Танцевальные студии в Королеве eastside-dance.ru.
Главная   »   Труд во имя Победы. Козыбаев М. К..   »   ПРИНУДИТЕЛЬНЫЙ ТРУД ПРИ ТОТАЛИТАРНОМ РЕЖИМЕ


 ПРИНУДИТЕЛЬНЫЙ ТРУД ПРИ ТОТАЛИТАРНОМ РЕЖИМЕ

 

 

Во второй половине 30-х годов победил казарменный социализм. В области политической он означал сращивание партии с государством; в области экономической — господство методов внеэкономического принуждения, командно-бюрократического подхода к решению назревших проблем прогресса; в области государственной — создание видимости национальной государственности в лице кукольных союзных республик, демократической формы власти в лице номенклатурных Советов, максимальная ее централизация под эгидой правящей партии большевиков; в области социальной — отторжение рабочих и крестьян от собственности, превращение их в наемных пролетариев, ускорение примитивного распределения благ, обещания об улучшении жизни, неизменно отодвигаемых на необозримое будущее; в нравственной—коллективистские взгляды, которые, несмотря па многие положительные аспекты, поглотили личность как таковую; в духовной сфере — господство штампов, клише и мифов; в области национальной — осуществление политики этноцида, преследование целых народов, уничтожение интеллектуальной элиты, подавление национального самосознания народов, духа свободолюбия, господство великодержавной идеологии и практики.

 
В годы войны происходили, как и раньше, процессы, в целом свойственные тоталитарному режиму. С одной стороны, наблюдается специфический феномен усиления демократических тенденций, что, безусловно, нельзя рассматривать как «спускание вожжей». Скорее всего имел место тандем тоталитарного режима с возросшим национальным самосознанием и гражданским единением людей нашей страны. Сталин И. понимал, что под лозунгом марксизма-ленинизма не собрать всю рать и был вынужден узаконить стихийно разбушевавшийся народный патриотизм в самом начале войны. 3 июля 1941 г. он обратился к своим соотечественникам: «Братья и сестры...» Вся страна подхватила слова песни Лебедева-Кумача В. «Идет война народная с проклятою ордой». «Отец народов» обратился не только к идеям марксизма-ленинизма, а к боевым традициям русских полководцев, флотоводцев. В Казахстане Шаяхметов Ж.— к традициям народных батыров, хана Кене и других лидеров национально-освободительного движения. Учреждение орденов Суворова, Кутузова, Невского, Ушакова, погоны, офицерские и генеральские звания, негласный отказ от лозунга «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» в военной прессе, введение вместо него девиза «Смерть немецким оккупантам!» — все это явилось известным отступлением от идеологии казарменного социализма, приспособлением его к воле воюющего народа.
 
Однако это не означало, что казарменный социализм изменил свою сущность. Наоборот, в условиях военного времени карательная политика системы набирала новые обороты. Курс на уничтожение малых этнических групп и народностей продолжался. По методике и тактике проведения карательных операций напоминала технологию ликвидации кулачества, как известно, тогда в Казахстане возникли 113 спецпоселений с сосланными. В республике было размещено 1121 хозяйство курдов, армян, тур-ков-ассирийцев, выселенных из Азербайджана и Армении. В ноябре 1938 г., в Казахстан переведено из тех районов 2 тыс. семей иранцев. В октябре-ноябре 1938 г. в республику переселено с Дальнего Востока 18 526 семей корейцев (102 тыс.). Накануне войны жителями республики стали 102 тыс. депортированных поляков. Казахстан принял свыше ста тысяч депортированных из республик Прибалтики. Осенью 1941 г. в Казахстан высланы свыше 361 тыс. немцев Поволжья. На 1 июля 1943 г. в республику эвакуировано 532 506 чел. из западных районов страны. В 1943—1944 гг. проводилось насильственное выселение в Казахстан 507 тыс. народов Северного Кавказа и т. д. В ноябре 1944 г. республики Средней Азии и Казахстана приняли свыше 110 тыс. человек из 220 населенных пунктов Месхетии (Грузия). Советские немцы, как и крымские татары, калмыки, балкары, чеченцы, ингуши, карачаевцы и месхетинцы росчерком пера «отца народов» лишились своей государственности и по подозрению в наличии «тысяч и десятков тысяч диверсантов и шпионов» высылались на чужбину.
 
