Главная   »   Шамшиябану Канышевна Сатпаева   »   АКАДЕМИК К.И. САТПАЕВ О ЛИТЕРАТУРЕ И ИСКУССТВЕ


 АКАДЕМИК К.И. САТПАЕВ О ЛИТЕРАТУРЕ И ИСКУССТВЕ

 

 

Наследие академика К.И.Сатпаева (1899-1964) начинает приносить ему всенародную мировую славу. Труды Каныша Иманта-евича Сатпаева хотя не полностью, но изданы: «Избранные труды в 5-ти томах» (Алма-Ата, 1967-1970 гг.); «Избранные статьи о науке и культуре» (Алма-Ата, 1989); «Ер Едиге» (Москва, 1927; Алматы, 1995); «Академик К.И.Сатпаев. Из писем и заметок» (Алматы. 1998). Предпринимается многотомное издание трудов К.И.Сатпаева.
 
Имеется ряд книг о жизни и деятельности К.И.Сатпаева: «Академик К.И. Сатпаев». Сборник, посвященный памяти выдающегося советского ученого. 1965; Брагин А. «Умом и молотком». М., 1975; Он же. «Первый академик». 1989; Каныш Имантаевич Сатпаев: Материалы к библиографии ученых СССР, Серия геологических наук. Вып. 27. М., 1982; Сарсекеев М. «Сатпаев». М., 1980, 1988; Он же «Кудаланган Сэтбаев», 1994; «Каныш-ага». Сборник воспоминаний об академике К.И. Сатпаеве. 1989. На каз. яз.; Батырбеков Г.О. «Наследие академика К.И. Сатпаева по общественным наукам». 1997; Бекжанов Г.Р. «К.И. Сатпаев — выдающийся геолог современности». 1998.
 
Кроме этих исследований есть главы о К. И.Сатпаеве в книгах: И.В. Мельников «Горные инженеры». М., 1981; А.Абдуллин «Трудные дороги поиска». 1989; Ш.Чокин. «Четыре времени жизни». 1992 и др.
 
Однако до сих пор полностью не систематизировано, глубоко не изучено огромное наследие К.И.Сатпаева, нет его научной биографии, фундаментальных исследований о вкладе академика в развитие производительных сил и науки в Казахстане, в историю геологии, интеллигенции. Известно, что академик К.И.Сатпаев удивительно многогранный ученый и общественный деятель, каждая его грань достойна специального изучения.
 
В наследии К.И.Сатпаева по общественным, гуманитарным паукам большую, важную часть составляют труды о культуре, литературе и искусстве.
 
Как в других отраслях науки, во всеохватывающем, всеобъемлющем поле зрения К.И.Сатпаева находились: богатое устное народное творчество — фольклор, ряд проблем развития письменной казахской литературы, литературоведения и профессионального искусства — театра, музыки, балета и искусствоведения. Многие прогнозы К.И.Сатпаева, сказанные о литературе и искусстве, имели значение в научной разработке тех или иных вопросов, проблем филологии и искусствоведения.
 
Как в каждом явлении, так и в отношении к фольклору, литературе и искусству есть эволюция, сложение определенной системы становления и развития взглядов.
 
… В период учебы в Семипалатинской учительской семинарии, в 1915 году, К.И.Сатпаев участвует на одном из поэтических вечеров. Сохранилась программа этого вечера, где 16-летний семинарист читает наизусть стихи Абая Кунанбаева, исполняет на мандолине несколько музыкальных номеров. Вполне возможно, что стихи, прочитанные Канышем Сатпаевым, явились одним из первых сценических исполнений бессмертного наследия классика казахской литёратуры Абая Кунанбаева… О вечере и выступлениях участников была напечатана статья на страницах журнала «Айкап» (1915, № 5), где впервые в печати появились инициалы и фамилия «К.И. Сатпаев».
 
Активное участие К.И.Сатпаева в культурно-литературной жизни края продолжалось и в 1918-1921 годы, когда он работал преподавателем естествознания двухгодичных педагогических курсов для учителей-казахов в Семипалатинске, учителем школы аула № 4 Аккелинской волости Павлодарского уезда Семипалатинской губернии и народным судьей 10 участка Баянаульского района Павлодарской области.
 
Сохранилось немало сведений и об учительстве, о начале составлении К.И.Сатпаевым учебника алгебры на казахском языке, работе народного судьи, который разбирал справедливо многочисленные дела и проведении им множества культурнопросветительских и литературно-музыкальных мероприятий. Но всем этим событиям он придавал большое значение, считая одним из действенных средств поднятия общего культурного уровня населения и сознательного творческого участия народа в определении своей судьбы, веры в счастливое будущее.
 
