Главная   »   Шамшиябану Канышевна Сатпаева   »   ИЗУЧЕНИЯ СВЯЗЕЙ А.М.ГОРЬКОГО С КАЗАХСКОЙ ЛИТЕРАТУРОЙ


 ИЗУЧЕНИЯ СВЯЗЕЙ А.М.ГОРЬКОГО С КАЗАХСКОЙ ЛИТЕРАТУРОЙ

 

 

Величие Алексея Максимовича Горького проявилось не только в многочисленных всемирно известных творениях, оказавших и оказывающих благотворное влияние на формирование духовного облика многих поколений, но и в развитии национальных культур нашей страны. Возглавляя единую многонациональную советскую литературу, он уделял неослабное внимание братским литературам, в том числе и казахской советской литературе.
 
Литература Казахстана за пятьдесят лет достигла больших идейно-художественных высот. В этом наряду с другими факторами большую роль сыграло творческое освоение казахскими писателями богатого художественного опыта русской литературы, опыта такого выдающегося мастера слова, как А.М.Горький. Становление метода социалистического реализма в казахской литературе тесно связано с изучением горьковских традиций изображения действительности.
 
Вопросам влияния А.М.Горького на казахскую литературу были посвящены книги и статьи литературоведов, но в них все еще мало материалов, характеризующих огромный интерес самого писателя к жизни и культуре казахского народа. Этот вопрос часто освещается лишь на материале 30-х годов и по воспоминаниям участников I Всесоюзного съезда советских писателей. Между тем и до революции, и в советское время великий пролетарский писатель постоянно интересовался литературной жизнью Казахстана. В очерках и письмах дореволюционного периода мы находим факты, свидетельствующие не только о хорошей осведомленности Горького о нашем народе, но и о глубокой его заинтересованности в правильном отражении жизни казахов в литературе.
 
Ознакомить широкого русского читателя с жизнью других народов — одна из важнейших задач литературы. Придавая большое значение этой задаче, он с первых же шагов литературного пути приступил к ее осуществлению. Тревогой за судьбу угнетенных народов проникнуты «Очерки и наброски» молодого Горького, напечатанные еще в 1895-1896 гг. на страницах «Самарской газеты», литературным сотрудником которой он был. 
 
Среди множества важных общественно-политических проблем, поднятых тогда Горьким, есть и вопрос о тяжелой жизни казахских бедняков.
 
Так, обозревая материалы, опубликованные на страницах омской газеты «Степной край», Горький с возмущением пишет о тяжелых условиях быта и труда казахских рабочих, об их вопиющей материальной необеспеченности, их страшном обнищании: «Скверная пища, сырые и угарные бараки, теснота, грязь, заразные болезни — все это тесно сгруппировано одно с другим в самых отчаянных формах. Прибавьте к этому условия работы в щахтах: увечья и неизлечимые заболевания — самые обыденные явления… киргизская семья мало-помалу хиреет, дети вымирают...» Сочувствуя тяжкой участи, неимоверным страданиям угнетенных казахских рабочих, молодой Горький спрашивает: «Неужели нельзя как-либо облегчить положение… многочисленного и способного племени, которое еще не успело ассимилироваться, но, По свидетельству вполне компетентных людей, вполне способно к восприятию культуры? Кто же оградит вымирающих киргизов от жестокой и хищнической эксплуатации золотопромышленников, которым выгодно держать рабочих на собачьем положении?»
 
В обозрении материалов «Киргизской степной газеты» А.М.Горький выделяет факты насилия, произвола, калыма-выкупа и других проявлений патриархально-феодальных отношений. В статье «Девушки как предмет залога» Горький пишет: «Киргизская степная газета» сообщает, что некто по имени С. взял за бесценок двух самых красивых девушек, выбирая их из целого обнищавшего по его же милости рода. Некто шала-казах Д. взял другую красивую девушку. По словам газеты, девушки пошли за проценты. А проценты, взимаемые ростовщиками с киргиз, настолько велики, что выданные в ссуду три рубля через два года выросли в сорок и пятьдесят рублей. В конце концов бедный киргиз отдает весь скот и остается без куска хлеба».
 
