НАСЕЛЕНИЕ

Общее количество населения Киргизстана, по данным переписи 1926 г., равнялось 993,1 тыс. чел[овек], из которых на долю сельского населения приходилось 872 тыс. чел[овек] (87,8%) и городского — 121,1 тыс. человек (12,2%), часть которого занимается сельским хозяйством.
   По национальному признаку в общем количестве населения составляют:
Из общего количества населения Киргизстана на мужчин приходится 52 % и на женщин — 48 %, причем в составе русских и украинцев количество мужчин и женщин почти одинаково, тогда как у остальных местных тюркских народностей преобладают мужчины (у киргизов— на 4%, узбеков — 5%, кашгарцев — 16% и т. д.).
 
Плотность населения по кантонам (округам) различна. Более густо населен Фрунзенский кантон, где в среднем на 1 кв. км приходится 35,4 человека, и менее всего населен Нарынский кантон, где на 1 кв. км приходится 1,8 человека. По остальным кантонам приходится на 1 кв. км: в Ошском — 5,7 чел., Джаляль-Абадском — 6,8 чел., Чуйском — 7,1 чел., Таласском — 5,6 чел. и Каракольском
3,6 человека.
Населенных пунктов в Киргизстане насчитывается (по данным переписи 1926 г.) всего 4436, из коих городских
8 и сельских — 4428.
Естественный годовой прирост населения определяется в последние годы в 1,61% для сельских местностей и 2% для городов (для г. Фрунзе —5%). За 1927 г. прирост (ест [ественный ] и механ[ический ]) определился в 3,06% и к 1 янв[аря] 1928 г. население равнялось 1 025 745 душ.
 
Киргизы являются, таким образом, основным населением Киргизской АССР. Киргизы имеются также в Узбекистане— около 90,7 тыс. и в Туркменистане — около 61 тыс. чел. До последнего времени принято было называть киргизов и казахов общим названием “киргизы”, для различия иногда первых “кара-киргизами” (черными киргизами) или “дикокаменными киргизами”, а вторых “кир-гиз-кайсаками”. По мнению некоторых исследователей-ев-ропейцев, впервые соприкоснувшиеся с киргизами народы (точнее русские) дали название киргизов и казахам, не делая между ними различия. Но казахи всегда называли себя казахами, а киргизы киргизами. Все эти выражения “кара” или “дикокаменные” самими киргизами никогда не употреблялись.
 
Киргизы делятся в родовом отношении на два крыла: “Он” (правое) и “Сол” (левое), наиболее многочисленное (составляющее 62% всего населения). Крыло “Он” делится на следующие ветви: Адгене, Тагай, Басыз, Азык, Саяк, Черик, Багыш (или Чон-Багыш). Тагай в свою очередь делится на следующие 4 рода: Бугу (олень), Сарбагыш, Солто и Жедигер. Ветвь Адгене населяет главным образом Алай и бассейн р. Кара-Дарьи, а Тагай — частью Кара-кольский, Нарынский, Джаляль-Абадский, Таласский, Фрунзенский и Чуйский кантоны. Четыре рода — Китай, Кипчак, Найман и Ичклик, населяющие главным образом Ошский район,— чуждого происхождения; с течением времени они смешались с киргизами.
 
Крыло “Сол” состоит из родов: Сару, Кутгу и Мундуз, обитающих главным образом в верховьях р. Таласа.
 
Несмотря на большие изменения, происшедшие в социально-экономическом строе киргизского народа до и особенно после революции, все эти родовые деления пока существуют и играют важную роль в общественной жизни киргизов. Вышеприведенные главнейшие родовые ветви делятся еще на целый ряд более мелких подродов и ветвей (эти роды и подроды в свою очередь разбиваются на колена в несколько десятков семей, юрт и тутынов и на отдельные семьи). У киргизских главных родов имеются свои тамги (клеймо для скота) и уран (боевой клич).
 
Быт и физическо-духовный облик киргизов. Историческое прошлое, характер хозяйственного уклада (скотоводческо-земледельческий), суровые условия горно-степного пространства, климата и т. д. наложили свой определенный отпечаток на физический облик и характер киргизов. Прежде всего киргизы, хотя и в меньшей степени, чем казахи, но частично подвергались смешению с другими народами. Но, несмотря на это, в общем и в целом на протяжении всего пространства края, киргизы, без различия родов, имеют определенно выраженную национально-бытовую общность языка, уровня культуры,бытового уклада, характера, формы жилищ и одеяния, пищи и т. п.
 
