Главная   »   Сердце нараспев. Валерий Михайлов.   »   Поэтическая география


 Поэтическая география

 

 

Та детская книга и для самого поэта стала уроком: и в лирике он полюбил писать циклы стихотворений. В этой тематической сцепке, как правило, два-три десятка стихов, вполне самостоятельных, но дополняющих друг друга новыми гранями и оттенками общей идеи.
 
— Книгу не видишь заранее. Но напишешь один цикл, и он подсказывает другой, а тот вызывает к жизни третий. И вот уже понемногу вырисовывается книга, — говорит Кадыр Гинаятович. -Вообще, если я чем-то отличаюсь от других казахских поэтов, то вот именно этим качеством: меня всегда тянет к некоей законченности. Я не сборники составляю — а пишу книги стихотворений. То есть создаю цельные композиции стихов.
 
И Мурзалиев заключает:
 
— В этом я что-то открыл. Открыл не в поэзии — в себе. Свою натуру, наверное, нашел, свой взгляд на мир.
 
В начале 70-х годов, вслед за «Уроками», Мурзалиев задумал книгу стихотворений о Казахстане. Вдохновила его красота родной земли — Наурзум с его сосновым бором, Баянаул с древними скалами и чистыми озерами и, конечно, раздольные приуральские степи, знакомые с детства. Известно, казахи по географическим, племенным и родственным отношениям делятся на жузы, — Кадыр Гинаятович же придумал свою географию страны — поэтическую. Там тоже три жуза. Первый из них — Простор. Он включает в себя стихи про степи: Западного Казахстана, Тургая, Туркестана и других краев. Второй жуз — Высота. Это стихотворные произведения о горах Заилийского Алатау, Саура и Тарбагатая, Каратау и прочих горных хребтов. И, наконец, третий поэтический жуз — Глубина. Понятно, тут речь идет о морях и озерах: Каспии, Зайсане, Балхаше. Стихи рождались после многочисленных поездок по стране, чего не увидел своими глазами и не полюбил — о том поэт не писал. Разумеется, основой книги стали стихи лирические, но были и такие, где звучали мотивы истории, ощущался публицистический накал.
 
Контуры книги уже вырисовывались, отборные стихи ложились одно к одному, как кирпичи на сооружении красавца-дома... 
 
— И тут вдруг возникли лирические отступления, которые дали книге объем, пространство, дыхание времени. Первое из отступлений я назвал — «Утро», в него вошли стихи о детстве. Второе, «Полдень», включило в себя стихотворения о юности. И третье, «Вечер», — о старости. Самое любопытное, что «Вечер» практически уже был мною написан: как ни странно, в молодости я сочинил довольно много о закате жизни, меня тогда это очень волновало, и, помнится, покойный Габит Махмудович Мусрепов любил эти мои стихи...
 
В конце 70-х годов за эту книгу стихотворений поэт был удостоен Государственной премии Казахстана. Однако замысел был столь обширен, а его воплощение — столь тщательным, что работа продлилось еще на два десятка лет. Лишь в прошлом году Кадыр Гинаятович завершил ее, издав окончательный вариант своей поэтической географии страны.

Читать далее >>

 

 << К содержанию