Таким образом, А.М.Горький горячо поддерживал материалы, помещаемые в «Степном крае» и «Киргизской степной газете», в которых критически освещались злободневные вопросы казахской жизни. Интересно отметить, что, несмотря на строжайший запрет царской цензуры, одна из первых публикаций «Песни о Буревестнике» с указанием «Печатается по личному разрешению автора» появилась 30 сентября 1901 г. в газете «Русский Туркестан», а 20 октября того же года она была напечатана на страницах «Тургайской газеты». Так, еще до революции горьковский «Буревестник» гордо реял над широкими просторами казахской степи.
 
А.М.Горький интересовался историей, этнографией, культурой Казахстана, был знаком с трудами русских ученых Г.Н.Потанина, Н.М.Ядринцева, П.П.Инфантьева. В письме к В.И.Анучину от 25 мая 1909 г. А.М.Горький спрашивает, над чем работает Г.Н. Потанин, а в письме 1912г., одобряя «недавно прочитанную книгу» Г.Н. Потанина «Восточные мотивы в средневековом европейском эпосе», выпущенную в Москве в 1899 г., с глубоким уважением пишет, что «такие люди, как Потанин, редки. Их надо беречь, любить».
 
А.М.Горький также знал труд известного фольклориста П.П. Инфантьева, который собрал материалы из жизни казахов, татар, калмыков, башкир и написал книгу «Этнографические рассказы». В одном из писем 1911 года в числе книг издания А.Ф.Девриена Горький просит выслать в Париж и «Этнографические рассказы» П.П.Инфантьева.
 
Высоко ценил Горький самоотверженный труд ученых, давших географические и этнографические описания Казахстана, собиравших и изучавших его богатый фольклор. Когда дочь известного писателя Н.И.Наумова, директор научной библиотеки Томского университета В.Н.Наумова-Широких, сообщила Горькому о наличии большого материала о Сибири и Казахстане, писатель проявил горячую заинтересованность и предложил ей написать мемуары, яснее показать фигуры таких личностей, как Г.Н.Потанин, А.М.Головачев, Н.М.Ядринцев.
 
Горький заботился об издании русскими писателями произведений на казахскую тему, ему было далеко не безразлично, что и как пишут о нашем крае. Рецензируя повесть писателя Г. Гребенщикова «Ханство Батырбека», Горький замечает автору, что материал надо художественно осмыслить в определенном идейном и социальном плане, чтобы в частном, бытовом суметь подметить и показать «мировое, общечеловечье». Повесть «Ханство Батырбека», отредактированная А.М.Горьким, была напечатана в одном из номеров журнала «Современник» за 1913 г.
 
В 1913 г. Горький, находясь на Капри, получил рукопись «Сибирского сборника». Перечисляя имена участников сборника, с восхищением писал: «Ура, да ведь это целая золотая россыпь! Сборник будет хорош». Особенно понравился писателю очерк Новоселова «Облик моей родины», в котором описывалась и жизнь казахов. Все это говорит о том, что интерес А.М.Горького к Казахстану возник еще до революции. А после Октябрьской революции пролетарский писатель, несмотря на то, что не был в Казахстане, помогал строить ему новую культуру.
 
В 1918 г. в Петрограде по инициативе Горького и при прямой поддержке В.И.Ленина было основано издательство «Всемирная литература». Оно должно было знакомить читателей с литературой всех стран и народов. Нужны были энергия «заведующего издательством» Горького, его безграничная любовь к литературе, чтобы тогда, в 1918 г., поставить такую задачу. В отчете о деятельности издательства «Всемирная литература» указано, что «народная серия находилась под непосредственным наблюдением Горького». Восточный отдел издательства, в редакционную коллегию которого входил А.М.Горький, в 1919-1920-х годах выпустил несколько книг «народной серии». В одной из них содержится значительный материал и о казахской литературе. Например, в статье крупного востоковеда А.М.Самойловича «Литература турецких народов» затрагиваются вопросы развития и казахской литературы, дается оценка творчеству Абая Кунанбаева, Ибрая Алтынсарина, раскрывается связь их с передовой русской культурой, отмечаются некоторые отличительные черты дооктябрьской казахской поэзии. Отрадно отметить, что на заре новой эпохи одно из первых объективных и научных суждений о казахской литературе было высказано на страницах издания «Всемирной литературы».
 
