Главная   »   Статьи   »   Алпамыс в стране Тайшик-хана


 Алпамыс в стране Тайшик-хана

 

 

Когда Алпамыс батыр со своей молодой женой Гульбаршин вернулся в свое кочевье, то узнал, что в его отсутствие калмыцкий хан Тайшик угнал все табуны старого Байбори, отца батыра. Преодолев трудности, встретившиеся на его пути, Алпамыс приезжает к Тайшику.

 

ПЕРВЫЙ БОЙ АЛПАМЫСА

 

Так батыр покинул зиндан,
Встал на землю, качнулся он.
От свободы и ветра пьян,
Светом солнечным ослеплен.
Каракоз он благодарит,
Принимает из рук ее
Меч булатный, надежный щит,
И свою броню, и копье.
Опоясывается мечом,
Подкрепляется курдюком.
Перед батыром играет конь,
Выгибает шею кольцом,
Тычется батыру в ладонь,
И дрожит, и горит огнем,
И свечой над землей встает,
Алпамыса зовет в поход.
Понял, наконец, хан Тайшик,
Что вкруг пальца обведен,
Заревел, как бешеный бык,
На себе рванул воротник
И с престола сорвался он,
Повелел в барабаны бить,
В трубы-дудки громче трубить,
И созвал он со всех сторон
Воинство в сто тысяч клинков.
Сел средь площади на престол,
Взором грозен, лицом суров,
И такие речи повел
Обуянный страхом Тайшик:
— Балуаны — мои силачи,
Грозный рок над нами навис.
Обнажите свои мечи:
Приближается Алпамыс!
Но страшиться я не хочу,
Ибо я народом храним.
Балуаны, мои силачи,
Великаны, мои палачи,
Я сильнейшему поручу
В поединке встретиться с ним.
Если крепок будет удар — Вашим станет конь
Байчубар. Властною рукой усмирен,
Пусть кудахчет курицей он
Кто, скажите, хочет из вас
Биться с Алпамысом сейчас?
И выходит батыр Таймас,
Он могуч и широкоплеч,
У него дубина в руках,
У бедра висит на цепях
Весом в тридцать батпанов меч.
Встретится Таймасу гора —
И гора ему нипочем;
Размахнется Таймас мечом,
И дубиной поддаст потом —
Гулкий гром прогремит в горах,
И рассыплется камень в прах.
Был он хану правой рукой,
Этот слоноподобный Таймас.
Он любой Выигрывал бой,
Как голодный волк, до конца.
Он без отдыха, день-деньской,
Беспощадно бил по врагу,—
Он догонит в поле бойца,
С ног собьет, скрутит в дугу.
Перед ханом склонясь, Таймас
Говорит: «О мой падишах!
Я к единоборству готов.
И скажу без хвастливых слов —
Я врага у всех на глазах
Обескровлю и растопчу,
И в награду за подвиг мой
Байчубара я получу!».
Слышен частый топот копыт:
Алпамыс на битву спешит.
И Таймас летит на врага,
Как летит на дичь пустельга.
Держит над головою щит,
Диким голосом верещит
И грозит дубиной своей:
«В мире нет,—мол,— меня сильней!»
Смелым соколом Алпамыс,
Белым соколом Алпамыс,
Падающим вниз с небес,
Кинулся наперерез
Нападающему врагу,
Не остался перед ним в долгу,
И дубиной не дал взмахнуть,
Голову Таймасу отсек.
Туловище без головы
По степи продолжает путь,
Катится голова средь травы,
И поблескивают из-под век
Вытаращенные белки.
Кинулись калмыки гурьбой
За катящейся головой.
Алпамыс налетел на них
И убил пятерых,
Зарубил шестерых
И поранил десятерых.
У Таймаса был сын один,
И отца был достоин он,
Мускулист и ростом велик,
Преисполнен могучих сил.
А какое имя носил —
Слух о том не дошел до нас.
Говорит ему хан Тайшик:
— В поединке погиб Таймас,
