Главная   »   Тернистый путь к истине. Эдуард Харитонов   »   ОРДЕН ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ
 
 


 ОРДЕН ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

Но, я не привык останавливаться на полпути. Я привык раз начатое дело доводить до конца. А потому 25 февраля 1992г. от своего имени отправил в адрес Президиума Верховного Совета России письмо следующего содержания:

 

“10 июля 1991 года сессия Коломенского городского Совета народных депутатов приняла решение “О возбуждении ходатайства о присвоении звания Героя Советского Союза (посмертно) членам экипажа самолёта капитана Александра Спиридоновича Маслова”.
 
Предварительные консультации с руководством наградного отдела при Президенте СССР вынудили не спешить с представлением имевшихся материалов Президенту, а попытаться отыскать, казалось бы, навсегда, утраченные документы. И документы такие (донесение Радошковичского райвоенкома и письмо зав. административным отделом ЦК КП(б) Белоруссии) в центральном архиве МО СССР мной были найдены. После этого народный депутат СССР по нашему 33-му Коломенскому избирательному округу В. Я. Стадник направил копии всех материалов М. С. Горбачёву, Б. Н. Ельцину, Н. А. Назарбаеву и Е. И. Шапошникову. Оперативнее всех отреагировали Вы, направив, полученные от Стадника материалы, зам. министра обороны СССР по кадрам. Известные события остановили ход этого дела. Но остановка хода истории недопустима. 74 года у России была общая с другими республиками бывшего СССР история. И она (история) должна продолжаться, воздавая всем по истинным заслугам в общем прошлом. Одним из проявлений этого должно стать продолжение присвоения звания Героя Советского Союза (особенно - отдавшим жизнь за общую Родину) за подвиги, совершенные при защите интересов народов СССР. Для осуществления этого я хотел предложить создать из представителей Республик бывшего СССР Межгосударственный Комитет по наградам СССР. Прочитав в газете “ИЗВЕСТИЯ” за 24 февраля 1992г. Указ Президента Российской Федерации “О гражданах Российской Федерации награжденных наградами Союза ССР” с удовлетворением увидел, что Вы всё уже продумали.
 
Представляю Вам материалы о героической гибели экипажа самолёта капитана Маслова А. С. и прошу добиться присвоения всем его членам звания Героя Советского Союза (посмертно).
 
С уважением Э. В. Харитонов.
 
PS. Чиновники из МО СССР считают не доказанным факт огненного тарана экипажем самолёта капитана А. С. Маслова. Видимо их социальный заказ выполнял писатель Н. М. Акалович, когда в своей книге “Они защищали Минск” написал следующие, очень разные по смыслу, но одинаково недоказуемые строки:
 
“Сейчас никто не сможет воспроизвести разговор командира корабля (это Акалович на стр. 180 пишет о Н. Ф. Гастелло) с членами экипажа перед тем, как принять окончательное решение. Но то, что члены экипажа, имея возможность воспользоваться парашютом, предпочли остаться в пылающей машине, говорит о многом. Это значит, что решение было не только командира корабля”.
 
И вот, что написано на стр. 190: “В тот же день у Радошкович произошел ещё один бой. Фашистская колонна с танками, бронетранспортерами, автомашинами с пехотой, двигавшаяся с запада к Радошковичам, была атакована лётчиками звена, которое возглавлял командир третьей эскадрильи 207-го бомбардировочного полка капитан Александр Спиридонович Маслов. Враг встретил бомбардировщиков ураганным артиллерийским и пулёметным огнём. От прямого попадания снаряда погиб (выделено мной) капитан Маслов. Его бомбардировщик с бомбами врезался в одну из артиллерийских позиций гитлеровцев”.
 
Всё ясно. В одном случае (Гастелло) самолёт “врезался в группу фашистских танков” по решению экипажа (не ясно только почему Героем стал один Гастелло?), а в другом (Маслов) - бомбардировщик с бомбами врезался в одну из артиллерийских позиций гитлеровцев” по воле Бога, т.к. командир был мёртв (по мнению писателя Ака-ловича). Поэтому Гастелло - Герой, а Маслов -пропавший без вести.
 