Придавая большое значение собиранию фольклора, А.М. Горький горячо приветствовал появление сборника А.В.Затаевича «Тысяча песен казахского народа». В 1929 г. в сериях очерков «По Союзу Советов» он оценил казахские песни как неисчерпаемый источник народных «оригинальнейших» мелодий для музыкантов будущего: «Вот предо мной сборник «Тысяча казахско-киргизских песен», — писал Горький, — они положены на ноты, оригинальнейшие их мелодии — богатый материал для Моцартов, Бетховенов, Шопенов, Мусоргских и Григов будущего. Отовсюду — от зырян, бурят, чуваш, марийцев и т.д. для гениальных музыкантов будущего льются ручьи поразительно красивых мелодий… И когда слушаешь пение… думаешь, конечно, не только о музыке будущего, а о будущем страны, где все разноязычные люди труда научатся уважать друг друга и воплотят в жизнь всю красоту, издревле накопленную ими. Это должно быть, и это будет...». О сборнике «Тысяча песен...» А.М.Горький упоминал и на вечере 13 июля 1935 г., когда вместе с Роменом Ролланом слушал песни народов СССР, в том числе и казахские, в исполнении популярной певицы Ирмы Петровны Яунзем.
 
А.М.Горький всячески содействовал тому, чтобы богатое музыкальное творчество казахского народа стало достоянием мировой общественности. Он посоветовал А.В.Затаевичу послать сборник «Тысяча песен...» Ромену Роллану. По получении сборника с дарственной надписью составителя завязалась переписка между собирателем казахских народных песен А.В.Затаевичем и великим французским писателем, проникновенные высказывания которого о казахской народной музыке делают честь и славу нашей национальной культуре.
 
В личной библиотеке Горького в Москве сохранилась жемчужина казахского народного поэтического творчества — лиро-эпическая поэма «Козы-Корпеш и Баян-слу» в переводе Г.Тверитина. Эту книгу Горький получил в Сорренто в феврале 1927 г., а в 1928 г. ему были присланы «Сказки об Италии» в переводе на казахский язык и сборник «Молодой Казахстан», выпущенный издательством «Огонек».
 
О неослабевающем интересе Горького к истории и культуре народов Средней Азии и Казахстана свидетельствует и то, что, находясь в Неаполе, писатель просит выслать труд академика
 
В.В.Бартольда «История культурной жизни Туркестана». Книгу Л.А.Аргутинской «Страница большой жизни. Очерки Казахстана», вышедшую в 1930 г., А.М.Горький считал своевременной, имеющей большое социально-педагогическое значение для читателей. В одном из писем автору книги «Из мглы» Горький просит написать для журнала «Наши достижения» очерк о том, чего достигла женщина в Средней Азии за годы революции, и подчеркнул, что «очерк надобно дать кратко, но красочно».
 
В феврале-марте 1935 г. он редактирует сборник документальных материалов по истории гражданской войны в Средней Азии «Война в песках», материалы к 12-му тому «Истории гражданской войны». «Война в песках» под редакцией А.М.Горького, Вс.Иванова, И.Минца и других увидела свет в 1935 г. в Ленинграде. В книгу «Творчество народов СССР», вышедшую в Москве под руководством и редакцией А.М.Горького, были включены и казахские песни.
 
Алексей Максимович проявлял трогательную заботу и о людях, связавших судьбу и творческую жизнь с Казахстаном. После смерти павлодарского писателя Антона Сорокина Горький писал о необходимости собрать и издать все, что написано им и о нем. В беседе с казахстанским писателем Н.И. Ановым в 1929 г. Горький интересовался состоянием его романа «Азия», расспрашивал о Турксибе, об искусстве импровизаторства. Он просил Анова написать о казахском певце Амре Кашаубаеве, покорившем своим искусством слушателей Москвы, Парижа, Франкфурта-на-Майне. Анов написал пьесу об Амре, назвав ее «Возвращение Серке». Горький внимательно прочел ее и сделал несколько замечаний. Он упрекнул писателя в том, что пьеса написана торопливо, поверхностно, что хороший материал для пьесы — это еще не пьеса, сделал замечание относительно однообразия речи представленных в ней казахов. Однако Анову тогда не удалось переработать пьесу. Пока один ее экземпляр находился на столе Горького в ожидании его суждений, другой уже был сдан в производство и, таким образом, в 1931 г. пьеса увидела свет в журнале «Красная новь» в первоначальном варианте.
 
