Главная   »   Социально-обеспечительные правоотношения в Республике Казахстан. Ж. Хамзина   »   §2. Содержание социально-обеспечительных правоотношений


 §2. Содержание социально-обеспечительных правоотношений

Правовой статус субъектов социально-обеспечительных правоотношений наряду с понятием правосубъектности включает в себя также определение прав и обязанностей участников правоотношений. Эти правовые категории неразрывно связаны между собой, составляя содержание правоотношений, определяя взаимосвязи, поведение их субъектов. В предыдущем параграфе работы мы попытались охарактеризовать участников социально-обеспечительных правоотношений с точки зрения их классификации на управомоченных и правообязанных. Исходя из этих положений, попробуем определить содержание социально-обеспечительных правоотношений, рассматривая права и обязанности как элементы правового статуса вышеназванных субъектов и, придерживаясь положения о том, что “основным содержанием правоотношения выступают права и обязанности его субъектов” [ 107,36].
 

 

Прежде всего, обратимся к понятию субъективного права участников социально-обеспечительных правоотношений — физических лиц или управомоченных субъектов. В этой связи необходимо указать на существование, наряду с субъективным правом, объективного права. “В правовой теории есть понятия объективного права (правовые нормы) и субъективного права (правомочия отдельного лица)” [5,8], объективное право является формой установления субъективного. Правовые нормы представляют собой предпосылки возникновения прав субъектов правоотношений, причем тех из них, которые носят правоустановительный характер. Обычно гипотеза и диспозиция нормы права содержат права субъектов соответствующих правоотношений. Таким образом, с одной стороны, объективное право является необходимым условием возникновения субъективного, с другой стороны, только закрепление в объективном праве субъективного делает возможным реализацию правомочий субъектов в правоотношениях, обеспечивает этот процесс принудительной силой государства, т.е. выступает в данном случае гарантом.
 
Рассматривая вопрос о понятии и содержании субъективного права в социально-обеспечительных правоотношениях, следует рассмотреть его соотношение с правом на социальное обеспечение. Так, И.В. Гущин писал: “Право на социальное обеспечение как элемент правового статуса советских граждан в соотношении с субъективным правом лица на соответствующий вид социального обеспечения лежит в сфере возможного, а субъективное право — в сфере действительного. Если право на социальное обеспечение как элемент правового статуса включает в себя абстрактную возможность, равную для всех, получить соответствующие виды социального обеспечения, то субъективное право на соответствующие виды социального обеспечения есть право данного лица, оно перестает быть элементом правового статуса, превращается в правомочие, реализуемое в правоотношениях” 1108, 181]. Действительно, право на социальное обеспечение, признаваемое конституционным правом человека, является необходимым элементом его правового статуса, когда речь идет об этой категории в широком смысле слова, как о положении человека в любых возможных правоотношениях, в индивидуальных социальнообеспечительных правоотношениях оно трансформируется в право конкретного лица на определенный вид социального обеспечения или их виды. И как элемент содержания социально-обеспечительного правоотношения субъективное право есть правомочие на конкретный вид социального обеспечения. В то же время право на социальное обеспечение является обязательной составляющей правового статуса человека в узком смысле, в частности, в социально-обеспечительных правоотношениях. Таким образом, одной из задач нашего изучения социально-обеспечительных правоотношений является изучение субъективного права человека в социально-обеспечительных правоотношениях как содержание, проявление и реализация конституционного права на социальное обеспечение.
 
Исходя из положения о том, что “субъективное право — мера возможного или дозволенного поведения лица в пользовании различными благами” [ 14, 64| и “всякое право — это элемент правоотношения, которому противостоят обязанность другой стороны правоотношения”! 109,60|, попробуем, во-первых, проанализировать его содержание в теоретическом аспекте и, во-вторых, рассмотреть его проявление как совокупность различных социально-обеспечительных прав в многообразии исследуемых правоотношений на современном этапе в Республике Казахстан.
 