Два вопроса военным бюрократам:
 
Почему в сквере посёлка Радошковичи захоронили (как потом оказалось) останки экипажа самолёта А. С. Маслова и установили памятник Н. Ф. Гастелло?
 
Почему на современном памятнике (у развилки дорог на окраине поселка Радошковичи, в непосредственной близости от места героической гибели экипажа самолёта А. С. Маслова) экипажу самолёта Н. Ф. Г астелло написано, что он установлен на месте героической гибели?
 
Ответ на оба вопроса один: произошла трагическая ошибка, которую можно и нужно исправить. И чем скорее членам экипажа самолёта
 
А. С. Маслова будет присвоено звания Героев Советского Союза (посмертно), тем скорее прекратятся попытки поставить под сомнение подвиг экипажа самолёта капитана Н. Ф. Гастелло (Я бы и членам экипажа Гастелло присвоил звание Героев, и сделал бы это одним Указом с присвоением этого звания членам экипажа Маслова)”.
 
Не знаю точно, но думаю, что именно как реакция на это мое обращение: 29 мая 1992 года на имя председателя Коломенского городского Совета народных депутатов из Главного Управления кадров Министерства обороны пришло письмо следующего содержания:
 
“В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 11 марта 1985 года Главнокомандующий Объединенными Вооруженными Силами СНГ (приказом №43 от 27 апреля 1992г.) наградил орденом Отечественной войны 1 степени (посмертно) членов экипажа самолёта ДБ-ЗФ капитана Маслова А. С., лейтенанта Балашова Владимира Михайловича, младшего сержанта Бейск-баева Бахтураса, капитана Маслова Александра Спиридоновича, старшего сержанта Реутова Григория Васильевича.
 
Данное награждение произведено по ходатайству народного депутата СССР Стадника В. Я. и 4-й сессии Коломенского городского совета народных депутатов”.
 
Это был удар ниже пояса. За один и тот же подвиг - дважды не награждают, а с такой наградой мы согласиться не могли.
 
Поэтому я подготовил письмо на имя Президента России Б. Н. Ельцина, которое за подписью председателя Коломенского горсовета было отправлено 8 июля 1992 года. Вот о чём я писал:
 
“10 июля 1991 года сессия Коломенского городского Совета народных депутатов приняла решение “О возбуждении ходатайства о присвоении звания Героя Советского Союза (посмертно) членам экипажа самолёта капитана Александра Спиридоновича Маслова”. Это решение, через народного депутата СССР по 33-у Коломенскому избирательному округу В. Я. Стадника с соответствующими документами, было направлено Вам (исходящий №348 от 6. 11.91 г.), М. С. Горбачёву, Н. А. Назарбаеву и Е. И. Шапошникову.
 
Комиссия по государственным наградам Президиума Верховного Совета РСФСР, рассмотрев направленные Вам материалы, поддержало наше ходатайство, уведомив об этом, зам. министра обороны СССР по кадрам (Исх. №10-126 “Д” от 20.11.91 г.).
 
Бывший помощник народного депутата СССР Э. В. Харитонов 25 февраля 1992 года все материалы по данному вопросу отправил в Президиум Верховного Совета России (материалы получены секретариатом общего отдела Верховного Совета
 
27.02.92 г. по квитанции №337). Ответа он не получил.
 
А 29. 05. 92 г. в адрес Коломенского горсовета из Главного управления кадров МО СССР пришло сообщение о том, что Главнокомандующий Объединенными Вооруженными Силами СНГ (приказом №43 от 27.04.92г.) наградил (посмертно) членов экипажа А. С. Маслова орденами Отечественной войны 1 -ой степени.
 
Такое решение совершенно неадекватно совершённому Подвигу и не соответствует духу и букве ходатайства депутата Стадника и горсовета.
 
26 июня - годовщина героической гибели экипажа самолёта нашего земляка капитана А. С. Маслова. От имени Коломенского городского Совета народных депутатов прошу рассмотреть вопрос о присвоении звания Героев (посмертно) Александру Спиридоновичу Маслову и всем членам его экипажа”.
 