В течение 1932-1934 гг. Горький внимательно следил за каждым новым шагом в творчестве И.П.Шухова, в произведениях которого отражены изменения в жизни казахского аула, редактировал его романы «Родина» и «Ненависть», последний считал одним из лучших произведений о колхозном строительстве.
 
Пролетарский писатель старался в каждой национальной литературе выявить и поддержать все то лучшее, здоровое, жизненное, что являлось несомненным культурным достижением. Это располагало к нему молодых писателей, они тянулись к нему, как первые ростки к свету и теплу. Волнующие, могучие горьковские слова на первом форуме литераторов СССР, где представители национальных литератур впервые поняли и почувствовали, что их творчество может иметь огромный диапазон действия, звучания, что «разноплеменная, разноязычная литература всех наших республик выступает как единое целое перед лицом пролетариата Страны Советов, перед лицом революционного пролетариата всех стран и перед лицом дружественных нам литераторов всего мира», вселили в них надежду и уверенность, которые были необходимы для творческого подъема зачинателей новых советских национальных литератур.
 
Казахские писатели и критики старшего поколения С.Сейфуллин, И.Джансугуров, С.Муканов, Б.Майлин, М.Каратаев, А.Тажибаев были участниками I Всесоюзного съезда советских писателей, слушали доклад А.М.Горького. Они не раз писали о своих впечатлениях о значении съезда, речи Горького в развитии молодой казахской советской литературы. Беседуя с И.Джансугуровым, С.Сейфуллиным, С.Мукановым, Горький горячо интересовался жизнью нашего края, историей культуры. Казахский фольклор он называл «золотым сундуком» и говорил, что «история народов, населявших берега Волги и Иртыша, представляет богатейший материал». Отрадно отметить, что в жизни и творчестве великого глашатая ленинской национальной политики и интернационализма есть моменты, особенно близкие и дорогие и нашей казахской культуре. Само творчество Горького, соединяющее в себе пафос всестороннего аналитического исследования действительности с богатством всей духовной жизни человека, также оказало огромное влияние на развитие казахской советской литературы. Один из крупнейших зачинателей ее — М.Ауэзов писал: «Мы, казахские писатели, считаем Горького своим родным и великим учителем. Вся казахская литература развивалась под сильным влиянием Горького». С.Сейфуллин, И.Джансугуров, Б.Майлин, М.Ауэзов, С.Муканов, Т.Жароков, С.Ерубаев и другие писатели в той или иной степени испытали на себе творческое влияние великого пролетарского писателя. Они не раз писали в своих воспоминаниях о первых знакомствах с произведениями Горького и впечатлениях от них, о значении того или иного горьковского творения в создании произведений или отдельных образов, в созревании тем, мотивов, хода мыслей и сюжетных коллизий, а главное, о том, чему учились они у Горького — об умении изображать действительность во всей сложности и богатстве ее жизненных явлений.
 
Тематика горьковских произведений, их революционный дух помогали нашим писателям более глубоко познавать собственные социальные и национальные чаяния, осмысливать историческое прошлое, художественно осваивать сложную, быстро из меняющуюся действительность. В других братских литературах влияние творчества Горького отмечается еще в дореволюционное время, когда Я.Колас и Я.Купала — в Белоруссии, Л.Украинка и М.Коцюбинский — на Украине, А.Акопян — в Армении, Я.Райнис — в Латвии, Ю.Янонис — в Литве, И.Эвдошвили — в Грузии в поисках путей в новую жизнь находили много общего с горьковскими революционными порывами и исканиями. В среднеазиатских литературах и в казахской воздействие произведений Горького началось после Октябрьской революции.
 