По существу в Казахстане каждый пятый человек Пыл спецпереселенцем, республика напоминала гигантский Гулаг СССР. По данным на 1 декабря 1946 г., здесь находилось 890 698 спецпереселенцев.
 
Немцы являлись самой крупной национальной группой из всех перечисленных народов и их судьба с этого момента во многом разнится с участью других. Действие указа распространялось практически на всех лиц немецкой национальности: ссылались волжане, москвичи и ленинградцы, депортировались немцы с Украины и Кавказа, отзывались с фронтов офицеры и солдаты, лишались доверия беспартийные и коммунисты. Так 16 октября 1941 г. ЦК КП(б) Казахстана принял Постановление «О переселении немцев из областных центров республики». В нем говорилось, что «из данных НКВД Каз-ССР видно, что антисоветский актив из числа немцев, проживающих в ряде областных городов республики за последнее время значительно активизировал работу по линии распространения ложных слухов и пораженческой агитации среди населения.
 
Спустя некоторое время Семипалатинскому облвоенкому Мошкину заместитель начальника УНКВД области ст. лейтенант Госбезопасности Латыпов докладывал: «На основании постановления ЦК КП(б), утвержденного СНК СССР, все проживающие в г. Семипалатинске лица немецкой национальности выселены из пределов Семипалатинска в районы области.
 
Выселению подлежат все немцы, прибывшие в Семипалатинск из других областей и республик, поэтому прописка немцев в паспортных столах запрещена».
 
Трагически интересен этот момент истории еще и потому, что дает наглядное представление об извращении понятия классовой борьбы по догмам «Краткого курса истории ВКП(б)». Когда государство пытается строить безопасность и счастье одних народов за счет несчастья других, то законы исторического развития с фатальной неизбежностью обрушивают беды на всех и, в конечном итоге, рано или поздно возвращает на круги своя вину, требующую искупления.
 
Материально-бытовое положение переселенцев-нем-цев на новом месте было крайне тяжелым. 15 ноября 1941 г. из Семипалатинска сообщили, что во многих колхозах Маканчинского, Аксуатского, Абралинского районов уже сейчас часть прибывших переселенцев-нем-цев буквально голодает, нищенствует...» В Казахстан из Северного Кавказа первая партия спецпереселенцев-ка-рачаевцев прибыла в октябре 1943 года (45 529 чел.— 11 711 семей). СНК и ЦК КП(б) Казахстана 27 октября 1943 г. принял Постановление «О расселении спецпере-селенцев на территории Джамбулской области в количестве 5 тысяч семейств, Южно-Казахстанской области в количестве 6 тысяч семейств».
 
В начале февраля 1944 г. Берия Л. завершил разработку операции депортации народов и Чечено-Ингушетии. В день Красной Армии 23 февраля того года выселение было начато, а 29 февраля 478 479 человек были погружены в 180 эшелонов, из них в Казахстане размещена 89 901 семья (406 373). По нормам железнодорожного транспорта для перевозки высланных чеченцев, ингушей, балкарцев директивными органами было определено выделить 272 состава с 15 207 вагонами. На самом же деле по инициативе ответственных работников НКВД за счет уплотнения пассажиров «сэкономлено» 2652 вагона (или состав по 65 вагонов в каждом). Разумеется, это привело к снижению скорости составов и значительному удлинению времени пребывания выселяемых в пути. В общей сложности чеченцы, ингуши, балкарцы находились в пути с 23 февраля до 21 марта 1944 г. 13 Марта 1944 г., как сообщает Капальский РОНКВД, приняты от прибывшего эшелона 1000 человек. Несмотря на то, что медики обнаружили симптомы сыпного тифа переселенцы без проведения профилактических мер размещены по домам, бригадам. Во многих случаях они расселялись по 3—4 семьи в одном помещении. Все это привело к распространению сыпного тифа по многим районам Казахстана. Архивные документы свидетельствуют о высокой смертности от тифа среди чеченцев и ин гушей. Положение чеченцев и ингушей в ту весну 1944 г. было крайне сложным. Начальник Канальского РОНКВД капитан госбезопасности Демьянов 25 мая 1944 г. в своем спецсообщении информировал, что «у чеченцев ничего нет, семьи их очень голодают». Конечно, в те трагические годы численность депортированных народов резко снизилась. Подобно казахам, в годы насильственной коллективизации они пережили демографическую катастрофу.
 
