Главная   »   Шамшиябану Канышевна Сатпаева   »   К ИЗУЧЕНИЮ ДРЕВНЕЙ КАЗАХСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ


 К ИЗУЧЕНИЮ ДРЕВНЕЙ КАЗАХСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

 

 

Неоспорим вклад, который внесли в мировую культуру тюркоязычные народы, одна из ветвей которых представлена более чем десятью миллионами казахов. В наши дни, оглядываясь через столетия на древнюю и средневековую литературу народов большого региона, убеждаешься в том, что, хотя от древности нас отделяет большой отрезок времени, сохранились живые нити, связывающие художественное прошлое с настоящим. В глубокой старине звучали темы и мотивы, чрезвычайно важные и для нашей эпохи, для наших современников. В древних памятниках ценен строй мыслей и рассуждений авторов, нацеливающих на вечное: на беспрерывный поток смысла и закономерностей существования природы и ее чудесной неотъемлемой части — человека, на возвышение его достоинств. В них прозвучали основные положения этики и морали, следование которым предопределяло победу добра в вечной борьбе со злом.
 
Отечественная и зарубежная наука, в том числе наука Казахстана, накопила большой опыт исследований древ-нетюркских письменных памятников. История изучения этого опыта могла бы стать объектом специального рассмотрения. В результате изысканий было открыто немало древних письменных памятников, общих для ряда тюркоязычных народов, многие из которых созданы на Казахской земле.
 
Как и каждый край огромного Земного шара, Казахская земля и ее жители имеют древнюю историю и письменные памятники. В результате научного изучения археологических и письменных источников установлено, что история нашего края уходит в глубь веков, здесь в древние времена еще в VII-VI вв. до н.э. жили племена массагетов, саков, хуннов, усуней, кангуев и других. К V в. до н.э., по мнению исследователей, относится найденное несколько десятилетий назад в кургане вблизи нынешнего города Иссык Алматинской области уникальное захоронение «Золотого воина». Найденные там же древнейший письменный памятник, предметы искусства и быта вызвали восхищение во всех странах, где они экспонировались.
 
Походы Александра Македонского в Среднюю Азию в 30-е гг. IV до н. э. завершились у Яксарта — так называлась тогда река Сырдарья, где греческий полководец хотел построить город Александр-крайний. В народах сложились предания и легенды об Александре Македонском, на Востоке он известен как Искандер Зулкарнайн — двурогий (рог означал силу, могущество, два рога символизировали Запад и Восток).
 
Сохранились также уникальные материалы, связанные с Великим Шелковым путем. Как известно, в эпоху древности и средневековья важным средством осуществления контактов, обменных связей и диалога культур Запада и Востока был Великий Шелковый путь — система караванных дорог, пересекавших Евразию от Средиземноморья до Китая. Один из наиболее протяженных участков Шелкового пути проходил через территорию Средней Азии и Казахстана.
 
Караваны, груженные диковинными экзотическими товарами — шелком, самоцветами, золотом, серебром, алмазами, яшмой, янтарем, кораллами, слоновой костью, керамикой, пряностями, -шли через Каракумы и Кзыл-кумы, оазисы Мерв и Хорезм, степи Сары-арки, перевалы Памира и Тянь-Шаня, Алатау, переправлялись через Амударью и Чу, Иртыш и озеро Зайсан.
 
Опираясь на описания «отца истории» Геродота, ученые относят функционирование этой древнейшей коммуникации народов к первому тысячелетию до новой эры. Шелковый путь проходил из Китая на Запад через Семиречье и Южный Казахстан, распространяясь в течение столетий и на другие участки, приобретая новые ответвления. На пути караванов стояли селения и города — Мерв, Бухара, Самарканд, Шаш (Ташкент), Ургенч, Отрар (Фараб), Тараз, Баласагун, Сайрам, Алмалык. Напоминание в письменных источниках о Таразе (город на территории Жамбы-ла) относится к 568 г. Особенно много упоминаний сохранилось об Отраре (Фарабе) — одном из крупных городов Казахстана эпохи раннего средневековья. Развалины Отрар-тобе находятся на берегу Сырдарьи.
 
Легенда гласит, что Отрарская библиотека по числу книг была якобы второй после знаменитой Александрийской библиотеки. Разрушение Отрара монголами в 1218-1219 гг. получило название «Отрарской катастрофы». Название древнего города Сайрам до сих пор носит поселок рядом с Шымкентом, в центре которого находятся остатки средневекового города.
 
