Главная   »   Социально-обеспечительные правоотношения в Республике Казахстан. Ж. Хамзина   »   Глава 1. СУЩНОСТЬ И ОСОБЕННОСТИ СОЦИАЛЬНООБЕСПЕЧИТЕЛЬНЫХ ПРАВООТНОШЕНИЙ. § 1. Понятие социально-обеспечительных правоотношений


 Глава 1

СУЩНОСТЬ И ОСОБЕННОСТИ СОЦИАЛЬНООБЕСПЕЧИТЕЛЬНЫХ ПРАВООТНОШЕНИЙ
 
 
§ 1. Понятие социально-обеспечительных правоотношений
Вопрос о понятии правоотношений является основополагающим для общей теории права, а значит, фундаментальным и для системы каждой отраслевой правовой науки. Проблемы правоотношений представляют собой наиболее актуальный и дискуссионный, сложный и многоплановый вопрос, но вместе с тем наиболее часто затрагиваемый при исследовании любого института каждой отрасли права. На эти качества проблемы правоотношения еще указывалось С.С. Алексеевым: “Проблема правовых отношений одна из наиболее сложных и дискуссионных в советской юридической науке” [6, 289]. Поскольку “понятия “правоотношение”, “субъект правоотношения”, “основания возникновения правоотношения” — фундаментальные категории юридического мышления. Без них невозможно профессионально осмыслить социальную ситуацию, проникнуть в ее юридическую сущность” [6,288]. А основные аспекты данной категории, вызывающие необходимость научной разработки, определялись С.С. Алексеевым в следующей последовательности: а) как соотносятся правоотношение и общественные отношения, б) общие (общерегулятивные правоотношения); в) комплексные правоотношения; г) динамика правового отношения [6, 289]. Указанные положения и свойства проблемы правоотношений не изменились и сегодня [7; 3, 4].
 
Теория права вырабатывает понятие правоотношения, определяет его сущность, порядок реализации, связь с нормами права, идеологией, методом регулирования, его природу и т.д. Кроме того, устанавливает общие положения относительно правоотношений, присущих той или иной сфере правого регулирования. Для того чтобы подойти к пониманию социальнообеспечительного правоотношения необходимо рассмотреть общее понятие правоотношения, изучить связи социально-обеспечительных правоотношений с различными группами общественных отношений с тем, чтобы определить степень их близости, нормы, определяющие реализацию рассматриваемых правоотношений, возможно, общий понятийный аппарат, взаимодействие друг с другом и т.д. Наше изучение, направленное на выявление понятия социально-обеспечительного правоотношения путем рассмотрения общих положений относительно категории “правоотношение”, полагаем, следует начать с определения категории “понятие”. “Понятие есть целостная совокупность суждений, то есть мыслей, в которых что-либо утверждается об отличительных признаках исследуемого объекта, ядром которого является суждение о наиболее общих и в то же время существенных признаках этого объекта” [8, 456]. С учетом данного положения обратимся к определениям правоотношений, предлагаемым общей теорией права и отраслевыми правовыми науками.
 
В целом, в настоящее время в юридической литературе, посвященной теории права, сложились два направления в понимании правоотношения, его структуры и содержания. Разногласия обуславливаются проблемами определения соотношения общественных отношений и правоотношений, объекта правоотношения. Кроме того, некоторые авторы выделяют в структуре правоотношения его предмет. Так, существует мнение, что правоотношение — это общественное отношение, урегулированное нормами права. Другая точка зрения сводится к тому, что правоотношение является общественным отношением особого рода (правовая форма общественного отношения) [9, 140].
 
На наш взгляд, первая позиция авторов является более верной, поскольку любое общественное отношение, урегулированное нормой права, обладает правовой природой, этот процесс является длящимся. При появлении новых общественных отношений, например, вследствие развития науки, появления новых технологий они могут потенциально претендовать на их урегулированность нормами права. Выделяя же правоотношения как особый род общественных отношений, мы тем самым определяем в какой-то степени неизменяемые общественные отношения, регулируемые правом. В то время как правоотношения обладают свойством перехода в новое качество общественных отношений, например, при изменении экономики, политического строя и т.д. “Правоотношение есть особый вид идеологических общественных отношений, возникающих в результате регулирования нормой права конкретного волевого общественного отношения...” [10; 146,147].
 
С.А. Комаров пишет об этой правовой категории: “Правоотношения - это реальное воздействие права на общественные отношения. Правовые отношения — это часть общественных отношений, урегулированных нормами права, субъекты которых являются носителями субъективных прав и субъективных юридических обязанностей” [11, 290].
 
На содержание правоотношения при выделении его понятия указывается во многих работах, посвященных теоретическим проблемам государства и права. Так, российские ученые-правоведы определяют: “Правоотношения — это объективно возникающая в обществе в соответствии с законом или даже до закона особая форма социального взаимодействия, участники которого обладают взаимными, корреспондирующими правами и обязанностями и реализуют их в целях удовлетворения своих потребностей и интересов в особом порядке, не зап-рещенном государством или гарантированном и охраняемом в лице определенных органов” [9; 31,32]. Данное определение правоотношения, на наш взгляд, не в полной мере отражает роль норм права в процессе существования правоотношения. В этом аспекте сущность правоотношения более четко раскрыта в работе В.Н. Хропанюк: “Правоотношение - это только одна сторона реального общественного отношения, определяемая нормой права, специфическая форма его выражения” [12, 306].
 
Казахстанский исследователь в этой области Н.Н. Карабеков, соединяя все основные черты правоотношения, пишет: “Правоотношение — это такое общественное отношение, в котором стороны связаны между собой взаимными юридическими правами и обязанностями, охраняемыми государством [13, 3071. “Правоотношением называется модель индивидуального поведения людей, возникающая на основе общей модели — нормы права. Эта модель указывает на возможность поведения (право) и необходимость поведения (обязанность). Правоотношение в этом смысле раскрывает специфический способ воздействия права на общественные отношения” [13, 8].
 
А.В. Аверин, рассматривая вопрос о взаимодействии правоотношений и судебной практики, определял, что правоотношения в механизме правового регулирования могут быть охарактеризованы, как средства “перевода” общих предписаний юридических норм в праздность индивидуализированных связей, то есть в плоскость субъективных прав и обязанностей дл данных субъектов [14,2]. Действительно, правоотношение всегда определяется взаимными правами и обязанностями его субъектов. Оно представляет собой некую абстрактную форму, выраженную в действительности путем воздействия на общественные отношения, уже существующих норм права. В то же время оно может возникнуть и на основе определенных правовых явлений (например, юридического факта), который порождает еще не урегулированные правовыми нормами реальные общественные отношения. Но, в любом случае, связь нормы права и правоотношения неоспорима. Норма права реализуется в общественном отношении, является рычагом его правового регулирования, в то же время оставаясь предпосылкой его возникновения. В свою очередь, правовой нормой определяются содержание правоотношения, его структура, гарантии его реализации. С другой стороны, правоотношение связано с идеологией, моралью, общественным правосознанием, все это определяет политическое, экономическое, правовое содержание правоотношения. На связь нормы права и правоотношения указывается во всех отраслевых правовых науках.
 
Так, исследователь в области трудового права С.Т. Турсу-накунов пишет: “Трудовое правоотношение представляет собой фактическую реализацию конституционного права граждан на свободу труда и приобретает свойство притязания работника к конкретному субъекту - предприятию, организации или иному нанимателю — на фактическое выполнение работы по специальности и квалификации, но не исчерпывается обязанностями предприятия по обеспечению фактической занятости работника” [15,12].
 