Приведем некоторые положения относительно структуры субъективного права. “Субъективное право — определенная правовая возможность, но эта возможность многоплановая, она включает в себя как минимум четыре элемента: 1) возможность положительного поведения самого управомоченного, т.е. право на собственные действия; 2) возможность требовать соответствующего поведения от правообязанного лица, т.е. право на чужие действия; 3) возможность прибегнуть к государственному принуждению в случае неисполнения противостоящей стороной своей обязанности (претензия); 4) возможность пользоваться на основе данного права определенным социальным благом” [88, 490]. В науке права социального обеспечения рассматривают содержание субъективного права следующим образом. “Структура субъективного права в сфере социального обеспечения состоит из четырех элементов: 1) возможность поведения самого управомоченного лица; 2) возможность требования соответственного поведения или, напротив, воздержания от действий обязанного лица; 3) возможность прибегнуть к принуждению с помощью государства в случае нарушения субъективного права; 4) возможность пользоваться социальным благом” [60; 114, 115]. И.В. Гущин пишет: “Содержание субъективного права колхозника на соответствующий вид социального обеспечения включает в себя три следующие взаимосвязанные возможности: а) возможность обратиться в органы, осуществляющие социальное обеспечение, за назначением и выплатой данного вида социального обеспечения; б) возможность требовать от органа, осуществляющего социальное обеспечение, назначить и выплачивать этот вид социального обеспечения, на который у члена колхоза возникло субъективное право; в) возможность обратиться за защитой своего субъективного права в государственный или общественный орган в связи с неисполнением органом социального обеспечения возложенной на него юридической обязанности” [108, 242]. На наш взгляд, с учетом изложенного, применительно к социально-обеспечительным правоотношениям субъективное право лица выступает как: 1) возможность дозволенного поведения субъекта, имеющего право на вид социального обеспечения, которое включает в себя совокупность прав по реализации права на социальное обеспечение; 2) возможность требовать должного поведения со стороны правообязанного лица. Первый пункт, полагаем, состоит из взаимосвязанных правомочий, которые обусловлены видом социального обеспечения. Нами не включается в содержание субъективного права возможность прибегнуть к принудительной силе государства в случае ненадлежащего поведения правообязанной стороны и возможность пользования социальным благом. Поскольку первое, на наш взгляд, составляет содержание субъективного права участника процессуальных правоотношений в сфере социального обеспечения, а второе — необходимое условие существования права.
 
Исходя из изложенного понятия субъективного права, перейдем к изучению его количественно-содержательного состава. Нужно отметить, что в науке права социального обеспечения нет единства взглядов на этот вопрос. Так, B.C. Андреев считал, что к числу основных прав граждан в праве социального обеспечения относятся: право граждан на социальное обеспечение в старости, при наступлении инвалидности, при потере кормильца, право на содержание и воспитание подрастающего поколения преимущественно за счет общества и право на бесплатную медицинскую помощь и лечение [49; 14,15[.
 
