Главная   »   Тернистый путь к истине. Эдуард Харитонов   »   ДОСТОИН ВЕЧНОЙ ПАМЯТИ
 
 


 ДОСТОИН ВЕЧНОЙ ПАМЯТИ

Определенный и значительный этап на пути к Истине оказался пройденным. Не грех было передохнуть, чтобы двигаться дальше. А дальше предстояло решать те же две, чуть видоизменённые, задачи: во-первых, популяризация подвига экипажа капитана А. С. Маслова. Всё ещё остаюсь с тлеющей надеждой на то, что, может быть, услышит нас и отзовётся хоть кто-то из родственников других членов экипажа.
 
Во-вторых, продолжение собственного поиска родственников с целью оказания им помощи (если потребуется) в вопросе получения на хранение наград. Ведь до сих пор очень сомнительно, что переданы на хранение не то что Золотые Звёзды, а и ордена Отечественной войны.
 
10 декабря 1996 года в “Коломенской правде" появилась моя очередная заметка. Она небольшая, но очень важная для перехода к серьезному разговору о моих встречах с известным “Известинским” журналистом Эдвином Поляновским. Вот её содержание:
 
“В ближайшие дни в московской газете “Известия” должна появиться статья Эд. Поляновского, посвященная подвигам лётчиков А. С. Маслова и
 
Н. Ф. Гастелло. Я не знаю, что и как напишет о них известный журналист. Получив от меня материал, он очень заинтересовался, но на слова не поверил, и поехал в Белоруссию. Встретился там с дочерью нашего земляка А. С. Маслова Ириной Александровной Гурной, посетил все деревни вокруг того места, где 26 июня 1941 года героически погибли экипажи самолётов двух друзей, разговаривал со многими жителями, причастными к этой теме. После его возвращения мы встретились и решили вместе поработать в Центральном архиве Министерства обороны, чтобы подтвердить или опровергнуть собранные им материалы. К сожалению, нам не удалось ни то, ни другое.
 
Единственной приятной находкой был приказ № 01392 24 мая 1941 года народного комиссара обороны Союза ССР, подписанный заместителем наркома С. Будённым. Пункт 105-й этого приказа гласит: “Помощника командира эскадрильи 1 тяжелобомбардировочного авиационного полка капитана Маслова Александра Спиридоновича освободить от занимаемой должности и назначить (так в приказе — Э. X.) командиром эскадрильи 207-го дальнебомбардировочного авиационного полка”. Следующий пункт того же приказа дословно повторяет 105-й, только вместо капитана Маслова в нем речь о капитане Гастелло Николае Францевиче. Удалось нам выяснить и прискорбный факт, объясняющий, почему в Центральном архиве Минобороны нет дела 207-го авиаполка. 18 августа 1941 года полк был расформирован, а в те дни было не до архива.
 
В 33 года наш земляк пошел на подвиг самопожертвования. 22 ноября - день рождения Героя Российской Федерации Александра Спиридоновича Маслова, на будущий год мы отметим его девяностолетие. Уверен, что все люди, сознательно отдавшие жизнь во имя жизни других, достойны уважения и вечной памяти”.
 
Когда писалось, вышеизложенная заметка, я, естественно, не знал, что конкретно напишет Эд. Поляновский. При нашей встрече с ним после его возвращения из поездки в Белоруссию, он передал мне копии (к сожалению не заверенные и таким образом как бы не официальные, но я в подлинность их верю) двух очень важных документов. В своей заметке от 10.12.96 г. я о них умолчал потому, что считал, что Эдвин обязательно их процитирует в своей статье, а отбирать у него право “первой ночи” на обнародование добытых им документов не считал возможным.
 
Вся эпопея с проблемой “Маслов — Г астелло” началась с факта вскрытия братской мргилы, считавшейся местом захоронения останков членов экипажа капитана Н. Ф. Г астелло. Было известно, что вскрытие проводилось в связи с приближавшимся “10-летием Подвига Гастелло” с целью перенесения останков в сквер в центре Радошковичей, где должен был быть установлен памятник Г астелло. Подробности же о том, кто был инициатором всего этого и, что этому предшествовало, мне не были известны.
 
И вот Поляновский передаёт мне копии двух документов.
 
Один адресован “Председателю исполкома Молодеченского областного совета депутатов трудящихся” и подписан директором Белгосмузея истории Великой Отечественной войны Шуцким. Чудо, но факт - документ подписан в день моего рождения -12 мая 1951 года. Об одном подобном “чуде” я уже упоминал : постановление о присвоении одной из улиц г. Коломны имени Маслова подписан тоже в день моего рождения 12.05.94 г. Коли разговор зашел о “чудесах” скажу ещё об одном “чудесном” совпадении. Моя семья и семья Маслова (вдова с дочерью) приехали на жительство в Коломну в одном и том же 1944 году, а вскоре и жить стали по соседству.
 
Второй документ, составленный 1 апреля 1950 года, называется “Подтверждение” и начинается со слов: “Мы нижеподписавшиеся... жители дер. Декшняны”,
 
По-настоящему анализировать эти документы и делать на их основе какие-то выводы я стал позже, а потому и поговорим об этом ниже. Вернемся к хронологии событий.
 
27 декабря 1996 года в редакцию газеты “Аргументы и Факты” я отправил письмо следующего содержания:
 
“Уважаемая редакция!
 
Посылаю Вам уникальный Факт и Аргументы в его пользу. Уникальность факта состоит в том, что через 55 лет неопровержимо доказано, что тот самый огненный таран, совершённый на окраине белорусского посёлка Радошковичи, за который уже 26 июня 1941 года капитану Н. Ф. Гастелло было присвоено высокое звание Героя Советского Союза (посмертно), был совершён совсем другим экипажем. Уникальность, представляемого вам факта, состоит так же в том, что Указом №635 от 2 мая 1996 года Президент РФ присвоил звание Героя Российской Федерации (посмертно) не одному командиру экипажа, как было в случае с Гастелло, а всем четырём членам экипажа.
 
Указ №635 опубликован 8 мая 1996 г. в “Российской газете”, но почти никому не известно за что же этим четырем погибшим воинам присвоено это высокое звание.
 
Аргументы опубликованы в журнале “Вопросы истории” №10 за 1996 год. Но журнал этот академический, имеет очень небольшой тираж и рассчитан на очень узкий круг читателей. Т. е. широкой общественности имена истинных Героев, остаются не известны.
 
Представляю Вам копии Указа №635 и моей заметки, опубликованной в журнале “Вопросы истории”. Считаю, что газете “Аргументы и Факты” сам Бог велел опубликовать и факт и аргументы.
 
В газетной публикации прошу первые 9 строк заменить на прилагаемое начало заметки. Прошу изменить и заглавие. Журнал мой материал принял к публикации тогда, когда шла борьба за Указ №635, и слова “Правда, да не вся” относились к “правде” об “огненном таране” Гастелло. Теперь, на мой взгляд, больше подошло бы что-то вроде “Народ должен знать своих Героев”.
 
Одновременно подобного содержания письмо я отправил своим друзьям в Алма-Ату с просьбой передать в редакцию какой-нибудь газеты.