На территории древнего Казахстана находилась ставка огромного феодального государства — Тюркского каганата. Кстати, считается, что первоначально слово «тюрк» означало представителя военной знати, впоследствии же его семантика расширилась, и в нем возобладало этническое значение. Тюрками стали называться племена, подвластные военной знати.
 
Первые памятники тюркской письменности сохранились на каменных стелах и плитах, на скалах и бытовых предметах, тамгообразных знаках. Обнаруженные в 1696-1722 гг. учеными Ф.Страленбергом и Д.Мессершмиттом в верховьях Енисея и в долине реки Орхон (Монголия), а в 1889 г. Н.Ядринцевым, рунические надписи были названы по местам находок «орхоно-енисейскими». Они датируются VII в. и представляют собой поэтические оплакивания вождей и их сподвижников, содержат сведения по исхории, этнографии и языку тюркских племен. Позже ряд письменных памятников, близких по языку к орхоно-енисейским, был найден и в долине Талас, вблизи современного Жамбыла.
 
Эти памятники — богатый источник для исследования тюркских языков, в том числе казахского. Ряд фонетических, лексических, морфологических и синтаксических элементов этих памятников аналогичны казахскому языку. Отдельные слова этих памятников, например ел, куш, буйрык, бакыт, біліг-білім, иашыл-жасыл, тап-тау, алтун-алтын, ок, кісі и другие, до сих пор употребляются в казахском языке, что подтверждает участие и древних казахских племен в создании и бытовании некоторых тюркоязычных памятников в далеком прошлом. Самая ранняя из дошедших до нас Каменная рукопись содержит оплакивания Билге-кагана (683-734), его брата Култегина (684-731), их советника Тоныкока. В ней имеется немало компонентов, которые получили свое развитие в последующих памятниках. Сам жанр жоктау, т.е. стихотворного оплакивания, стал впоследствии одним из распространенных жанров в ряде литератур, в том числе и в казахской. В жоктау сохранилась самая беспристрастная, правдивая, без примеси политики, объективная народная оценка исторических деятелей, событий и хронологическая фиксация деталей их биографий.
 
Отдельные жоктау были опубликованы еще до революции, а позднее А. Байтурсынов издал их в Москве отдельным сборником. Поэтические оплакивания в нескольких главах предполагается издать в объемистом 50-томном собрании казахского фольклора.
 
Большое распространение среди древних племен имел «Китаби Деде Коркуд» — письменный эпический памятник огуз-кыпчакских племен, позднее влившихся в состав турк-менского, азербайджанского и других тюркоязычных народов. В него вошли сложившиеся в VII-УIII вв. легенды и предания о Коркуте, в которых он описывается как мудрец, музыкант-кобызист, искатель бессмертия. Кстати, у казахов сохранилось несколько мелодий под названием «Кюй Коркута», «Мотивы Коркута». Приблизительно в IХ-ХI вв. на берегу Сырдарьи был сооружен уникальный поющий памятник Коркыт-ата, находящийся на территории Кзыл-Ординской области в трех километрах от станции Коркыт. Имя Коркыта присвоено Кзыл-Ординскому педагогическому институту.
 
В ходе арабских завоеваний в УП-УШ вв. большая часть Средней Азии и Казахстана была включена в состав Арабского халифата. В этот период начал распространяться ислам, стала вытесняться древнетюркская письменность, утверждался арабский язык, на котором стали творить многие поэты и ученые средневековья.
 
К тому времени относятся жизнь и творчество одного из величайших мыслителей раннего средневековья, философа, ученого-энциклопедиста, поэта Абу Наср аль-Фараби (870-950), еще его современниками названного вторым учителем после Аристотеля. Уроженец города Фараба, он в молодые годы отправился в путешествие, побывал в Каире, Халебе и Дамаске, других городах Востока, а образование получил в Багдаде.
 
