http://antik-books.ru/ день открытия проекта букинистический интернет магазин.
Главная   »   Шамшиябану Канышевна Сатпаева   »   МЕЖДУНАРОДНАЯ ТЕМА В ТВОРЧЕСТВЕ С. СЕЙФУЛЛИНА И И.ДЖАНСУГУРОВА


 МЕЖДУНАРОДНАЯ ТЕМА В ТВОРЧЕСТВЕ С. СЕЙФУЛЛИНА И И.ДЖАНСУГУРОВА

 

 

В творческой практике казахской литературы накоплен определенный опыт в образном постижении интернациональных связей советских людей. Одно из проявлений интернационализма нашей литературы выражается в способности поэтов и писателей жить жизнью других народов, думать и чувствовать заодно с ними, проникать в мир их жизнеустройства и художественных открытий, в разработке международной тематики.
 
Международная тема вошла в казахскую литературу со времени ее зарождения, и по мере ее исторического развитии и расцвета, по мере укрепления в ней метода социалистического реализма она все более углубляется и обогащается. Накопленный в этой области большой фактический материал свидетельствует о том, что казахская литература, особенно поэзия, в разные периоды своего развития была чутка ко всему, что происходило в мире.
 
Начиналась эта тема с небольших поэтических откликов на внутренние и внешние события и явления международного значения, затем появились крупные произведения, отражающие жизнь и быт народов зарубежных стран.
 
Развитие международной темы в казахской советской литературе шло не обособленно, а в теснейшей связи с опытом отражения в ней социалистической жизни казахского народа, с показом в ней неизмеримо возросшего духовного потенциала советского человека. Неслучайно во многих произведениях об Октябрьской революции, о Ленине, дружбе народов, о социалистических завоеваниях и преобразованиях нередко подчеркивается их международное значение, раскрывается их роль и значение для судеб всего трудового человечества.
 
В произведениях, созданных в первые годы после победы Октябрьской революции и установления Советской власти, чувствовалось стремление поэтов и писателей осмыслить эти события во всемирном масштабе, показать, что «мы в настоящее время делаем дело всего мира». Такое отношение к действительности мы видим в творчестве С.Сейфуллина и И. Джансугурова.
 
Например, в стихотворении «В ком энергия бьется», поэтизируя силу и энергию свободного от угнетения народа, «в ком энергия бьется, как горный поток», «отвага сверкает, как молний клинок», «столько сил, сколько у тулпара», «полет, как у сокола в небе, высок», поэт-революционер С. Сейфуллин выражает его одухотворенность знанием того, что
 
… создадим то, чего еще не было в мире.
 
Мы построим свободный невиданный мир.
 
В этом и в стихотворениях «Марсельеза казахской молодежи», «Рабочему», «Мускулы рук», «Ленин», «Юный казах» С. Сейфуллина радость освобождения казахского народа осмысливается в сочетании с высоким чувством братства, пролетарского интернационализма:
 
Азамат, не склоняйся, воспрянь,
Рука об руку с братьями встань.
За свободу и равенство мы
С красным стягом пойдем против тьмы.
Кликнем клич мы: «Вперед! Час настал
Сбросить тех, кто народ угнетал!»
Азамат, встань с рабочими в строй,
Ты на мир свои очи открой,
Знамя красное — сила твоя,
Все под красное знамя, друзья!
 
Обращаясь к рабочим стран капитала в стихотворении «Заря труда свободного близка», он подчеркивает значение для них опыта советского рабочего класса:
 
Родные братья! Недалек тот час,
Когда могучий наш рабочий класс
Иную жизнь построит на планете,
И солнце засияет и для вас.
 
В первое послеоктябрьское десятилетие и в 30-е годы поэты и писатели часто обращались к теме противопоставления двух миров — социализма и капитализма, воспевали преимущество нового социалистического строя над миром капитала, раскрывали черты и грани героя новой действительности в его сопричастности к интересам и чаяниям трудовых людей всего мира. В разработке этой темы примером и образцом служила русская советская литература, которая уже в 20-х годах имела в своем арсенале немало произведений. Например, стихотворения В. Маяковского на внешнеполитические темы «На земле мир, во человецех благоволение», «Баллада о доблестном Эмиле», «Срочно. Телеграмма мусье Пуанкаре и Мильерану», «Дипломатическое», цикл памфлетов «Маяковская галерея», в которых поэт дал яркую картину жизни зарубежных стран. Тема капиталистического мира особенно глубоко и всесторонне разрабатывается Маяковским в стихах и очерках, созданных под непосредственным впечатлением от поездок за границу. В очерке «Парижские провинции», написанном в 1923 г., Маяковский отмечал: «Только в поездке по Европе, в сравнении видишь наши гулливеровские шаги».
 