Правда, киргизы Ошского и Джаляль-Абадского кантонов (в Ферганской части) подверглись некоторому смешению с узбеками, языковому и некоторому культурному влиянию последних, а бытовой уклад киргизов, занимающихся земледелием (хлопководством) и торговлей (хотя и в не особенно значительном количестве), несколько ближе подходит к быту узбеков, но все же основные черты национальной общности северных и южных киргизов, без сомнения, сохранились.
 
Это объясняется однообразием природно-географических условий Киргизстана и общностью экономического уклада (преобладание кочевой скотоводческой формы хозяйства), наложившего общий отпечаток и на общественный строй киргизского народа.
 
Но все же сравнивать бытовой уклад киргизов довоенного времени с теперешним не приходится. За это время произошли большие сдвиги в общественном и социально-экономическом строе киргизов. Это видно хотя бы из изменения соотношения скотоводческого и земледельческого хозяйств, роста удельного веса последнего, уменьшения роли зажиточных хозяйств и роста значения трудовых и т. п., что вносит соответственные изменения и в общественные отношения.
 
В физическом отношении киргизы являются довольно крепким и здоровым народом. Киргизы среднего роста; цвет кожи желтобледный, телосложение стройное, плечи и грудь развиты, ноги у киргизов в большинстве кривые (от верховой езды), волосы черные и прямые, скулы выдаются. Общая выносливость и нетребовательность составляют основную черту киргизов. Правда, суровые условия примитивной жизни делают киргизов недолговечными.
 
Женщины по общему типу похожи на мужчин, но с гораздо более мелкими и выразительными чертами лица, чем у мужчин. Среди киргизок нередкость встретить красавиц. Киргизы — живой и практический народ. Религиозный фанатизм у киргизов отсутствует, хотя среди невежественных слоев народа немало еще сохранилось остатков разных суеверий. Киргизы обладают развитою памятью, восприимчивостью и общительностью. К положительным чертам относятся также гостеприимство (остаток родового быта), сострадательность, честность и добродушие.К недостаткам киргизов относятся некоторая леность и беспечность, вытекающая из условий кочевнического быта, и ряд других недостатков, привившихся в результате царского гнета (раболепство перед начальством, некоторая забитость, иногда лживость и т. д.).
 
В религиозном отношении киргизы, хотя и относятся к магометанам, но почти не следуют правилам шариата (религиозных законов) и в общем, как сказано выше, не фанатичны. Ислам, привившийся в феодальной среде, не мог также глубоко распространиться среди всей массы кочевников. У киргизов, наряду с исполнением (и то нестрогим) обрядов шариата, существовала и существует масса остатков первоначального шаманства (баксы) и всяких суеверий. Этим объясняется как небольшое количество духовенства и мечетей (церквей) в Киргизстане, так и враждебное отношение подавляющей массы киргизов к разным ишанам и хаджам, которые прибывают из оседлых (узбекских или татарских) районов: будучи связаны с имущими элементами, они пользуются религией как орудием эксплуатации простых киргизов.
 
Киргизские женщины играют большую роль в хозяйстве киргизов, неся всю домашнюю работу и помогая в уходе за скотом и в полеводстве. Киргизские женщины не закрывают лица, как женщины у остальных восточных народностей, и во взаимоотношениях полов у киргизов существует большая свобода. Правда, в хозяйстве киргизов женщина расценивается как рабочая сила и занимает подчиненное положение: над ней тяготеет обычай “купли и продажи” (калым); экономическое засилие кулаческого элемента (манапов) и ряд других бытовых ненормальностей, но, тем не менее, киргизские женщины могут легче добиться своего освобождения в виду несложности основных причин их зависимого положения. Брачные отношения носят экзогамический характер (обычай брать невесту вне пределов одного кровного рода). Впрочем обычай этот постепенно отмирает.
 
В семье киргиза еще сохранились остатки патриархального быта: подчинение старшему и т. п., но все эти пережитки подвергаются теперь коренной перемене. Одежда киргиза довольно однообразна. Нижняя состоит из нижнего белья ("бешмет-шым"); верхняя — из халата (чапан), подпоясываемого кушаком “бель-боу” (куском материи) или кожаным поясом ("кше"). Из мануфактуры больше в употреблении ситец, тик, бязь, мата (кашгарский), а так-же некоторое распространение имеет и свое кустарное производство (ткани из верблюжьей шерсти “чепкен”, кожаные изделия и др.).
 
На ноги надеваются кожаные сапоги или легкая обувь в калошах ("кебч-масы"). На голове киргизы носят тюбетейку (топы) и шапку (тебетей) на меху или войлочную шляпу. Зимою киргизы сверху надевают меховую дубленую шубу ("тон") из овчин и других видов мехов или просто ватные халаты.
 