О том, каким был К.И.Сатпаев в начале 1920-х годов, можно узнать по такой записи М.А. Усова: «… Согласно записке Сатпаева (имеется в виду Абикей Зеинович Сатпаев. -Ш.С.) мы заехали к его двоюродному брату Ка-нышу Сатпаеву, народному судье Баянаульского района… Интересный молодой человек! Грамотен, свободно говорит по-русски, воспитан. Вдумчив, ни одного слова зря не скажет. И все-таки не укладывается в голове, что он судья. Почти юноша… даже в Европе, где хорошо поставлено юридическое образование, на такую должность вряд ли назначают столь молодых людей… 12 августа, пятница. Вечером Каныш провел импровизированный киргизский концерт… 17 августа Каныш устроил спектакль в одном действии...».
 
В 1921-1926 студенческих годах горного факультета Томского технологического института кроме обогащения своих знаний по точным наукам К.И.Сатпаев занимается глубоким изучением истории, литературы и искусства казахского народа, засиживаясь в богатой библиотеке Томс-кого университета, где с увлечением перечитывает материалы о Востоке. По инициативе Каныша Имантаевича в Томске организуется научный кружок по изучению культуры народов Востока, читаются лекции и доклады, организуются вечера, публикуются статьи в газетах и журналах.
 
В 1923 году в газете «Казак тiлі» («Казахский язык») 13 декабря печаталась статьи К.И.Сатпаева «Обаган» — одна из первых его публикаций. Поставлена подпись Байшуак, что означает «Бо-гатосвет» — псевдоним с глубоким смыслом в поэтическом обрамлении. Закономерно и примечательно то, что первый печатный труд будущего академика связан именно с художественным поэтическим миром — с казахской песенно-музыкальной культурой.
 
Обаган — название реки и название песни. Обстановка юрты, в которой уютно расположились аульчане и ведут беседу. Девушка исполняет песню «Обаган» — на берегу реки есть аул одного из зажиточных людей степи, у которого имелась красавица и умница дочь по имени Ахык. Получившая свободное воспитание и аульное образование Ахык влюбляется в приехавшего к родственникам городского казахского офицера из Оренбурга. После счастливых дней — разлука, горечь тоски — печальная песня, сложенная у одинокой березы на берегу реки Обаган — осталась в памяти народа. История появления этой песни, запись текста, комментарии и впечатления от исполнения составляют содержание статьи «Обаган».
 
Впоследствии эта песня впервые была спета и переведена на русский язык Сатпаевым фольклористу композитору А.В. Затае-вичу и также впервые записана на ноты и опубликована в сборнике «500 казахских песен и кюев», изданном Затаевичем в 1931 году в Москве.
 
Статьи К.И.Сатпаева «Қазақтың жұмбақ, жаңылт-паштары» (Казахские загадки и прибаутки) и «Бұрынғы қазақ ойындары» (Прежние казахские игры) опубликованы в студенческие годы в альманахе «Сауле», 1924, № 1. Обе статьи — на казахском языке, отпечатаны арабским шрифтом. Эти редкие статьи К.И.Сатпаева забыты, в библиографии трудов не указаны. Альманах «Сауле» имел всего 6 номеров, печатался в Ташкенте в 1924 году как приложение к газете «Ақ жол» (Светлый путь) — органа ЦК Туркестанской Компартии и Нарсовета. «Ақ жол» издавалась в Ташкенте в 1920-1925 годах.
 
О том, что К.И.Сатпаев в 1924-1925 годах занимался изучением истории и отражения ее событий в фольклоре и литературе, свидетельствует сохранившийся его автограф в блокноте — записи нескольких исторических сведений о Кенесары Касымове для М.О.Ауэзова, в то время готовившегося писать драму «Хан Кене». Сохранилась лишь часть письма, нет начала и конца, видимо, это было довольно длинное письмо.
 
Жаль, что не полностью сохранилось письмо К.И.Сатпаева, написанное 9 марта 1925 года. Оно помогло бы выяснить немало граней историко-литературных взглядов, научных концепций ученого по ряду сложных событий, проблем прошлого Казахстана. Эта часть письма К.И.Сатпаева М.О. Ауэзову — одно из ценных свидетельств об их творческих взаимоотношениях, дружественных связях. Каждые штрихи необыкновенной жизни выдающихся исторических личностей ценны и дороги для современных людей.
 
Одним из примечательных событий студенческих лет К.И.Сатпаева было его участие в культурно-литературной жизни города Томска с пропагандой богатой песенно-музыкальной культуры казахов.
 