Широко используя поэтическую иронию, антитезу и гиперболу, «хлысты рифм», Маяковский в своих стихах о загранице вскрывает реакционную суть буржуазного мира.
 
В то же время в стихах Маяковского о загранице звучат мотивы интернационализма, дружбы пролетариев капиталистических стран с трудящимися страны социализма. Характерно само название одного из стихотворений этого периода — «Солидарность». В одном из стихотворений, обращаясь к бастующим английским рабочим, Маяковский писал:
 
Ваша радость — наша радость.
Боль — это наша боль и горе.
 
Успешная разработка международной темы в русской советской литературе способствовала освоению ее и в национальных литературах. Правда, в казахской литературе эта тема вначале не получила достаточно глубокого художественного решения, ибо была совершенно новой, и несправедливо было бы в 20-30-х годах требовать от поэтов и писателей совершенства в ее разработке. Если в изображении советской действительности поиски писательской мысли были активными и нередко приводили к новым художественным открытиям, как, например, в поэмах С. Сейфул-лина «Социалистан», «Альбатрос» и других, то в описании мира капитала писатели и поэты тогда еще не могли идти дальше фольклорных изображений темных сил зла. Даже в стихотворениях С. Сейфуллина «Германским рабочим», «Представителям рабочего класса Польши» мир капитала предстает перед читателями как «бешеный капитал» («есірік жын капитал»), «злодей капитал» («сұм капитал»), «кровавый враг» («қанды жау»), «кровопийца» («қанішер»), «сумасшедшие богачи» («кұтырған байлар»), «паук-паразит» («арам тамақ өрмекші, қанды сора бермекші), «черный злодей Брюхоман» («Қара пэле Қарынбай»), «злой дух» («алба-сты»), «толстосумы» («кебеже қарын жуандар»). Например: 
 
Түнерш көктен салбырап,
Кап-кара шашы жалбырап.
Кара пэле Карынбай
Үстіне келіп тенш тур.
Қара пәле албасты
Жиналып бэрі жағасты.
 
Стихотворение «Германским рабочим» написано в связи с проходившим в швейцарском городе Локарно совещанием представителей западных стран с целью перегруппировки сил империалистических держав для подготовки новой мировой войны. Разоблачая затею «бешеных богатеев во главе с Пуанкаре», поэт призывает германс-ких рабочих «взять в руки топор и дать им отпор». Вполне возможно, что это стихотворение С. Сейфуллин создал не только на основе газетно-журнального материала, но и под влиянием произведений В. Маяковского, в которых поэт-трибун дал сатирическое изображение крупнейших представителей капиталистического мира, например, в стихотворении «Срочно. Телеграмма мусье Пуанкаре и Мильерану» (1923).
 
Такие стихотворения Сейфуллина в свое время имели определенное познавательное и воспитательное значение, ибо само слово, понятие «капитал» в то время было ново для казахских читателей и таило в себе много непонятного. Из стихотворений поэта на эту тему читатели узнавали не только то, что страны капитала — это мир угнетения, бед и зла, но и то, что в том мире есть трудовой народ, рабочий класс, интересы и чаяния которых близки и понятны людям социализма. В стихотворениях «Рабочий класс мира», «Представителям рабочего класса Польши», «Германским рабочим», «Алтай» С.Сейфуллина мы встречаем такие выражения, как «трудовой класс мира» («ецбек табы дуниенщ»), «если неимущий класс Европы вышел бы на бой» («томен тап Европада майдан ашса»), «обращать внимание на борющихся братьев» («алысқан бауырларга кезді салсаі»). Лирический герой стихотворения «Алтай» мечтает участвовать в установлении «свободы во всем мире» и «стереть с лица земли всех толстосумов». В стихотворении «Нынешний май» поэт несколько раз повторяет слова «трудовой мир», призывает рабочий класс покончить с миром капитала, угнетения и грабежа. Стихотворение заканчивается словами:
 
Өшсін обыр
Еңбек қанау,
Сум капитал,
Құлдық, тонау!
Жұмысшы тап
Қызыл жалау
Төңкерісі жасасын.
 