Научное наследие, трактаты, оставленные аль-Фараби, охватывают самые различные отрасли знаний («Слово о классификации и определении наук», «О целях Аристотеля в «Метафизике», «Вводный трактат в логику», «Комментарий к «Альмагесту» Птоломея», «Трактат о взглядах жителей Добродетельного города», «Комментарии к трудностям во введении к первой и пятой книгам Евклида», «О достижении счастья», «Указание пути к счастью», «Риторика», «Трактат о канонах искусства поэзии», «Об искусстве поэзии», «Большой трактат о музыке» и др.). Наследие аль-Фараби, имя которого было присвоено Казахскому государственному национальному университету, пронизывают идеи гуманизма, мира и согласия между людьми и народами. «Вся земля станет добродетельной, если народы будут помогать друг другу для достижения счастья». «Будь подальше от злостных людей, всегда на стороне справедливых». «Человеку дана короткая жизнь, но этот миг кажется ему многим, и люди враждуют между собой, приносят страдания друг другу, до каких пор друг друга будем пытать?» Эти слова и сегодня зовут к раздумьям и размышлениям.
 
Арабские издания трудов мыслителя выпущены в разные годы в Берлине, Каире, Бейруте, Хайдарабаде, Анкаре, Лондоне. В Казахстане к 1100-летнему юбилею аль-Фараби были изданы многие его сочинения на казахском и русском языках, в том числе 6 томов трудов аль-Фараби: («Философские трактаты», «Социально-этические трактаты», «Логические трактаты», «Математические трактаты», «Комментарий к «Альмагесту» Птоломея», «Историко-философские трактаты»). В Алматы в 1991 г. состоялись первые фарабиевские чтения, в которых участвовала большая группа ученых нашей страны и зарубежных исследователей, религиозных деятелей. Названы именем аль-Фараби проспекты, школы, институт, университет. К сожалению, дли изучения и популяризации наследия аль-Фараби у нас делается пока недостаточно, распалась группа по изучению его наследия, мало кто думает о цивилизованном обустройстве Отрара.
 
Для понимания философских и этических взглядов народов Средней Азии и Казахстана в Х-ХII вв. большое значение имеет знакомство с широко распространенным в то время сводом мудрых слов и назиданий «Кудатгу билиг» — «Благодатное знание» (1069). Автором этой философско-дидактической поэмы был среднеазиатский поэт и мыслитель Баласагуни Юсуф Хас Хаджиб (родился около 1021 г. в Баласагуне, год и место смерти неизвестны). В поэме, в которой ведут между собой диалог аллегорические образы, олицетворяющие различные свойства (Кунтолды — справедливость, Айтолды — счастье, Ойтолды — разум, Одгурмуш — довольство, благо) дается наглядное представление об отдельных сторонах жизни тюркских племен в далеком прошлом. Поэма призывает к единству, единению сил разобщенных княжеств. Автор зовет людей к разуму, согласию, взаимоуважению. Замечательны и афоризмы, которые не утеряли своего смысла и сегодня. Вот отдельные из них: «Парасат қайда болса, ұлылык сонда, білім қайда болса, биіктік сонда» — «Где мудрость, там и величие; где знание, там и высота»; «Білім қадірін оқыған білер, зер кадірін тоқыған білер» — «Значение знаний доступно читающему, значение красоты доступно мастеру»; «Қылыш елді күзейді, қалам ерді түзейді» — «Сабля косит людей, ручка исправит человека»; «Кешер күн ішінде керегіңді ал» — «Дни жизни спешат, лишь о нужном пекись» и т.д.
 
Полный текст поэмы Баласагуни под редакцией академика А.Н. Кононова опубликован в 1983 г. в Московском издательстве «Наука», перевод на казахский язык опубликован в 1986 г.
 
Общим для тюркских племен средневековья письменным памятником является «Диван лугат ат-турк» — «Словарь тюркских наречий» (1072-1073), составленный известным среднеазиатским филологом-тюркологом XI в. Махмудом Кашгари (год рождения и смерти неизвестны). По скудным сведениям, дошедшим до нас, можно сделать вывод, что он из богатой семьи, сын одного из эмиров, Барсхана, правившего берегом озера Иссык-Куль. Юношей Махмуд переселился в Кашгар (отсюда и его фамилия), получил там образование, продолжил обучение в Бухаре, путешествовал, записывал песни, пословицы, загадки, описывал и нравы тюркских племен. Накопленные материалы и наблюдения были обобщены им в «Диван лугат ат-турк» — «Словаре тюркских наречий». Написанный на арабском языке и состоящий из трех томов, он имеет поистине энциклопедический характер. В нем содержатся ценные, зачастую единственные, сведения о народной жизни эпохи, об историко-культурных связях между различными племенами и родами, о некоторых исторических событиях, имевших место на территории Казахстана в тот далекий период.
 
