Главная   »   С любовью - ваш Ашимов. Ашимов Асанали   »   Ботиночки со скрипом


 Ботиночки со скрипом

Мне в жизни везло на хороших людей, как мужчин, так и женщин, - щедрых, великодушных, благородных. Но Майра, моя первая супруга, и среди них стоит особняком. Не будь она такой, не было бы и нашей с ней семьи.
 

 

Однажды она пригласила меня к себе домой. Это был убийственный день! На мое несчастье, мать Майры приготовила дунганскую лапшу. Я, как многие аульные парни, и так стеснялся садиться за стол при посторонних. Пока, бывало, раздумывал - протянуть руку за хлебом или нет, все уже заканчивали трапезу, а тут передо мной полная тарелка неизвестной мне лапши. Как ее есть? Пытаюсь поддеть вилкой - ускользает обратно в тарелку, сорпа брызжет в лицо! Я то бледнел, то краснел, но и Майра, и ее родители «не замечали» этого. Правда, когда мы решили пожениться, именно мать Майры была против.
 
- И откуда этот колхозник свалился на нашу голову? - причитала она. - Ты посмотри, Майра, какие у него ботинки!
 
Ботинки у меня были комбинированные -чернобелые. Я думал, шикарные, а они. оказывается, с головой выдавали мое плебейство.
 
...Но я забежал немного вперед. Вам, наверное, будет интересно узнать историю моей женитьбы. У меня ведь до сих пор спрашивают, как это я умудрился отхватить в жены дочь самого Айманова.
 
Майра - студентка вокального факультета - шла курсом ниже меня. В консерватории в те годы училось не так уж много народу, так что все друг друга знали хотя бы в лицо. До сих пор не понимаю, чем мог ее привлечь такой неотесанный деревенский парень, как я, но она меня сразу выделила. Об этом я узнал от ее однокурсника, с которым недолго делил комнату в общежитии.
 
А мне она не очень нравилась. Я вообще ко всем городским девчонкам относился с предубеждением- фифочки, да что они умеют делать по дому? Поэтому взглядов ее влюбленных не замечал, на доброжелательные приветствия ответил тем, что принял Майру за своего в доску «парня». Через нее, например, я пытался передавать записки молоденькой выпускнице хореографического училища (оно располагалось на втором этаже консерватории). Очень красивая была девочка. Сам я подойти к ней не мог - смелости не хватало. Но роман с ней не завязался Майра то найти не могла балерину, то встречала, но «забывала» отдать записку. А потом девочка, похожая на тростиночку, уехала в Москву, и больше я ее не видел. Слышал только, что сильно болела и рано умерла.
 
Отношения с Майрой стали завязываться в конце 1956 года. На студенческом новогоднем балу я пригласил ее на танец. Она смотрела на меня такими преданными глазами, что я сам не заметил, как пригласил ее на свидание Майра оказалась простой, совсем неизбалованной девчонкой. До этого я думал: как же мы с ней будем общаться, если она казахским владеет, как я русским? Ведь кроме «здрасьте», «дай хлеб» и «куда пошел?» я ничего и сказать не мог Но для влюбленных, оказывается, язык - не преграда. Когда мы поженились, Майра благодаря моей матери заговорила на казахском не хуже меня самого.

 

 

загрузка...