Главная   »   Шамшиябану Канышевна Сатпаева   »   ЕГО ИМЯ ДОРОГО НАВЕКИ


 ЕГО ИМЯ ДОРОГО НАВЕКИ

 

 

«Любовь Чехова к своей Родине и глубочайшее
заботливо-участливое, взволнованное, любовное
отношение его ко всему лучшему, что было нужно
для будущего России, поучительно и дорого навеки».

М.Ауэзов
 
В этих словах писателя-академика М.Ауэзова в сущности и выражено отношение казахского народа к Чехову — большая любовь к одному из выдающихся представителей русской культуры, произведения которого поучительны и дороги для всех народов нашей страны.
 
Еще до Октября казахские читатели впервые познакомились с некоторыми рассказами Чехова: в двух номерах первого казахского журнала демократического направления «Айкап», издававшегося в 1911-1915 годах в Троицке, был напечатан «Грач». В одной из тогдашних казахских газет в этом же, 1915 году, появился «Хамелеон».
 
Талантливый писатель и педагог, один из видных представителей критического реализма в казахской литературе начала XX века И.Кубеев в своей непримиримой борьбе против темноты и невежества отсталого казахского аула использовал произведения Чехова, устно распространяя их.
 
После Октябрьской социалистической революции сокровища великого чеховского наследия стали подлинно народным достоянием. Изучением и переводами его произведений занимались многие казахские писатели и критики. Наш народ читает па родном языке почти все основные творения Чехова, которые собраны в трехтомнике. Так в культурный обиход возрожденного народа вошел и Чехов, умный, скромный и требовательный художник; казахская молодежь любит его мягкую иронию, его чистую и нежную душу, его большое благородное сердце, которое жаждало «здоровой сильной бури», несшей с собой счастье людям.
 
Творчество Чехова привлекло внимание зачинателей казахской советской литературы — Б.Майлина, С.Сейфуллина, М.Ауэзова, Г.Мусрепова и других. Будучи еще учеником медресе в Уфе, Б.Майлин зачитывался замечательными новеллами Чехова. По свидетельству близко знавших прозаика людей, Чехов был его любимым писателем. Один из первых мастеров казахской художественной прозы, Б.Майлин в некоторых своих рассказах и повестях как бы выступает продолжателем традиций Чехова, пронизывая повествование тонкой иронией и мягким юмором, грустной улыбкой.
 
Чехов писал о жизни, о людях, не повышая голоса, не прибегая к гиперболическим обобщениям, к карикатуре. Ему свойственна сдержанность. Но читатель всегда чувствует большое сердце писателя, страдающего от уродливых сторон действительности, думающего о судьбе обездоленных.
 
Подобное отношение к событиям и явлениям свойственны Б.Майлину. В его повести «Памятник Шуги» показаны бескультурье и бесправие, стяжательство и клевета, жертвой которой стала красавица Шуга. Но за всем этим не трудно угадать грустную мысль писателя о попранном человеческом достоинстве, о том, что люди плохи не от природы: их отравила тяжелая жизнь дореволюционного казахского аула. Тонкая ирония, скрытый суровый упрек свойственны таким юмористическим рассказам Б.Майлина, как «Кульпаш», «Дни Курбан Мейрама».
 
Традиции Чехова в казахской литературе в известной степени развивал и Г.Мусрепов. Видный прозаик и драматург, Г.Мусрепов в начале своего большого творческого пути выступил как мастер новеллы. Композиционно стройные рассказы, сжатые и лаконичные по стилю, в которых образы раскрываются в действиях и диалогах, искусство создания сценических миниатюр — все это как-то напоминает нам чеховскую манеру письма, его умение немногословно говорить о больших общественных явлениях.
 
На новую ступень поднял жанр рассказа талантливый писатель И.Иманжанов. Прекрасным лирико-драматическим его рассказам, которые особенно любимы и почитаемы молодежью, свойственны острая и разносторонняя наблюдательность, тонкий психологизм, стремление писателя видеть и воспитывать в человеке прекрасное. В этом нельзя не заметить благородного влияния и чеховских произведений.
 
Вопрос о влиянии творчества Чехова на казахскую литературу еще не разработан, он сложен, требует глубокого и тонкого подхода, всестороннего изучения. Здесь мы могли его коснуться только в самой общей форме.
 
Ждут подробного, вдумчивого рассмотрения и творческие удачи, и некоторые просчеты в переводах произведений Чехова на казахский язык. Родной и близкий всем людям, Чехов войдет в каждую национальную литературу, если переводы его произведений будут равноценны высокохудожественным оригиналам.
 
Образцово перевел М.Ауэзов рассказ Чехова «Белолобый». Перевод мастерски передает не только содержание, но и стиль оригинала.
 
Переводы произведений Чехова за последние годы производят хорошее впечатление. Много переводов, бережно сохраняющих особенности чеховского мастерства, у А.Нурпеисова, Ф.Денисламова, Б.Кенжебаева.
 
То, что казахский народ может на родном языке читать такие произведения Чехова, как «Степь», «Человек в футляре», «Палата № 6», «Хирургия», «Хамелеон», «Учитель словесности» и другие, показывают, какая громадная и полезная работа проделана нашими переводчиками.
 
В жизни и труде каждого сознательного советского человека живет и Антон Павлович Чехов, каждое произведение которого «все усиливает одну глубоко ценную и нужную для нас ноту -ноту бодрости и любви к жизни» (М.Горький).
 

 << К содержанию