В том, что люди с искалеченной судьбой сумели не потерять своего «я», сохранить в лихую годину надежды на будущее, есть и доля соучастия казахов, деливших с ними не только пресную лепешку и воспитавших оставшихся сиротами детей, но и с душевной открытостью, без вражды принявших совместное проживание на земле своих предков. Процесс сближения народов шел на почве взаимной доброжелательности и понимания казахов, потерей 42% всей численности своего населения, испытавших «прелести» коллективизации, и немцев, чеченцев, ингушей, балкарцев, карачаевцев, курдов, поголовно выселенных со своих обжитых земель. «Знакомство в трудный час перерастает в дружбу в добрый час»,— говорит казахская пословица.
 
По злой иронии судьбы, Сталиным была претворена мечта о трудармиях. Более 700 тыс. трудящихся Казахстана, состоящих из казахов и спецпереселенцев, призваны в трудовые колонны, которые трудились на строительстве объектов оборонного значения Урала и Сибири. Это и понятно. В годы войны центр тяжести в производстве вооружения переместился на восточные районы и прежде всего на Урал. Объем капитальных вложений в народное хозяйство Урала составил 16,3 млрд рублей. Если в предвоенный период общая доля капитальных вложений в промышленное строительство Урала и Сибири составляла 20—25%, то во время войны она поднялась до 60%. В два раза по сравнению с 1940 г. возрос объем капитальных вложений в республиках Средней Азии и Казахстане. За время войны капиталовложения в народное хозяйство Казахской ССР составили 3,6 " млрд рублей. Темпами военного времени вступали в строй все новые и новые шахты и промыслы, заводы и фабрики, рудники и обогатительные предприятия, были построены железнодорожные линии Оренбург-Кандагач, Карталы-Акмолинск и т. д. На Урал были перебазированы строительные тресты южных и центральных районов: Азовстальстрой, Южтяжстрой, Запорожстрой, Стройгаз, Донбасстяжстрой, Закпромстрой. Еще более интенсивно развернули деятельность и Уральские общестроительные территориальные тресты Наркомстроя СССР: Магнитострой, Тагилстрой, Североуралстрой, Южуралстрой,  Главуралстрой и другие. 
 
Для обеспечения новостроек рабочей силой по решению ГКО, принятому 8 июля 1941 г., на базе действующих строительных и монтажных трестов созданы особые строительно-монтажные части (ОСМЧ), высокая мобильность которых позволяла перебрасывать их с од-них строек на другие, в случае необходимости —переводить личный состав частей на казарменное положение. 
 
В первые месяцы войны массовое пополнение на стройки произошло за счет стройбатальонов, укомплектованных мужчинами призывного возраста. В октябре 1941 г. они были переименованы в строительные рабочие колонны и переданы в ведение наркоматов, проводивших строительство. Наркомстрой учредил при ОСМЧ штаб рабочих колонн. 13 февраля 1942 г. был издан Указ Президиума Верховного Совета СССР о проведении мобилизации рабочей силы для решающих отраслей промышленности. В соответствии с ним 4 мая 1942 г. СНК СССР разработал мероприятия по обеспечению рабочей силой. угольной промышленности Урала и направлено туда 16 ООО рабочих, в том числе и из Казахстана.
 
14 октября 1942 г. ГКО дал указание Наркомату обороны провести через военкоматы мобилизацию 10 тыс. трудящихся в возрасте от 19 до 50 лет для всей угольной промышленности. В основном эту работу должен был провести Среднеазиатский военный округ на обширной территории, включая и Казахскую ССР. Мобилизованные объединились в рабочие колонны по тысяче человек. САВО обязалось отправить угольщикам в ноябре 1942 г. 53 колонны и в январе 1943 г. 47 колонн. ГКО в июне 1942 г. для Карагандинского бассейна направлено 1500 донбассовцев, 5000 из числа мобилизованных для угольной промышленности. Более 15 тыс. рабочих мобилизованы на шахты Караганды в октябре-декабре 1942 г. На стройках и промышленных предприятиях Урала, Сибири и Центральной России трудились свыше 200 тыс. казахов, из них 13 тыс. человек на Магнитогорском комбинате, 16 тыс.—в Кузбассе, 20 тыс. рабочих— на заводах Урала. В Челябинской области рабочие республик Средней Азии и Казахстана составляли 18% всех занятых в промышленности. Сотни казахов, узбеков влились в семью рабочих заводов и строек г. Электростали Московской области.
 