Через месяц после этого я получил письмо из Государственно-правового управления Президента Российской Федерации следующего содержания:
 
“Уважаемый Эдуард Васильевич!
 
Мы разделяем ваше желание добиться торжества справедливости по отношению к оценке героических подвигов тех, кто ковал Победу и ценой своей жизни отстоял независимость Отечества, гордимся вместе с Вами их подвигами, с пониманием относимся к Вашей просьбе, но, к сожалению, не имеем возможности положительно решить её.
 
Это связано с тем, что в настоящее время в связи с упразднением союзных структур государственной власти утратил силу ряд нормативных актов по награждению государственными наградами бывшего СССР, в том числе и о присвоении звания Героя Советского Союза.
 
В соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 20 февраля 1992 года “О гражданах Российской Федерации, награжденных государственными наградами Союза ССР” участникам Великой Отечественной войны сегодня только вручаются те госнаграды СССР, которыми, они были награждены ранее, но по различным причинам своевременно их не получили.
 
Членам экипажа самолёта капитана А. С. Маслова не может быть присвоено (посмертно) и звание Героя Российской Федерации, так как оно присваивается за героические подвиги, совершённые только после принятия Закона Российской Федерации от 20 марта 1992 года “Об установлении звания Героя Российской Федерации”.
 
Представление о награждении членов экипажа находится в Главном управлении кадров Министерства обороны Российской Федерации и к рассмотрению данного вопроса, возможно возвратиться после принятия Верховным Советом Российской Федерации нового наградного законодательства России”.
 
Оставалось ждать “принятия Верховным Советом Российской Федерации нового наградного законодательства России”.
 
Пауза затягивалась. Появилась возможность переосмыслить своё отношение к награждению членов экипажа Маслова орденами Отечественной войны.
 
Так как награждение на основании Указа от 11 марта 1985 года уже предполагало награждение не за подвиг, а за участие Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г. Я решил организовать вручение орденов родственникам награжденных, сам факт вручения превратить в акт возбуждения общественного мнения.
 
Цитировавшееся ранее письмо из Главного управлении кадров МО СССР заканчивалось словами: “Прошу Вас через ветеранов 207 авиационного полка 42 авиадивизии, активистов поиска участников Великой Отечественной войны 1941-1945г.г. установить родственников всех погибших членов экипажа, места их жительства и сообщить эти сведения в Главное управление кадров для принятия решения о передаче указанных наград в семьи погибших”.
 
Этот текст я считал и считаю находящимся не в ладах со здравым смыслом. Откуда у председателя Коломенского горсовета ветераны 207 авиаполка? Какое дело коломенским активистам до уроженцев Нижегородской, Оренбургской и Алма-Атинской области? Кому, как не Главному управлению кадров МО СССР организовать бы эти поиски?
 
Но приходилось считаться с реальностью. Нужно было действовать самому! Собрал все документы и поехал в Москву - в Центральный Дом Советской Армии. Дошел до руководства. Был выслушан авиационным генералом. Сказал, что я всего лишь нигде не работающий майор-инженер в отставке. Абсолютно частное лицо. Просил взять у меня собранные мной документы и закончит начатое мной дело. Мне очень “помогли” советом обратиться в Российский комитет ветеранов войны. Ощущение было мерзко-пакостное. Хотелось все бросить и заняться внуками и садом с огородом. Но, опять взяло верх чувство личной гражданской ответственности за все, что творится в Стране.
 
26 ноября 1993 года отправил письмо в Российский Комитет ветеранов войны. В начале коротко описал суть дела, а закончил письмо так: “Для передачи наград в семьи погибших необходимо установить и сообщить в Главное управление кадров МО РФ адреса родственников погибших. Прошу Вас взять эту заботу на себя или сообщить мне адрес Совета ветеранов 42-ой авиадивизии”. Ответ не заставил себя долго ждать и опять оставил меня один на один с моим чувством гражданского долга и с моей майорской пенсией.