Главная   »   Прошлое Казахстана в исторических..   »   КОЛОНИЗАЦИЯ СЕМИРЕЧЬЯ


 КОЛОНИЗАЦИЯ СЕМИРЕЧЬЯ

 

 

Нынешняя Семиреченская область лежит на пути „Великого переселения народов" и потому представляет для археологов и этнографов значительный интерес. Арийские, финские, тюркомонгольские кочевые народы, двигавшиеся из восточной Азии и постепенно заполнившие западную Азию и Европу, все проходили через Семиречье и каждый из них оставался здесь более или менее продолжительное время, пока его не вытесняла далее на запад новая волна восточных народов. Со II-го столетия до Р. X. об этой смене народов, владевших Семиречьем, имеются более или меннее непрерывные сведения в китайских летописных, к которым значительно позднее присоединяются арабские и персидские источники. Относительное богатсвто сведений о ранней истории Семиречья объясняется его географическим положением: страна эта находилась в сфере влияния двух древнейших культур,— с юго-востока китайской и с юго-запада арабской. Первая, конечно, значительно старше. Китайцам приходилось выдерживать натиск кочевников с севера; от них-то Китай и отгородился Великой стеной. Но стена, конечно, и в седую старину плохо помогала,— приходилось и воевать с кочевыми народами, и поддерживать с ними мирные политические сношения. Семиречье и было предельной областью на северо-западе, до которой доходили китайцы.

 
На юге и юго-западе от Семиречья — нынешний Китайский Туркестан и русский, в тесном смысле слова — в непосредственном соседстве лежал Мавераннагр, страна, также искони культурная. Отсюда пришли в Семиречье земледелие, городская жизнь с ремеслами и торговлей; письменность, сперва сирийская, а затем вытеснившая ее арабская; мусульманская религия, арабская архитектура и т. д. Укпрепление в Семиречье арабской культуры, тогда как влияние китайской осталось малозаметным, объясняется не только близостью центров первой и отдаленностью Китая, но и тем, что Мавераннагр постепенно заселяли тюркские племена, родственные кочевникам Семиречья. И начиная с XV столетия, китайцы могли владеть этим краем только политически, но культурно он принадлежал уже мусульманскому Западу.
 
Мы не будем здесь излагать историю смены в Семиречье тюркских и монгольских народов. Укажем только, что когда в XVI и XVII столетиях образовалась последняя кочевая империя — джунгарская (калмыки), то в горах и степях Семиречья кочевали нынешние обитатели его „казахи" (киргизы) и кара-киргизы. Казахские роды — конгломератного тюрко-монгольского происхождения и ведут свое начало от разных, весьма древних племен, населявших Семиречье. Кара-киргизы, более Чистые тюрки, приходили в Семиречье с верховьев Енисея, начиная с X столетия и до ХVII-го.
 
Киргизы в значительной части были вытеснены из Семиречья калмыками, а отсюда распространились по соседним областям,— нынешним Сыр-Дарьинской, Ферганской, Семипалатинской, Акмолинской, Тургайской. А когда, в середине XVIII столетия Джунгарское царство было уничтожено китайцами, киргизы опять стали кочевать в Семиречье, номинально приняв китайское подданство.
 
Первое русское поселение, вернее военный пост, было основано в Семиреченской области в 1831 г., именно в этом году на р. Аягуз нынешнего Лепсинского уезда был учрежден Аягузский Приказ. Таким образом, русские впервые пришли в Семиречье с Иртыша, с северо-востока. В последующие годы русские военные отряды подвигались постепенно на юго-запад, основывая новые укрепления и связывая их с устроенными раньше цепью казачьих пикетов, которые охраняли линию сообщения и несли почтовую службу. Одновременно с занятием Семиречья с северо-востока, русские подвигали к этому краю свои ук-рпления и с северо-запада,— в 1845—53 гг. была выстроена Сыр-Дарьинская линия.
 
Наступательное движение русских на Семиречье не встретило со стороны Китая, тогдашнего номинального владельца этого края, никакого отпора. Китайская власть и гарнизоны, находившиеся в городах, лежащих на юг от Джунгарского Алатау, в нынешней Илийской провинции, были пассивными зрителями занятия края русскими. Некоторое сопротивление оказывали туземцы-киргизы и ко-кандцы, или ташкентцы, фактически хозяйничавшие в Семиречье и взимавшие с киргиз подати. Кокандцы доходили на восток до р. Лепсы, а в Заилийском крае у них было несколько крепостей.
 
Ниже мы приводим главнейшие даты из истории занятия края русскими. В 1846 г., во время экспедиции на р. Или против Кенисары Касимова, был основан пост Ко-пальский, превращенный в следующем 1847 г. в укрепление. В 1850—54 гг. занят Заилийский край, и в 1854 г. основано укрепление Верное, нынешний областной город. В том же 1854г. Аягузский и Копальский округ с Заилийским краем включены в состав вновь образованной Семипалатинской области.
 
В 1855—59 гг. совершен ряд военно-научных экспедиций в области озера Иссы-куль и гор Хан-Тенгри (нынешние Пржевальский и Джаркентский уезды.)
 
В 1860 г. ген. Колпаковский одержал при Узун-Агаче победу над Кокандцами и взял и разрушил кокандские крепости Токмак и Пишпек, восстановленные затем туземцами.
 
1862 г. ген. Колпаковским вторично был взят Пишпек, а в 1864 г. Токмак. В то же время ген. Черняев, идя с запада, взял Туркестан, Чимкент, Аулиэ-Ату. Таким образом сомкнулись восточная и западная линия русских укреплений в Средней Азии.
 