На предприятиях 17 городов и районов Свердловской области трудились свыше 32 тыс. рабочих, прибывших из республик Средней Азии и Казахстана. Казахские рабочие принимали участие в сооружении двух крупнейших доменных печей в Нижнем Тагиле, доменной печи па Чусовском металлургическом заводе, Чебаркульского ферросплавного, Челябинского металлургического, Южноуральского трубопрокатного, Богословского алюминиевого заводов. С их помощью воздвигнуты десятки новых мартеновских и электрических печей, прокатных станов, расширены мощности старых Уральских заводов— Златоустского, Серовского, Ревдинского. Скоростными темпами они в составе ОСМЧ сооружали мощные коксовые батареи в Челябинске, Магнитогорске, Нижнем Тагиле, Губахе.
 
Тысячи рабочих-казахов трудились на заводах Наркомата обороны, на строительстве Луковской ГЭС, Красногорской и Челябинской ТЭЦ, Егоршинской ГРЭС, около тысячи человек — на шахтах и разрезах Челябинского угольного бассейна, на лесоразработках, на Высокогорском, Богословском, Гороблагодатском рудниках.
 
Мобилизация в трудармию в годы Великой Отечественной во многом напоминали реквизицию джигитов Средней Азии и Казахстана на окопные работы в 1916 г. В рабочие колонны зачислялись для тяжелой подземной работы молодые призывники 1924 г., нестроевые до 50 лет, а также отсеянные по морально-политическим соображениям.
 
Мобилизация в трудовые колонны производилась и для нужд промышленности и строительства внутри республики. Мобилизованные, как правило, использовались в качестве чернорабочих. Так, например, 10 тыс. казахов зимой 1942 г. при 30—40-градусных морозах рыли котлован для шестой домны Магнитогорска. В одном из донесений из Ревдинского завода Урала отмечается:|
 
«казахи используются на самых тяжелых работах (погрузка, выгрузка, подноска трубы, работа в качестве прессовщиков, молотобойцев и т. д.)».
 
По решению ГКО по разверстке по республике проводились мобилизации военнообязанных в Зыряновское, Березовское, Белоусовское, Лениногорское рудоуправления, Текелийский свинцово-цинковый комбинат, тресты Майкаинзолото, комбинаты Карагандауголь, Ленгер-уголь, Карагандашахтострой, на предприятия местной и топливной промышленности республики, Казахскому металлургическому заводу, предприятиям наркомата путей сообщения, Казахстаннефтекомбината, на строительство „ шести оперативных аэродромов полевого типа на территории Западного Казахстана и т. д. Изъятие этих трудовых ресурсов, как правило, производилось преимущественно молодых возрастов.
 
Военный Совет Средне-Азиатского Военного Округа 4 апреля 1942 г. известил ЦК КП Казахстана, что «большинство рабочих колонн продолжают находиться в чрезвычайно тяжелых условиях существования, личный состав колонн нередко продолжительное время находится без нормального питания, санитарного обслуживания, не обеспечен элементарными условиями размещения». 
 
Положение трудармейцев-казахов было крайне тяжелым. Голод, холод, инфекционные болезни косили людей.
 
В конце 1942 г. в бараках одного из заводов г. Горького обнаружили несколько разложившихся трупов трудармейцев-казахов. Медэкспертиза подтвердила, что они скончались в результате систематического недоедания, истощения, холода, психологического дискомфорта. Трудармейцы многие в Сибири и на Урале жили в заброшенных бараках, месяцами не ели горячую пищу. Только в середине 1943 г., после многочисленных тревожных сигналов с мест стали обращать внимание на нужды трудармейцев. Были приняты меры по улучшению материально-бытовых условий мобилизованных из Казахстана на предприятиях Нижнего Тагила. В них предусматривались меры по строительству общежитий постоянного типа, обеспечению рабочих теплой одеждой, обувью. На многих предприятиях назначены заместители начальника строительства по быту и кадрам, учреждены должности заместителей председателя постройкомов или завкомов и массовика для работы среди трудящихся братских республик. На Новотагильском металлургическом заводе в штат завкома введена должность инструктора-воспитателя.
 