Ученые в сфере уголовного права указывают: “Нормы уголовного права определяют еще и создание специфических уголовно-правовых отношений. Сам факт совершения преступления является основанием для возникновения особых отношений между личностью преступника и государством в лице его надлежащих органов власти. Эти отношения регулируются нормами уголовного права и уголовного процесса, что создает ряд правоотношений” [16; 13,14].
 
Г.А. Аксененок формулировал: “Земельные правоотношения являются юридической формой выражения и закрепления экономических отношений в области использования земли как своеобразного отношения собственности и представляют собой особый вид волевых идеологических общественных отношений, урегулированных в нормах права” [17, 5].
 
Финансовые правоотношения не являются в этом смысле исключением, Е.А. Ровинский так раскрывал их сущность: “Финансовые правоотношения представляют собой вид общественных отношений - финансовых отношений, урегулированных финансово-правовой нормой” [18, 133]. На связь нормы права и правоотношения, на наш взгляд, наиболее правильно указывает Л. С. Явич: “На деле юридические нормы выражают и опосредуют именно те фактические формы, которые их породили” [29, 56].
 
Все вышеизложенное свидетельствует, что, в целом, правоотношение в юридической науке определяется как общественное отношение, урегулированное нормами права, участники которого обладают взаимными правами и обязанностями. Л система объектов, на урегулирование которых направлены правоотношения, представляется обусловленной политическим и экономическим развитием общества, а также перспективами его развития.
 
Но следует отметить, что в юридической литературе есть мнения несколько отличные от приведенных выше суждений относительно общетеоретического определения правоотношения. Так, в монографии казахстанских ученых “Право и собственность” правовые отношения характеризуются как самостоятельный вид идеологических общественных отношений. Отмечается, что правоотношение — это отношение волевое, идеальное, а никак не материальное. Авторы указанной работы обосновывают ошибочность трактовки правоотношений как общественных отношений, урегулированных правовой нормой, и недостаточность их определений лишь в виде индивидуальных, единичных отношений [20; 75, 87]. Приведенное мнение в достаточной степени мотивировано, остановимся вкратце на основных доводах. Исследователи пишут, что индивидуальные общественные отношения, опосредованные государством, приобретают форму правоотношений (то есть авторы показывают динамику возникновения правоотношений). Указывается на включение всех членов общества через связи с государством в опосредованную правовую связь, в единое целое - систему правовых отношений разного уровня (всеобщих, особенных, единичных), определение во всеобщей форме как условий сушествования, так и характера индивидуализированных право-отношений [20,86], Мы согласны, что только опосредованность государством через право индивидуального общественного отношения является моментом возникновения правоотношения индивидуального как, прежде всего, связи между конкретными субъектами. Но данная характеристика приемлема только к уже существующим объективно общественным отношениям. Вместе с тем государство с помощью права — системы законодательства, в нормативистском его понимании, может определить появление правоотношения в объективной действительности как явления, возникшего без первоначального общественного отношения, возникшего при наличии, например, совокупности таких условий, как юридический факт, норма права, правосубъектность участников правоотношения. С другой стороны, и юридический факт, и праводееспособность участников правоотношения определяется нормой права, как правило, ее гипотезой. То есть правоотношение может возникнуть через опосредованность государством через право существующего общественного отношения, а также при установлении нормы права и наличии воли субъектов. Волевое начало и содержание правоотношения нами не оспаривается. Волевые действия субъектов правоотношения характеризуют его динамику, реализацию индивидуального правоотношения, понятие которого мы анализируем.
 
Правоотношение является идеальным предметом в философском понимании. Мы не можем реально осязать его, но оно объективно существует в действительности. Проходя через волю, сознание людей, изменяя их поведение, воздействуя на свой объект, достигая цели своей реализации, правоотношение существует. Мы, в свою очередь, на наш взгляд, можем видеть только содержание правоотношения при его реализации. Таким образом, материальное содержание — поведение субъектов правоотношения, в конечном счете, представляет нам идеальный объект — правоотношение. В этом аспекте и заключается, прежде всего, сложность изучения категории — правоотношение, его структура абстрактна. Предлагаемый нами подход к определению правоотношения как в самом общем смысле общественного отношения, урегулированного нормой права, позволяет реально определить права и обязанности его субъектов, выделить его объект, раскрыть цели реализации правоотношения, и, полагаем, выполнить задачу общетеоретической разработки категории “правоотношение” — определение механизма воздействия права на общественные отношения.
 
Раскрывая природу социально-обеспечительных правоотношений, нужно отметить, что они тесно связаны со многими иными отношениями, являющимися предметами правового регулирования различных отраслей права, имеют сходные с ними черты. Некоторые из них предполагают в прошлом, настоящем или будущем существование социально-обеспечительных правоотношений. В своей структуре имеют общих участников с социально-обеспечительными правоотношениями, являются необходимым условием существования и реализации, при определенных условиях, социально-обеспечительных правоотношений.
 
Прежде всего, социально-обеспечительные правоотношения тесно связаны с трудовыми. “В настоящее время практически уже никем не опровергается факт существования в нашем обществе отношений наемного труда, как и то, что эти отношения составляют предмет отрасли трудового права” [21, 110].
 
Трудовые правоотношения, согласно сложившемуся мнению в науке трудового права, — это общественные отношения между работодателем и работником по поводу выполнения последним трудовой функции, урегулированные нормами трудового права. “Трудовые правоотношения — юридическая форма связи, складывающаяся между предприятием (учреждением, организацией) и гражданином (рабочим или служащим) по поводу применения труда” [22, 462].
 
Субъектами этих правоотношений являются, с одной стороны, работник и, с другой стороны, работодатель. Социально-обеспечительные же правоотношения складываются между нетрудоспособными гражданами и государством. Хотя это положение в свете изменения национального социально-обеспечительного законодательства нуждается в корректировке, поскольку, например, правоотношения по предоставлению адресной социальной помощи складываются между уполномоченным органом и лицами (семьей) с месячным среднедушевым доходом ниже черты бедности, установленной в областях, городах Астане и Алматы, то есть в данном случае нетрудоспособность не является необходимой характеристикой управомоченного субъекта в приведенных правоотношениях. Кроме того, например, законодательством о труде возложена обязанность на работодателя за счет своих средств выплачивать работнику социальные пособия по временной нетрудоспособ ности в связи с общим заболеванием, с трудовым увечьем и профессиональным заболеванием, по беременности и родам, а также социальные пособия женщинам (мужчинам), усыновившим или удочерившим детей непосредственно из родильного: дома [23], т.е. при определенных условиях субъекты трудовых отношений могут быть участниками социально-обеспечительных правоотношений. Социально-обеспечительные правоотношения по времени своего существования по отношению к трудовым могут быть вытекающими. И, наконец, сама трудовая деятельность, которая является объектом трудовых правоотношений в ряде случаев, является необходимой предпосылкой для возникновения социально-обеспечительных правоотношений. Также существование, реализацию трудовых и социально-обеспечительных правоотношений определяет общий понятийный аппарат, как то: “трудовой стаж”, “работник”, “работодатель”, “трудовая функция”, “компенсации”, “льготы” и т.д. Отметим, что в отечественной науке трудового права, в исследованиях Т.М. Абайдельдинова, выделяется понятие “социально-трудовых отношений”. Относительно данной категории он пишет: “...Единым выражением содержания коллективно-трудовых, организационно-трудовых, организационно-управленческих правоотношений может быть сложившаяся на законодательном уровне в Казахстане четырехуровневая система регулирования социально-трудовых отношений...” [24, 7]. Данные правоотношения определяются, прежде всего, как взаимосвязь принципа института социального партнерства с реализацией трудовых правоотношений в их неразрывном единстве. Институт социального партнерства не является специфическим, присущим только трудовому праву [25]. Его существование мы можем также наблюдать и при реализации социально-обеспечительных правоотношений. Законом Республики Казахстан от 18 декабря 2000 года № 129-2 “О социальном партнерстве в Республике Казахстан” [26] социальное партнерство определено, как система отношений и механизмов, направленных на обеспечение согласований интересов представителями органов исполнительной власти, представителями работодателей и работников. В задачи социального партнерства в Республике Казахстан входит: создание эффективного механизма регулирования социальных и трудовых, и связанных с ними экономических отношений; содействие в обеспечении гарантий трудовых прав работников, осуществление их социальной запиты. Таким образом, посредством социально-партнерских соглашений могут устанавливаться меры по социальной защите работников, на которых распространяют свое действие соответствующие правовые акты.
 
