Главная   »   Право собственности в Республике Казахстан. С. В. Скрябин   »   Глава 4. ОБЪЕКТЫ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ


 Глава 4

ОБЪЕКТЫ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ

 

1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ ОБ ОБЪЕКТАХ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ
 
ПОНЯТИЕ ВЕЩИ КАК ОБЪЕКТА ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ
Понятие объектов права собственности имеет важное значение. Однако на довольно простой вопрос, что именно является объектом права собственности и иных вещных прав, очень сложно дать такой же простой ответ. Многие ученые-правоведы склонны чрезмерно расширять этот перечень, распространяя данное понятие, помимо собственно вещей, и на другие объекты гражданских отношений: имущественные права, нематериальные объекты и пр. У. Маттеи, например, отмечает, что практически все правовые системы включают в понятийный аппарат отношений собственности целый ряд предметов, отличных от материальных объектов. Субъективное право собственности, считает автор, может быть связано и не с физическим объектом (например, с охраняемой авторским правом идеей) или быть чисто умозрительным (как в случае общей совместной собственности). В более частном случае вещные права могут иметь в качестве объекта своего действия ограниченные экономические свойства одного предмета во времени (например, узуфрукт; кондоминиум) или пространстве (например, сервитут; объекты общего пользования кондоминиума). В системе понятий отношений собственности всякой правовой системы функционируют и многочисленные вещи нематериального характера, как-то: объекты интеллектуальной собственности. Вместе с тем правовые системы едины в неприятии в качестве объектов имущественных отношений определенных видов материальных предметов, несмотря на весьма высокую стоимость последних в экономическом смысле. Среди этих предметов — невосполнимые части человеческого организма (например, почки) или, что бывает очень часто, человеческие эмбрионы, усыновляемые дети и др. За этим неприятием, считает Маттеи, стоит боязнь превращения в товар того, что по соображениям этики не рассматривается в качестве ракового вопреки риторике права собственности.
 
Проблема объектов права собственности и иных вещных прав является для Казахстана и всех постсоветских государств одной из самых актуальных, наименее разработанных и противоречивых. С одной стороны, ранее гражданско-правовое регулирование осуществлялось только в отношении ограниченного круга объектов. Допускалось законодательное ограничение количества объектов, их стоимости (ст. 101-107 ГК Казахской ССР). Практически не существовало оборота недвижимости. В современных условиях указанные вопросы потребовали четкого законодательного и научного решения. Но принятие, например, общей части Гражданского кодекса Республики Казахстан в 1994 г. проблему объектов права собственности решило только отчасти. Прежде чем изложить анализ имеющихся нормативных и доктринальных положений об объектах вещных прав, кратко остановимся на том, что, собственно, может выступать в этом качестве.
 
Объектами права вообще и гражданских прав в частности является то, на что направлено соответствующее правоотношение. Пункт 1 статьи 115 Гражданского кодекса Республики Казахстан объектами гражданского права называет имущественные и личные неимущественные блага и права. Непосредственно об объектах права собственности и иных вещных прав Гражданский кодекс Казахстана не упоминает, поэтому целесообразно провести определенную типологию объектов права собственности по гражданскому законодательству нашей страны.
 
Следует отметить, что традиционно в гражданском праве объектами соответствующих прав выступают, во-первых, вещи, т. е. предметы материального мира, и, во-вторых, действия других лиц. Но существуют и иные точки зрения. Например, В. И. Сенчищев выделяет пять различных подходов к трактовке понятия «объект правоотношения»: 1) предметы материального мира, т. е. вещи; 2) общественное отношение, т. е. урегулированное правом поведение, направленное на изменение предмета материального мира; 3) объект как вообще любое благо; 4) подход, отрицающий само понятие «объект правоотношения» и выделяющий два других понятия: «объект интереса» и «объект правовой деятельности», совпадающих в ряде случаев; 5) квалифицирующий объект правоотношения как объект господства управомоченного лица, в качестве которого могут выступать в ряде случаев вещи или люди. При этом автор критически относится ко всем указанным им подходам и, в свою очередь, предлагает в качестве объекта правоотношения рассматривать не поведение обязанного лица и не вещь как таковые, а правовое значение (правовую характеристику) вещи, поведения или иных категорий имущества, т. е. их правовой режим как правовую характеристику явлений объективной действительности.
 