В 1865 г. была образована Туркестанская область, преобразованная в 1867 г. в генерал-губернаторство в составе Сыр-Дарьинской и Семиреченской областей.
 
1867 г., таким образом, является датой начала самостоятельного административного существования Семиреченской области. В том же году 9 и 10 Сибирские казачьи полки были переименованы в Семиреченское казачье войско, наказным атаманом которого назначен военный губернатор. Он же поставлен во главе гражданского управления областью. Туземцы с самого основания области управляются по „Степному Положению", которое до 1891 г. именовалось временным.
 
В 1868 г. первый военный губернатор Семиреченской области, ген. Колпаковский предпринял экспедицию в Нарынский край, соседний с Ферганой (южная часть нынешних Пишпекского и Пржевальского уездов), и присоединил его к области.
 
В 1817 г. была занята долина Или в нынешном Джар-кентском уезде и Кульжинский край. На обстоятельствах этой последней в Семиречье военной экспедиции мы несколько остановимся, так как они поучительны и сами по себе, а теперь, в виду возникновения недоразумений с Китаем, особенно интересны.
 
Китайцы, уничтожив в средине XVIII столетия Джунгарское царство, ограничились тем, что оставили в нынешней Илийской провинции и северо-западной Монголии свои гарнизоны и властей, управляющих страной, взимавших с нее подати и державших ее в повиновении. Но масса туземного населения жила совей экономической и культурной жизнью, чуждой китайцам-завоевателям. Кочевое население из киргиз и остатков джунгарских родов (калмыков), оседлое — преимущественно из сартов и татар — образовалось, впрочем, еще два слоя населения; из центральных провинций Китая переселялись сюда китайцы мусульмане, известные под именем дунган, а из городов Кашгарии, Аксу, Турфана, Яркенда, Хотана и др. земледельцы-сарты, получившие здесь название таранчей. Дунгане переселились в этот далекий край отчасти вследствие земельной тесноты в Китае, отчасти, вероятно, вследствие общности религии с туземным мусульманским населением. Таранчи были поселены принудительно и обязаны ежегодно доставлять для нужд китайских войск с каждого дома известное количество зерна. Тяжесть поборов и притестения китайских чиновников и войск объединили дунган с туземным населением в чувстве недовольства китайским господством, и в начале 60-тых годов прошлого столетия это недовольство вылилось в открытое восстание.
 
Первыми в 1862 г. восстали дунгане, затем к ним присоединились и таранчи. Китайские войска были разбиты повстанцами, немногочисленное китайское население в городах было частью вырезано, частью, вместе с остатками войск, бежало в Китай, Чугучакский и Кульджинский край оказался в руках восставших. Сперва было образовано два султанства — дунганское и таранчинское; затем начались междуусобия, и более многочисленные таранчи победили дунган и подчинили их своему, теперь единственному в крае султану. Что касается кочевых народов, киргиз и калмыков, то активного участия в происходящей политической борьбе, они не принимали, но разумеется, последняя отразилась среди них известной смутой: стародавняя вражда между киргизами и калмыками обострилась, участились взаимные набеги и грабежи и перекинулись и в пределы русской Семиреченской области.
 
Последнее обстоятельсвто и было непосредственным поводом Кульджинского похода ген. Колпаковско-го, тем более, что ожидать возвращения в Кульджинский край китайцев, повидимому, не было оснований: с 1862 г., т. е. с начала дунганского восстания, и до 1871 г. прошло 10 лет, а китайцы не предпринимали никаких мер, чтобы возвратить себе отпавший край. А между тем край этот — среднее и верхнее течение р. Или — представлял прямое продолжение русских владений по р. Или; природные же богатсвта его — прекрасные, изобильно-орошенные земли, леса, каменный уголь, руды — давно славились.
 
После занятия Кульджи русскими войсками кульджинское султанство было упразднено, и в крае было введено то же управление, что и в остальных уездах Семиреченской области,— по Степному положению, с уездными и участковыми начальниками и пр. Население постепенно привыкло к русскому управлению и примирилось с русским господством. Очевидно, помирился с фактом потери кульджинского края и Китай, так как в течение последующих 10 лет (1871—1881 гг.) не протестовал против занятия его русскими, как в предшествующее десятилетие не принимал никаких мер против повстанцев-дунган и таранчей.
 
Тем большей неожиданностью явилось для туземного населения, а вероятно и для самого Китая, возвращение ему Кульджи по Петербургскому договору 1881 г. Край никогда не был китайским по населению и культуре, 20 лет Китай не владел им и ничего не предпринимал, чтобы возвратить свое владение им, и вдруг Россия добровольно1 после десятилетней оккупации, отдает его Китаю. Великодушие, которое особенно непонято теперь, когда читаешь о намерении вновь оккупировать Кульджу, при радикально изменившейся политической конъюнктуре.
 
Туземное население, в лице таранчей и дунган, не было, однако, столь равнодушное к вопросу о том, кто будет владеть Илийской провинцией, Китай или Россия; старая вражда к китайцам не была еще забыта. И когда туземцам было предоставлено право или оставаться в Кульджинском крае в китайском подданстве, или перейти в Семиречье в русское подданство, то, помимо нескольких киргизских родов, в Семиречье переселилось много тысяч семей таранчей и более тысячи семей дунган. Переселение таранчей и дунган прилило к туземному населению Семиречья культурный элемент: таранчи и дунгане — прекрасные земледельцы, искусные ремесленники и предприимчивые торговцы. Но этот выигрыш не покрывает, конечно, потери богатейшей Илийской долины в ее верховьях.
 
Р у м я н ц е в. П. П. Условия колонизации Семиречья.
 
„Вопросы колонизации" № 9, 1911, с.202—20.
 
 
<< К содержанию                                                                      Следующая страница >>