К сожалению, мы не знаем, какова численность возвратившихся казахов-трудармейцев после войны. Но не подлежит сомнению, что вернулись немногие, мало кто дожил до наших дней.
 
Еще более печальным было положение трудармейцев-немцев. В Положении «О порядке содержания, дисциплине и трудовом использовании мобилизованных в рабочие колонны немцев-переселенцев» сказано: «Все мобилизуемые немцы призывных возрастов направляются для работы при лагерях НКВД СССР и организуются в рабочие колонны при исправительно-трудовых лагерях НКВД СССР». В другом документе, адресованном начальнику 2-го отделения СУР № 4 НКВД, отмечается, что «в соответствии с инструкцией НКВД СССР «О порядке охраны спецконтингента (мобилиз. немцев)», в целях организации охраны колони и усиления контроля за спецконтингентом, предлагаю:
 
1. Всех немцев, проживающих вне колонн, немедленно водворить на колонны.
 
2. Приступить немедленно к оборудованию и устройству зон колонн».
 
Последние произвели по типу устройств зон для содержания заключенных. В документе подчеркнуто, что «вокруг бараков (дворов) устанавливается ограждение-зона, которая охраняется военизированной охраной Гулага. Выход из зоны с момента утренней и вечерней проверки разрешается по пропускам или в строю. Внутри зоны и бараках хождение свободное».
 
В колоннах устанавливался строгий воинский порядок. «За нарушение внутреннего распорядка, неисполнение поручений или распоряжений начсостава отряда, колонны и бригадиров, за невыполнение производственных норм и за порчу инструмента или лагерного имущества на мобилизованных немцев могут налагаться следующие взыскания:
 
а) личный выговор и предупреждение;
 
б) выговор перед строем;
 
в) денежный штраф;
 
г) назначение на самые тяжелые работы;
 
д) арест в дисциплинарном порядке до 20 суток;
 
е) строгий арест до 10 суток;
 
Стоимость содержания за время ареста удерживается из заработка подвергшегося наказанию;
 
ж) предание суду».
 
В этом же Положении устанавливается порядок содержания арестованных при строгом аресте:
 
— арестованный содержится в одиночной камере и па никакие работы не выводится;
 
— должен спать на голых нарах;
 
— горячую пинту получает через день;
 
— в дни неполучения горячей пищи арестованному выдается хлеб, чай и вода;
 
— прогулки устанавливаются один раз, продолжительностью 30 минут, под наблюдением вооруженного выводного.
 
Рабочие колонны, укомплектованные из немцев-переселенцев, пригодных к физическому труду, формировались в течение всех военных лет. Шла мобилизация также женщин-немок в возрасте от 16 до 45 лет включительно. От мобилизации освобождались все женщины-немки, мужья которых являлись русскими. Не подлежали мобилизации жены-русские, мужья которых и дети были немцами.
 
Формирование колонн велось высокими темпами. Так, например, Семипалатинский облвоенком 23 января 1942 г. дал райвоенкоматам телеграмму: «На основании Постановления ГКО № 1123 приказываю сформировать штату 49/1 рабочую колонну из 1870 человек дислокацией в Жана-Семей. Срок готовности колонны 28 января. На укомплектование колонны призвать мужчин немцев-переселенцев и немцев местных жителей из числа отсеянных при мобпризывах в возрасте от 17 до 50 лет включительно, годных к физическому труду, независимо от того состоит или нет на учете в военкомате. Вызов произвести персональными повестками при содействии органов НКВД, пропустив всех через медкомиссию.
 
Обязать призываемых явиться в исправной зимней одежде с запасом продовольствия, предупредить каждого, что никакой одежды на месте работы он не получит.
 
О проведении данных мероприятий доложить районному руководству и осуществить контроль за явкой и содержанием призванных на пункте. Дела на уклонившихся немедленно передавать органам НКВД для привлечения к ответственности...
 
О ходе призыва доносить ежедневно в форме: а) сколько подлежало; б) сколько явилось; в) сколько зачислено в колонну».
 
«Погрузка людей в эшелон производилась по счету количественно, перекличку по спискам сделать было невозможно, т. к. грузились ночью и весьма скороспешно»—писал в своей докладной записке от 31 марта 1942 г. начальник эшелона № 5040 младший лейтенант Догмишин, сопровождавший эшелон призванных немцев в трудколонны 1871 и 1872, адресованный в Байкал-строй (2480 чел.).
 
