Диплом на diplomruss.com.
Главная   »   Турар Рыскулов. В. М. Устинов   »   ПРИЛОЖЕНИЕ. ПИСЬМО


 ПРИЛОЖЕНИЕ

ПИСЬМО
Копия

В ЦК РКП тов. СТАЛИНУ,
копия тов. РУДЗУТАКУ.
 
Выговор ЦК, сделанный мне по поводу брошюры “Мусбюро РКП (б) в Туркестане”, считаю незаслуженным.
 
Постановление ЦК по этому поводу можно толковать двояко: или оно относится формально к вопросу о Мусбюро, или касается по существу моей теперешней работы.
 
При первом случае — должен сказать, что я совершенно не являюсь сторонником реставрации Мусбюро, как обособленной организации туземных коммунистов и тем более конструкции партии по религиозному признаку.
 
Еще два года тому назад я сам выступил на 5—й, конференции инициатором ликвидации Мусбюро и за создание единой КПТ на правах областного объединения, что помнит, наверное, тов. Куйбышев.
 
Что же касается употребления терминов по религиозному признаку вроде: “мусульманский коммунист”, “мусульманское население”, “мус. суды” и. т. п., которое по привычке практиковалось до сего времени (например, “телеграфная мусэкспедиция”), то теперь мы заменяем их везде словами “туземный” или “коренного населения”.
 
В первые годы революции в Туркестане все принято было называть по признаку “мусульманское”.
 
В Москве организация Народов Востока тогда тоже носила название по религиозному признаку: “Центральное Мусбюро”, “Мус. Военноколлегия” и т. д. Конечно, такое название было неправильно.
 
Вся ошибка в отношении брошюры Мусбюро заключается в том, что мы целиком оставили старые названия ради сохранения исторической внешности, и во введении я не прибавил своей отрицательной оценки названию по религиозному признаку “Мусбюро” и подобной конструкции партии. И это можно исправить выпуском специальной статьи на страницах местной печати, если ЦК найдет это нужным.
 
Кроме того, эта брошюра с введением моим составлена была еще в 1920 г., а получилось впечатление, что введение написано теперь. Ясно, если бы я писал теперь, то не мог бы обойти молчанием те огромные сдвиги, которые произошли в работах партии в последующие периоды.
 
Вообще же всю брошюру Мусбюро мы рассматривали как исторический материал прошлого для работы Истпар-та и не больше.
 
Что же касается определения мною самой роли Мусбюро в введении, то это сделано правильно, на основании исторических фактов, которых никто отрицать не может.
 
Труды же самих конференций туземных коммунистов, перечисленные в брошюре, представляют собою тот ценный материал, характеризующий ту огромную идейную пропаганду, которая развита была тогда за коммунистические идеи и против империализма на Востоке.
 
Это увидит всякий, кто ближе познакомится со всем материалом.
 
Что же касается моих взглядов на вопросы “автономии” и т. д., то совершенно не стремясь кому-либо понравиться, должен заявить открыто, что я являюсь теперь как раз наоборот сторонником полного объединения отдельных компартий и Сов. республик в единую организацию, т. е. поддерживаю ту самую идею, которая осуществляется теперь под названием Союза Советских Республик.
 
Буду сторонником проведения этой линии и в Ср. Азии, будучи убежденным во всей полезности этого и в перспективе дальнейшего существования Советской власти в создавшейся международной обстановке.
 
Теперь — если указанное постановление ЦК касается моей теперешней работы и усматривает в ней скрытую попытку создать особую группировку, то должен заявить прямо, что этих попыток у меня совершенно нет.
 
Я вполне сознаю, что командирован Центральным Комитетом партии в Туркестан для выполнения его воли и поэтому совершенно не заинтересован в том, чтобы завоевывать какие-либо голоса себе на съездах.
 
Правда, были попытки создания группировок в некоторых местах, но этим попыткам мы дали решительный отпор (например, в старом городе Ташкенте, Туркестанском уезде и т. д., что помнит сам тов. Рудзутак).
 
Совершенно деловой тон, взятый нами на последней конференции партии и Съезда Советов, и та жестокая линия по борьбе с хозяйственной распущенностью и должностными преступлениями, которую проводим мы теперь, почти совершенно отбивает всякий интерес к группировкам у людей, заинтересованных в них. Сейчас в отношении группировок можно сказать: создается постепенно полная тишина. Наверное, тов. Эпштейн подтвердит это. Мы сейчас очутились непосредственно перед лицом той огромной хозяйственной распущенности, которая создалась в результате (помимо естественных причин) неумелого хозяйничанья в предыдущем (например, бесконтрольное разбазаривание государственною имущества, невыгодные договора с убытком в триллионы, задолженности, накопившейся в размере до пяти триллионов, развал промышленности, неналаженность сельского хозяйства и т. д.) и в регулирование этой хозяйственной жизни поглощены теперь все внимание и силы.
 
Есть надежда, что хозяйственное оздоровление Туркестана начнется хотя медленным, но правильным темпом.
 
На основной задаче классового укрепления беднейших слоев населения Туркестана я стою твердо и эту линию буду проводить в своих работах.
 
Конечно, все это докажет последующая работа.
 
Думаю, что вообще тов. Рудзутак уже имел возможность определить, насколько сказанное выше сходится с моей фактической работой.
 