В период зарождения казахская советская литература переживала высокий романтический взлет. Это и понятно, вместе с родным народом писатели взволнованно переживали радость революционной борьбы и счастье освобождения, духовного подъема и социалистического преобразования Казахстана. По меткому замечанию Горького, «романтизм неизбежен и законен в эпоху здорового духовного подъема». Так, в условиях освобождения и развития самосознания казахского народа в его литературу вместе с другими новыми явлениями входит и революционная романтика Горького. Поэтика романтических творений Горького («Песня о Соколе», «Песня о Буревестнике», «Старуха Изергиль», «Девушка и смерть», «Сказки об Италии»): сказочный колорит повествования и описания героев, яркая гипербола, поэтический пейзаж, контрастные противопоставления положительных и отрицательных персонажей, меткий афоризм — была близка вековым традициям казахского народного творчества, потому и оказалась особенно доступной, понятной.
 
Поэтому в произведениях С.Сейфуллина, С.Муканова, И.Джансугурова, Г.Мусрепова, Т.Жарокова, А.Тажибаева особенно ощутима революционная романтика, корни которой уходят в революционные свершения, в горьковскую романтику.
 
«Я полюбил гениального художника слова сразу, всем сердцем, как только прочел первые его рассказы. Книги Горького усилили во мне желание писать, открыли глаза на мир, обогатили душу, звали вперед. Особенное влияние оказывали на мое творчество высокопоэтические «Песня о Соколе», «Песня о Буревестнике». Звавший человечество к свободе, голос Буревестника великой бури громко звучал в моем сердце. Я перевел эту песню, разбудившую меня, на казахский язык. Ее с любовью и сейчас читает казахский народ», — писал И.Джансугуров. 
 
Подобно легендарному Данко, смелому Соколу Горький увлекал за собой других, вселял в них веру в счастье, о котором веками мечтал и казахский народ.
 
Революционным духом насыщены произведения Сейфул-лина с характерными романтическими названиями «Асау тулпар» («Неукротимый конь»), «Кызыл сункарлар» («Красные соколы»). «Аспанда» («На небе») и другие, где картины бурных революционных дней, отвага и мужество героев даны в романтически патетическом тоне. Образы гордого, сильного, неукротимого коня-тулпара и мужественных борцов-красных соколов у С.Сейфуллина, как и образы Сокола и Буревестника у Горького, символизируют революционную самоотверженность и целеустремленность в борьбе за счастье народа.
 
Поэт так обращается к молодежи: «Вам, молодым, посвящена эта песня; вам, кто, как сокол, раскинул могучие крылья, кто, как сокол, окинул взором планету, кто, как неукротимый тулпар, мчится в поисках любви и радости! Вы рождены для борьбы, для свободного и счастливого труда. Зовите своих братьев, еще стонущих под игом! Пусть сольются ваши голоса, и могучая песня пронесется над всем миром! Встряхните, обновите старый мир!».
 
Вместе с другими народами казахский народ приступил к строительству новой, социалистической жизни. Новая действительность ставила перед литераторами новые требования. И самобытной казахской литературе, на протяжении столетий развивавшейся в традициях поэзии, насущно необходимыми стали новые грани универсального таланта Горького. Для создания эпических произведений о жизни казахского народа в прошлом и настоящем нужен был идейно-эстетический опыт Горького-прозаика. Не имея опыта и своих традиций в прозе, казахские писатели Б.Майлин, И.Джансугуров, С.Сейфуллин, М.Ауэзов, С.Муканов, С.Ерубаев, Г.Мусрепов и другие обращались к мастерству Горького, основоположника метода социалистического реализма.
 
Горьковские традиции реалистического изображения действительности в ее революционном развитии, показа типических характеров в типических обстоятельствах явственно ощутимы в таких произведениях, как мемуарный роман «Трудный путь, тяжелый переход» С.Сейфуллина, автобиографическая повесть «Школа жизни» и роман «Ботагоз» С.Муканова, повесть «Караш-Караш» М. Ауэзова, новеллы «Мужество матери» и роман «Пробужденный край» Г.Мусрепова и др.
 