Самым тесным образом социально-обеспечительные отношения связаны с финансовыми и налоговыми правоотношениями. Поскольку объектом социально-обеспечительных правоотношений являются различного рода безвозмездные выплаты нетрудоспособным гражданам в ряде случаев государством. Формирование же, использование и распределение денежных государственных доходов и фондов является предметом регулирования финансовой отрасли права
 
Исследователи в области финансового права раскрывают содержание финансовых правоотношений следующим образом: "Финансовые правоотношения — это урегулированные нормами финансового права общественные отношения, участники которых выступают как носители юридических прав и обязанностей, реализующие содержащиеся в этих нормах предписания по образованию, распределению и использованию государственных денежных фондов и доходов [27, 33]. "Общественные отношения, складывающиеся в процессе финансовой деятельности государства и урегулированные нормами финансового права, представляют собой финансовые правоотношения” |28,42|.
 
Особенности финансовых правоотношений формулируются О.Н. Горбуновой в следующей последовательности: “Финансовые отношения от остальных отличаются тем, что они: а) возникают в процессе финансовой деятельности государства; б) одним из субъектов в этих правоотношениях всегда является уполномоченный орган государства (финансовый орган, кредитное учреждение или высший, или местный орган государственной власти); в) всегда возникают по поводу денег
 
денежного платежа в доход государства, государственного расхода и т.п. [29; 42 ,43]. А.И. Худяков добавляет, что еще одной отличительной чертой этих правоотношений является их государственно-властный характер: “Государство — не просто участник любого финансового правоотношения, но и субъект, обладающий более широким набором прав по сравнению с другими субъектами. Объясняется это самой спецификой финансовой деятельности, где государство либо отбирает у кого-нибудь деньги (например, в процессе взимания налогов) либо кому-нибудь жертвует их (например, в процессе бюджетного финансирования)” [30,60].
 
Таким образом, финансовые и социально-обеспечительны правоотношения имеют в своей структуре общий субъект государство, которое и в первом, и во втором случае обеспечивает образование, распределение и использование государственных денежных фондов и доходов. Но в социально-обеспечи тельных правоотношениях эта деятельность имеет узкоцелевую направленность — социальное обеспечение нетрудоспособных граждан. Кроме того, финансовые отношения являются той сферой общественных отношений, которая обеспечивает существование, нормальную реализацию социально-обеспечительных правоотношений. Совокупность данных отношений представляет собой деятельность по финансированию мероприятий по социальному обеспечению, носящую властный характер.
 
А.И. Худяков писал: “Наиболее четко момент властвования, приобретающий характер одностороннего принуждения, свойствен такой разновидности финансовых правоотношений, как налоговые правоотношения [30, 60]. Налоговые правоотношения, являясь неотъемлемой частью финансовых отношений, также неизменно связаны с социально- обеспечительными правоотношениями. Характеризуя налоговые правоотношения, отметим, что это регулируемые нормами налогового права общественные отношения, возникающие в процессе организации налогообложения, а также при установлении и уплате (взимании) налогов” [31, 163].
 
Их отличительными чертами являются такие особенности, как императивный характер правоотношений, причем, обязательным их субъектом является государство, они возникают в результате одностороннего властного волеизъявления государства, исполнение участниками налогового отношения своих обязанностей, как, впрочем, и в других правоотношениях, обеспечивается принудительной силой государства, а основанием возникновения этих правоотношений является потребность государства в денежных средствах, собираемых в виде налога. Налоговые правоотношения являются той базой, на которой формируются денежные доходы и фонды государства, строится государственный бюджет. А далее именно из этих фондов происходит выплата установленных государством пенсий, пособий, различных денежных выплат нетрудоспособным гражданам. Государство, вступая в налоговые правоотношения, гарантирует своим нетрудоспособным гражданам определенные выплаты, что является одним из аспектов социально-обеспечительных правоотношений. Принцип гарантированности социального обеспечения является вместе с тем основополагающим положением при реализации социально-обеспечительных правоотношений.
 
Раскрывая природу социально-обеспечительных правоотношений, нельзя не отметить их связь с административными отношениями. Казахстанскими учеными административно-правовые отношения традиционно рассматриваются как урегулированные нормами административного права общественные отношения в сфере государственного управления [32, 35]. Административные отношения обладают определенными особенностями. Они носят, во-первых, властный характер, особый субъектный состав этих правоотношений определяется тем, что одной из сторон в них выступает административный орган, данные отношения, чаще всего, возникают по инициативе одной из сторон. Таким образом, административно-правовые отношения реализуются в сфере государственного управления, определяют функционирование органов государственной власти. Система органов, обеспечивающих государственную социальную поддержку граждан, является неотъемлемой частью всех исполнительных органов власти, их деятельность определяет содержание административно-правовых отношений, имеет властный характер. Еще одним из важнейших аспектов многосторонней связи между административными и социально-обеспечительными правоотношениями является существование административного порядка разрешения споров, возникающих при реализации социально-обеспечительных правоотношений.
 
При изучении социально-обеспечительных правоотношений, раскрытии их сущности необходимо также обратиться к гражданским правоотношениям. Исследователи-цивилисты следующим образом определяют данную категорию: “Гражданские правоотношения — это волевое имущественное или личное неимущественное отношение, урегулированное нормами гражданского права, в котором его участники юридически связаны наличием взаимных субъективных прав и обязанностей” |33, 46]. “Гражданское правоотношение — это не что иное, как само общественное отношение, урегулированное нормой гражданского права"[34, 109] 
 
Нормы гражданского права регулируют личные имущественные и неимущественные отношения, среди которых следует выделить правоотношения, складывающиеся между нетрудоспособными гражданами и лицами, причинившими им ущерб, в результате которого они утратили способность к труду. Так, например, Гражданским кодексом регулируется порядок и объем возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью гражданина при исполнении договорных обязательств, трудовых (служебных) обязанностей (ст. 936 ГК РК). Регламентируется объем и характер возмещения вреда, причиненного повреждением здоровья, вреда при повреждении здоровья лиц, не достигших совершеннолетия, вреда лицам, понесшим его в результате смерти гражданина (ст. 937-940 ГК РК).
 
