опубликованной литературе. Так, мы мало знаем о деятельности Т. Р. Рыскулова но привлечению к советской работе аульной бедноты, а казахской молодежи — по направлению ее представителей на учебу в рабфаки, техникумы. Не известна роль Т. Р. Рыскулова в становлении высшего образования в среднеазиатских республиках, в частности, его участие в организации Туркестанского университета. Не полностью исследована проблема оседания кочевого и полукочевого киргизского и казахского населения и деятельность Турара Рыскуловича в ее разрешении.
 
В опубликованной литературе мы не встречаем анализ совместной работы Т. Р. Рыскулова с Н. И. Бухариным, А. И. Рыковым, Д. Е. Сулимовым, С. И. Сырцовым, Г. М. Кржижановским, А. В. Луначарским, Г. К. Орджокинидзе, Я. Э. Рудзутаком, П. А. Кобозевым. В частности, не исследованы документальные материалы ВЦИК и Совнаркома РСФСР за 1926—1937 гг., не изучены и не введены в нужный оборот распоряжения, решения и документы ТуркЦИКа, Совнаркома Туркестанской АССР, подписанные Т. Р. Рыскуловым, материалы Мусульманского бюро КП Туркестана, председателем которого был Т. Р. Рыскулов.
 
Весьма важны для дальнейшего, а главное, глубокого и всестороннего исследования многогранной деятельности Т. Р. Рыскулова, письма и телеграммы Т. Р. Рыскулова, адресованные В. И. Ленину, И. В. Сталину, А. Икрамову, Р. И. Эйхе, Я. Э. Рудзутаку и др. По нашим предварительным подсчетам таких писем, которые до сих пор не подлежат выдаче из архивов, насчитывается около двух десятков.
 
Казалось, что материалы XII съезда РКП (б), состоявшегося в 1923 г., всесторонне исследованы историками и другими обществоведами. Тем не менее, до сих пор в широкой исторической литературе не освещена точка зрения Т. Р. Рыскулова о создании в высшем союзном органе власти особой национальной палаты, где бы все национальности должны были быть представлены на равных началах. В этой связи не проанализирована и не раскрыта роль Т. Р. Рыскулова в организации и проведении частного совещания представителей национальных республик и областных органов РСФСР по вопросам национально-государственного строительства в Советском Союзе, состоявшегося осенью 1926 г. Данное совещание практически не освещалось на страницах исторической литературы, прежде всего из-за закрытости секретных материалов фонда ЦИК СССР.
 
По многим публикациям Рыскулов характеризуется как национал-уклонист, пантюркист, панисламист, националист, допускавший грубые политические ошибки. Не много ли для одного человека, даже если он и являлся видным политическим деятелем? Тем более, если учесть, что все эти понятия различны и по-существу не могут быть совместимы в приложении к одному человеку. Но дело, разумеется, не только и не столько в этом, но и в другом. Да, у Рыскулова была своя позиция, позиция самостоятельная и оригинальная. И это выделяло его из единоверного круга одинаково мыслящих руководителей. Но самое интересное то, что не существует документов и материалов, в которых позиция Рыскулова оценивалась бы В. И. Лениным как национал-уклонистская, или пантюркистская, или панисламистская, или националистская. Не было и партийного решения ЦК РКП (б) о том, что позиция Рыскулова является национал-уклонистской. Не говоря уже о том, что не было и решения партийного съезда. Были дискуссии (многочисленные и тяжелые), были и серьезные решения ЦК партии по Туркестану. Но конкретно по национал-уклонизму в деятельности Рыскулова решений центральных партийных органов не существует.
 
Все эти сложные и противоречивые вопросы требуют своего исследования. В этой связи отметим также, что необходимо обратить серьезное внимание еще на одну многоплановую проблему, имеющую в современных условиях принципиальное значение, а именно: понимание Рыскуловым суверенитета Туркестанской АССР (1919—1921 гг.), создание Мусульманского бюро туркестанских коммунистов, формирование мусульманской армии, организация внешней торговли в Туркестане. Взгляды Рыскулова по указанным положениям не оценены с позиций нового политического мышления в условиях складывающейся многопартийной системы, утверждения политической независимости свободных суверенных государств, созданных на основе бывшего Советского Союза.
 