Людей отправляли этапом, принимали на местах как скот.
 
Мобилизованные немцы в строительные колонны доставлялись до лагерей. Акт, составленный 24 февраля 1942 г., гласит: «Начальник эшелона № 5040 и № 5042 мл. лейтенант госбезопасности тов. Догмишин А. С. и приемная комиссия Соликамстрой НКВД в составе: председателя комиссии зам. начальника управления Соликамстрой НКВД лейтенанта Госбезопасности тов. Ерхина А. И., членов: начальника 2-го отдела тов. Алехновича, начальника санчасти тов. Селютина, начальника ООС тов. Моховой составили настоящий акт о том, что сего числа принят этап трудармейцев в количестве четырехсот семидесяти человек из мобилизованных немцев из Урджарского, Аягузского районов Семипалатинской области.
 
Приемка произведена по фактическому наличию оказавшихся трудармейцев… У них обнаружена значительная вшивость. Из справок, на сданных в пути в больницы трудармейцев, обнаружен сыпной тиф».
 
От вручения повестки до прибытия в лагерь Байкал-строй занял один месяц. При этом более трех недель мобилизованные находились в пути. Так, в том акте отмечается, что в пути 7 человек были сданы в больницы, 20 человек отстали или бежали в пути. Люди не выдерживали этот кошмарный ад. Масштабы принудительного лагерного труда поистине велики.
 
Управление исправительно-трудовых лагерей НКВД Казахстана на 1 февраля 1942 г. организовали для обслуживания предприятий и строек 17 контрагентских колоний с общей численностью заключенных в 9458 человек. В последующем численность заключенных на оборонных стройках значительно возросла.
 
Специальные исправительно-трудовые лагеря обслуживали Казахстаннефтестрой, Актюбинский ферросплавный завод, Джезказганский медеплавильный комбинат. География трудармейских лагерей и лагпунктов довольно широкая. Я насчитал их свыше 100, но, наверное, было и гораздо больше: Соликамск, Котлас, Воркута, Якутия, Архангельская область, Ивдель, Челябинск, Гурьев, Нижний Тагил, Уфа, Караганда, Тула, Копейск, Кемерово, Краснотурьинск, Орск, Киров, Иркутск, Куйбышев, Новосибирск...
 
В этих и других местах немцы — мужчины и женщины — валили лес, строили заводы и шахты, буровые вышки и железные дороги, мосты, добывали уголь, руду. Разница между спецпереселенцами и рабочими-колонистами из республик Средней Азии и Казахстана состояла в том, что первые находились за колючей проволокой со всеми лагерными установками, а последние — на казарменном режиме.
 
Сотни чеченцев и ингушей работали на промыслах Эмбы, рудниках горного Алтая, на Коунрадском, Текелийском рудниках. Об условиях труда «рабочих колонн» вспоминал один из строителей Челябинского металлургического комбината так: «9 февраля 1942 г. на стройплощадку прибыло более 25 тыс. трудмобилизованных советских немцев… Здесь мы выкопали в мерзлой земле землянки, в которых было чуть теплее, чем на улице, ночью одеяла примерзли к полу… Каждое утро по команде отправлялись, кто мог, за баландой — мутной жидкостью, очень похожей на помои».
 
История мобилизованных в трудовую армию пока остается «белым пятном» в истории рабочего класса Казахстана. Однако сегодня ясно, что существование лагерного труда было заложено в природу казарменного социализма.
 
Можно с полной уверенностью сказать, что свою весомую лепту в создание слаженной военной экономики внесли трудармейцы. Многие из них преодолели обиду на власть Советов, во имя спасения Отечества трудились на совесть. 
 
В архивах много документов, повествующих о героическом труде трудармейцев, о премировании, о выдаче дополнительных талонов продовольственных и хлебных, костюмами индивидуального пошива, комплектами зимнего обмундирования, о ходатайствовании перед инстанциями о досрочном освобождении и снижении сроков наказания заключенных.
 