Таким образом, из всего многообразия гражданских правоотношений, можно выделить те, которые предполагают в качестве своих субъектов нетрудоспособных граждан и причинителей вреда, то есть в данной правовой ситуации мы, с нашей точки зрения, можем наблюдать фактическое совпадение субъектного состава гражданских и социально-обеспечительных правоотношений. Гражданское право регулирует различные по своей природе общественные отношения, и если иное! не предусмотрено в специальном законодательстве, является фактически базой, основой для реализации всех правоотношений, в том числе и социально-обеспечительных.
 
Изучая социально-обеспечительные отношения, нельзя не рассмотреть мнение некоторых авторов о том, что эти отношения являются частью предмета правового регулирования социального права. Так, С.Д. Соловьева выделяет самостоятельную отрасль права — социальное право. Определяя предметом его правового регулирования вопросы занятости, охраны труда и здоровья населения, социальное обеспечение, социальное страхование и пенсионное обеспечение, правовое регулирование статуса отдельных категорий граждан (военнослужащих, ветеранов, граждан пожилого возраста, инвалидов, граждан, имеющих детей, женщин и детей беженцев, вынужденных переселенцев и других лиц, проживающих на территории России), правовое регулирование компетенции органов социальной защиты [35; 53, 56]. Не трудно заметить, что в данном случае происходит выделение в один предмет правового регулирования, а значит, и в однородные отношения различные общественные отношения, входящие в предмет разных отраслей права. Правоотношения по обеспечению занятости, охраны труда являются составной частью правоотношений, входящих в сферу трудового права. Правоотношения по социальному страхованию, пенсионные по своей сути представляют разновидности социально-обеспечительных правоотношений. Регулирование медицинского обслуживания населения, обеспечение здоровья определяет предмет медицинского права, права социального обеспечения, административного и др., в зависимости от сферы медицинского обслуживания. Компетенция органов социальной защиты определяется нормами административного, социально-обеспечительного права. Кроме mm, искусственность социального права, отсутствие четких критериев его выделения подтверждается и отсутствием точного выделения самостоятельного метода правового регулирования в анализируемом исследовании. Обязательным признаком самостоятельной отрасли права является наличие принципов — основополагающих положений, нормативно закрепленных, выражающих сущность существования и развития отрасли права. С.Д. Соловьева выделяет основные принципы социального права:
 
1. человек, его права и свободы являются высшей ценностью;
 
2. признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства;
 
3. охрана труда и здоровья людей;
 
4. гарантированный минимальный размер оплаты труда;
 
5. развитие системы социальных служб;
 
6. установление государственных пенсий, пособий и иных гарантий социальной защиты;
 
7. защита от безработицы [35, 59].
 
Самый общий анализ приведенных положений показывает, что автор, по существу, не проводит границы между конституционными принципами, принципами трудового права и его институтов и положений, выражающих социальную политику государства. Все вышеизложенное позволяет сделать вывод о том, что теоретическая разработка социального права как самостоятельной отрасли права проведена не в полной мере.
 
Социально-обеспечительные правоотношения в ряде случаем» неразрывно связаны с гражданско-процессуальными правоотношениями. Гражданско-процессуальные правоотношения возникают в процессе осуществления правосудия судом, их обязательным субъектом является суд. М.Н. Треушников раскрывает сферы реализации гражданско-процессуальных право отношений: “Гражданские процессуальные правоотношения складываются в процессе рассмотрения и разрешения гражданских дел в суде первой инстанции, обжалования и опротестования судебных постановлений в кассационном порядке и порядке надзора, пересмотра гражданских дел по вновь открывшимся обстоятельствам, исполнения судебных постановлений и других актов применения права” [36, 37]. Здесь же можно отметить, что в соответствии с национальным гражданско-процессуальным законодательством гражданско-процессуальные правоотношения складываются в суде первой, апелляционной и надзорной инстанции.
 
Гражданским процессуальным кодексом устанавливаются вопросы подведомственности дел судам в порядке гражданского судопроизводства. Суды в порядке гражданского судо-1 производства рассматривают дела о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и охраняемых законом интересов [37]. Суды рассматривают иски по спорам, вытекающим из гражданских, семейных, трудовых, жилищных, административных, финансовых, хозяйственных, земельных правоотношений, отношений по использованию природных ресурсов и охране окружающей среды и других правоотношений, в том числе отношений, основанных на властном подчинении одной стороны другой [38]. Социально-обеспечительные правоотношения являются одним из видов материальных отношений, которые являются предпосылкой возникновения процессуальных, необходимым условием. Гражданско-процессуальные правоотношения в ряде случаев являются логическим продолжением существования социально-обеспечительных. Данную правовую ситуацию мы можем наблюдать, например, в случае нарушения социальных прав граждан при реализации социально-обеспечительных правоотношений, тогда этот вопрос может быть непосредственно урегулирован в ходе гражданского процесса, или если первоначально имело место обращение в административный орган, при его неразрешении, сохраняется возможность обращения в суд для защиты нарушенных прав.
 
Таким образом, социально-обеспечительные правоотношения — особый вид правоотношений, урегулированный нормами социально-обеспечительного законодательства, которые тесно связаны со многими иными материальными и процессуальнными правоотношениями. Социально-обеспечительные правоотношения могут быть основаны на одних правовых отношениях, могут вытекать из следующих, регламентация их реализации и может обуславливаться третьими, они могут являться предпосылкой возникновения четвертых и даже являться частью пятых. Социально-обеспечительные правоотношения имени многоплановую природу, вбирают в себя от других правоотношений только то, что относится к их структуре и целевой направленности. Их возникновение, реализация, развитие сложны и постоянно соприкасаются с другими отношениями, входящими в предмет различных отраслей права. Именно с этой позиции следует подходить к самому определению социально обеспечительных правоотношений.
 
Проведенный нами анализ юридической литературы, посвященной праву социального обеспечения, выявляет различные подходы к определению социально-обеспечительных правоотношений.
 
Так, например, B.C. Андреев не дает конкретное определение социально-обеспечительных правоотношений. Он пишет: " имеется столько видов правоотношений по социальному обеспечению, сколько видов общественных отношений входит в предмет данной отрасли права” [39, 144]. Аналогичный подход предлагается Е.Н. Голенко и В.И. Ковалевым: “Существует столько отношений по социальному обеспечению, сколько видов общественных отношений входит в предмет данной отрасли права” [40, 19]. Авторы сходятся во мнении, что невозможно выделить какое-то одно отношение права социального обеспечения, различные отношения составляют его предмет, которые имеют различные основания возникновения субъекта, содержание, что, естественно, вызывает сложности при выделении матрицы для определения данного вида правоотношений.
 
"Правоотношение в сфере социального обеспечения — это урегулированное правовыми нормами общественное отношение, возникающее между государственными органами и физическими лицами по поводу предоставления денежных средств, услуг или льгот” [41, 17]. Приведенное определение ограничивает круг субъектов социально-обеспечительных правоотношений — это государственные органы и физические лица, что представляется не совсем верным. Рассматриваемые правоотношения могут складываться, например, между негосударственными накопительными пенсионными фондами и физическими лицами по поводу выплаты пенсий; между работодателем (который может быть не только государственный органом) и нетрудоспособным работником по поводу выплат социального пособия за счет средств работодателя. Кроме того на наш взгляд, эти правоотношения могут возникнуть не только по поводу предоставления денежных средств, услуг или льгот, но и, например, в связи с предоставлением определенных видов социального обеспечения в натуральной форме.
 
