Главная   »   Социально-обеспечительные правоотношения в Республике Казахстан. Ж. Хамзина   »   § 2. Основные особенности и признаки социальнообеспечительных правоотношений


 § 2. Основные особенности и признаки социальнообеспечительных правоотношений

Все социально-обеспечительные правоотношения представляют собой огромный комплекс отношений, связанных с реализацией права на тот или иной вид социального обеспечения. Данные правоотношения в этом смысле имеют различные особенности и признаки, по которым мы их можем отличить друг от друга. Так, например, пенсионные правоотношения приобретают индивидуально-накопительный характер, правоотношения по выплате пособий вследствие нетрудоспособности носят претензионный характер и т.д. Но все эти правоотношения, входящие в систему социально-обеспечительных правоотношений, обладают общими особенностями и признаками. Благодаря этим качествам мы можем отличить социально-обеспечительные правоотношения от сходных иных, также, видится возможным, ограничить социально-обеспечительные отношения от других, составляющих предмет права социального обеспечения, и отношений, входящих в предмет смежных отраслей права.

 

В литературе высказываются различные мнения относительно этого вопроса. Так, например, Т.М. Кузьмина отмечает: “Особенность отношений по социальному обеспечению состоит в том, что в реальной жизни они не выступают вне правовой формы, а связаны с реализацией правовых норм” [65, 95]. Эта особенность непосредственно связана с характеристикой правоотношений как общественных отношений, урегулированных нормами права. Действительно, только при реализации правовых норм могут возникнуть правоотношения, они являются их непосредственной предпосылкой, условием существования.
 
Некоторые авторы в качестве особенностей социальнообеспечительных правоотношений выделяют их имущественный и алиментарный характер. Так, Р.И. Иванова пишет: “Материальные правоотношения по социальному обеспечению являются имущественными правоотношениями, поскольку они возникают по поводу предоставления гражданам определенных материальных благ в виде пенсий, пособий, услуг. Особенность этого признака применительно к рассматриваемым правоотношениям заключается в том, что имущественные блага предоставляются гражданам... в порядке социальной алиментации” [66, 59]. Соглашаясь в целом, что социально-обеспечительные правоотношения носят имущественный характер, хотелось бы высказать ряд положений по этому вопросу. Во-первых, имущественный признак не позволяет выделить обособлено социально-обеспечительные правоотношения от всех других, поскольку, например, “...характерной чертой налогового правоотношения является то, что оно относится к группе имущественных отношений, возникающих по поводу имущества, под которым законодательство подразумевает обычно вещи, а применительно к налоговому правоотношению понимаются именно деньги” [67, 128]. Социально-обеспечительные правоотношения в ряде случаев связаны с предоставлением нематериальных благ, как то: различные льготы, бесплатное медицинское обслуживание и др. Следовательно, не во всех случаях реализации правоотношений этой сферы права можно четко выделить их имущественный признак, он не является всеобъемлющим, не может быть применен ко всем правоотношениям. Определяя особенности социально-обеспечительных правоотношений, мы должны выделить те специфические черты, объединяющие все эти правоотношения, как, например, то, что трудовые отношения имеют личный характер, обязательным субъектом гражданско-процессуальных правоотношений является суд и т.д.
 
Алиментарность социально-обеспечительных правоотношений подчеркивали многие ученые, занимавшиеся вопросами права социального обеспечения. Разработки такого плана пред ставлены в исследованиях А.Е. Козлова, И.В. Гущина Р.И. Ивановой и др. Под алиментарностью, в общем понимании, представляют нечто, обладающее признаком бесплатности для получения определенных льгот, услуг, вследствие возникших в них потребностей для поддержания достаточного уровня жизни. И.В. Гущин пишет о социально-обеспечительных правоотношениях: “Перечисленные отношения носят безвозмездный характер. В них отсутствуют взаимные начала, поскольку их цель — удовлетворение материальных и других потребностей престарелых и нетрудоспособных граждан в порядке социальной алиментации, предоставление бесплатной помощи в содержании и воспитании детей” [68, 161]. Действительно, на сегодняшний день определенные социально-обеспечительные правоотношения могут носить алиментарный характер, как, например, правоотношения по социальной реабилитации инвалидов, включающие в себя комплекс социально-обеспечительных правоотношений, носящих безвозмездный характер, правоотношения по оказанию адресной социальной помощи, правоотношения, связанные с выплатой государственных социальных пособий по возрасту, а также некоторые иные. Приведенные правоотношения носят определенный алиментарный и распределительный характер, данные социально-обеспечительные мероприятия осуществляются на принципах безвозмездности и финансируются из бюджетов всех уровней. Но эти особенности не укладываются в рамки социально-обеспечительных правоотношений, когда речь идет о формирующейся в настоящее время в Республике Казахстан индивидуально-накопительной пенсионной системе. В данном случае каждый гражданин является самостоятельным источником формирования своих пенсионных накоплений, путем ежемесячных обязательных пенсионных взносов. В этом случае речь не идет о социальной алиментации, не наблюдается признак безвозмездности при выплате пенсионных накоплений, отсутствует какое-либо распределение из общественных фондов.
 