Мы не считаем возможным в рамках настоящего исследования вдаваться в полемику с автором и только укажем, что субъективное гражданское вещное право устанавливает правовую связь между конкретным субъектом и вещью. В данном случае реализация интереса, который охраняется и регулируется правом, заключается в том, чтобы эта связь получила определенное признание со стороны других субъектов — участников правоотношений, признание права конкретного лица на нее. Это тесно переплетается с понятием предмета гражданско-правового регулирования, в качестве которого выступают имущественные отношения и связанные с имущественными личные неимущественные отношения (п. 1 ст. 1 ГК РК). Следовательно, объектом права собственности выступает не что иное, как вещь.
 
Законодатель при формулировании определения объекта права собственности использует понятие «имущество» (п. 1 ст. 188 ГК РК). Причем законодательное определение имущества, данное в пункте 2 статьи 115 ГК РК, шире, чем только вещи. К имуществу отнесены: вещи, деньги, в том числе иностранная валюта, ценные бумаги, работы, услуги, объективированные результаты творческой интеллектуальной деятельности, фирменные наименования, товарные знаки и иные средства индивидуализации изделий, имущественные права и другое имущество. Данный перечень довольно обширный, и он определенным образом структурирован.
 
Нами уже отмечено, что законодатель в пункте 1 статьи 188 ГК РК определяет право собственности как право владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом. Возникает вопрос: в отношении какого имущества собственник вправе осуществлять свои правомочия? Если буквально толковать данное положение, тогда ответ прост: собственник осуществляет свои правомочия в отношении любого имущества, указанного в пункте 2 статьи 115 ГК. И именно здесь существуют две противоположные позиции цивилистов. Одни считают, что законодатель распространяет правовой режим собственности как на вещи, так и на иное имущество, другие — что объектом права собственности по общему правилу выступают только вещи. Основная проблема в данном случае заключается в определении понятия имущества, которому можно придать несколько значений.
 
В цивилистической литературе, как правило, понятие «имущество» разграничивается в экономическом и юридическом смысле. Например, Г. Ф. Шершеневич определяет юридическое содержание термина «имущество» как совокупность имущественных, т. е. подлежащих денежной оценке, юридических отношений, в которых находится известное лицо; чисто личные отношения сюда не входят. Следовательно, отмечает автор, содержание имущества с юридической точки зрения выражается, с одной стороны, а) в совокупности вещей, принадлежащих лицу на праве собственности и в силу иных вещных прав, и б) в совокупности прав на чужие действия, а с другой — а) в совокупности вещей, принадлежащих другим лицам, но временно находящихся в его обладании, и б) в совокупности обязательств, лежащих на нем. Сумма отношений первого рода составляет актив имущества, сумма отношений второго рода — пассив имущества.
 
В современной цивилистической литературе употребляется еще больше значений термина «имущество». А. П. Сергеев в качестве имущества определяет: 1) отдельные вещи и их совокупность; 2) вещи, деньги и ценные бумаги; 3) не только перечисленные выше объекты, но и имущественные права; 4) совокупность наличных вещей, денег, ценных бумаг, имущественных прав, а также обязанностей субъекта.
 
Р. А. Маметова определяет понятие имущества как не только вещи, но и имущественные отношения, обязательственные права требования, предметом которых являются вещи.
 