Проиграл твой родитель бой.
Отомсти, верблюжонок мой,
За позор твоего отца,
Моего бойца-удальца!
Брызжа, словно верблюд, слюной
И рыча, как бешеный лев,
Сын Таймаса, рассвирепев,
Как гора, плечист и тяжел,
К своему коню подошел,
Сел в седло и приподнял щит,
Меч булатный свой обнажил
И на Алпамыса напал:
И упал,
Сражен наповал...
Сам не понял, как был убит.
В это время другой силач,
Ростом, как большой карагач,
Замахнувшись мечом сплеча,
К Алпамысу близится вскачь,
Ноги по земле волоча.
Он кричит: «Я зол, я суров!
Сто батыров я победил,
Весивших не меньше слонов.
Преисполнен я свежих сил,
И тебя я готов Убить,
Оборвать твою жизнь, как нить!
Пять бойцов, пять моих друзей
Побежали в поле гурьбой
За Таймасовой головой —
Ты убил их рукой своей.
Видно, твой обычай таков,
Чтоб не в очередь бить бойцов.
Для батыра это — позор
Если ты батыр, а не вор,
Мне сейчас предоставь черед!
Выходи, Алпамыс, вперед!»
И тогда такие слова
Алпамыс-батыр произнес:
— Я уже рубиться устал,
Сквозь потоки кровавых слез
Различаю врагов едва,
Но я тверд, как ратный металл.
Если смерь мне не суждена.
Будет жизнь моя спасена.
Знаю, знаю, что вы хитры.
От лукавства защиты нет.
Пробыл я в зиндане семь лет,
Но из черной вышел норы.
Мщу я за неволю свою,
И не успокоюсь, пока
Не уронит меч рука,
А уронит его рука
Лишь тогда, как в честном бою
Я семь тысяч ваших убью!».
Как бараны рога в рога,
Встретились батыры — лоб в лоб.
Хочет снять с седла враг врага,
На конях друг друга трясут, чтоб
Оттолкнуть потом и, взяв меч,
Голову Враз отсечь.
Ходит конь вокруг коня,
Прогибаясь, трещит броня.
Перерыта вся степь кругом.
Пыль над степью стоит столбом.
Воедино спаяны лбы.
За часами идут часы.
В онемелых руках судьбы
Не колеблются весы.
Кони качаются взад-вперед,
Кони батыров равно сильны,
Силы сражающихся равны,
Верха в бою ни один не берет
Смотрит на поединок народ,
Все затаили дыханье.
Вдруг
Синяя сталь описала круг —
То Алпамысов сверкнул клинок,
И развалился силач-калмык
Надвое, от головы до ног,
Словно сухой стручок.
В ярость впадает калмыцкий хан.
К небу взлетает его рука.
Гневом неистовым обуян,
Знаком повелевает он
На Алпамыса со всех сторон
Двинуть стотысячные войска —
Конников, лучников — всех, как есть!
И, как приказал хан Тайшик,
Ратным строем войска пошли.
Ринулся Алпамыс, разъярясь,
На несметные копья их,
Точно лебедь в речной тростник;
Смял, как буря, передовых,
И по жестокой груди земли
Реки красные потекли.
Он рубил, он крошил мечом,
И холмы из трупов росли,
Двигаясь, как стадо слонов,
Подгоняемые бичом.
Заклубился густой туман,
Побелело небо с краев,
И немолчно бьет барабан.
Солнца на небе не видать.
Тает вражья рать,
Как свинец.
Словно вихрь, молодой боец
По степи летит
Из конца в конец,
Выстрелят в него — загремит,
Полоснут мечом — зазвенит.
Видно, из чугуна джигит.
День проходит, и ночь идет,
Новый день встает
В свой черед.
Отступают враги вразброд,
Не хотят враги умирать,
И за городскою стеной
Каменной, в сажень толщиной,
Под защитой крепких ворот
Прячется разбитая рать.
 
 

 

 

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!