Костюм киргизской женщины во многом отличается от мужского. Женщины носят платья, сделанные в талию, и верхний длинный халат (бешмет); на голове носят: девушки — меховые лисьи или куничьи шапки, а замужние женщины надевают (правда, теперь редко) “джаулык” (белый капюшон), разукрашенный каемкой по обе стороны и облегающий лицо, а сверху наматывают в виде чалмы “элечек” из кисеи и другой белой материи; распространен также “джаулык” (платок). При этом наматываемый “элечек” у киргизок длиннее, чем у казашек. Обувь на ногах очень похожа на мужскую.
 
Среди городского населения, интеллигенции и учащейся молодежи начинает распространяться полуевропейское одеяние.
 
Живут киргизы, в главной массе, еще в юртах (жилища конусообразной формы, состоящие из деревянного решетчатого остова, покрытого войлоком), которые можно разбирать и переносить с места на место. Юрта — типичная форма жилья у кочевников. В последнее время, особенно у переходящих в оседлое и полуоседлое состояние трудовых киргизских хозяйств, начинают распространяться и постоянные постройки, в большинстве русского типа, а в Ферганской части Киргизстана — узбекского, восточного типа. Среди кочевой части населения юрты — незаменимый вид жилья. Отапливают юрту внутри кизяком (тезек) или дровами. В середине юрты чаще ставится передвижной очаг, а пища варится в котлах.
 
Домашняя утварь у киргизов в общем несложная. Чаще всего употребляется деревянная посуда, как более легкая и дешевая. Пищей киргизов служат главным образом продукты скотоводства, но в районах земледельческо-скотоводческих начинают входить в употребление и продукты земледелия. Из скотоводческих продуктов чаще всего употребляются мясо, молоко, сыр, кумыс и др., из продуктов земледелия: просо, хлеб и др. Очень распространено употребление чая (в большинстве не кирпичного). К напиткам алкогольным относятся: “буза” (приготовляемая из проса или риса), имеющая одновременно и питательное значение, и обыкновенные спиртные напитки, больше встречающиеся в прилегающих к городам и поселениям районах.
 
К развлечениям киргизов относятся разные “байге” (скачки), “той” (пир по случаю свадеб и юбилеев), “аш” (поминки по умершим), козлодрание (кокбар-тарту) и др., а в области музыки народные песни, распеваемые степными импровизаторами-ырчами (народными певцами), игра на “чертмек” и “комуз” (киргизская балалайка и скрипка), а также на обыкновенных флейтах. В области “поэзии” развиты лирика (песни свадебные, любовные, колыбельные и др.) и эпос (воспевание прежней жизни народа и подвигов былых богатырей, как, например, знаменитая поэма “Манас”, передаваемая устно по памяти; поэма уже записана и будет печататься, она займет десятки томов). Певцы-импровизаторы сопровождают свои песни аккомпанементом киргизской домбры или скрипки и собирают иногда громадное количество слушателей. Через тех же народных певцов-импровизаторов делаются объявления в пунктах скопления населения (базары и т. д.) о всяких торжествах, потерях скота с объявлением примет и т. п.
 
Из бытовых явлений, представляющих остатки родового строя, является, кроме сохранившейся еще “умычки” невесты (до окончания уплаты калыма или без уплаты его), “барымта” (угон скота — мера восстановления права насильственным путем, на основе признака кровной мести): существует также, правда реже наблюдающаяся, уплата “куна” (выкуп за убитого или за нанесение телесного ущерба), где ответственность несет весь род и распоряжается полученным куном также весь род (руководители рода). К таким же пережиткам относятся: многоженство, “чабыш” (организованное столкновение родов), “битюм” (решение по адату, т. е. на основе обычного права), “чигын” и “джурт чилик” (всякие практикуемые обычаем сборы, помимо установленных государством сборов) и т. д.
 
Советская власть Киргизстана принимает меры к изжитию этих остатков патриархально-родового быта путем издания декретов об отмене калыма, барымты и т. п., привлечения виновных к ответственности и внедрения но-вой советской общественности1* среди широких масс киргизского народа.
 
Революция, начало развития нового советского быта и новое соотношение сил в общественной жизни Киргизстана, когда власть находится в руках трудовых масс, говорят за то1*, что киргизский народ вступил теперь в новую полосу своего развития и что это развитие в ближайшем будущем пойдет еще более усиленным темпом.
 
Что касается русской и украинской части населения, то общественно-хозяйственный быт ее почти ничем не отличается от жизни крестьянства центральных районов РСФСР и УССР, за исключением некоторых незначительных особенностей в области хозяйства и бытового уклада, применительно к специфическим условиям Киргизстана. Узбеки, кашгарлыки, дунгане и другие народности, населяющие Киргизстан, ведут оседлый образ жизни и составляют земледельческое и городское население.

 

 

загрузка...