Более подробную классификацию субъективных прав граждан в этой сфере общественных отношений предлагают Е.Г. Азарова, Р.И. Иванова, В.А. Тарасова и др. Так, Е.Г. Азарова право на материальное обеспечение граждан в старости, при потере трудоспособности или кормильца детализирует через такие права, как: 1) право на пособие по временной нетрудоспособности; 2) право на пенсию по возрасту; 3) право на пенсию по инвалидности; 4) право на пенсию по случаю потери кормильца; 5) право граждан, частично утративших трудоспособность, на трудоустройство; 6) право престарелых граждан и инвалидов на заботу о них; 7) право на социальное обеспечение в других случаях [110, 50]. Р.И. Иванова выделяет следующие основные права граждан в этой отрасли: право на пенсионное обеспечение всех видов, право на государственную помощь в виде пособий, право на бесплатную квалифицированную медицинскую помощь и лечение, право на профилакти-ко-оздоровительные мероприятия в целях охраны здоровья, право на лекарственную помощь, право на социально-трудовую реабилитацию инвалидов, право на содержание и воспитание детей преимущественно за счет общества и др. [111,82]. Близкую к этой классификации предлагала В.А. Тарасова, при этом она верно подчеркнула существование многообразия прав граждан в сфере социального обеспечения [112, 61]. Действительно, на сегодняшний день основные социальные права человека в нашем государстве закреплены в Конституции Республики Казахстан. В республике ратифицирован ряд норм международного права, закрепляющих социальные права человека. Соблюдение и выполнение этих норм является одной из задач деятельности государства, несмотря на сложнейшие экономические и политические реалии. На наш взгляд, многообразие субъективных прав человека в социально-обеспечительных правоотношениях определено многочисленными нормами права их регулирующими. Такая позиция в науке права носит название нормативистской. Это положение находит отражение, например, в работе К.Н. Гусова: “...содержание правоотношения по каждому виду социального обеспечения определяется нормами права социального обеспечения, а в правоотношениях по спорам еще и нормами процессуально-административного или гражданско-процессуального права” [44,76]. Другой подход к сущности социальных прав человека был предложен Е.Е. Мачульской. Она выдвигает в качестве источника субъективного права не только нормы, но и правовые принципы, идеи, а также общественные отношения [47, 5]. Мы полагаем, что только нормативное закрепление субъективных прав на социальное обеспечение, во-первых, является предпосылкой их реализации и необходимым условием, во-вторых, служит гарантией их существования.
 
Субъективные права человека на тот или иной вид социального обеспечения закрепляются во многих нормах отечественного законодательства. Системно-структурный анализ позволил выделить важнейшие из прав. Это; 1) право на пенсионное обеспечение во всех его проявлениях; 2) право на государственные социальные пособия по инвалидности, по возрасту и в случае потери кормильца; 3) право на социально-трудовую реабилитацию инвалидов; 4) право на специальные государственные пособия; 5) право на социально-медицинскую помощь граждан, проживающих на территории с особым статусом; 6) право на льготы и компенсации отдельных категорий граждан; 7) право на содержание и воспитание детей; 8) право на возмещение причиненного вреда здоровью или в случае смерти при выполнении трудовых (служебных) обязанностей; 9) право на социальные услуги; 10) право на социальную защиту от безработицы и некоторые другие. Последнее положение о праве на социальную защиту от безработицы явилось дискуссионным в связи с исключением из числа мер по социальной защите от безработицы положения о выплате пособий по безработице. Своим Постановлением Конституционный Совет Республики Казахстан от 10 марта 1999 года № 2/2 “Об официальном толковании пунктов 1 и 2 статьи 14, пункта 2 статьи 24 подпункта 5) пункта 3 статьи 77 Конституции Республики Казахстан" установил, что пункт 2 статьи 24 Конституции не устанавливает конкретные виды социальной защиты. Меры по социальной защите и механизмы их осуществления регламентируются законом. В частности, Закон Республики Казахстан “О занятости населения” от 30 декабря 1998 г., конкретизируя конституционное положение “Социальная защита от безработицы”, предусмотрел комплекс мер, в том числе выплату пособий по безработице, выплату стипендий в период профессиональной подготовки, повышения квалификации и переподготовки, выплату из государственного бюджета части затрат работодателя при привлечении безработных к общественным работам. Следовательно, социальная защита от безработицы не может быть сведена только к выплате пособий по безработице, и ее исключение из системы защитных мер не лишает гражданина права на социальную защиту от безработицы, предусмотренного пунктом 2 статьи 24 Конституции [113].
 
С принятием нового Закона РК “О занятости населения” от 23 января 2001 года № 149-2 фактически не изменилось субъективное право гражданина на социальную защиту от безработицы, в части непредоставления финансовой помощи. По сути, содержанием этого права в соответствии с главой 3 данного Закона стали следующие положения: содействие в трудоустройстве; организация общественных работ и оплата труда безработных, занятых в них; профессиональная подготовка, повышение квалификации, переподготовка безработных; оказание государственной адресной социальной помощи безработным из числа малообеспеченных граждан.
 