Надеюсь, что тов. Эпштейн и председатель Истпарта напишут также свое соответствующее мнение по поводу той брошюры о Мусбюро.
 
Дело ЦК: пересматривать или не пересматривать свое решение.
 
С коммунистическим приветом: Т. Рыскулов.
29. ХII—1922 г.
г. Ташкент.
Сверено: Тихонова

Копия

Тов. РУДЗУТАКУ!
 
Считая своей обязанностью, как член Р. К. П., всегда подчиняться директивам Ц. К. партии, в то же время, по случаю включения меня в состав Ср. Аз. бюро Р. К. П. для работы в Туркестане, хотел бы сказать несколько слов. Мое общее мнение о характере работы в Турк-не следующее.
 
1) Главнейшим злом, препятствующим хозяйственному восстановлению Туркестана, нужно считать существующее басмаческое движение. Серьезная и действительная работа по строительству жизни в Туркестане может быть только после перевода последнего из военного в мирное положение. Поэтому басмачество должно быть решительно ликвидировано. Все слои туземного населения должны это осознать и пойти на помощь. В этом направлении лично я буду работать твердо, и те, кто будет против этого взгляда на басмачество, будут считаться определеннейшим врагом интересам трудящихся туземного населения Туркестана, вместе с тем и интересам Советской власти.
 
2) Главные силы и средства государства должны быть направлены главным образом по линии хозяйственного строительства и культурно-просветительной работы среди туземного населения. В этом отношении федерация должна оказать Туркестану максимальную идейную техническую и материальную поддержку, раз навсегда установив взгляд, что расцвет туземного хозяйства и промышленности в прямых интересах федерации, а не заниматься механическим выкачиванием того, что имеется, без заботы о завтрашнем дне. Культурно-хозяйственный застой был при царском строе, этого не должно быть при Советской власти. Туземные работники должны решительно отказаться от всяких видов политиканства и перейти для самой живой и активной работы в указанных областях строительства жизни Туркестана.
 
3) В области военной, финансовой и внешней политики, основой которых являются первым делом интересы всей федерации, должна быть полная товарищеская согласованность между местными и центральными работниками.
 
4) Как в вопросе борьбы с басмачеством, так и в работах по хозяйственному и культурно-просветительному строительству должны быть полное доверие и поддержка туземным работникам, которые будут возглавлять турк-власть, со стороны Центра и его представителей.
 
5) Я согласен ехать в Туркестан и работать в этом направлении в том лишь случае, если поддерживается представителями центра вышеуказанный взгляд и если Сред. Аз. бюро Р. К. П. мне поручит главную роль среди туземных работников без всякой искусственной двойственности и, конечно, под руководством того же С.-Аз. бюро, что является необходимейшим условием для плодотворности работы, и если мне не будет препятствий по привлечению в аппараты власти всех видов работников (конечно, по мере надобности) без принадлежности к той или другой национальности и независимо от групповой, исключительно по качественно-деловому признаку, и, конечно, в общем порядке и под руководством Ср.-Аз. бюро. 
 
Т. Рыскулов

27.—IX—1922 г.
г. Москва

Сверено: Тихонова
Копия
 
ТОВ. РУДЗУТАКУ!
 
После съездовской горячки теперь приступили в своих ведомствах к спокойной практической работе. Я в Совнаркоме уже приступил к разработке отдельных пунктов резолюций, принятых на XI-м съезде Советов и проведению их в жизнь (например, вопросы землеустройства, организации управления землеустройств, сокращение штатов и т. п.)
 
Большая путаница создается с вопросом зарплаты и, особенно, вопросом погашения задолженности в связи с телеграммой тов. Сталина о воспрещении выдачи каких-либо из продовольств. фонда для покрытия этой задолженности. На этот вопрос по приезде Вам нужно будет обратить сейчас же внимание.
 
Очень прошу Вас, тов. Рудзутак, те вопросы, которые я передал Вам, по возможности провести.
 
С тов. Эпштейном, видимо, поведем дружную работу, так что в этом отношении пусть не будет никаких беспокойств и сомнений.
 
Стоя на точке зрения С. Аз. б. уничтожения всяких группировок внутри партии, я в тоже время встал на решительную точку зрения, что для меня (в частности) все работники одинаковы, и этот принцип кладется в основу лично моей работы. Поэтому думать, что горячая какая-либо групповая борьба может возникнуть — также не следует.
 
Я уверен, что в скором времени создастся полное успокоение в рядах партработников и группировки еще частично существующие сведутся на нет.
 
Необходимо на расстоянии сказать правду — Вы являлись в последнее время тем главным лицом, к которому мы все шли, и авторитету, которого мы все (не исключая членов Ср. Аз. бюро) беспрекословно подчинялись. Ваше присутствие уже вносило успокоение среди массы работников.
 
Поэтому приезд Ваш обратно необходим и иное решение вопроса было бы необдуманным решением. Причем и Вам и тов. Любимову вместе с Хидыралиевым и Паскуцким необходимо возвратиться скорее. Если будут какие-либо срочные вопросы телеграфно сообщим.
 
С товарищеским приветом Т. Рыскулов.
10—ХII (1923 г.)

Сверено: Тихонова