В литературе, кроме того, встречаются суждения о необходимости выделения в качестве особенности социально-обеспечительного правоотношения его субъектного состава. Существуют различные подходы к данному вопросу. Одни ученые предлагают определить это качество как обязательное участие в социально-обеспечительных правоотношениях нетрудоспособных граждан [69; 198, 201], другие выделяют, что “управомоченными субъектами этих правоотношений выступают лишь граждане и члены их семей” [68, 161]. Особый субъектный состав правоотношений присущ многим правоотношениям, регулируемым нормами той или иной отрасли права, например, трудовым отношениям, обязательными субъектами которых являются работник и работодатель, административно-правовым отношениям, где всегда выступает как основной их участник — орган исполнительной власти или его должностное лицо. Социально-обеспечительные правоотношения не являются в этом смысле исключением. На наш взгляд, особый субъектный состав социально-обеспечительных правоотношений обусловливается обязательным участием в них органа социального обеспечения или работодателя с одной стороны и физического лица (семьи) с другой стороны. Орган социального обеспечения или работодатель вступают в социально-обеспечительные правоотношения как субъекты, в обязанность которых входит предоставить тот или иной вид социального обеспечения. Круг их правомочий, статус, если речь идет о работодателе и компетенции, если речь идет об органе социального обеспечения, четко определен законом. Это особый круг субъектов, которым корреспондируются права других участников правоотношений физического лица (семьи). Необходимость выделения физического лица, а не гражданина уже обосновывалась нами выше, семья также может вступать в такие правоотношения как особый субъект, претендующий на определенный вид социального обеспечения, например, на пособие вследствие потери кормильца. Но, мы считаем, нельзя связывать этих субъектов с обязательным признаком их нетрудоспособности. “...Если в трудовом праве центральной фигурой является трудящийся работник, то в праве социального обеспечения — нетрудоспособный” [68, 168]. Наступление нетрудоспособности определяется в установленном законом порядке территориальным подразделением центрального исполнительного органа в области социальной защиты населения и удостоверяется специальным документом. Полагая, что под нетрудоспособностью следует понимать неспособность к труду вследствие различных обстоятельств, таких, как болезнь, трудовое увечье, установление беременности, старость и т.д., нужно отметить, что не во всех случаях этот признак присущ данным субъектам. Так, например, в правоотношения по оказанию адресной социальной помощи, в правоотношения по предоставлению специальных государственных пособий, в ряде случаев могут вступать трудоспособные лица как получатели данных видов социального обеспечения. Возникновение права на социальное обеспечение может связываться с установлением таких обстоятельств, как участие в ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС в 1988 — 1989 годах, с фактом наличия у лица, семьи месячного среднедушевого дохода ниже черты бедности, установленной в областях, городах Астане и Алматы, то есть, реализация права на социальное обеспечение отдельных категорий лиц, не предполагает их нетрудоспособности.
 