Абсолютно тождественные определения социально-обеспечительных правоотношений предлагаются А.П. Толмачевым и Д.И. Платоновым “Правоотношения в сфере социального обеспечения — это урегулированные нормами права фактические отношения по поводу предоставления денежных выплат услуг, льгот, возникающие между государственными органами (или работодателями) и физическими лицами, имеющими на них право” [42].
 
Следует отметить, что субъектом анализируемого правоотношения, кроме физических лиц, может быть также семья. Семья — круг лиц, связанных имущественными и личными неимущественными правами и обязанностями, вытекающим из брака, родства, усыновления или иной формы принятия детей на воспитание и призванными способствовать укреплению и развитию семейных отношений [43]. Социально-обеспечительные правоотношения между определенными членами семьи и, например, работодателем возникают в случае смерти члена семьи при исполнении им трудовых (служебных) обязанностей.
 
Относительно верным видится определение, предложенное К.Н. Гусовым: “Правоотношения по социальному обеспечению — это урегулированные нормами права социального обеспечения, социально-обеспечительные отношения граждан (семьей) с органами социального обеспечения, социальной защиты по вопросам назначения и выплаты пенсий, пособий, социальных компенсаций и предоставлению социальных услуг в натуральном виде. Это юридические связи субъектов права социального обеспечения, в которых один субъект — гражданин (семья) реализует свои права на определенный вид социального обеспечения, а второй субъект - орган социального обеспечения - обязан обеспечить эту реализацию” [44, 65]. Причем под органами социального обеспечения понимаются все разнообразные органы, призванные законом обеспечивать реализацию права граждан на различные виды социального обеспечения. В данном случае при определении правоотношений относительно правильно раскрывается их содержание как отдельные права одних субъектов на определенный вид социального обеспечения, с одной стороны, и обязанность вторых субъектов обеспечить эти права, с другой стороны. Но это содержание соответствует материальным социально-обеспечительным правоотношениям. Например, содержанием пенсионных правоотношений, объектом которого является пенсия из накопительного пенсионного фонда, является право гражданина на пенсионное обеспечение и обязанность соответствующего пенсионного фонда удовлетворить это право. Содержанием же процедурных правоотношений является право граждан на установление определенного юридического факта и обязанность определенного органа подтвердить этот факт при наличии соответствующих обстоятельств. Содержанием процессуальных правоотношений является право граждан на защиту своих социальных прав и обязанность соответствующего административного органа или суда рассмотреть поступившее заявление. Таким образом, выявляется существенное различие содержания материальных, процедурных и процессуальных социально-обеспечительных правоотношений. Относительно субъектов социально-обеспечительных правоотношений, предлагаемых К.Н. Гусовым, нужно отметить, что в понятие органа социального обеспечения, призванного обеспечивать право на социальную защиту, нельзя включить работодателя, который в ряде случаев является субъектом социально обеспечительных правоотношений. Например, при выплате компенсаций нетрудоспособному лицу, если нетрудоспособность получена при выполнении трудовых обязанностей. Следует отметить, что правоотношения между работодателем и накопительным пенсионным фондом вообще не относят в литературе к социально-обеспечительным или к отношениям, входящим в предмет права социального обеспечения. А вместе с тем эти правоотношения имеют самостоятельное содержание, субъектный состав, определенные гарантии и условия реализации. Кроме того, представляется необоснованным ограничение круга субъектов, имеющих права на социальную защиту понятием “гражданин” и “семья”. На наш взгляд, круг таких субъектов намного шире. Согласно Конституции Республики Казахстан (часть четвертая статьи 12) иностранцы лица без гражданства пользуются в республике правами и свободами, а также несут обязанности, установленные для граждан, если иное не предусмотрено Конституцией, законами международными договорами. Согласно части ст. 2 Закона Р “О пенсионном обеспечении в Республике Казахстан” иностранцы и лица без гражданства, проживающие на территории Ре публики Казахстан, пользуются правом на пенсионное обеспе чение наравне с гражданами Республики Казахстан, если иное не предусмотрено законами и международными договорами.
 
Таким образом, видится обоснованным выделение физического лица и семьи в качестве субъектов социально-обеспечительных правоотношений, имеющих право на социальную за щиту.
 
Для уяснения понятия социально-обеспечительных право отношений, как, впрочем, и любых других, которое должно быть емким, содержать в себе их все основные признаки, определять круг субъектов и содержание, учитывать предпосылки возникновения, необходимо дать детальный анализ всех выше перечисленных вопросов, которые будут раскрываться в рамках следующих разделов работы.
 
Определить социально-обеспечительные правоотношения невозможно без раскрытия их сущности, природы социального обеспечения. В литературе, как в юридической, так и в экономической, высказываются различные точки зрения по это му вопросу. Вместе с тем следует учитывать, что “при раскрытии понятия “социальное обеспечение” необходимо исходить из того, что это многоплановое явление представляет собой комплекс социально-экономических и правовых мер, гарантирующих социальную защиту граждан” [45, 26]. Уровень социального обеспечения в обществе всегда прямо пропорционален уровню его экономического развития, культуры и моральным устоям. Отношение в обществе к старикам, детям, женщинам, инвалидам, безработным, т.е. к наиболее уязвимым слоям общества, определяет меры по социальному обеспечению в государстве. Но даже самое гуманное отношение к этим лицам без достаточной материальной базы, высокого уровня экономического развития будет оставаться реализованным в неполной мере. В буквальном смысле социальное обеспечение трактуется как “предоставление достаточных материальных средств к жизни кому-либо со стороны общества” [46; 342, 614], Такое понимание не определяет круг лиц, нуждающихся в социальном обеспечении, но выявляет важные особенности — социальное обеспечение предоставляется со стороны общества, оно должно быть достаточным, материальные средства должны обеспечивать достаточный уровень жизни. Социальное обеспечение действительно в ряде случаев оказывается со стороны общества в лице государства. Например, при выплате пособий но инвалидности, по случаю потери кормильца и т.д. До недавнею времени существовавшая советская пенсионная система, и в последующем и суверенного Казахстана представляла собой солидарную пенсионную систему, выражавшую некий общественный договор между поколениями людей и обеспечиваемый государством. В настоящее время в юридической литературе преобладает мнение о государственном характере социального обеспечения. “Характеристика обеспечения в качестве "социального” подразумевает, что оно осуществляется за счет государственных средств. Эту особенность подчеркивали все общественные специалисты в области права социального обеспечения. Она сохраняется и сегодня, поскольку источником финансирования остаются средства, принадлежащие государству (бюджеты различных уровней и внебюджетные фонды социального страхования)” [47, 35]. Эта характеристика соответствует реальному положению вещей на сегодняшний день в Российской Федерации, где лидирует система государственных пенсий, регулируемая Законом Российской Федерации от 20.11.90 г. № 340-1 “О государственных пенсиях в Российской Федерации” [48] и практически во всех государствах СНГ. В Республике Казахстан происходит переход от государственной системы пенсионного обеспечения к индивидуально-накопительной.
 
Таким образом, в настоящее время нельзя связывать социальное обеспечение только с государственным обеспечением, оно все в большей мере становится зависимым от индивидуальных пенсионных накоплений.
 
К . Н. Гусовым справедливо высказывается мнение о том, что "при формировании понятия социального обеспечения необходимо учитывать также, что оно является выражением социальной политики государства на данном этапе его развития. Изменение социальных приоритетов неизбежно влечет за собой и изменения в содержании понятия социального обеспечении” [44,9].
 
