Главная   »   Приобретение и продажа авторских прав на литературные произведения. Оуэн Линет   »   Исторические различия политического характера и коммерческая практика


 Исторические различия политического характера и коммерческая практика

Несмотря на то, что издатели в капиталистических странах уже давно Торгуют друг с другом авторскими правами на фоне довольно сходных концепций отечественного авторского права, издатели в странах, которые в течение многих лет существовали в условиях коммунистического режима, руководствовались совершенно другой философией авторского права, хотя все страны Центральной и Восточной Европы, а затем и Советского Союза стали членами одной или обеих международных конвенций по авторскому праву. Кроме того, они работали в условиях совершенно иной системы издательского дела: все издательства были собственностью государства и жестко им контролировались в отношении того, что именно они публиковали, каким образом заключали соглашения с отечественными авторами, как оплачивали их произведения. Этот метод оплаты применялся в несколько видоизмененной форме и при приобретении авторских прав из-за рубежа, а также в большинстве стран этого региона. Сделки, связанные с авторскими правами, осуществлялись через государственные агентства по авторскому праву (в Советском Союзе это был ВААП, впоследствии РАИС, в настоящее время РАО), у которых были региональные филиалы во всех союзных республиках.

 

В настоящее время во всех странах этого региона положение кардинальным образом изменилось: 1990-е годы стали свидетелями поистине всплеска активности находящихся в частной собственности издательств во многих этих странах, одни из которых успешно пережили этот кризисный период и процветают, в то время как другие буквально в одночасье исчезли или разорились, оставив после себя внушительные долги. Некоторые государственные издательства были приватизированы самыми различными способами: либо путем выкупа их сотрудниками, либо за счет привлечения средств от внутренних, национальных инвесторов, в отдельных случаях — посредством их частичного или полного приобретения зарубежными инвесторами. Остальные издательства продолжают оставаться государственной собственностью, хотя большинство их переживает острые финансовые проблемы, по мере того как они пытаются приспособиться к постоянно меняющейся, нестабильной рыночной обстановке.
 
Важно помнить, что люди, которые в настоящее время заняты в издательской индустрии этого региона, в основном располагают лишь тем опытом, который они приобрели, работая в государственных издательствах; некоторые из них перестроились с государственной системы на частный сектор, в то время как другие, работающие в частном секторе, вошли в эту индустрию с весьма незначительным опытом, а то и без него. Люди, приверженные делу книгоиздательства, продолжают работать в этой сфере, в то время как многие из тех, кто считал издательское дело средством легкой наживы, на котором можно было «погреть руки» в начале 1990-х годов, переключились на другие занятия. Поэтому неудивительно, что при таких обстоятельствах общая картина издательской индустрии в этом регионе остается неустойчивой, сопровождаясь яркими успехами и громкими провалами, необыкновенно активной издательской деятельностью в условиях рынка, где диктат монополий стремительно сменился острой конкуренцией, где наблюдается рост пиратства, которое нанесло и продолжает наносить ущерб нс только интересам зарубежных авторов и издателей, но и местным издателям. Наиболее преданные делу книгоиздательства люди продолжают работать, чтобы выжить в мире, где распахнулись двери для доступа целого потока западных изданий и где в то же самое время существуют государственные дотации на бумагу, где производственные издержки и цены на книги стремительно растут, а централизованная система распространения книжной продукции рухнула раз и навсегда.
 
И если учесть то, что произошло за последние несколько лет, пожалуй, неизбежно, что сотрудничество с зарубежными издателями, в частности с теми, кто совершенно не знаком с рынками этого региона, может породить проблемы, связанные с существенными различиями в процедурах, терминологии, вообще практике заключения контрактов. Поэтому очень важно, чтобы обе стороны стремились понять и приспособиться к условиям друг друга, которые и сейчас еще продолжают меняться в сфере книгоиздательства как в странах Центральной и Восточной Европы, так и в странах, которые когда-то составляли Советский Союз.
 
