4. Каспийская нефть в казахстанско-российских отношениях — bibliotekar.kz - Казахская электронная библиотека

Главная   »   Суверенный Казахстан на рубеже тысячелетий   »   4. Каспийская нефть в казахстанско-российских отношениях


 4. Каспийская нефть в казахстанско-российских отношениях

Одним из наиболее важных аспектов казахстанско-российских отношений продолжает оставаться комплекс проблем, связанных с освоением углеводородных запасов Каспийского моря и транспортировкой этих запасов на мировой рынок.
 
Став правопреемником СССР, Россия тем самым подтвердила действующий правовой статус Каспийского моря, определенный договорами между РСФСР и Персией от 1921 года и между СССР и Ираном о торговле и мореплавании от 1940 года, с приложениями к ним. Однако образование новых прикаспийских государств, желающих получить доступ к недрам Каспия, резко актуализировало проблему определения правового статуса Каспийского моря, сделав в то же время эту проблему трудной для разрешения. И в то же время очевидно, что и Россия, и Казахстан проявляют заинтересованность в решении не только данной проблемы, но и по всем другим вопросам, связанным с освоением недр Каспия.

 

На сегодняшний день можно констатировать активизацию политики России в каспийском регионе. Одним из основных аспектов этой активизации являются попытки Москвы взять инициативу в вопросе определения правового статуса Каспия. Заинтересованной в дальнейшей транспортировке казахстанской нефти через свою трубопроводную систему, для России большое значение имела политика, направленная на сближение с Казахстаном в вопросе правового статуса Каспия. Практическим осуществлением этой политики можно считать принятие казахстанско-российского соглашения “О разграничении дна северной части Каспийского моря в целях осуществления суверенных прав на недропользование” от 6 июля 1998 года, которое сняло основные политические сложности разработки углеводородных запасов Северного Каспия, который входит в зону влияния России и Казахстана.
 
Сближение позиций Казахстана и России в проблеме разделения Каспийского моря было выражено в обоюдном согласии принять за основу разделения принцип проведения модифицированной срединной линии по дну моря.
 
9 октября 2000 года в Астане главы Казахстана и России подписали Декларацию о сотрудничестве на Каспийском море, тем самым подтвердив наличие тенденций к сближению между Казахстаном и Россией. Что касается транспортировки казахстанской нефти на мировые рынки, то Россия в этом вопросе сейчас занимает довольно выгодную для себя позицию. Реализация проекта Баку — Джейхан в силу целого комплекса политических и экономических причин может затянуться на длительный срок. В то же время Россия предлагает Казахстану свои, реально существующие трубопроводы для прокачки казахстанской нефти. В этом плане можно также отметить завершение строительства и запуск нефтепроводной системы Каспийского Трубопроводного Консорциума, 24% акций которого принадлежат России и 19% Казахстану.
 
Другим важным моментом в каспийской политике России в отношении Казахстана является деятельность на территории Казахстана крупных российских нефтегазовых компаний. Такие российские компании, как “Лукойл”, “Роснефть”, “Газпром”, проявляют активность в разработке казахстанских нефтегазовых проектов.
 
Следовательно, можно констатировать наличие серьезных интересов российских компаний в освоении казахстанских углеводородных ресурсов на северном Каспии.
 
Что касается Казахстана, то определение правового статуса Каспийского моря и проблемы маршрутов транспортировки казахстанской каспийской нефти также во многом повышают значимость роли России во внешней политике нашей страны. Этому способствуют следующие основные факторы:
 
— значительную долю в казахстанском экспорте занимает нефть;
 
— основная масса казахстанской нефти транспортируется по российской трубопроводной системе через территорию России.
 
Для Казахстана важность разрешения проблемы правового статуса Каспия главным образом связана с привлечением инвестиций на разработку шельфа моря. С другой стороны, нерешенность правового статуса Каспия влечет за собой проблему принадлежности открытых месторождений тому или иному заинтересованному государству. Таким образом, учитывая важную вышеупомянутую роль нефти в казахстанской экономике и роль России в нефтяной политике Казахстана, можно отметить, что именно позиция России в проблеме определения юридического статуса Каспия представляет собой особую важность для Казахстана. Следует отметить, что до подписания казахстанско-российского Соглашения “О разграничении дна северной части Каспийского моря в целях осуществления суверенных прав на недропользование” позиции двух государств по данному вопросу существенно различались. Так, Казахстан придерживался позиции, что делить надо только дно и не делить воду. В то же время позиция России заключалась в том, что суверенитет прикаспийских государств заканчивается у берегово'й кромки и не распространяется ни на дно, ни на водную поверхность водоема. Сближение с Россией в решении данной проблемы, выраженное в согласии проведения модифицированной срединной линии по дну Каспия, можно считать чрезвычайно важным и для Казахстана, и для России. Это позволило начать освоение месторождений северной части Каспия, что в свою очередь имеет колоссальное значение для экономик двух государств, в состоянии которых доходы от экспорта нефти занимают далеко не последнее место.
 
В то же время упомянутое сближение в проблеме правового статуса Каспия между Россией и Казахстаном, естественно, не может не затрагивать вопрос о маршрутах транспортировки казахстанской нефти. Данный вопрос является “головной болью” не только Казахстана, но и России, не говоря уже о других государствах, таких, как США, Турция и др. По мнению некоторых экспертов, избрав более гибкую политику в отношении Казахстана в проблеме правового статуса Каспия, “в ответ Россия ждет определенных политических уступок со стороны Астаны и экономических преференций для своего бизнеса, в том числе и на Каспии”. Завершение строительства трубопроводной системы вышеупомянутого Каспийского Трубопроводного Консорциума, главным акционером которого является Россия (24%), и увеличение квоты на прокачку казахстанской нефти (с 3,5 млн тонн в 1998 г. до 10 млн. тонн в 2000 г.) по территории России, демонстрируют стремление Москвы использовать нефть Казахстана как одну из основ своей каспийской политики. В то же время наличие на казахстанской части шельфа Каспия достаточно крупных месторождений нефти в некоторой степени вынуждает Москву более внимательно относиться к позиции и реакции Астаны в вопросах, касающихся статуса Каспия и транспортировки казахстанской нефти.
<< К содержанию

Следующая страница >>