Социальное обеспечение физических лиц, в конечном счете, должно выполнять цели социальной политики. Нам представляется, что это обеспечение достаточного уровня жизни Под “достаточностью”, полагаем, следует понимать предоставление материальных средств не ниже минимального прожиточного минимума на данный период, предоставление льгот услуг, помощи в натуральном виде, компенсаций и пособий соответствии с мировыми стандартами. Такими стандартами являются положения Всеобщей декларации прав и свобод человека и гражданина 1948 г., Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах человека и гражданина от 18 сентября 1973 г.
 
В настоящее время социальная политика Республики Казахстан направлена на адресную социальную поддержку нуждающихся в ней лиц. При предоставлении определенного вида социального обеспечения выявляются все жизненные обстоятельства лица, претендующего на него, эта обязанность возлагается на органы, устанавливающие или проверяющие тот или иной юридический факт, в связи с которым возникают социально-обеспечительные правоотношения. Социальное обеспечение предоставляется только лишь определенным лицам, перечисленным в законе, к ним относятся инвалиды, женщины £ период беременности и послеродовый промежуток времени, участники Великой Отечественной войны и многие другие, Полагаем, что совокупность приведенных лиц определяет субъектный состав получателей социального обеспечения.
 
Социальное обеспечение имеет место при наступлении определенных фактов, юридических фактов или событий, фиксирование которых является целью процедурных правоотношений. Но вместе с тем право на социальное обеспечение является естественным правом человека. В отличие от других естественных прав, таких, как право на жизнь, свободу и др., оно реализуется не постоянно, а только лишь при наступлении определенных обстоятельств. С учетом всех этих положений социальное обеспечение представляется как система мер, направленных на реализацию социальной политики государства для обеспечения достаточного уровня жизни определенных категорий граждан, перечисленных в законе, в связи с наступлением социально значимых фактов.
 
Исходя из того, что правоотношения - это определенные юридические связи между субъектами правоотношений, урегулированные нормами права, можно определить социально-обеспечительные правоотношения как юридическую связь между физическим лицом (семьей) и органом социального обеспечения (работодателем) в связи с наступлением социально значимых юридических фактов, то есть тех, с которыми закон связывает возникновение права на социальное обеспечение. Эти правоотношения являются следствием реализации государственной социальной политики и направлены на обеспечение достаточного уровня жизни физических лиц (семьи).
 
Таким образом только материальные правоотношения по поводу предоставления определенного вида социального обеспечения (пенсии, пособия, компенсации и т.д.) можно отнести собственно к социально-обеспечительным.
 
Такая точка зрения высказывалась в некоторых работах ученых, занимающихся вопросами права социального обеспечения. Так, B.C. Андреев все правоотношения по социальному обеспечению делит на две группы: правоотношения по поводу отдельных видов социального обеспечения; процессуальные правоотношения по установлению фактов и рассмотрению споров, т.е. сопутствующие основным [49,80]. Он писал: “...Наряду с пенсионными и другими основными правоотношениями и в связи с реализацией возникших в них правомочий есть иные сопутствующие им правоотношения. Последние могут быть двух видов: одни из них связаны с установлением отдельных фактов, имеющих юридическое значение для возникновения и существования основного правоотношения (гражданина с ВТЭК и др.), другие — с наличием юридического состава, порождающего данное правоотношение, и вынесением решении о назначении пенсии в определенном размере. Кроме того, в связи с назначением большинства пенсий возникает и третий вид правоотношений, как бы промежуточный между первым и вторым: отношения между лицом, претендующим на пенсию, и администрацией или правлением колхоза по поводу подготовки документов и представления к назначению пенсии” [49, 127]. Автор не делает различия между процедурными и процессуальными правоотношениями в сфере права социального обеспечении. А вместе с тем процедурные правоотношения по установлении определенных юридических фактов или по их проверке по своей природе близки к административным правоотношениям. Их субъектами в большинстве случаев являются органы исполнительной ветви власти, они не связаны с реализацией права на определенный вид правоотношения. Процессуальные правоотношения в сфере права социального обеспечения, представляется, связаны с восстановлением какого-либо нарушенного права или интереса, по своей природе они являются охранительными, регулируются нормами административного, гражданского процессуального права.
 
Т.М. Кузьмина, характеризуя социально-обеспечительные правоотношения, пишет: “Правоотношение по социальному обеспечению представляет собой возникающее на основе нормы по волеизъявлению правоспособного гражданина и по решению управомоченного на то органа государства или общественной организации юридическое отношение, в котором один субъект имеет право на получение определенного вида социального обеспечения, а другой несет юридическую обязанность предоставить ему определенное социальное благо. Эти признаки присущи всем основным правоотношениям по поводу отдельных видов социального обеспечения. В производных от основных - процедурных или процессуальных правоотношениях юридические отношения возникают также по волеизъявлению правоспособного гражданина, но обратившийся с заявлением или жалобой субъект имеет право на установление юридического факта либо на восстановление нарушенного права, а другой субъект — орган государства или общественная организация - обязан установить юридический факт или юридический состав в целом и вынести решение по существу спора” [50; 95,96].
 
К.Н. Гусов при классификации правоотношений по социальному обеспечению выделяет:
 
1) основные материальные правоотношения по выплате назначенных пенсий, пособий, социальных компенсаций и оказанию социальных услуг действиями в натуральном виде;
 
2) предшествующие, как правило, основным процедурные правоотношения по установлению юридических фактов, их составов для права на определенный вид социального обеспечения и назначения этого обеспечения или отказ в нем;
 
3) процессуальные правоотношения по разрешению споров о социальном обеспечении [44; 66, 67].
 
Понятие “основных” и “производных” правоотношений встречается во многих отраслях права, в трудовом, гражданском и др., но на сегодняшний день отсутствует базовая теоретическая разработка проблемы производных правоотношений. Каким образом разграничивать производные правоотношения от основных, по каким критериям? И. А. Фаршатов производность правоотношений связывает, главным образом, с производностью норм, являющихся предпосылкой их возникновения или собственно самого развития правоотношений: Про-
 
изводные правоотношения — результат динамики (как на основе производных норм, так и саморазвития) правоотношений. Сложность взаимосвязанных прав и обязанностей, их качественные видоизменения приводят к тому, что какая-то часть (или одна из сторон правоотношений) имеет решающее значение, приобретая относительную или абсолютную самостоятельность. При этом выделение ряда прав и обязанностей не влечет утрату правого значения исходного правоотношения” [51, 32]. Данная проблема нас подводит к анализу предмета права социального обеспечения, выявлению отношений его составляющих и определению места материальных социальнообеспечительных отношений в предмете правового регулирования права социального обеспечения.
 
Проблема предмета правового регулирования является одной из основополагающих в рамках проводимых научных исследований, как в общей теории права, так и в отраслевых правовых науках. В правовой науке предмет правового регулирования традиционно определяется как совокупность родственных общественных отношений, регулируемых нормами той или иной отрасли права. Иными словами, проблема предмета правового регулирования отрасли права — это, прежде всего, вопрос о характере, объеме и особенностях общественных отношений, его составляющих. Кроме того, с нашей точки зрения, правильно писал об этом С.С Алексеев: “Предмет правового регулирования, будучи единым материальным критерием классификации отраслей права, имеет вместе с тем и более классификационное значение. В соответствии с предметом регулирования распределяются правовые институты не только по отраслям права, но и по отдельным подразделениям внутри той или иной отрасли права” [52, 21].
 