Более подробно, с нашей точки зрения, следовало бы остановиться на содержании прав участников социально-обеспечительных правоотношений на пенсии и пособия. Право на пенсию, гарантированное Конституцией Республики Казахстан, в самом общем смысле в социально-обеспечительных правоотношениях трансформируется на две составляющие: право на пенсию из Государственного Центра по выплате пенсий и право на пенсию из накопительных пенсионных фондов. Содержание данных прав определяется совокупностью возможностей требовать от правообязанной стороны должного поведения, позволяющего удовлетворить эти права. Содержание права на пенсию и в том и другом случаях представляется тождественным на том основании, что един объект этих прав - пенсия как родовой объект социально-обеспечительных правоотношений. Различие проводится в денежном эквиваленте пенсии, в порядке удовлетворения пенсионных прав, и, самое главное, на наш взгляд, в основании возникновения права на пенсию. Если предпосылкой возникновения права на пенсию из Государственного Центра по выплате пенсий является достижение пенсионного возраста и наличие установленного трудового стажа как совокупности необходимых условий, то для возникновения права на пенсию из НПФ необходимо достижение пенсионного возраста и наличие установленного срока уплаты взносов в накопительный пенсионный фонд. Кроме того, пенсионные выплаты из НПФ также могут быть назначены при наступлении инвалидности за счет добровольных пенсионных накоплений.
 
Содержание права на социальное пособие определяется возможностью субъектов социально-обеспечительных правоотношений осуществлять должное поведение в рамках социальнообеспечительных норм. Право на пособие заключается, главным образом, в праве на получение данного вида социального обеспечения в установленном законодательством порядке. Оно реализуется через систему прав, гарантируемых казахстанскими нормативными правовыми актами, на различные виды пособия. Общее право на пособие состоит из следующих прав: право на специальное государственное пособие; право на пособие на погребение; право на пособия по социальному обеспечению за счет средств работодателя; право на государственное социальное пособие и право на государственное специальное пособие. Каждое из указанных прав состоит еще из множества прав, определяемых, прежде всего, обширностью субъективного состава — реализаторов прав.
 
Совокупность приведенных субъективных прав человека в социально-обеспечительных правоотношениях определяет единую категорию — право на социальное обеспечение. Эти права могут реализовываться только в основных материальных правоотношениях права социального обеспечения. И этот процесс возможен только при окончании реализации процедурных правоотношений. В них определяется правовой статус человека (семьи), имеющего права на тот или иной вид социального обеспечения. После этого у субъекта появляется возможность требовать предоставления ему социальных благ, а другой субъект — орган социального обеспечения (работодатель) — обязан предоставить назначенный вид социального обеспечения.
 
Нами уже указывалось, что субъективные права как содержание социально-обеспечительных правоотношений, определяют, главным образом, правовой статус управомоченных лиц — человека, семьи, а субъективные обязанности - органа социального обеспечения, работодателя, хотя и у первых есть определенные обязанности, и у вторых — права. Но исходя из положения о том, что содержание социально-обеспечительного правоотношения, главным образом, заключается в реализации субъективных прав управомоченных субъектов и соответствующих обязанностей правообязанных участников. Перейдем к рассмотрению юридических обязанностей.
 