Социально-обеспечительные правоотношения, на наш взгляд, обладают следующей специфической особенностью — это их особое юридическое содержание, определяющееся как совокупность прав и обязанностей сторон правоотношения. Правом на социальное обеспечение обладают все физические лица, согласно Конституции Республики Казахстан, это могут быть граждане Республики Казахстан, иностранные лица и лица без гражданства, при наличии установленных законом условий. Но это право на определенный вид социального обеспечения, на социальную защиту заложено в законодательстве потенциально, оно может быть реализовано только лишь при наступлении соответствующего юридического факта (установление нетрудоспособности, получение профессионального заболевания, выход на пенсию и т.д.). В ряде случаев это право возникает при исполнении служебных обязанностей. Но только тогда это право может быть реализовано, когда собственно субъект вступает в социально-обеспечительные правоотношения. Он корреспондирует свои права органу социального обеспечения, в обязанность которого входит предоставить ему конкретный вид социального обеспечения. Все другие правоотношения, входящие в предмет права социального обеспечения как бы предшествуют этому материальному правоотношению. В теории права под материальными правоотношениями понимают такие отношения, урегулированные нормами права, в которых субъекты наделяются правами и обязанностями. Во всех предшествующих основным социально-обеспечительным правоотношениям отношениях субъекты проходят определенную процедуру для реализации в будущем своего права на социальное обеспечение. Это могут быть служебные правоотношения, трудовые, в процессе которых складываются, например, отношения между сотрудниками органов внутренних дел и соответствующей службой министерства, осуществляющей социальное обеспечение, между работником и работодателем, который обязан делать ежемесячные выплаты в пенсионный фонд из заработной платы работника, наконец, между работодателем и пенсионным фондом по поводу этих выплат. Все эти правоотношения являются необходимой предпосылкой социально-обеспечительных, имеют сложную структуру, отличительные признаки, но все связаны с реализацией в последующем права на социальное обеспечение.
 
Обязанности органов социального обеспечения определяются спецификой рассматриваемого правоотношения. На эти органы возлагается обязанность в полной мере удовлетворить притязательные требования других субъектов правоотношений. Обеспечить право на социальное обеспечение, его реализацию. Круг обязанностей этих субъектов исходит из компетенции соответствующего органа, определяется тем кругом полномочий, который возлагается на него согласно законодательству.
 
Следующей отличительной чертой социально-обеспечительных правоотношений являются их особые предпосылки возникновения. Полагаем, что здесь нужно выделить три основных момента: 1) норма права; 2) юридический факт или юридический состав; 3) правосубъектность участников социально-обеспечительных правоотношений. Правосубъектность включает в себя три основных понятия: правоспособность, дееспособность и деликтоспособность. Правосубъектность участников анализируемых правоотношений имеет некоторые особые черты, отличающие ее от той, что принята в других отраслях права и относится непосредственно к характеристике субъектов социально-обеспечительных правоотношений, поэтому на этом понятии более подробно мы остановимся в соответствующем разделе работы.
 
Характеризуя нормы права социального обеспечения, нужно сказать, что они, как и во всех других отраслях права, представляют собой установленное государством правило поведения, являются общеобязательными, обеспечиваются охранительной деятельностью государства. “Характерной чертой правоотношений выделяют то, что они складываются под регулирующим воздействием правовых норм. Нормы права предусматривают условия возникновения правоотношений, определяют состав участников, устанавливают их права и обязанности, меры охраны их от нарушения. Связь норм права и правоотношений - необходимая, органическая связь” [70,322].
 
В процессе реализации норм права социального обеспечения возникают социально-обеспечительные правоотношения и иные правоотношения, регламентируемые данной отраслью права, т.е. такие правоотношения, в которых участники выступают в качестве носителей прав и обязанностей. Нормы права социального обеспечения воздействуют на предмет этой отрасли права различными способами. Во-первых, например, путем установления основных положений, принципов социального обеспечения физических лиц (граждан). Социально-обеспечительные нормы, в своем большинстве, устанавливают права и обязанности соответствующих субъектов правоотношений. Кроме того, социально-обеспечительные нормы могут воздействовать на отношения, определяя правосубъектность участников данных отношений.
 
И, наконец, следующим обстоятельством, определяющим возникновение социально-обеспечительных правоотношений, является юридический факт. “Для возникновения правоотношения по социальному обеспечению граждан требуется так называемый юридический факт или группа фактов, с наступлением которых это право граждан реализуется” [68, 168]. B.C. Андреев не ограничивается этим понятием и предлагает определять в качестве предпосылки возникновения социальнообеспечительных правоотношений юридический состав, который он выделяет как совокупность юридических фактов, предпосылок и юридически значимых обстоятельств [49; 81, 84].
 
P.O. Халфина пишет о юридическом факте как о реальном жизненном факте, предусмотренном нормой права [71, 285]. Существуют различные классификации юридических фактов: по последствиям их реализации, по связи с индивидуальной волей лица и т.д. Классификация по характеру связи с индивидуальной волей, является наиболее распространенной в юридической литературе, в соответствии с ней факты делятся на: события и действия (или бездействие).
 