«Словарь тюркских наречий» содержит этнонимы, топонимы; названия единиц административного деления и имена должностных лиц; календари, использовавшиеся в то время; названия месяцев, дней недели, блюд и пряностей; всевозможные астрономические, медицинские, религиозные, военные, спортивные термины и т.д. Например, «кұс канатымен, ер атымен» («птица красива перьями, молодец конем»), «көрікгі тоның өзіңе болсын, шырын асың өзгеге болсын» («красивую шубу — себе, вкусное блюдо — другим») и др. В «Словаре тюркских наречий» содержатся ценные сведения по истории, фольклору, языку племен и народностей Казахстана и Средней Азии.
 
Многотысячекилометровый Шелковый путь, каждая пядь которого дышит историей, на котором родились Фараби, Жусуп Баласагуни, Махмуд Кашгари, Ходжа Ахмет Яссауи, ныне становится местом паломничества, туризма. Проведена международная экспедиция ЮНЕСКО «Шелковый путь». После долгих веков молчания.ожил великий путь. Казахстан пока первая страна, где решением правительства создан Национальный комитет по реализации международного проекта ЮНЕСКО «Шелковый путь — путь диалога». Деятельность этого комитета рассчитана до 1997 г., когда завершается проводимая под эгидой ООН акция «Всемирное десятилетие развития культуры», в рамках которой осуществляется программа «Шелковый путь». Недавно Национальный комитет по реализации проекта ЮНЕСКО «Комплексное исследование Шелкового пути — пути диалога» преобразован в Национальный комитет Казахстана «Шелковый путь».
 
В русле этой акции в 1990 г. в Казахстане, в городе Туркестане, где находится непревзойденный средневековый шедевр архитектуры — мавзолей поэта-гуманиста, одного из основоположников суфийского учения философии Ходжи Ахмета Яссауи (1103-1166), состоялся международный форум «Мир Яссауи».
 
Дошедшее до нас поэтическое произведение Яссауи «Дива-ни хикмет» («Сборник сокровенных)» как в свое время, так и в последующие века пользовалось огромной популярностью среди простого народа большой части Востока. Кроме изложения основ суфийского учения и ценных сведений об истории, этнографии, экономике, в «Дивани хикмет» есть житейские советы, рассуждения о скоротечности жизни, о необходимости прожить ее с достоинством, с добродетелью, защищая добро и справедливость. Есть в нем и наблюдения нравов:
 
Прежней щедрости в народе нашем нет,
Правды шахов и визирей стерся след.
Отвергает бог дервишский обет...
Для народа — время страшных бед.
О, люди! Тот, кто был ученым мужем, знатоком,
Стал насильником, льстецом иль дураком.
Для дервиша правдолюбец стал врагом...
 
Презирая стяжательство, алчность, зло, ложь, средневековый поэт говорит о необходимости стремления к внутреннему духовному самосовершенствованию, призывает людей быть добрыми. Долгое время «Дивани хикмет» распространялся в народе в устном вольном переложении, и только теперь осуществлен адекватный комментированный перевод на казахский язык. Интенсивно ведутся исследования. Имя Ходжи Ахмета Яссауи присвоено созданному недавно в г. Туркестане государственному университету. Кстати, город Ясы с XVI в. стал называться Туркестаном.
 
Монгольское иго, под которое в ХIII-ХIV вв. подпали многие народы, распад Тюркского каганата, феодальные раздоры — все это пагубно сказалось и на развитии литературы тюркских племен. Однако и в тех трудных условиях казахские племена, как и другие обитатели обширного Среднеазиатского края, сохранили бодрость духа, стермление к развитию, любовь к искусству слова.
 
Об этом свидетельствует дошедший до нас уникальный литературный и культурный памятник той поры «Кодекс куманикус». В нем на кыпчакском, латинском, персидском языках зафиксировано множество легенд, преданий, крылатых выражений жителей Дешт-и кыпчак — кыпчакской степи. Название его восходит к названию одного из крупных племен Средневековья кыпчаков-кумапов. 
 
Более детально «Кодекс куманикус» был изучен лингвистами, а сейчас настала очередь литературоведов и философов. То же самое можно сказать и о таких памятниках, как «Киссасул ам-бия», «Кисса и-Рабгузи» и др.
 