10 апреля 1926 года состоялся в Томске концерт национальностей Сибири, одним из организаторов которого был К.И.Сатпаев. Об этом вечере печаталась статья К.И.Сатпаева «Том қаласындағы ұлттар кеші» («Вечер национальностей в городе Томск») в газете «Қазақ тілі» в 1926 году 28 мая. Подпись была «Каныш».
 
В статье сообщалось, что «… вечер состоял из трех отделений, в первых двух исполнялись песни и мелодии казахского, бурятского, якутского, ойратского, шор, хакасского, башкирского народов и других национальностей… Из казахских песен исполнялись: «Екі жирен», «Бір күн дүние» (исполнитель Галимтай Сатпаев), «Қара торғай», «Еркем» (исполнитель Омар Толбаев). Декламировалось «Тез барам» Магжана (исполнитель Казалы)… Вес песни… исполнялись в сопровождении рояля (кроме бурятских). Тексты песен комментировались и читались перед публикой на русском языке, так было и в декламациях»… На вечере показывались на сцене фрагменты казахского обычая встречи невесты — «шашу», «беташар».
 
Так за пределами Казахстана, в далеком крае было представлено казахское искусство. Одно из лучших романтических стихотворений поэта Магжана Жумабаева впервые прозвучало на сцепе и па казахском языке, и в переводе на русский язык. «По красоте музыкальной системы, выразительности, волнительно-сти и вариативности этой группы песни (особенно казахские и шор) считаются иа высоком уровне», — писал тогда К.И.Сатпаев.
 
В те годы у К.И.Сатпаева накопилось множество фактического текстологического материала и исследований по фольклору, по эпосу «Ер Едиге». Так писал К.И.Сатпаев:
 
«… Причиной, побудившей меня тогда заняться «Сказанием об Едиге», было мое общее увлечение материалами устного народного творчества в 1920-1924 гг., в период моей работы народным судьей в Баян-Аульском районе и в ранние годы студенчества. Бывая часто и подолгу в степи в годы судейства (1920-1921), по болезни и студенческим практикам (1922-1924), я в те годы с значительным интересом собирал и записывал образцы устного народного творчества казахов. О некоторых из них писал даже статьи в газетах. В эти же годы я урывал время и для ознакомления с некоторыми из выдающихся образцов народного фольклора, по материалам, хранящимся в Сибири и богатой библиотеке Томского государственного университета. Среди них своим богатством языка, образностью стихотворных форм и обилием историко-этнографического материала меня особенно поразило «Сказание об Едиге», в варианте, записанном Ч.Валихановым и позже опубликованном проф. П.М.Мелиоранским.
 
… Предисловие к рассматриваемому «Сказанию об Едиге», изданному в 1927 году, было составлено мною на казахском языке. Я его сейчас с возможной точностью и полнотой перевел также и на русский язык. Таким образом, можно полностью ознакомиться с его содержанием, как в оригинале, так и в переводе на русский язык. Как можно легко увидеть, в нем я старался, сколько возможно, осветить историю собирания и опубликования рассматриваемого варианта «Сказания об Едиге», значения его для языковедения, литературы и истории, сравнение образов истории, сравнение образов исторического и фольклорного Едиге в варианте рассматриваемого Сказания, сопоставление ряда фактов и эпизодов, упоминаемых в Сказании, с историческими фактами, равно как старался дать анализ образа фольклорного Едиге (а не исторического Едиге, как о том специально подчеркнуто в тексте Предисловия) — как образа положительного героя в устном народном творчестве казахов».
 
Значение этого труда К.И.Сатпаева подчеркивалось в докладе И.И.Мещанинова, Е.Исмаилова «Об итогах изучения казахского языка и литературы за 25 лет» на юбилейной сессии КазФАН в 1943 году: «Большую ценность представляет научное издание поэмы «Ер Едиге» под редакцией и с предисловием Каныша Сат-паева (издано в Москве в 1927 г.), где он дает впервые после Чо-кана Ва-лиханова обстоятельный анализ и научные оценки гениальному созданию казахского народа — поэме «Едиге».
 
«В те годы я был молод и имел некоторую склонность к лирике. Но лирика — это мечта, вдохновляющая человека на упорный, одухотворенный труд», — писал К.И.Сатпаев.
 
Интересно, красиво и глубоко К.И.Сатпаев высказывался еще в 1928 году. В статье «Карсакпайский район и его перспективы», опубликованной в 1 номере журнала «Народное хозяйство Казах-тана» за 1928, он писал:
 
«… Жезказган представляет в потенции одну из богатейших мировых провинций меди, в пользу которой в будущем уступят альму первенства большинство известных медных провинций Америки...
 