Юридические события — это обстоятельства, не зависящие от сознания и воли людей.
 
Юридические действия или бездействие — это волевое поведение людей, внешнее выражение воли и сознания индивидуальных (комплексных) субъектов.
 
Очень часто для наступления тех или иных юридических последствий — возникновения, изменения, прекращения правоотношения бывает недостаточно одного юридического факта, а требуется система, комплекс юридических фактов, называемый фактическим составом (иногда применяется термин “юридический состав”) [72,30].
 
Характерной особенностью социально-обеспечительных правоотношений является то, что для их возникновения, впрочем, как и для изменения, прекращения требуется комплекс юридических фактов или юридический состав. Так, для возникновения пенсионных правоотношений требуется реализация процедурных правоотношений для признания у лица субъективного права на пенсионное обеспечение, а для этого необходимо достижение определенного возраста (событие), действие самого лица и действие уполномоченного органа.
 
Все три предпосылки возникновения социально-обеспечительных правоотношений тесно взаимосвязаны друг с другом, отсутствие хотя бы одной делает невозможным существование этих правоотношений. Так, норма права содержит указание на признаки правосубъектности лица — участника тех или иных социально-обеспечительных правоотношений. Эти признаки в своем большинстве содержат гипотезы социально-обеспечительных норм, в свою очередь, содержащие условия реализации самой нормы. А только лишь реализация правовой нормы, ее воздействие на фактические общественные отношения или на объективно сложившиеся, но еще не подвергшиеся правовому регулированию, порождает правоотношение.
 
Относительно взаимоотношений юридических фактов и норм права, верно замечает В.Н. Синюков: “...логический анализ соотношения юридических фактов со структурой правовой нормы показывает, что факторосодержащими являются все три ее части. Юридические факты выступают логическим материалом для моделирования как условий действий нормы, так и форм реализации дозволяемого либо предписываемого поведения, форм реализации санкций, критериев оценки поведения субъектов и т.д.” [73, 112].
 
Кроме указанных особенностей, всем рассматриваемым правоотношениям присуща некая целевая общность, направленность. Этот признак формулируется в работе Р.И. Ивановой как форма закрепления и выражения отношений, распределение части общественных фондов потребления [66, 58]. На наш взгляд целевая направленность социально-обеспечительных правоотношений заключается в реализации в них социальных прав граждан Республики Казахстан. Эти права находят свое закрепление во многих нормативных актах, но основополагающим источником этих прав является Конституция Республики Казахстан, статья 28 которой гарантирует минимальный размер пенсии, социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца и иным законным основаниям. Иные нормативные правовые акты конкретизируют эти основные права, устанавливают специальные социальные права, связанные с профессиональной деятельностью граждан, с половозрастными признаками, характером производства, местом жительства или работой, состоянием здоровья и т.д., то есть в них происходит дифференциация по различным основаниям. Но все эти права обладают общей целевой общностью — они направлены на создание достаточного уровня жизни, на социальную поддержку, чаще всего, нетрудоспособных лиц.
 
В качестве еще одной из особенностей социально-обеспечительных правоотношений следует отметить их диспозитивный характер, отсутствие отношений власти и подчинения. Такой характер, на наш взгляд, обусловлен равным объемом прав и обязанностей у субъектов правоотношений. Закон наделяет равнозначным объемом прав и обязанностей субъектов для реализации правоотношений. Ю.Г. Черепанов пишет о горизонтальных административно-правовых отношениях, обладающих рассматриваемой особенностью, определяя, что единственным критерием для их выделения является равноправие сторон, равный объем взаимных прав и обязанностей, установленный и обеспеченный нормами права [74; 19,66].
 
Так, в соответствии с Законом РК “О пенсионном обеспечении в Республике Казахстан” [75] получатель пенсионных выплат из накопительных пенсионных фондов имеет право: получать информацию о состоянии пенсионных накоплений, обжаловать в судебном порядке действия накопительного пенсионного фонда, осуществлять добровольные пенсионные взносы, как в свою пользу, так и в пользу третьих лиц, получать пенсионные выплаты, переводить свои пенсионные накопления из одного накопительного пенсионного фонда в другой, не чаще, чем 2 раза в год (ст.ст. 27,28). В свою очередь накопительные пенсионные фонды обязаны: производить пенсионные выплаты получателям; осуществлять индивидуальный учет пенсионных накоплений и выплат; предоставлять информацию получателю о состоянии его пенсионных накоплений не реже одного раза в год, а также по его запросу; нести ответственность за нарушение пенсионного законодательства и условий пенсионного договора в соответствии с законодательством Республики Казахстан; по заявлению получателя переводить его пенсионные накопления из одного пенсионного фонда в другой ИТ.Д, (п. 2ст. 41).
 