«На меня незабываемое впечатление произвели его книги «Детство», «В людях», «Мои университеты», — пишет С.Муканов, — они побудили меня к созданию повести «Школа жизни». В книгах Горького я увидел большое сходство — тяжелой скитальческой судьбы молодого Горького и моей батраческой юности. Но, разумеется, не только это заставило меня написать автобиографическую повесть. Горький изумил меня своим непревзойденным художественным мастерством, свежестью и выразительностью языка, выпуклостью созданных им образов. Он тронул и взволновал до глубины души, как гениальный мастер-музыкант, и к его первой скрипке в оркестре захотелось присоединиться, чтобы пропеть на своем языке тот же мотив». Кроме подчеркнуто горьковского названия, «Школа жизни» сродни «Моим университетам» реалистическим изображением жизни простых людей из народа, созданием живых его образов, общим принципом повествования, благодаря которому писателю удалось воспроизвести из множества событий, судеб, фактов широкую картину общественной жизни.
 
«В юности, когда я, овладев грамотой, начал писать книги, -вспоминает Г.Мусрепов, — передо мной стали раскрываться картины жизни ранее неизвестных мне окраин, я как бы становился очевидцем судьбы совсем неизвестных мне людей. Особенно глубокое впечатление оставляли рассказы М.Горького, порою я не мог оторваться от них и, окончив чтение, начинал переводить рассказ предложение в предложение на казахский язык. Так я стал переводчиком рассказов М.Горького, а затем начал писать сам. Книги родили во мне любовь к жизни, и я неустанно изучал ее, стараясь отобразить то, что видел, что волновало, огорчало или радовало меня». Эти проникновенные слова любви и уважения к великому писателю говорят о могучей силе горьковских творений, влиянии их на пробуждение народных талантов.
 
Любовь к жизни, стремление принести больше пользы для родного народа, рассказать о его судьбе в прошлом и настоящем — вот то, чему посвятил свою жизнь писатель Г.Мусрепов. Примечательно то, что, обращаясь к опыту русской и мировой литературы, Г.Мусрепов умело сочетает национальные традиции и формы с воспринятой им традицией. И в новеллах, посвященных матери, и реалистических романах Г.Мусрепова, насыщенных социальным содержанием, органически сочетаются революционно-романтический пафос и щедрый народный юмор, глубокий лиризм и яркие реалистические краски. Горьковская манера письма ощущается и в глубине психологического анализа характеров, и в детальном проникновении автора во внутренний мир своих героев, и в романтически реалистическом стиле повествования. Произведения Мусрепова характеризуются профессиональной зрелостью, говорящей об успешном освоении опыта мировой и советской классики.
 
Влияние Горького испытал на себе и М. Ауэзов, писатель исключительно своеобразного индивидуального творческого почерка. По его свидетельству, одна из первых повестей «Караш-Караш», написанная в 1927 году, создана под прямым впечатлением от горьковского «Челкаша». Изображая тяжелую жизнь одиночки-бунтаря в казахской дореволюционной степи, писатель стремился по-горьковски понять душу и чаяния трудового человека в своеобразных условиях классовой борьбы, критикует феодально-родовое общество в духе горьковского гуманизма. «Из образно-сюжетных построений Горького я помню в своей творческой практике огромное влияние повести «Челкаш» на обрисовку характера и социального окружения моего героя Бахты-Гул из повести «Караш-Караш», — писал Ауэзов.
 
Таким образом, художественный опыт Горького оказал сильное воздействие на пробуждение творческих сил у старшего поколения прозаиков, помог смелее оперировать фактами в объективной оценке прошлого и настоящего своего народа, способствовал развитию нового жанра. В результате успешного освоения художественного опыта мировой и советской классики казахские прозаики обрели свой неповторимый голос, национальный облик, утвердили яркую самобытность. Казахская реалистическая проза, быстро и плодотворно развиваясь, достигла значительных идейно-художественных высот, завоевала большой авторитет не только у советского читателя, но и за рубежом.
 
Огромно было значение творчества А.М.Горького в создании казахской драматургии и национальных театров. К сожалению, этот вопрос до сих пор глубоко и систематически не исследован.
 
Первые пьесы Горького в дореволюционном Казахстане были поставлены с благотворительными целями. Пьесы «На дне», «Дети солнца», поставленные любителями театрального искусства в Верном еше в 1908-1909 гг., вызвали огромный интерес у зрителей. В «Семиреченских областных ведомостях» за 2 январи 1909 г. напечатано: «В 20-х числах октября минувшего (т.е. 1908) года был поставлен спектакль г-ми Махницкими с благотворительной целью в военном собрании. Поставлена была пьеса «На дне» Горького. Прошло после спектакля уже более двух месяцев, а отчета по этому спектаклю не опубликовано.
 
