Продукция sensors датчики дифференциального давления.


 2.3. ЗАЩИТА ПРАВОВОГО ТИТУЛА И ЗАЩИТА ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ПРАВА

В этом разделе работы У. Маттеи приводит несколько отличную от предыдущих классификацию средств защиты и разграничивает: а) средства защиты от попыток подмены управомоченного лица другим в осуществлении субъективного имущественного права; б) средства защиты не реагирует на попытку узурпации субъективного имущественного права, но нацелены на защиту спокойствия в его осуществлении. В первом случае интерес лица, которое претендует на обладание имущественным правом, направлен на признание за ним либо права собственности, либо иного, ограниченного, права на вещь. Во втором случае собственник не лишается владения, но при этом становится жертвой чьего-либо еще поведения, которое затрагивает или рыночную (объективную), или субъективную ценность имущественного права, носителем которого он является. Первый аспект воздействия непосредственно сказывается на вещи, второй имеет дело с неуважительным отношением смежного собственника к личному выбору другого собственника.

У казанные аспекты защиты права собственности представлены в гражданском законодательстве Республики Казахстан иначе. Это определяется, прежде всего, нормативными положениями о защите вещных прав. Поэтому первая ситуация может иметь место при любом из уже указанных нами гражданско-правовых способов осуществления права на защиту. Разработанной нормативной основы для исков, направленных на спокойное осуществление принадлежащего истцу права, у нас практически нет. Исключением являются только положения пунктов 3 и 5 статьи 8 Гражданского кодекса о том, что осуществление гражданских прав не должно нарушать прав и охраняемых законодательством интересов других субъектов права, не должно причинять ущерба окружающей среде. Не допускаются также действия граждан и юридических лиц, направленные на причинение вреда другому лицу, на злоупотребление правом в иных формах и на осуществление права в противоречии с его назначением. Таким образом, нормативных оснований для возможных исковых притязаний из так называемого соседского права в Гражданском кодексе Республики Казахстан нет, что, однако, не исключает распространение конструкции негаторного вешно-правового иска на подобные случаи, и этим вопросам мы посвятим отдельную часть нашего исследования.
 
Относительно замечания У. Маттеи о том, что в гражданско-правовых системах обязательственные права не дают возможности использования средств защиты против притязаний третьих лиц, надлежит заметить, что подобное положение является предметом научной дискуссии. Мы уже говорили, что возможность защиты с помощью вещно-правовых способов любого титульного владельца, в том числе обладателя обязательственного права, нами ставится под сомнение, так как принадлежащее ему право заключается в требовании совершения определенных действий обязанного лица. Следовательно, вещно-правовыми способами защиты могут воспользоваться только обладатели вещного права. Это положение основывается на необходимости разграничения вещных и обязательственных субъективных гражданских прав.
<< К содержанию

Следующая страница >>