Когда в 1931 г Япония захватила Маньчжурию и началось массовое антияпонское движение, С.Сейфуллин написал стихотворение «Манжурда минами», где разоблачил кровавые действия захватчиков. Выражая ненависть и презрение миролюбивых людей к захватчикам, поэт называет их то «разбойничьей бандой, пьющей людскую кровь», то «воющим волком-людоедом», то «голодным кабаном», то «злодеем», он выражает надежду, что сейчас слабая невооруженная страна Маньчжурия собирает силу, чтобы отомстить врагам, и в этом деле ей поможет «весь трудовой мир»:
 
«Ер» минами
Асықпа тек,
Манжур алар
Ертең-ақ кек.
Енбеқші элем
Оған көмек,
Сақта о сыны есіңе.
 
С.Сейфуллин еще тогда почувствовал, что международная тема в казахской литературе нуждается в более конкретных очертаниях, образах и обобщениях. В 1927 г. он создает поэму «Чжан Цзо-лин». Это одно из крупных произведений казахской поэзии 20-х годов на международную тему. Создание ее связано с событиями в Китае. В 1927 г. вследствие предательства правительства гоминдана, изменившего революции и превратившегося в контрреволюционную партию реакционного буржуазно-помещичьего блока, в клику агентов иностранного империализма, революция в Китае временно потерпела поражение. Верные принципам пролетарского интернационализма, советские люди не могли стоять в стороне от этих событий и не раз выражали свою солидарность с рабочим классом и крестьянством Китая, продолжавшими борьбу против феодального гнета и империализма. Одним из выражений протеста было появление массы поэтических и прозаических произведений, в которых разоблачались происки империалистов. Откликнулся на это событие и С.Сейфуллин.
 
В предисловии к поэме С.Сейфуллин пишет о том, что он не случайно обличает именно Чжан Цзо-лина, одного из самых коварных, жестоких представителей гоминдановской чанкай-шистской клики. О его злодеяниях писали тогда и журналы, и газеты. Например, в 1926 г. в 15 номере журнала «Прожектор» предательское лицо Чжан Цзо-лина разоблачал Д.Бедный в стихотворении «Тени Китая». Возможно, эти публикации и легли в основу поэмы С.Сейфуллина. В своей поэме С.Сейфуллин показал путь Чжан Цзо-лина к власти. Вначале это молодой разбойник. Затем он вошел в доверие к японским властям, участвовал в русско-японских столкновениях, коварством добился управления войсками у китайских властей, отличаясь неимоверной жестокостью, грабил народ, коварно убив своего «друга» Хула, стал до-удзу — губернатором. Преступные его действия поддерживались реакционными представителями империалистических держав.
 
Подробно повествуя обо всех злодеяниях Чжан Цзо-лина, С. Сейфуллин воссоздает образ хитрого, подлого, коварного генерал-губернатора. Ради личной карьеры он готов на любое преступление, даже на убийство друга, доверчивого, доброго, человечного, гордого Хуна. Омерзителен облик палача и тех, кто его поддерживает, когда он приносит властям голову убитого им Хуна, за что его повышают в чине. Раскрывая преступное злодейское лицо одного из главарей гоминдановской клики, С.Сейфуллин решил Чжан Цзо-лина «вынести на суд трудового класса», «на суд справедливости истории»:
 
Сұмға сум қорған болып сақтамай ма?
Көмегін бір-бірінің ақтамай ма?
Ллойд-Жорж, Пуанкаре, Чемберлендер
Көтеріп сумды кокке мақтамай ма?
Зулымды еңбекші тап білсін дедім,
Аулақтау ондайлардан жүрсін дедім.
Күйелеп жауыздықтың бетіне урып,
Кэрі билік, әділ, тарих қылсын дедім.
 