… Будет ли напечатан отчет по спектаклю в «Областных ведомостях», а если нет — почему?».
 
По настоятельному требованию читателей газета опубликовала подробный отчет о спектакле, из которого можно видеть, в каких трудных условиях удалось любителям искусства поставить пьесу и какой огромный по тем временам интерес она вызвала у жителей Семиречья.
 
Спектакль «Дети солнца» шел в Верном 20 декабря 1909 г. Отчет о нем был опубликован в «Семиреченских областных ведомостях» 1 января 1910 г.
 
Эти факты свидетельствуют о глубокой жизненности и идейно-эстетической силе первых горьковских творений, об их воздействии на развитие духовной жизни национальных окраин. Несмотря на противодействие властей и царской цензуры, семи-реченцы открывали для себя пламенного Горького, а это говорит о том, что жизнь здесь была не спокойная, а полная духовных, нравственных, интеллектуальных поисков. Интересно бы проследить судьбу горьковских пьес на сценах казахских драматических театров, восприятие их новой средой. Но это является уже отдельной темой исследования.
 
Все еще мало сделано в исследовании переводов произведений Горького на казахский язык в плане обогащения творческой лаборатории писателей. В 20-30-х гг. появляются первые переводы крупнейших произведений Горького на казахский язык. Молодые казахские литераторы, открыв для себя Горького, торопились донести богатейший мир его образов до сознания своего народа. Увлеченно переводили «Челкаша» Турагул Абайулы, «Песню о Буревестнике» И.Джансугуров, «Рождение человека» и «Одного из королей республики» Г.Мусрепов, «Мои университеты» М.Каратаев, «Город желтого дьявола» Т.Ахтанов и др. Для писателей это была не просто переводческая работа, а вместе с тем углубленное изучение творчества великого пролетарского писателя, его подхода к явлениям жизни, его стиля, художественных средств, — словом, его метода изображения действительности.
 
Еще в 1936 году М.Ауэзов писал о необходимости понимать влияние Горького на казахскую литературу в тесной связи с укреплением и развитием метода социалистического реализма в ней, ибо в творчестве Буревестника революции воплощены коренные черты и особенности этого нового художественного метода отражения действительности.
 
* * *
 
Великому пролетарскому писателю посвящено много стихов и воспоминаний казахских поэтов и писателей. В стихотворениях Джамбула, Т.Жарокова, А.Тажибаева, Ж.Саина и других Горький воспевается как неутомимый борец за людское счастье, как любимый и почитаемый властелин народных дум, как мудрый наставник.
 
Поэты и акыны часто отождествляют Горького с бессмертными героями его произведений. В стихотворении «Умер большой человек», с болью скорбя о тяжелой утрате, Джамбул называет его «Буревестником, Гордым соколом, который народам песней служил, к светлой правде Родину звал», воспевает силу и значение его творений в жизни народов нашей страны:
 
Он принес нам песни борьбы
Из жемчужин сверкающих слов.
Выпрямлялись от песен горбы
У забитых нуждою рабов.
В его песнях дымился восход,
День грядущий лучами горел.
И под песни его народ
Шел из мрака навстречу заре...
 
Говоря о величии А.М.Горького, о том, что для казахских писателей и поэтов он всегда был и остается властелином дум и чаяний народных, С.Муканов сравнивает его с пиком Хан-Тенгри, возвышающимся над Тянь-Шанем.
 
Хорошо сказал Павло Тычина: «Корень Горького — у всех народов в недрах...». Как у многих народов, у казахского народа есть свое, особенно близкое b дорогое, связанное с именем великого писателя, который на протяжении многих лет проявлял пристальное внимание к истории и культуре Казахстана, своими бессмертными произведениями и участливой заботой оказывал благотворное влияние на казахскую советскую литературу, представляющую сейчас большую благородную ветвь богатой многонациональной социалистической культуры.

Читать далее >>

 

 << К содержанию