В эпическом памятнике «Огуз-наме» («Сказание об Огузе») о легендарной родословной тюрков-огузов и их мифическом родоначальнике Огуз-хане есть немало важных сведений по истории и фольклору казахских племен. «Огуз-наме» и «Маххаббат-наме» переведены на казахский язык. Кроме специалистов, мало кто знал редкий материал на кыпчаском языке «Дана Хикар сөзі» («Слово мудреца Хикара»), написанный армянским алфавитом. Дело в том, что одна из ветвей племен кипчаков — исконных жителей Дешт-и кыпчак — по воле судьбы, вероятно, под натиском иноземных врагов, переселилась в армянскую землю, там образовала колонию. Пользуясь армянским алфавитом, это малочисленное казахское племя распространило «Слово мудреца Хикара» на родном языке. Недавно оно издано в издательстве «Гылым» НАН РК. Теперь «Слово мудреца Хикара» войдет и в историю художественной мысли казахского народа. Памятники старотюркской письменности — один из важных источников изучения истории казахской литературы, ибо в них зафиксирован определенный этап ее формирования и развития. Ведется подготовительный этап создания фундаментальной академической истории казахской литературы.
 
Длительный процесс образования казахской народности, начавшийся задолго до монгольского нашествия и завершившийся лишь в конце XIV-XV вв., сопровождался развитием казахского языка, формирование которого также длилось целые столетия. Были созданы условия и для развития письменности. Однако грамотность была доступна только господствующему классу, основную массу населения правителям было выгодно держать в безграмотности.
 
Наиболее известным литературным и историческим памятником этой эпохи явилось сочинение «Джами ат-таварих» («Сборник летописей»), автором которого был Кадыргали Жалаири (1530-1605) — казахский бий из рода джалаир. В 1587 г. он вместе с султаном Ураз-Мухамме-дом бьи взят в плен русским воеводой Данилой Чулко-вым, отправлен в Москву, где и написал свое сочинение. В отличие от традиционных сочинений среднеазиатских историков, «Сборник летописей» насыщен афоризмами, пословицами, поговорками, сравнениями, эпитетами. Примечательно, что Кадыргали Жалаири оставил описание русского царя Бориса Годунова, которого видел в Москве. «Обширной земли христианской белый царь Борис Федорович имеет в своем окружении шесть ханов… а своим народом правит справедливо, заботится о сиротах да бедным помогает и зимой и летом, и в длительные месяцы тратит свои блага на путь истины известный всем славный хан», — писал Жалаири.
 
Одной из наиболее характерных особенностей духовной жизни казахов ХV-ХVII вв. явилось возникновение и развитие импровизаторской поэзии, появление плеяды казахских певцов-жырау (от слова «жыр — «песня») и излюбленного ими жанра -толгау (стихотворение-раздумье). Они создавали произведения па общественно-политические и военные походные темы, имевшие характер глубокой проповеди, канонических наставлений. «Как патриарх, певец и выразитель народных чаяний, — писал известный исследователь А.Х. Маргулан, — жырау выступает с импровизацией песен очень редко, только в необходимых случаях. К его авторитетному совету обращались, в частности, во время каких-нибудь народных волнений, кризиса, смуты или вторжений чужеземных войск в отчизну, — тогда жырау призывал народ к единению, вдохновлял его, предсказывал исход событий. Предсказание, предвещение (болжал-айту) — один из основных приемов поэтического искусства жырау как вещего Баяна».
 
Дошедшие до нас сочинения на общественные мотивы принадлежат Асану Кайгы (Асану Печальному), жившему приблизительно в 70-е гг. ХIV-середине XV в. Имя его впоследствии превратилось в легенду. Народ назвал его Печальным, что передает основное содержание и суть его произведений. Обездоленность родной земли, неустроенность жизни, постоянные кочевки, разлад и разброд, социальный разбой, отсутствие единства племен и прочности основ развития, вечные споры и вечный раздор — все это и предопределило скорбный тон его поэзии. «Не знаем, где жить, до сих пор», — говорил Асан Печальный.
 
Что в жизни считать несчастным?
Степь, где тесно пасти, — несчастье.
Доброе слово, которое мы
Не успели сказать, — несчастье.
Старцы, утратившие родных
И заботу близких, — несчастье.
Долины, где не пасут скота
И трава гибнет зря, — несчастье.
Мюриды, не научившиеся чтить
Людей достойных, — несчастье.
Правитель, не знающий, как вести
К довольству наследие свое — народ,
Каким бы ни был хорошим он,
Для тех, кем он правит, несчастье.
 