В немногочисленной литературе по праву социального обеспечения до сих пор не сложилось единообразного понимания предмета правового регулирования данной отрасли права. Это обусловлено как в целом относительной “молодостью” права социального обеспечения, так и отсутствием специальных работ по этой проблеме. Посвященные этим вопросам монографии были изданы в середине 80-х годов Р.И. Ивановой и В.А. Тарасовой, многие ученые в той или иной степени затрагивали указанную сферу, в основном ограничиваясь уточнением предмета права социального обеспечения [531. В Республике Казахстан проводились разработки такого плана, касающиеся особенностей социального обеспечения колхозников [54], военнослужащих [55], социальной реабилитации инвалидов [56]. В рамках нашего изучения социально-обеспечительных правоотношений хотелось бы проанализировать основные положения относительно представленной проблемы с учетом изменившихся правовой и экономической систем.
 
Так, по мнению B.C. Андреева, к предмету права социального обеспечения следует отнести отношения по медицинской помощи и лечению, пенсионные и некоторые другие отношения по обеспечению граждан в старости и при нетрудоспособности, материнства и детства, государственной помощи семье [57, 31]. Т.В. Иванкина в своем исследовании, уточняя предмет права социального обеспечения, определяет его как отношения, возникающие в связи с распределением общественных фондов потребления [58, 7]. В.Ш. Шайхатдинов писал: “Предмет права социального обеспечения составляет система имущественных отношений, складывающихся между гражданами, предоставляющими обеспечение, которые возникают при реализации гражданами своего конституционного права на материальное обеспечение и обслуживание из общественных фондов потребления в индивидуальной форме” [59, 135]. Ю.С. Мацулевич представляет рассматриваемую проблему следующим образом: “...предмет права социального обеспечения наиболее целесообразно определять как совокупность общественных отношений по распределению материальных благ, социальных услуг, льгот и преимуществ на неэквивалентной либо бесплатной основе из специализированных фондов социального обеспечения” [60, 87]. Е.Н Мачульская формулирует следующее определение предмета права социального обеспечения: “Предмет права социального обеспечения составляют имущественные отношения возмездно-неэквиавлентного характера, возникающие в связи с удовлетворением в пределах установленных стандартов потребностей лиц, подвергшихся воздействию социального риска, за счет средств внебюджетных фондов социального страхования, федерального бюджета и бюджетов других уровней” [47, с. 43]. Анализ приведенных положений с учетом сложившейся на сегодняшний день в Республике Казахстан системы социального обеспечения показывает, что, действительно, социально-обеспечительные правоотношения складываются между органами социального обеспечения, социальной за'щиты и физическими лицами, однако в качестве субъектов выступают также и работодатели, на которых законодательством возложена обязанность по обеспечению части социальных мероприятий. Рассматриваемые правоотношения направлены на обеспечение достаточного уровня жизни в пределах установленных стандартов, которые соответствуют экономическому развитию нашего общества. Говорить о безэквивалентной основе социального обеспечения сегодня нужно с некоторой долей условности, поскольку, например, пенсионное обеспечение зависит от обязательных пенсионных отчислений, а следовательно, от заработной платы (дохода). Относительно положения о том, что социальное обеспечение предоставляется из общественных фондов потребления на индивидуальной основе, необходимо заметить, что каждое правоотношение, складывающееся по поводу социального обеспечения, представляет собой совокупность взаимных прав и обязанностей между конкретными субъектами, обладающее только ему присущими особенностями. Оно реализуется между строго определенными субъектами, а значит, и обладает признаком индивидуальности. Возвращаясь к вопросу о предо-ставлении социального обеспечения из общественных фондов потребления, отметим, что на сегодняшний день общественные фонды, деятельность которых направлена на предоставление тех или иных видов социального обеспечения, не существуют в Республике Казахстан, часть видов социального обеспечения предоставляется из бюджета страны и местных бюджетов, выплаты по остальным видам социального обеспечения предусматриваются деятельностью специальных фондов, в частности, фондов оплаты труда работодателей. Таким образом, предоставление социального обеспечения из общественных фондов потребления как одна характеристик социального обеспечения на сегодняшний день в Республике Казахстан не проявляется.
 
Многообразие приведенных подходов к определению предмета права социального обеспечения обусловлено существованием различных видов социального обеспечения, субъектов правоотношений, фондов, которые образуют основу обеспечения, многообразием юридических фактов и правовых норм, порождающих рассматриваемые правоотношения. В целом, нужно отметить, что эти правоотношения направлены на реализацию, прежде всего, социальных прав граждан Республики Казахстан. Легальное закрепление этих прав происходит во многих нормативных правовых актах республики, но основополагающим является Конституция РК. Статья 28 формулирует следующие положения: “Гражданину Республики Казахстан гарантируется минимальный размер заработной платы и пенсии, социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца и по иным законным основаниям”. Данные социальные права составляют единую систему субъективных социальных прав граждан Казахстана, впрочем, на наш взгляд, здесь речь должна идти и о иностранных гражданах, постоянно проживающих в РК и о лицах без гражданства, поскольку, согласно Конституции, указанные лица “...пользуются в Республике правами и свободами, а также несут обязанности, установленные для граждан, если иное не предусмотрено Конституцией, законами и международными договорами” [61]. Именно в правоотношениях, составляющих предмет права социального обеспечения, происходит реализация социальных прав человека.
 
В настоящее время в юридической литературе ученые сходятся во мнении о том, что предмет права социального обеспечения составляют три группы отношений. Это процедурные, материальные, процессуальные отношения, регулируемые нормами права социального обеспечения. Эта позиция обосновывается в работах К.Н. Гусова, Е.Н. Мачульской, М.Л. Захарова, Э.Г. Тучковой и др. Так, например, М.Л. Захаров и Э.Г. Тучкова пишут: “... предмет права социального обеспечения -это сложный комплекс общественных отношений как материального, так и процедурно-процессуального характера, возникающих в связи с распределением части валового внутреннего продукта через систему социального обеспечения” [62,68]. Указанные отношения следует рассматривать в качестве системы, “рассмотрение содержания предмета правового регулирования как системы предполагает выявление совокупности элементов, составляющих его основу, а также существующих связей и взаимоотношений между ними” [63, 69], используя метод компонентно-структурного анализа. Компонентноструктурный анализ предмета правового регулирования включает в себя “выявление различных объективно взаимосвязанных групп общественных явлений, являющихся элементами структуры данного предмета” [64,7]. Естественно, что в рамках изучения социально-обеспечительных правоотношений мы, руководствуясь установленными методами, пытаемся выявить только общие характерные признаки, особенности анализируемых отношений, затронуть вопрос об их месте в системе отношений, составляющих предмет правового регулирования различных отраслей права.
 