“Отличительная особенность социально-обеспечительных правоотношений состоит в том, что почти всем материальным правоотношениям предшествуют процедурные правоотношения по назначению конкретных видов обеспечения и обслуживания” [66, 68]. С этой особенностью, сформулированной Р.И. Ивановой, можно согласиться с некоторыми оговорками. Р.И. Иванова в качестве социально-обеспечительных отношений представляет все отношения, т.е. материальные, процедурные и процессуальные, составляющие предмет права социального обеспечения. Нами уже обосновывалась позиция, что собственно социально-обеспечительными правоотношениями являются материальные отношения вследствие их различной природы, содержания и структуры по сравнению с процедурными и процессуальными. Действительно, многим материальным правоотношениям предшествуют процедурные, как совокупность действий и событий, например, заболевание, смерть лица и т.д. Но также им могут предшествовать правоотношения, регулируемые нормами права социального обеспечения, но по своей природе не являющиеся процедурными, то есть не имеющие своей целью установление определенного факта. Это правоотношения между, например, вкладчиком и пенсионным фондом, между пенсионным фондом и работодателем, между пенсионным фондом и компанией по управлению пенсионными активами и т.д. По своей природе они являются предшествующими или сопутствующими социально-обеспечительным правоотношениям.
 
Проводя всесторонний анализ особенностей и признаков социально-обеспечительных правоотношений нельзя не отметить их длящийся характер. “Большинство правоотношений по социальному обеспечению — длящиеся” [49, 83]. Эта особенность связана с тем, что подавляющее количество анализируемых правоотношений не заканчиваются реализацией определенного права или выполнением обязанности. Они продолжаются в достаточно большом промежутке времени, представляя собой череду реализации притязаний на определенный вид социального обеспечения и их удовлетворения. Прекращаются они обычно вследствие событий — смерти, выздоровления, достижения определенного возраста, а иногда и после смерти, например, при выплате пособия на погребение.
 
Подводя итоги изложенного можно выделить ряд положений:
 
1. Социально-обеспечительные правоотношения представляют собой особую группу материальных отношений, имеющую свои специфические черты и особенности.
 
2. В качестве отличительных признаков социально-обеспечительных правоотношений, на наш взгляд, следует выделять:
 
а) их особый субъектный состав;
 
б) предпосылки возникновения;
 
в) особое содержание, обусловленное реализацией субъективного права человека (семьи) на социальное обеспечение с одной стороны и обязанностями удовлетворить это право органами социального обеспечения (работодателем) с другой;
 
г) нельзя не отметить в качестве специфического признака социально-обеспечительных отношений их особое место в системе всех отношений, составляющих предмет различных отраслей права. Это можно объяснить системностью общественных отношений и правом, их регулирующим. Практически любая отрасль не замыкается на регулировании только одних общественных отношений, обеспечивая своими специфическими средствами воздействие на иные области общественных отношений.
 
3. Особенности социально-обеспечительных правоотношений обусловлены их целевой общностью. Данная отличительная черта, на наш взгляд, должна определяться как направленность социально-обеспечительных правоотношений на реализацию социальных прав человека.
 
4. Социально-обеспечительные правоотношения, в своем большинстве, носят длящийся характер, связаны с удовлетворением имущественных или неимущественных притязаний граждан (семей), носят диспозитивный характер, части из них присущ алиментарный признак.
 
5. Пенсионные социально-обеспечительные правоотношения приобретают индивидуально-накопительный характер вследствие изменения самой пенсионной системы в Республике Казахстан. Социальное обеспечение работников в случае нетрудоспособности осуществляется за счет средств работодателя, а в будущем за счет средств системы обязательного страхования. Работники, занятые в организациях, отчисляющих социальный налог, станут также участниками системы социального страхования по потере кормильца, работы. Финансирование данной системы страхования будет осуществлено за счет отчислений работодателя и работника. Указанные положения вытекают из смысла статей Проекта Концепции социальной защиты населения Республики Казахстан, одобренной Постановлением Правительства от 27 июня 2001 года № 886 [76].