Произведения С.Сейфуллина на международную тему свидетельствуют об активности и верности восприятия поэтом внешнеполитических явлений и событий. Они пополнили художественный арсенал молодой казахской советской литературы, с первых же дней своего зарождения стремившейся к широкому охвату действительности, художественному выражению принципов пролетарского интернационализма.
 
Мир капитализма, борьба мирового пролетариата, вопросы национально-освободительного движения — вот круг тем, которые постоянно приковывают внимание другого казахского поэта, поэта-трибуна Ильяса Джансугурова. Изображая события международной жизни, Джансугуров соотносит их с судьбами своего народа, своего края, облегчая читателю-казаху их восприятие.
 
В начале 20-х годов поэт пишет сатирическое стихотворение «Бараны политики» («Саясат қошқарлары»), где в доступной форме разоблачает захватнические цели империалистических держав. Он высмеивает алчность капиталистов, высасывающих богатства из главного района каменноугольной, тяжелой и военной промышленности Германии — Рура:
 
Рурға жасақ барды,
Көмір кенін алды.
«Қошқардың» көзі кызарды...
Француз емінді,
Герман шегінді,
Америка көңілді...
Ағылшын арбауда,
Жапон жалмауда,
Еңбекші зарлауда...
 
Употребляя исконно казахские образные выражения («жасақ», «қошқардың көзі қызарды», «емінер», «шегінді», «арбауда», «жалмауда»), автор показывает дележ Рура, а также сущность капиталистического мира — жестокое угнетение трудового люда. Мысль о том, что тяжесть всех затей кучки империалистов ложится на плечи трудового народа, высказана в заключительной строке одного из куплетов «еңбекші зарлауда». Империалистическим державам автор противопоставляет нашу страну, которая черпает богатства из своих недр и могущество которой растет из года в год благодаря организованным силам свободного народа.
 
Одна и та же идея в поэзии Джансугурова находила самые различные, самые неожиданные образные воплощения. В ряде стихотворений поэт говорит о роли и значении первой в мире свободной Советской страны как примера для борющихся народов. Идейная направленность их одна, но, читая эти стихотворения, убеждаешься, что это не вариации на одну и ту же тему, а ее постоянное углубление и развитие.
 
В стихотворении «Призрак Октября» («Октябрь елесі»), посвященном девятой годовщине Октябрьской революции, поэт использует новые художественные приемы и средства. Так, пробуждение самосознания угнетенных масс в странах Запада и Востока он показывает через образ Октября в виде странствующего призрака с красным знаменем в руках, который будит народы, обращаясь к ним со словами: «Наступила заря».
 
В 1926 г. стихотворением «Для кого?» («Кім үшін?») Джан-сугуров откликается на восстание английских шахтеров. Хотя восстание шахтеров жестоко подавлено, поэт уверен, что гибель капиталистов неизбежна, борьба продолжается, и в ней победит солидарность рабочих:
 
Алыстан біздің созған қол
Айқасар, алға шығарып,
Құлданған сені қожаға
Салармыз элі-ақ бұғалық.
Күрескен жауды көмерміз,
Қаза бер көрді, қаза бер.
 
Тема пролетарского интернационализма, братской солидарности борцов за рабочее дело получает поэтическое выражение и в стихотворениях, посвященных Парижской коммуне. В 1925 г. Джансугуров написал стихотворение «Коммуна», в котором образно рассказал о том, что великое дело, начатое парижскими коммунарами, завершилось в Советской стране, что немеркнущие идеи Коммуны притягивают к себе все прогрессивное человечество. Поэт воспевает советскую действительность:
 
Земля какова! Есть огонь у нее и кетмень.
Чтоб выжечь все язвы, нашлись у ней воля и сила,
Взошел на Востоке померкший на Западе день,
И солнце сияньем Вселенную всю озарило.
 
Замечательное произведение Джансугурова на интернациональную тему — стихотворение «Гималаи» — появилось в том же году. Стихотворению предпосланы слова: «Колониальному Востоку посвящаю». В этом стихотворении поэт уже выходит за рамки традиций в изображении тяжелого положения народа:
 
Тебя бураны исхлестали,
И ты от них устал.
Твои глаза слепыми стали
Не оттого, что стар.
Все мертвенней и резче проседь,
В твоей душе — тоска.
И ты теперь уже не просишь
У неба молока.
С тоской, как высь твоя, большою
Стоишь ты, Гималай,
С окаменевшею душою
Молчишь ты, Гималай.
 