“Юридическая обязанность — это предписанная обязанному лицу мера должного поведения, которой лицо должно следовать в соответствии с субъективным правом управомоченного лица в целях удовлетворения его интересов” [114, 316]. Юридическая обязанность — это всегда должное поведение в правоотношениях применительно к социально-обеспечительным правоотношениям обязанности, их система — необходимая характеристика правового статуса правообязанного субъекта. Эта категория носит субъективный характер, поскольку всегда является характеристикой конкретного участника правоотношения. Исходя из положения о том, что “реальность субъективного права выражается, прежде всего, в том, что ему соответствует обязанность, возлагаемая на других, противостоящих управомоченному лицу. Постольку эти лица обязаны к тому же самому, на что имеет право управомоченный, постольку содержание обязанности полностью соответствует содержанию субъективного права” [115; 561, 562]. Попробуем определить сущность субъективной обязанности в социально-обеспечительных правоотношениях. Категории “субъективное право” и “субъективная обязанность”, образуя содержание рассматриваемого правоотношения, по своей природе должны быть и являются диаметрально противоположными друг другу. Если субъективное право предоставляет меру возможного поведения, то субъективная обязанность, обеспечивая и являясь гарантией этого поведения, представляет собой определяемое принудительной силой государства обязательное поведение, должную реакцию на реализацию субъективного права.
 
Особенность правовой обязанности в социально-обеспечительных правоотношениях заключается, прежде всего, в том, что она выступает в качестве средства регулирования поведения органов социального обеспечения, работодателя. Именно эти субъекты осуществляют социальные права человека. Р.И. Иванова в своем исследовании, с нашей точки зрения, правильно подчеркивает, что “в праве социального обеспечения субъективные обязанности стороны, прежде всего, носят конкретно-необходимый характер...” [78,297].
 
Содержание субъективных обязанностей в социально-обеспечительных правоотношениях целиком и полностью обусловлено содержанием субъективных прав.
 
Так, например, обязанности субъектов социально-обеспечительных правоотношений по предоставлению пособия определяются содержанием субъективных прав, выражающихся в следующем. Право физических лиц на государственное специальное пособие корреспондирует обязанность Государственному Центру по выплате пенсий предоставить его. Право на государственные социальные пособия по инвалидности, по случаю потери кормильца и по возрасту порождают также обязанности у Государственного Центра по выплате пенсий осуществлять данный вид социального обеспечения. Аналогичную ситуацию мы можем наблюдать также при реализации прав на специальное государственное пособие. Но с другой стороны, в связи с тем, что указанные пособия выплачиваются за счет средств республиканского бюджета, реализация прав на них порождает обязанность исполнительных органов власти предусмотреть средства для выполнения данных обязательств. То есть осуществление обязанностей в социально-обеспечительных правоотношениях сопряжено с исполнением обязанностей также иных субъектов, не являющихся непосредственными участниками социально-обеспечительных правоотношений. При выполнении обязанности по предоставлению адресной социальной помощи возникает обязанность у местных органов исполнительной власти предусмотреть в местном бюджете средства для их предоставления. Исключение, пожалуй, составляют обязанности работодателя при выплате некоторых видов пособий из его средств, поскольку субъект формирования средств и субъект исполнения обязательств тождественны. Таким образом, обязанности участников социально-обеспечительных правоотношений, их реализация в большинстве случаев является предпосылкой возникновения новых правоотношений, полагаем, тесно связанных с социально-обеспечительными, регламентируемыми как нормами права социального обеспечения, так и нормами иных отраслей права, которые в предмете должны определяться как вспомогательные отношения в сфере права социального обеспечения.
 
Подводя итог вышеизложенному, следует отметить, что субъективная обязанность в социально-обеспечительных правоотношениях заключается в обеспечении поведения правообязанного лица, необходимого для реализации возможностей управомоченного субъекта, направленных на получение определенного вида социального обеспечения. Такое поведение обусловлено двумя группами возможностей: 1) возможностью дозволенного поведения субъекта, имеющего право на вид социального обеспечения, которое включает в себя совокупность прав по реализации права на социальное обеспечение; 2) возможностью требовать должного поведения со стороны правообязанного лица. Конкретно-необходимое содержание правовой обязанности определяется системой субъективных прав в социально-обеспечительных правоотношениях. Количественный состав субъективных обязанностей заключается в определенном поведении правообязанного субъекта по реализации пенсионных прав, прав на все виды пособий, на социально-трудовую реабилитацию, прав на льготы и компенсации, на возмещение вреда здоровью при исполнении трудовых обязанностей и т.д.