На всю Магнитку гремела слава Рахметова, землекопа одной из строительных колонн. За счет уплотнения рабочего дня, правильной организации труда и применения наиболее рациональных сменных комплектов землекопного инструмента на работах Водоканалстроя при рытье траншеи пожарно-питьевого водопровода этот рабочий 29 января 1942 г. выполнил дневное задание на 320%, 30 января — на 380, а 31 января — на 450%. За три дня он выбросил 22 кубометра мерзлого и талого грунта, выполнив задание на 413%. 3 февраля 1942 г. газета «Магнитострой» выступила с призывом распространить опыт работы стахановца Рахметова. Руководитель стройколонны Я. Янко выступил на ее страницах со своей статьей. «Кто такой тов. Рахметов? — пишет он.— В недавнем прошлом колхозник Казалинского района, казах, беспартийный. На стройке всего лишь один месяц. Но его труд является ярким свидетельством того, с какой силой живет в сердцах простых советских людей желание отдать все силы делу помощи фронту».
 
Звеньевой 7-го стройуправления Айтпаев А. дал рекордную выработку — 560%. Войну закончил бригадиром, строителем одного из оборонных объектов Урала.
 
Героем Магнитостроя был бригадир бетонщиков Рахимов. В ноябре 1942 г. он установил рекорд — выполнил норму на 1000%. «И вот, на строительстве часто бывало так,— писал Осмер А. А.,— Рахимов дает две нормы. Смертин перекрывает его показатели на десять-пятнадцать процентов. А через день-другой снова вперед вырывается Рахимов!».
 
Трудовая слава самой лучшей бригады землекопов 4-го стройуправления Магнитостроя Карагулова Б. гремела в дни войны на весь индустриальный Урал. Он работал на многих важнейших пусковых объектах оборонной стройки.
 
Героически трудились казахские рабочие и на других заводах и новостройках Урала. Грузчики бригады Кар-шибаева на Богословском алюминиевом заводе возглавили движение двухсотников. Здесь из 126 строителей 55 казахов премированы, 44 — отмечены различными наградами.
 
Труд посланцев республики отмечен и на угольных шахтах Сибири.
 
На строительстве треста Сталинскпромстрой трудились 15 гвардейских и 6 бригад ударников, состоящих из 276 рабочих-казахов. Руководство треста адресовало письмо в нашу республику. В нем говорилось, что невыполняющих норм среди казахов —- нет. Трудовая дисциплина среди них очень высокая, нет прогулов и опозданий.
 
Лучшие из лучших посланцев Казахстана приняли участие в слете рабочих нерусской национальности, состоявшемся в феврале 1944 г. в Новосибирске. Самоотверженно работали тысячи немцев, представители народов Северного Кавказа, а также депортированные поляки, мобилизованные в трудовые армии из Казахстана. Так, на Северном Урале, в труднейших условиях военного времени немцы-трудармейцы в тайге возвели город Краснотурьинск, выстроили промышленный гигант по производству глинозема и алюминия.
 
Бесконечно много вместили в себя военные годы. Здесь и опыт созидания, и боль потерь, и счастье и обиды, и унижение человеческого достоинства, и возвышение национального духа, и отвага ожесточенных сражений, и скромное величие трудовых будней.
 
* * *
 
В аулах и селах всю войну не хватало рабочих рук. Особенно остро ощущалась потребность в дополнительных ресурсах во время уборочных работ. Выход из положения состоял в привлечении городского населения. Город и село как бы обменивались рабочей силой.
 
Десятки тысяч горожан и учащихся принимали активное участие в уборке урожая военных лет.
 
В ряде областей и районов мобилизованные составляли до половины или одной трети всех работающих на волях.
 
Кроме того, горожане взяли на себя обеспечение машинного парка МТС и совхозов запасными частями и организацию ремонта сельскохозяйственных машин силами специалистов и квалифицированных рабочих, а также автоколонны для перевозок к заготпунктам зёрна и других сельскохозяйственных продуктов.
 
В начале 1942 г. над МТС и совхозами шефствовали
 
промышленные организации. Так, коллектив Джамбулского сахарного завода в неурочное время выполнил наказы для подшефной Свердловской МТС. Над При-шахтинской МТС шефствовали энергетики Карагандинской ТЭЦ. По инициативе промышленных коллективов созданы межколхозные мастерские капитального ремонта. Большую помощь получили колхозы и МТС от промышленных центров Алма-Аты, Усть-Каменогорска, Лениногорска, Актюбинска, Кустаная, Семипалатинска.
 
По примеру рабочих на селе организованы гвардейские тракторные бригады, звенья высокого урожая, проводились «фронтовые декадники», «фронтовые месячники».
 