Когда на Улутау впервые раздастся гудок заводской сирены,
 
 он, несомненно, найдет свой мощный отклик, отголосок далеко во всех уголках Казахстана. Усилит это «эхо»… любознательность казахского народа и даже его природная склонность к песнетворчеству, причем в новых его песнях, несомненно, будут звучать уже не былые ноты тоски и отчаяния, а другие, бодрые юты, полные мощи и отваги. То будут песни нового, нарождающегося индустриального Казахстана».
 
Для исследователей истории литературы и искусства особую ценность представляет статья К.И.Сатпаева «О национальном театре Казахстана» («Еңбекші қазақ». 1927, 24 января).
 
Говоря об этой статье, Б.Г.Ерзакович писал, что в ней дан «обстоятельный профессиональный анализ достоинств и недостатков работы актерской труппы. Статья поражает удивительным проникновением автора в суть и знание театрально-музыкального искусства, намечает его задачи и пути развития».
 
В молодости К.И.Сатпаев и сам пел красиво, и собирал народные музыкальные произведения. В свое время он напел А.В. Затаевичу 25 песен для записи на ноты. Они опубликованы в сбор-гаке «500 казахских песен и кюев», изданном Затаевичем в 1931 году в Москве.
 
А.В.Затаевич так писал о части собранных в разных краях казахских песен: «… все эти записи вошли в Семипалатинский отдел настоящего труда, вместе с несколькими десятками записей, сделанных мною в Москве по сообщениям известного певца Амре Кашаубаева, серьезного знатока и любителя Каныша Сатпаева
 
и др. Каныш Сатпаев, молодой казах-инженер, получивший образование в Томском технологическом институте. Прекрасный шаток и хороший исполнитель баянаульских песен, давший для настоящего сборника ряд очень ценных сообщений не только в области напевов и мелодий, но и текстов, и снабдивший последние русскими переводами».
 
К сожалению, до сих пор неизвестно уникальное исполнение К.И.Сатпаевым этих песен на фонограмме, также не дошел до нас «ряд очень ценных сообщений не только в области напевов и мелодий, но и текстов». Оказывается, молодой инженер К.И.Сатпаев снабдил тексты переводами на русский язык, и эти переводы неизвестны. Нашлись бы эти богатые и редкие ценные материалы удивительной творческой жизни К.И.Сатпаева и его общений с представителями культур казахского и русского народов — обогатились бы национальная культура, литература и искусство. Необходимы поиски, возможно, такие материалы сохранились в архивах, в частности, в Государственном Центральном музее музыкальной культуры имени М.И.Глинки. Нашлись ведь некоторые песни в исполнении Амре Кашаубаева, правда, в Париже. Вполне возможно, в архивах Музея музыкальной культуры в Москве еще лежат материалы, связанные с Казахстаном.
 
Известны: выступления К.И.Сатпаева на Пленуме писателей, на собрании по случаю 25-летней даты трагической смерти Амангельды Иманова, на форумах научных работников и литераторов в Алматы и др. В статье ученого «330 научных тем», опубликованной в «Литературной газете», затрагиваются научные проблемы исследования фольклора и литературы. «Литературная газета», «Қазақ әдебиеті», журналы «Жұлдыз», «Простор» часто обращались с заказами статей к К.И.Сатпаеву, в результате на страницах этих изданий часто появлялись глубокие по содержанию, значимые по тематике проблемные статьи ученого.
 
Статья-исследование «Выдающееся произведение казахской советской литературы» К.И.Сатпаева являлось одним из первых его трудов о романе М Ауэзова «Путь Абая». Многие научные выводы ученого в ней впоследствии получили высокую опенку в трудах исследователей, часто приводивших некоторые отрывки из нее. Эти мысли стали основой для руководства во множестве последующих книгах и исследования. После данной статьи академика К.И.Сатпаева о романе М. Ауэзова «Путь Абая» исследователи и читатели начали обращать внимание не только на художественную ценность произведения, но и на его научный вес.
 
В трудах К.И.Сатпаева есть высказывания о Ч.Ч.Валиханове, Абае Кунанбаеве, Ибрае Алтынсарине, Джамбуле, Рудаки, о филологических гранях научного наследия М.В.Ломоносова. В трудах ученого есть многочисленные слова, эпитеты и сравнения, стихи и пословицы-поговорки, крылатые фразы, которые требуют специального изучения.
 

Читать далее >>

 

 << К содержанию