В основу методологии предлагаемого документального исследования о Т. Р. Рыскулове положены произведения основоположников марксизма-ленинизма, как одной из методологий исторического познания. В частости, особое методологическое значение для данной книги представляют те труды В. И. Ленина, которые посвящены созданию марксистской концепции теории и практики социалистического строительства, проблем национально-государственного и социально-экономического развития национального и классового самосознания, процессов демократизации нового общественного и государственного строя, возникшего в России после победы Октября. В современных условиях труды классиков марксизма-ленинизма никому больше не требуются — ни боготворить, ни зубрить их не нужно; можно просто читать и обдумывать. Читая и обдумывая эти труды, автор пришел к выводу, что основные “заповеди” “Манифеста Коммунистической партии” не звучат сегодня как безнадежно устаревшие. Предполагать в истории — дело пустое. Тогда как невозможно историю предугадать — во всяком случае, в деталях. К. Маркс, разумеется, это отлично понимал. Сейчас же нет ничего проще, чем собрать какие-то факты из новейшей литературы и заключить: “Смотрите-ка, Маркс ошибся”. Мудрость задним числом — самая дешевая форма мудрости. И весьма достойно сожаления, когда эта “мудрость” сочетается с тупой надменностью, обычной ограниченностью и нескрываемым злорадством по поводу тех или иных неосуществленных марксовых положений. Вот почему труды Маркса, Энгельса, Ленина и их значение проявились в первую очередь в прояснении авторских взглядов на развитие общества и углубление понимания окружавшей Т. Р. Рыскулова действительности. Ни одно историческое событие современности из истории бывшего Советского Союза не дало автору данной книги принципиально изменить то восприятие мира, к которому он пришел с помощью произведений основоположников марксизма-ленинизма.
 
Однако необходимо подчеркнуть, что действительность всегда конкретна и масштабна. Именно поэтому марксизм-ленинизм объясняет лишь часть действительности подобно тому, как, к примеру, Зигмунд Фрейд и теория психоанализа объясняют другую ее часть. Но вместе с тем, Маркс, Энгельс, Ленин, так же, как и Фрейд, дополняют друг друга. Именно поэтому в книге использованы произведения Фрейда, Ницше, Булгакова, Бердяева, других философов и мыслителей. Вместе с тем, марксово понимание буржуазного общества, сделанное почти что пятьдесят лет назад, сохраняет свое известное значение и сегодня для анализа политической деятельности Т. Р. Рыскулова. Разумеется, той, обладающей властью, крупной буржуазии, о которой писали основоположники научного коммунизма, сейчас уже нет. Она, например, в США или в Англии, сменилась властью консервативной мирной буржуазии. Или, как в Финляндии — коалицией мелкой буржуазии и большинством обуржуазившегося пролетариата. На самом же деле, и это очень важно было при анализе теоретических взглядов Турара Рыскулова, традиционные классовые различия не исчезли, они лишь изменили свои формы. И, возможно, положили начало новым классовым различиям, новым противоречиям между группами, обладающими политической и экономической властью, и другими группами, которые не имели или лишились такой власти. Словом, классовое общество не исчезло нигде, как это пытаются утверждать новомодные “исследователи”.
 
Произведения классиков марксизма-ленинизма свидетельствуют, что их авторам были присущи вера и надежда на то, что люди смогут создать справедливое человеческое и терпимое общество, общество, строительству которого посвятил свою жизнь Т. Р. Рыскулов.
 