Грозные Гималаи олицетворяют в стихотворении многострадальные народы Востока, которые, поэт уверен, готовы бороться против господства колонизаторов:
 
Но в самом сердце Гималая, -
Попробуй тронь. -
И день и ночь, вовсю пылая,
Горит огонь, -
Огонь великого восхода.
И там. и тут
Освобождения Востока Народы ждут.
И рухнут, рухнут тюрем двери -
Лишь пожелай...
С тобою — мы!
В тебя мы верим,
Наш Гималай!
 
В статье «Как я писал» И.Джансугуров рассказывает: «У меня есть намерение писать на новую, «целинную» у нас тему интернационального воспитания, о всемирной пролетарской революции… Стихотворение под названием «Гималаи» написано о движении колониальных стран Востока за освобождение от империалистического рабства и о руководстве им Коминтерном».
 
Джансугуров всегда поддерживал тех, кто откликался на события международного значения, оказывал им помощь. Например, он содействовал выходу в свет произведений С.Шарипова «Рузи-Иран» и «Лейла».
 
Рассказ «Рузи-Иран» и повесть «Лейла» Сабыра Шарипова — первые произведения казахской прозы на темы международной жизни. Как известно, с конца 20-х и до середины 30-х годов Шарипов занимался работой в Народном Комиссариате по нефтяной промышленности, а также при Советском посольстве в Иране. Это дало ему возможность близко узнать его людей, обычаи, собрать материалы для будущих произведений. Книги «Рузи-Иран» и «Лейла» вышли в 1935 г. под редакцией и с предисловием И.Джансугурова. Джансугуров акцентировал внимание на ясности писательских взглядов, проявившейся в правильной оценке важных общественно-политических вопросов истории и современной жизни Ирана. Джансугуров, подчеркивая, что удачное решение международной темы в том или ином художественном произведении зависит от того, насколько верно автор следует принципам социалистического реализма, отмечал некоторые достижения казахской литературы в этом отношении. Он обращал внимание читателей на различие между произведениями советских авторов и писателей несоциалистических стран. В частности, он сравнивает произведения С.Шарипова и путевые заметки немецкого писателя Бернхарда Келлермана (1879-1951). «… Подобно Сабыру, изъездив иранскую землю, известный немецкий писатель Келлерман написал очерк, однако в его книге нет ни одной из жизненных картин, которые имеются здесь, -писал Джансугуров. — У Келлермана Иран — край благородных баев, красивых женщин; больших караванов, вкусных вин. Метод Сабыра далек от метода Келлермана...».
 
Такая критическая оценка, данная казахским поэтом тогда, когда еще не сложилось окончательно мировоззрение впоследствии немецкого антифашиста и верного друга СССР Бернхарда Келлермана, была вызвана особенностями развития литературы в 30-х годах — периода острой борьбы за укрепление метода социалистического реализма, за ясность и твердость позиций писателя.
 
Таким образом, в 20-30-х годах с творчества двух крупнейших казахских писателей С.Сейфуллина и И.Джансугурова отчетливо наметилось довольно успешное освоение международной тематики, раскрытие которой шло вначале в несколько отвлеченнодидактическом, пропагандистском плане, затем приобрело определенную конкретность.
 
Впоследствии в литературе появляются поэтические и прозаические произведения на события международного масштаба, например, о гражданской войне в Испании, о столкновениях на Халкин-Голе, на озере Хасан, о последствиях кризиса капитализма и др. В разработке международной тематики казахскими поэтами и писателями сказались активное отношение к действительности, ясность партийной позиции, классовая определенность представлений о сущности социалистического гуманизма, интернационализма.
 
Освоение международной тематики сопряжено с преодолением больших творческих трудностей. Но писатели и поэты, опираясь каждый на национальные художественные традиции и на опыт других литератур, создали немало произведений на международную тему, лучшие из которых обогатили интернационализм советской литературы.
 
 

Читать далее >>

 

 << К содержанию