Главная   »   С любовью - ваш Ашимов. Ашимов Асанали   »   То гульба, то пальба


 То гульба, то пальба

Знаю, что и пить, и курить, и закладывать за губу насыбай вредно для здоровья, но творческому человеку надо заполнять паузу внутри себя, это помогает в работе. А потом, любое «вредное» занятие, если делается в меру и с удовольствием, идет даже на пользу. Когда, например, после первого акта берешь в руки сигарету и делаешь первую за весь день жадную затяжку, то это ни с чем не сравнимый кайф, который мне, актеру, дает новый импульс.

 
Так вот, курю я довольно много, а что касается пития, то последние 50 лет делаю это регулярно. Хороших застолий в моей жизни было много. Если исходить из пол-литра в день, то, как подсчитывал Саги, за свою жизнь я выпил примерно цистерну спиртного.
 
Когда сын сообщил мне об этом, я сперва расхохотался, а потом счел своим отцовским долгом предупредить Саги, чтобы не вздумал подражать мне. Он парень городской, организм у него нежнее, а я прошел естественный отбор, наработал сильный иммунитет, а потом у меня есть своя система пития.
 
В студенческие годы я попивал шампанское, его в ту пору в магазинах было как сегодня колы. Серьезно пристрастился к спиртному уже после института - без этого в нашем производстве не обойтись. Многие актеры так и спились, перебирая без меры на банкетах. Но меня уберегли мои ангелы-хранители, алкоголиком я не стал: есть — выпью, а нет, так и не ищу. И похмельные мучения мне неведомы, наутро я всегда готов к работе.
 
Сразу сделаю оговорку: в день спектакля не пью никогда. Сцена - это святое. В кино - нет-нет, да и случалось.
 
А по-настоящему пьяным я был всего лишь раз в жизни. Сыновьям в тот день должны были делать обрезание. Чтобы не слышать их плача, я с утра убежал из дома. И весь день гудел с друзьями: кончалась одна бутылка - бежали за другой, а из закуски - только черный хлеб. Я его люблю, кстати. Только такого хлеба, какой выпекали в годы моей молодости, сейчас уже нет. Нурмухан Жантурин и Ануар Молдабеков еще держались, а я к вечеру упал на асфальт замертво.
 
Сидеть где-нибудь в компании и притворяться, что, дескать, я весь такой правильный, пить давно бросил, а дома потихоньку набираться - этого я не переношу. Ну как не сопроводить ста граммами рождение сына, который появился у тебя без малого в 71 год! А уж нейтрализовать вредное воздействие радиации на здоровье стаканчиком хорошей водки - так это сам бог велел. При этом не надо забывать о хорошей закуске.
 
Раньше я предпочитал коньяк. Но, как мне сказали специалисты, настоящим можно считать только французский, все остальное-бренди. Я им верю, поэтому и отказался от коньяка, исключение делаю только для рюмочки «Асанали». Несколько лет назад мой хороший приятель, директор винзавода Артуш Карапетян, помню, попросил дать новому коньяку свое имя. Я поставил перед ним единственное условие - коньяк «Асанали» должен быть пятилетней выдержки и только из дубовой бочки.
 
В последнее время всем спиртным напиткам я предпочитаю самогон. Украинская горилка, грузинская чача, шотландский виски, казахская буза - «национальность» не имеет значения, лишь бы напиток был качественным. Причем русский самогон хорош из граненого 75-граммового стакана, а виски со льдом - из широкого с толстым дном стакана богемского стекла. Лед, подтаяв, сбивает градус, и тогда напиток приятнее на вкус.
 
С недавних пор в моем доме прижилась «кончаловка». Рецепт этой домашней наливки из смородины с добавлением водки придумало семейство Михалковых-Кончаловских. Очень недурной напиток. По крайней мере, мои друзья всегда просят повторить, а я отвечаю, что хорошего должно быть понемногу
 
Как человек с опытом, я бы посоветовал старым и молодым мужчинам пить умеренно, умело и с наслаждением. Если следовать этому правилу, то алкоголь, равно как и с удовольствием выкуренная сигарета, идет на пользу, продлевает жизнь. Сам я учился пить у Айманова. Шакен Кенжетаевич мог выпить много, но при этом никогда не пьянел.
 
- Бала, - сказал он мне как-то после приезда сына, студента операторского факультета ВГИКа, на зимние каникулы, - надо Мурату купить костюм. Пойдем завтра с нами в магазин.
 
Когда подошли к универмагу, что возле Зеленого базара, Шакен Кенжетаевич свернул к шашлычной. Заказал три порции, чем несказанно осчастливил шашлычника, потом подозвал местного пьянчужку, дал пять рублей и послал за водкой в ближайший магазин. Шашлык уже перед нами, а гонца все нет Прошло полчаса, я говорю: «Шаке, наверное, он пропил ваши деньги».
 
«Придет!» - уверенно ответил Шакен-ага. И, действительно, на горизонте замаячил алкаш. Усталый и взмокший, он подбежал к нам, прижав к груди бутылку. Водка в те времена продавалась не во всех магазинах, и в тот день ее как раз не оказалось поблизости, пришлось бежать аж в Центральный гастроном.
 
Шакен Кенжетаевич налил себе граммов 150, выпил, закусил. Потом по 100 граммов налил мне и Мурату, а оставшееся отдал гонцу. Тот был счастлив, но вовсе не потому, что перепала дармовая выпивка: он пил с самим Шакеном Аймановым! Протягивая мне стакан, тесть сказал: «Будешь принимать в хорошей компании сто граммов - вреда для здоровья не будет».
 
Подтекст я понял так: как попало и с кем попало не лей, знай меру, и если стакан подает отец -это не пьянство. Он просто видит в тебе мужчину. Другой, менее мудрый, наверняка не стал бы пить с сыном и зятем. А Шакен Кенжетаевич этим жестом, во-первых, приподнял нас на одну с собой высоту, во-вторых, показал, что не надо гнушаться общением с простыми людьми
 
Я со своими сыновьями никогда не распивал на троих. Нет, вру, с Мади мне пришлось пить в одной компании. Он чуть смущался, но хотел показаться в моих глазах взрослым. А я видел в нем не сына, а серьезного и рассудительного мужчину. Саги, конечно же, выпивал, но при мне - ни разу.