К сожалению, эти надежды и вера в будущее потеряны мелкобуржуазным капиталистическим неолиберализмом, который доминирует в современных условиях в капиталистической жизни во всем мире и, действуя почти вслепую, нацелен лишь на достижение недальновидных политических и экономических преимуществ. И, к большому сожалению, в нашем перестроечном, а ныне и постперест-роечном обществе, мы уж очень много потеряли, а зачастую разрушили и уничтожили из того, что было создано после победы Октября. Делали это исходя из объявленных ложными и несостоятельными ценностями принципов социализма. Делали потому, что в перестройке увидели возможность демонтажа всей системы социализма.
 
Разумеется, автор избавлен от чувства религиозного преклонения перед основоположниками научного коммунизма. Но и не отказывается от методологии теоретических основ деятельности КПСС. Вместе с тем, используя труды В. И. Ленина, автор не стремится к тому, чтобы “развенчать” его, возложить на основателя большевистской партии и Советского государства всю вину за все негативные явления. Это было бы несправедливо и нечестно. Более того, это была бы историческая неправда, против которой в современных условиях борются все — правые, левые, центристы, демократы, либералы, коммунисты, монархисты, анархисты и многие другие, определение политического лица которых крайне затруднительно.
 
Вместе с тем, не использовались публикации тех средств массовой информации, где авторам трудов “антидемократической направленности” отведено место где-то между питекантропом и дебилом. В этой связи представляется гораздо ядовитее плоды публицистических усилий псевдоинтеллектуалов, которые активно и сноровисто втаптывают в грязь все, что связано с марксизмом-ленинизмом. В публикациях вчерашних партийных аппаратчиков идейное отступление канонизируется как “объективное” явление. В этой связи процветают труды тех, кого В. И. Ленин называл “политическими проститутками”.
 
Мы не считаем, что историю народа следует подменять историей ошибок руководства. Это — в корне неверно, и прежде всего потому, что такой подход задевает чувства многих миллионов честных людей. Но в трудах руководителей (партийных и государственных) мы находили материалы непосредственно и опосредованно относящиеся к многим страницам истории народа и государства. Они дают возможность видеть и анализировать конкретные промахи и ошибки партийного и государственного руководства. Именно поэтому при подготовке книги были использованы труды М. В. Фрунзе, статьи, речи и выступления В. В. Куйбышева, Я. Э. Рудзутака и М. И. Калинина, собрания сочинений И. В. Сталина и Л. Д. Троцкого, избранные произведения Н. И. Бухарина. Основанные как на исследовательской работе, так и на конкретном восприятии политической и социально-экономической обстановки, они содержат весьма ценные материалы для анализа и обобщения многих сторон истории и теории социалистического строительства, понимания сложности и противоречивости исторического процесса страны и партии. Все это представило несомненную ценность при разработке и освещении отдельных аспектов партийно-политической и общественно-государственной деятельности Т. Р. Рыскулова.
 
Важнейшими источниками исследования деятельности Т. Р. Рыскулова послужили документы и материалы КПСС и других политических партий. Среди них: постановления съездов и конференций РКП (б) — ВКП(б), пленумов ее ЦК по важнейшим вопросам и проблемам революции, гражданской войны, социалистического строительства; документы Компартии Туркестана, республиканской партийной организации Казахстана. Весьма ценны и материалы других политических партий, которых в различное время насчитывалось около 100 — поме-щичье-монархические, буржуазные (консервативные и либеральные), мелкобуржуазные (социал-демократические и народнические), национальные и другие. Для подготовки данной книги несомненную ценность представили различные материлы партии левых эсеров в Туркестане, в частности, по вопросам их блока с большевиками. Не меньшая ценность заключена в материалах партий “Алаш” и “Уш-Жуз”, относящихся к аспектам их политической деятельности в области национальных отношений. Весьма интересны документальные материалы, относящиеся к организации и идеологии “белого движения”, “демократической контрреволюции” в годы гражданской войны. Среди них, использованные при подготовке книги, труды лидеров меньшевизма Мартова, П. Б. Аксельрода, Ф. И. Дана, идеологов “белого дела” русского национализма В. В. Шульгина, столпа легального марксизма П. Б. Струве, монархиста В. М. Пуришкевича, главы Временного правительства А. Р. Керенского, вождя кадетов П. Н. Милюкова. Огромную ценность представляют воспоминания А. И. Деникина, носящие характер глубоко научного исследования, “Очерк русской смуты”, опубликованный в пяти томах и изданный в 20-х годах в Париже.
 