В 1942 г. приняли решение о строительстве в Акмолинске завода «Казсельмаш» для производства борон «Зиг-Заг», культиваторов, сеялок К-12 и запчастей к жаткам-лобогрейкам. А к октябрю 1943 г. завод уже дал первые 1005 комплектов борон. Новый завод решено было строить и в Павлодаре.
 
Запчасти к сельхозмашинам выпускал Актюбинский механический завод, поршневые кольца для тракторов марок «СТЗ», «ЧТЗ», «Универсал» производил Макинский завод.
 
В июле 1943 г. на базе Алма-Атинского механического завода № 1 организован завод по производству автотракторных запчастей. Увеличена производственная программа по выпуску запчастей к тракторам на других заводах столицы. В 1944 г. снабжение запчастями в централизованном порядке уже достигло довоенного уровня. Усилием рабочего класса производство запчастей увеличилось по сравнению с 1941 г. в пять с лишним раз.
 
В годы войны в республике также возрастала потребность сельского хозяйства в минеральных удобрениях, тем более, что завоз их из других районов страны значительно сократился, особенно в 1943—1944 гг.
 
В декабре 1943 г. начали строительство Каратауско-го горно-химического комбината. В сооружении комбината приняли непосредственное участие и колхозники соседних областей. Стройка была объявлена народной. Колхозники Алма-Атинской, Джамбулской, Кзыл-Ор-динской и Южно-Казахстанской областей взяли шефство над строительством фосфорного комбината. Более 2000 человек приехали на стройку, чтобы произвести земляные и скальные работы и тем ускорить строительство. К концу 1944 г. комбинат вступил в строй действующих.
 
В 1945 г. началось строительство Джамбулского суперфосфатного завода. В 1944 г. возобновлено строительство законсервированной в начале войны Кзыл-Ор-динской плотины. Вступили в строй оросительные системы вокруг Караганды, Чимкента.
 
Одним из крупных химических предприятий в Казахстане являлся Актюбинский комбинат, который вырабатывал фосфорные туки и серную кислоту. В 1942 г. здесь приступили к созданию новых цехов: фосфорной кислоты, суперфосфата, динатрия фосфата и др.
 
Получая большую помощь от рабочего класса, колхозное крестьянство, в свою очередь, шло на помощь городу. Оно пополняло ряды рабочих, строителей, участвовало совместно с ними в народных стройках. Колхозники аккуратно выполняли обязательства по обеспечению армии и населения продовольствием, а промышленности— сырьем. Во время Отечественной войны широкий размах среди крестьян приняло движение за оказание продовольственной помощи трудящимся города из своих весьма скудных личных запасов.
 
Сознавая исключительное военно-хозяйственное значение Карагандинского угольного бассейна и понимая, как труден и в то же время важен труд шахтера, осенью 1942 г. труженики аулов и деревень Казахстана решили помочь им из своих личных запасов продуктами питания. Инициаторами стали колхозники Карагандинской, Кзыл-Ординской, Кустанайской и Актюбинской областей. Они обратились с призывом к колхозникам республики взять шефство над угольными шахтами Карагандинского бассейна и Ленгера. Их инициатива породила замечательное движение — шефство областей районов Казахстана над шахтами Караганды.
 
К 3 февраля 1943 г. для шахтеров Караганды собрали полтора млн пудов хлеба и 200 тыс. пудов сельскохозяйственных продуктов. Сюда приезжали делегаты от шефствующих областей, они выступали на рабочих собраниях, митингах, беседовали с шахтерами, интересовались условиями труда горняков, их производственными показателями. Они предложили организовать подсобное хозяйство при каждой подшефной шахте, а для этого выделили из ресурсов колхозов Семипалатинской области скот и семена. С октября 1942 г. по октябрь 1943 г. в порядке шефства Карагандинский бассейн получил от колхозов 338 т зерновых, 132 т муки, 104 т крупы, 90 т мяса, 10 т жиров.
 
Колхозная деревня отводила общественные земли под огороды рабочих и служащих, выделяла для рабочего класса часть сельхозпродуктов из своих личных запасов.
 
В годы войны еще больше укрепилось содружество рабочего класса и крестьянства. Общие интересы—самоотверженный труд во имя защиты Отечества, дружба и взаимопомощь рабочего класса; и крестьянства явились одним из важных факторов, обеспечивших победу над врагом.
 
 
 

Читать далее >>

 

 << К содержанию