Первый вид нами изучаемых отношений, регламентируемых нормами права социального обеспечения, — процедурные. Они складываются между органом социального обеспечения, медицинским учреждением и другими органами и физическими лицами по поводу вынесения решения, дающего право на тот или иной вид социального обеспечения. Иными словами, здесь происходит фиксация определенных юридических фактов (чаще всего, событий), с которыми законодательство связывает реализацию права на социальное обеспечение, происходит трансформация этого отраслевого права в специальное, принадлежащее конкретному человеку (семье) на строго определенный вид социального обеспечения или несколько его видов. Эти правоотношения по своей природе очень близки к административным, поскольку перечисленные органы являются составной частью системы органов исполнительной ветви власти, их компетенция определяется административными актами и нормами права социального обеспечения. Цель этих правоотношений — установить или проверить юридический факт, процедурные правоотношения прекращаются вынесением решения, которое может быть обжаловано в административном порядке. Вынесенное решение является обязательным для исполнения органами социального обеспечения и работодателем. И здесь мы можем наблюдать уже возникновение социально-обеспечительных материальных правоотношений. Участники этих правоотношений наделяются соответствующими правами и обязанностями. Правоуполномоченной стороной или притязательной является физическое лицо (семья, когда речь идет о социальном пособии в связи с потерей кормильца), а правообязанной — орган социального обеспечения или работодатель. В соответствии с трудовым законодательством на работодателя возложена обязанность выплачивать социальные пособия работнику в случае временной нетрудоспособности в связи с общим заболеванием, с трудовым увечьем и профессиональным заболеванием, а также социальные пособия женщинам (мужчинам), усыновившим или удочерившим детей из родильного дома. В этом случае социально-обеспечительные правоотношения тесно связаны с трудовыми, они предполагают в прошлом, как правило, наличие трудовой деятельности. Кроме того, неразрывно связаны с трудовыми и пенсионные материальные социально-обеспечительные правоотношения. Их объединяет не только взаимообусловленность, но и общие институты права, а также правовые категории, такие, как заработная плата, трудовой стаж, условия выполнения трудовой функции, работодатель, работник и др. Объектом же социально-обеспечительных правоотношений, на наш взгляд, являются определенные материальные и нематериальные блага, определяющие вид социального обеспечения (пенсии, пособия, компенсации, услуги и т.п.). Их содержание составляют взаимные права и обязанности субъектов правоотношений по реализации конституционных прав граждан на социальное обеспечение. Нужно отметить, что социально-обеспечительные материальные правоотношения тесно связаны с налоговыми и финансовыми, поскольку реализация последних обуславливает материальное обеспечение мероприятий по социальному обеспечению. Кроме того, право на социальное обеспечение, его реализация предусмотрена также гражданским законодательством в той его части, которая регулирует материальную ответственность при выполнении трудовых (служебных) обязанностей.
 
Таким образом, материальные отношения в сфере права социального обеспечения представляют собой центральные отношения, входящие в предмет этой отрасли права. Поскольку именно здесь происходит реализация права человека на социальное обеспечение, гарантированное государством, оно выступает в качестве связующего звена, отсутствие которого делает невозможным или лишенным смысла существование других отношений в этой сфере.
 
Но если процедурные правоотношения, как правило, являются необходимой предпосылкой возникновения социальнообеспечительных правоотношений, то реализация процессуальных является мерой исключительной. Чаще всего, действия, составляющие содержание социально-обеспечительных правоотношений, носят правомерный характер. Но в то же время государство устанавливает ряд гарантий, позволяющих их беспрепятственное существование. Для защиты своих прав, их восстановления лицо, имеющее право на социальное обеспечение, может обратиться в вышестоящий орган или суд. В первом случае обращение порождает административное производство, а во втором — гражданское судопроизводство. Эти правоотношения определяются в качестве процессуальных. Они имеют свои отличительные черты как объект правоотношения, то есть тот спор, на который направлено правоотношение; субъективный состав, особенность которого заключается в наличии обязательного участника — органа, разрешающего возникшие разногласия. Эти правоотношения регулируются нормами административного и гражданского процессуального права. Следовательно, нужно говорить о двух видах рассматриваемых правоотношений. Первый вид имеет место при рассмотрении притязания административным органом, второй вид правоотношений реализуется при оспаривании права на социальное обеспечение в суде. Но в ряде случаев процедурные и процессуальные правоотношения могут реализовываться и без собственно социально-обеспечительных, например, при оспаривании актов уполномоченных органов по установлению юридически значимых фактов, дающих право на определенный вид социального обеспечения.
 
Все приведенные правоотношения взаимосвязаны, они не могут существовать в отрыве друг от друга. Процедурные правоотношения являются необходимым условием существования социально-обеспечительных основных правоотношений. Включение в предмет права социального обеспечения процессуальных отношений позволяет обеспечить существование, реализацию процедурных, а главное, материальных отношений. В данной отрасли права процессуальные правоотношения носят охранительный характер. В совокупности названные отношения образуют структуру предмета права социального обеспечения, они разные по своему содержанию, объекту, субъектному составу, но их целостность обеспечивается общей целью, функциональной направленностью: обеспечением, реализацией, защитой социальных прав человека в Республике Казахстан.
 
Кроме того, предмет права социального обеспечения составляют также отношения, не входящие в перечисленные группы отношений, но являющиеся предметом данной отрасли права. Это отношения, складывающиеся между накопительным пенсионным фондом и вкладчиком, между НПФ и работодателем, между различными фондами, между накопительным пенсионным фондом и уполномоченным государственным органом и т.д. Эти правоотношения также входят в сферу социального обеспечения, они имеют сложную структуру. Эти отношения нельзя отнести ни к основным материальным, ни к процессуальным, ни к процедурным отношениям, определяющим предмет правового регулирования права социального обеспечения. Как правило, эти отношения предшествуют основным материальным социально-обеспечительным отношениям, в частности, пенсионным отношениям по поводу предоставления пенсионных выплат из накопительного пенсионного фонда, являются необходимой предпосылкой их возникновения.
 
Таким образом, при изучении вопроса о правоотношениях в сфере социального обеспечения нужно руководствоваться системным методом, рассматривать их в единой диалектической взаимосвязи друг с другом. Социально-обеспечительное правоотношение есть отношение, урегулированное нормами права социального обеспечения между физическим лицом (семьей) и органом социального обеспечения (работодателем), возникшее в связи с установлением определенных юридических фактов, с которыми закон связывает возникновение права на социальное обеспечение, предоставляемое из республиканского, местного бюджетов, средств работодателя или накопительного пенсионного фонда, являющееся неотъемлемой частью реализации социальной политики государства и объективным выразителем конституционных социальных прав граждан. Отдельно следует выделить процедурные и процессуальные правоотношения в сфере права социального обеспечения, которые, как правило, предшествуют социально-обеспечительным правоотношениям или вытекают из них. Термин “производные правоотношения”, полагаем, при употреблении по отношению к процедурным и процессуальным правоотношениям, представляется, на наш взгляд, не вполне отражающим их сущность, поскольку, например, процедурные правоотношения в ряде случаев предшествуют социально-обеспечительным, в то же время производные правоотношения могут предшествовать процедурным, а, на наш взгляд, представляется невозможным обладать качеством производности от еще не возникшего явления. Производность в философском понимании представляет собой особенное явление по отношению к основному, развивающееся на основе взаимосвязи с основным понятием, с сохранением общих закономерностей развития. Существование производного элемента в системе общей категории определяется наличием сложной структуры данного явления, позволяющей выделить наряду с основными элементами производные от них. Таким образом, видится в некоторой степени не в полной мере приемлемым использовать термин “производные отношения”, рассматривая некоторые отношения, составляющие предмет правового регулирования права социального обеспечения. Но данная позиция не направлена на полное отрицание выделения в системе общественных отношений процедурных отношений, составляющих предмет права социального обеспечения, или, например, отношений между вкладчиком и накопительным пенсионным фондом и т.п. Указанные отношения, напротив, обогащают предмет данной отрасли права, а, полагаем, наша задача состоит в выработке приемлемой терминологии к этим отношениям.