Широко использована периодика (газеты и журналы центральных и местных органов). Это и понятно, так как пресса всегда рассматривалась и ныне рассматривается как мощное средство политической борьбы, идеологического и организационного воздействия на массы. Более того, от газетных страниц веет духом времени, ароматом эпохи с ее задачами, борьбой, интересами, людскими судьбами.
 
Одними из главных источников при подготовке книги стали документальные материалы центральных и местных партийных и государственных архивов. Среди них: документы и материалы Центрального партийного архива (ЦПА ИМЛ), Центрального государственного архива Октябрьской революции и социалистического строительства (ЦГАОРСС), Центрального государственного архива Советской Армии (ЦАСА). Прежде всего — это материалы большевистской партии, сосредоточенные в фондах Центрального Комитета, Туркестанского и Среднеазиатского бюро ЦК, документы Политбюро, Секретариата и Отделов ЦК партии; личные фонды политических деятелей, материалы фонда Совнаркома РСФСР, Всероссийского Центрального Исполнительного комитета Российской Федерации, Наркомнаца РСФСР.
 
Из зарубежных архивов были использованы документы и материалы:
 
1) Центрального партийного архива Института истории партии при ЦК Монгольской Народно-Революционной партии (Монголия);
 
2) Архива Гуверовского института войны, революции и мира — структурной части Стентфордского университета, находящегося в Калифорнии (Соединенные Штаты Америки). В Монголии были изучены и использованы документы и материалы ЦК МНРП по вопросам деятельности Т. Р. Рыскулова в. качестве посланца исполкома Коминтерна в Монголии. В США были изучены и использованы документы и материалы белогвардейского Штаба Главнокомандующего Юга России, документы Особого совещания, созданного при Штабе А. И. Деникина по проблемам гражданской войны в России, особенно в Туркестане.
 
3) Несомненную ценность представляют и отдельные документы и материалы так называемого “Русского исторического архива в Праге”, созданного в Чехословакии в 1923 г. прогрессивными представителями первой волны “белой” эмиграции. В основном, это документальные материалы, относящиеся к истории колониальной политики царизма и национальной политики Советской власти в годы гражданской войны и революции в Туркестане и сопредельных с ним районов бывшей Российской империи.
 
Всесторонне изучены и использованы многочисленные труды Т. Р. Рыскулова — книги, брошюры, статьи, речи, выступления. В них был почерпнут фактический материал; они помогли определению научных и исторических концепций, политических позиций и взглядов, рыскуловских точек зрения на многие стороны проблемы современной Турару Рыскулову эпохе.
 
Существенную помощь оказали воспоминания жены и близких Т. Р. Рыскулова, тех, кто помнил его, встречался с ним. Многие из них уже ушли из жизни, но добрые слова о Рыскулове не забыты.
 
Выражаю сердечную признательность дочери Турара Рыскулова доктору биологических наук, академику Международной академии информатизации Сауле Тураровне Рыскуловой, чья искренняя и дружеская помощь сыграла огромную роль в подготовке книги. Эта помощь нашла свое конкретное выражение в предоставлении многих ранее не публиковавшихся документов и материалов, связанных с жизнью и деятельностью Турара Рыскуловича Рыскулова, в решении сложных организационных вопросов.
 
Наша глубокая благодарность обращена и к Фонду Т. Р. Рыскулова, его президенту Асильбеку Лебаевичу Алгабаеву, без помощи которого книга вряд ли вышла бы в свет.
 
Благодарю Молдияра Серикбаевича Серикбаева, скромного и неустанного подвижника в развитии истории казахов, внесшего существенный вклад в исследование фундаментальной научной биографии Турара Рыскулова.