АБУЛ-ХАИР-ХАН

 

 

… В 1734 г. вожди киргизских орд, узнав о готовящейся против них русской экспедиции, заявили формально о своем подданстве Анне Ивановне. В 1740 г. их примеру последовал хивинский хан, что было, несомненно, одной из главных причин, подстрекнувшей Надир-шаха дать распоряжение убить его. Освободившийся хивинский престол был предложен Надир-шахом Абул-Хаиру, хану Малой Киргизской орды, уже заявившему о своем подданстве царице. По просьбе Абул-Хаира, в Хивинское ханство была направлена русская миссия, вступившая в столицу вместе с ее новым правителем, что свидетельствовало об одобрении русским правительством назначения Абул-Хаира ханом Хивы. Через несколько дней после своего вступления на престол, Абул-Хаир получил распоряжение шаха явиться к нему для беседы о государственных делах. Зная кое-что о характере своего сюзерена, Абул-Хаир испугался за свою безопасность и бежал из Хивы в сопровождении трех русских офицеров, вместе с ним вступивших в столицу. После бегства Абул-Хаира ханство было пожаловано его сыну, Нур-Али, хорошо расположенному к русским...
 
К р а у с с.
 
… В 1723 г. хан Джунгарии захватил город Туркестан. Чтобы избежать подчинения Джунгарии, Средняя и Малая орды сделали отчаянную попытку продвижения на запад, оттеснили башкир и заняли всю степь между Аральским морем, Каспием и р. Уралом, оказавшись, таким образом, в непосредственном соседстве с русскими. Малая орда начала причинять русским главное беспокойство. В Малой орде ханствовал в то время Абул-Хаир, человек замечательный по своему энтузиазму и способностям, но лукавый и вероломный, не умевший вследствие этого, долго сохранять свое влияние и реализовать свои планы. Являясь ханом Малой орды, он был избран также в ханы Большой орды, но затем низложен с последнего ханства. Короткое время он был также ханом в Туркестане и правил Хивой, пока весть о приближении Надир-шаха не заставила его бежать оттуда.
 
В один из затруднительных моментов, жестоко теснимый своими соперниками, Абул-Хаир с кучкой своих приверженцев выразил намерение подчиниться России. Это было в 1730 г. Его предложение было, однако, отвергнуто большинством киргиз, и лишь после значительных распрей киргизы снова признали в нем своего хана. Наконец, в 1734 г. было заключено соглашение, по которому Абул-Хаир обязался не беспокоить русские границы и защищать русские торговые караваны. Русские, в свою очередь, согласились на признание ханского достоинства за потомками Абул-Хаира. Это соглашение вместе с незнакомством русских с подлинными настроениями и желаниями киргизского народа были, вероятно, причиной всех смут, имевших место в степи. Принцип свободного избрания ханов был уничтожен заключенным соглашением и потомки Абул-Хаира, не пользовавшиеся личной популярностью среди своего народа и не являвшиеся представителями наистарейшего рода или поколения, никогда не смогли бы стать ханами при добровольном избрании,
 
С к а й л е р.
 
… В 1739 г. Абул-Хаир, хан Малой Киргизской орды, просил русское правительство помочь ему сведущими людьми для основания города близь устья реки Сыра. Для предварительного осмотра местности, где преполагалось построить город, отправлены были нашим правительством, в сентябре 1740 г., поручик Оренбургского драгунского полка Дмитрий Гладышев (как знающий татарский язык), геодезист Муравин, инженерный надзиратель Назимов, переводчик Усман Арасланов, и с ними несколько казаков… 2-го ноября прибыли они в Аральский городок Шах-темир, а на другой день отправились с ханом в Хиву, куда он выехал по приглашению хивинцев, угрожаемых персидским шахом Надиром...
 
Дорогою Гладышев отстал и прибыл в Хиву уже после Абул-Хаира. За версту до города встретили его 5—6 узбеков, посланных Абул-Хаиром на встречу нашему офицеру. Люди эти объявили Гладышеву, что „Абул-Хаир у них в Хиве ханство принял". Когда Гладышева ввели к Абул-Хаиру, хан сидел на ханском месте, „которое учреждено ам-боном, и оное покрыто персидским ковром, а на ковре подушка бархату красного, на котором сидел хан, и на нем надета челма красная, шелковая, и по сторонам его сидели знатные хивинские старшины, человек с 40, и он Гладышев его Абул-Хаир-хана поздравил с принятием в Хиве „ханства". На это Абул-Хаир отвечал: „Благодарю бога, что теперь Хива в подданстве ее императорского величества и я в оной ханом". Сидевшие же при этом старшины молчали. Но новый хан понимал, что положение его очень опасное. Войско персидское, находившееся в Ханках, не сегодня-завтра могло подступить к этому городу, а бороться с шахом Абул-Хаир не мог. Тогда обратился он к Мура-вину съездить к шаху Надиру послом и просить его пощадить город, избравший владельцем своим русского подданного.
 
Ноября 9-го Надир принял Муравина, обошелся с ним ласково, обещал оставить Абул-Хаира ханом в Хиве, только требовал его личного прибытия в лагерь. Исход обещал быть для Абул-Хаира благоприятным; но оказалось не то: хан перехватил в то же время письмо к хивинцам, в котором узбеки Ханка от имени Надир-шаха к жителям Хивы давали совет не выпускать хана из города до его, шахова, в Хиву прибытия. Тогда Абул-Хаир, не надеясь более на своих подданых, решился бежать из Хивы.
 
Н. Веселовский.
 
 
<< К содержанию                                                                                 Следующая страница >>