Другой жырау — Казтуган — по сохранившимся некоторым сведениям был выходцем из среды военной аристократии, военачальником и родовым вождем тюркских племен, обосновавшихся на берегу Волги (по-казахски Едиль) и ее притоков, но впоследствии покинувших их и вошедших в состав Казахского ханства, которое укрепилось примерно в 60-80-е гг. XV в. «Равны перед песней бедняк и богатый, стригун и лихой иноходец поджарый» — так образно говорил Казтуган о высоком назначении мудрого поэтического слова, которое может помогать примирять социальные тяжбы и разногласия.
 
Совсем молодым, тридцатилетним, ушел из жизни жырау-воин Доспамбет, родившийся в середине 90-х гг. XV в. и погибший в одной из племенных междоусобиц. В нем сочетались доблесть воина, непоколебимое чувство достоинства и любовь к поэтическому слову.
 
… О, край милый, Ак Жаик...
Где дни, когда с шелковой бахромой
Кольчугу мы надевали в бой?
Где дни, когда в руки секиру я брал,
Чтоб недруга в битве разить наповал?
Где дни, когда пикой
В три роста длиной
Всегда попадал я по цели любой?
Где дни, когда стрелами полный колчан
Для битвы был каждому воину дан?
Когда, тетиву натянув до конца,
Стрелою сражал я чужого стрельца?
Речь друга всегда мне была дорога.
Где дни, когда был ты со мной, Кет-Буга?
 
«Где дни, когда был ты со мной, Кет-Буга?» Это обращение имеет историческую основу и легендарную окраску. Кет-Буга был предводителем одного их казахских родов племени найман, долго сопротивлявшегося власти Чингисхана. Наладив позднее отношения с грозным завоевателем, Кет-Буга стал одним из его военачальников. Легенда рассказывает: когда любимый сын Чингисхана Джучи погиб в походах, никто долго не осмеливался сказать об этом суровому повелителю. Только Кет-Буга искусной игрой на кобызе сочиненной им печальной мелодии-кюя оповестил об этом. Этот кяой под названием «Хромой кулан и Джучи-хан» исполняется и поныне. Стихи Дос-памбета сохранились в памяти народа, распространяясь и устно, и в различных изданиях.
 
Проблема нравственности — одна из основных в поэзии жырау. Например, по мнению Ахтамберды-жырау, самый счастливый человек — тот, «у кого братьев и родичей много», «жена очень кроткая и исполнительная», у кого «на джайлау растет скот», и тот, «кто умеет обращаться с людьми», «кто отличается щедростью и добротой». К отрицательным чертам он относит неверность, скупость, хвастовство, горделивость. По мнению жырау, признаком несчастья считается отсутствие детей и рождение только одного ребенка в семье, одиночество в старости и т.п.
 
Поэзия ХV-ХVII вв. подготовила почву для последующего движения и развития национальной литературы. Неизгладимый след на этом пути оставил XVIII в., когда в героической борьбе с джунгарскими, а затем и манжуро-китайскими завоевателями выдвигается целая плеяда отважных батыров и искусных военачальников, о которых впоследствии слагались стихи, поэмы.
 
«Закон развития человечества таков, что все пережитое человечеством… не исчезает без следов в пучине времени. Исчезнувшее в действительности, живет в сознании», — писал великий критик В.Г. Белинский. Изучение памятников старотюркской письменности и казахской поэзии ХУ-ХVII вв. — один из важных источников понимания истории казахского народа, его мировосприятия, идеалов и нравственных ценностей. Они отразили как его извечное стремление к добру, миру и согласию, его понимание непреходящих ценностей созидательного труда, так и его непримиримость к несправедливости, вражде между людьми и народами, ко всему, что омрачает их жизнь.
 
Многое из древнетюркской письменности и казахской поэзии средних веков может быть включено в общий мировой поток развития эстетической и этической мысли, может и сегодня служить самым гуманным и благородным целям. И сейчас очень важно активизировать исследовательскую работу, ускорить создание фундаментальной академической истории казахской литературы. Не менее важно обеспечить квалифицированный перевод произведений на русский и другие языки. Это, несомненно, послужит эстетическому и нравственному обогащению людей, их взаимопониманию и согласию.

Читать далее >>

 

 << К содержанию