Очень немногие из западных издателей произведений популярной художественной и нехудожественной литературы посещали этот регион более или менее регулярно (а то и вовсе там никогда не были) в годы коммунистического режима; тем не менее ряд издателей учебной и научной литературы (в частности издатели, специализирующиеся на выпуске высококвалифицированной научной, технической и медицинской литературы, а также на издании курсов обучения различным языкам и словарей) довольно часто бывали в этих странах начиная с 1960-х годов, в частности на книжных ярмарках Москвы и Варшавы, которые в то время представляли собой наиболее значительные витрины западных изданий для издателей и импортеров восточного блока. Именно у этих издателей создалось более глубокое понимание тех трудностей, которые были вызваны переменами в регионе, но и им вряд ли приходилось достаточно тесно общаться со средой мелких частных издательств, которые во множестве появились за последние годы. Это обусловлено тем, что частные издатели по вполне понятным причинам стремятся сосредоточиться на публикации переводов популярных западных изданий художественной и нехудожественной литературы, которая быстро расходится на рынках, жадно поглощающих такой материал.
 
В результате сложилась парадоксальная ситуация, когда западные издатели или литературные агенты (посредники), контролирующие права на такие произведения, часто оказывались людьми, которые понятия не имеют о тех кардинальных переменах, которые произошли на соответствующих рынках (по крайней мере в предыдущие годы), а это естественно привело к тому, что с обеих сторон накопилось изрядное количество проблем. Во многих случаях тот или иной западный владелец требовал неоправданно высокие суммы за авторские права, причем часто эти суммы вздувались путем натравливания нескольких потенциальных лицензиатов одного против другого — практика, широко распространенная на Западе, но часто оказывающаяся разрушительной в условиях менее опытных и менее влиятельных рынков. С другой стороны, слишком оптимистические закупки, осуществлявшиеся местными лицензиатами, иногда приводили к крупным задолженностям в уплате лицензионных платежей или в оплате совместных изданий тиражей, отпечатанных зарубежными издателями (в некоторых случаях это приводило к разорению соответствующих местных издательств); в других случаях недозволенное чрезмерное тиражирование изданий, отпечатанных на местах, в сочетании с неспособностью внятно объяснить этот избыток зарубежному праводержателю и, что еще хуже, совершенно не санкционированные переводы зарубежных бестселлеров издателями, которые исчезали так же быстро, как и появлялись, очень часто наносило ущерб интересам местных издателей, которые приобрели права на то же самое произведение законным путем.
 
Помимо этого, два литературных агентства, деятельность которых была сосредоточена на продаже своей продукции издателям в странах Центральной и Восточной Европы и первоначально рассматривалась как довольно привлекательная услуга многими западными издателями и агентами авторов, представляющими различные издания массового рынка, которые были не знакомы с этим регионом, столкнулись с целым рядом проблем. Прежде всего это неразбериха в плане владения авторскими правами на произведения западных авторов, недовольство ходом переговоров о лицензировании, а также однозначно выраженное желание части многих потенциальных лицензиатов непосредственно иметь дело с западными праводержателями вместо того, чтобы общаться с бесконечной цепочкой посредников. На сегодняшний день эти два агентства отличаются тенденцией сосредоточения своей деятельности больше в странах Центральной Европы, чем в государствах бывшего Советского Союза, которые недавно обрели свою независимость. В последнее время было учреждено несколько местных литературных агентств, в то время как два западных литературных агентства, проявляющие особый интерес к бывшему Советскому Союзу, учредили свои филиалы в России: Эндрю Нюрнберг в Москве и Дэвид Мэтлок в Санкт-Петербурге.
 
Отсюда понятно, что в настоящее время с обеих сторон существует целый ряд препятствий, которые необходимо преодолеть, и надо еще накопить опыт в области торговли авторскими правами, прежде чем будет достигнуто достаточное взаимопонимание как основа, общепринятая в сфере лицензирования, между западными издателями и отечественными лицензиатами.