Главная   »   Шамшиябану Канышевна Сатпаева   »   НЕЗАБЫВАЕМАЯ ВСТРЕЧА


 НЕЗАБЫВАЕМАЯ ВСТРЕЧА

 

 

Когда поэт и издатель Бахытжан Канапьянов подарил мне книгу «Устаз», я всю ночь читала ее и не могла оторваться. Книга замечательная во всех отношениях — и по содержанию, и по подбору материала, и по иллюстративному ряду, и по полиграфическому исполнению.
 
В книге не раз упоминаются такие исторически значимые места, как Шубаркуль, Черлак, Марьяновка Омской области. Так сложилось, что эти места на данный момент территориально находятся вне Казахстана, в Российской Федерации, но для филологов, историков, культурологов, для всех тех, кто занимается историей просвещения, историей литературы и культуры независимого Казахстана, кого интересуют двадцатые-тридцатые годы, годы становления интеллигенции Северного Казахстана, эти места являются важными и исторически необходимыми в сфере изучения данного периода.
 
Жусупбек Аймауытов, Иса Байзаков, Амре Кашаубаев, Хаджи-Мукан Мунайтпасов, Миржакып Дулатов, Магжан Жумаба-ев, Жумагали Тлеулин, Сейтбаттал Мустафин, Газиз Сатпаев и многие-многие другие достойные представители казахского народа так или иначе были связаны с этими изумительными местами вдоль древнего Иртыша.
 
В этих местах прошло детство и юность известного педагога Мусахана Канапьянова, в чем мы убеждаемся, читая и перечитывая страницы книги «Устаз». Он и сам, будучи молодым человеком, учительствовал в середине тридцатых годов в Шубаркуле и в Черлаке, о чем свидетельствуют фотографйи того периода, а также был знаком с Исой Байзаковым, Амре Кашаубаевым, Хаджи-Муканом Мунайтпасовым.
 
В начале тридцатых годов, когда по всему Казахстану свирепствовал голод, брат Мусахана Мажит Бураханов специально приехал из Москвы, где он учился в одном из столичных вузов, приехал, чтобы спасти людей из родного аула Торе-Тумсук. Он организовал артель, а затем колхоз в Марьяновке, и был его председателем. Вблизи Марьяновки в это же время жил и мой дядя Газиз, родной брат Каныша Имантаевича, который также, чтобы спасти от голода родных и близких, вывез их из Баянаула.
 
Я часто спрашивала у своей мамы, Шарипы Смагуловны, что за село Марьяновка, кто из родственников жил там, к кому приезжал Абикей Сатпаев в 1936 году?
 
По рассказам удалось выяснить, что мама знала нескольких Шормановых, из них старший сын полковника Мусы Шорма-нова — Садуакас — Сакен-агай был человеком видным, высоким, красивым, спокойным, он был в дружбе с Имантаем Сатпаевым, были они ровесниками, родились в один год, умерли в Баянауле почти одновременно — Сакен-агай умер в 1927, а Имантай — в 1928 году.
 
Шарипа Смагуловна видела и знала других Шормановых. Когда началась конфискация, часть Шормановых перебралась в Омские края, чуть раньше Сатпаевых обосновались они в Ма-рьяновке. Газиз-ага и другие наши продолжали общение с ними, Абикей Зеинович с родственниками ездили туда.
 
Детские впечатления долговечны. Помню, слегка седовласый и седобородый, с румяноватым белым лицом, не утративший былой выправки Абикей Зеинович часто находился в окружении взрослых людей, которые бесконечно вели умные беседы, содержание их ребятишкам, конечно, были непонятно. Он часто гулял во второй половине дня в сопровождении своего младшего брата и его помощника. У Абикея Зеиновича был бежевого цвета костюм с карманными часами на цепочке, которые время от времени он брал аккуратно длинными ухоженными пальцами и заглядывал. Вечерами накидывал на себя голубоватый бархатный шапан свободного покроя, без узоров.
 
После дней пребывания Абикея-ага на отдыхе у брата сохранилась фотография, где он, жена, дочь, Газиз-ага и Абсалям-ата — это один из последних их снимков — запечатлели свою незабываемую встречу, через год и Газиза Имантаевича, и Абикея Зеиновича арестовали и расстреляли.
 
Абикей Зеинович Сатпаев тесно общался с известным публицистом, педагогом и медиком Жумагали Тлеулиным, который был родным братом отца супруги Мусахана Канапьянова Куляш Сапиевны Тлеулиной. Он также входил в правительство Алаш Орды. Если Абикей Сатпаев был директором педагогического техникума в Семипалатинске, то Жумагали Тлеулин был директором фельдшерского и педагогического техникума в Кзыл-Жаре.
 
Он также, как и Абикей Сатпаев, последние годы перед арестом и расстрелом жил во Фрунзе, в Киргизии.
 
Вот так страницы книги «Устаз», посвященные педагогической деятельности Мусахана Канапьянова, навели меня на эти мысли о достойных сыновьях казахского народа. Страницы книги дышат историей, и наша задача — сохранить эту память во имя будущего, во имя подрас-тающего поколения независимого Казахстана.
 

Читать далее >>

 

 << К содержанию