Таким образом, термин «имущество» требует определения применительно к конкретной ситуации. Мы полагаем, что в контексте темы исследования понятие имущества следует употреблять только в одном значении — как совокупность вещей, выступающих объектами права собственности и иных вещных прав. Все другие возможные значения термина «имущества» как совокупности субъективных прав, обязанностей и т. д. в предмет данного исследования не входят и употребляться не будут, если в тексте не будет об этом сказано особо. Следовательно, имущество — это совокупность вещей, принадлежащих конкретному субъекту права. Зачастую это значение термина «имущество» в тексте Гражданского кодекса звучит как собственность. Но последнее является понятием значительно меньшим по своему объему, так как его составляют вещи, принадлежащие конкретному субъекту права только на праве собственности, при этом игнорируется принадлежность вещей на других вещных правах.
 
Как можно заметить, основным элементом предложенного определения имущества является понятие «вещи» как объекта права собственности. Но и само понятие вещи является предметом оживленной научной дискуссии. Особенно это относится к понятию телесной и бестелесной вещи.
 
Г. Б. Леонова отмечает, что в правовом отношении значение имеют не веши сами по себе как таковые, хотя в некоторых случаях физические, химические и иные свойства вещей и оказывают влияние на их правовой режим, а веши как объект человеческой деятельности, связанный с обладанием. Укажем, что в данном случае вещь мыслится не сама по себе, т. е. как нечто такое, что существует объективно, а рассматривается и определяется в качестве того, на что направлен имущественный интерес субъектов права. Вне этого интереса вещь не представляет для субъектов гражданского права никакой ценности.
 
Интересное определение понятия вещи предлагает С. А. Беляцкий, который понимает в качестве таковой предметы, лежащие вне личности человека, будучи доступными человеческому обладанию. К вещам автор относит не только телесные предметы, но и предметы бестелесные. Последние недоступны нашим внешним чувствам и постигаются лишь понятиями. Что такое нетелесные вещи, это определяется оборотом.
 
Определение вещи, данное в параграфе 90 ГГУ, звучит очень категорично: «Вещами настоящий закон признает только телесные предметы». По мнению известного немецкого цивилиста Л. Эннекцеруса, в ГГУ речь идет о таких частях окружающей человека несвободной и способной попасть под его господство природы, которые существуют только сами по себе и которые в обороте особо обозначаются и оцениваются и, следовательно, признаются самостоятельными объектами права. При этом отмечается, что признание предмета телесным решается по воззрениям оборота, но не по учению физики.
 
А. П. Сергеев указывает, что юридическое понимание вещей не совпадает с обыденным представлением о них. По действующему законодательству вещами признаются не только традиционные предметы быта, средства производства и т. п., но и живые существа (например, дикие и домашние животные), сложные материальные объекты (например, промышленные здания и сооружения, железные дороги), различные виды подвластной человеку энергии (например, тепловой, электрической, атомной), жидкие и газообразные вещества (например, вода и газ в резервуарах, трубопроводах). Таким образом, под вещами наука гражданского права понимает данные природой и созданные человеком ценности материального мира, выступающие в качестве объектов гражданских прав. Этой же позиции придерживается В. П. Мозолин, который под вещами понимает предметы, имеющие материально-телесную субстанцию: тела в твердом, жидком и газообразном состоянии. Это предметы живой и неживой природы, которые по своему назначению могут быть объектами права собственности.
 
Категоричен в вопросе объектов права собственности В. А. Дозорцев, который говорит о необходимости четко различать объекты гражданских прав и объекты права собственности. Недаром эти категории регламентированы в разных главах Гражданского кодекса. Далеко не все объекты гражданского права, считает автор, могут быть объектом права собственности. К объектам права собственности относятся лишь материальные вещи и только они. Притом объектами субъективного права собственности могут быть только индивидуально определенные вещи.
 
Существуют и другие точки зрения. Д. В. Мурзин, анализируя действующее гражданское законодательство Российской Федерации, приходит к выводу о том, что распространенная в России концепция «овеществленной» собственности сегодня нуждается в корректировке, и предлагает понятие бестелесной вещи, понимая в качестве таковой субъективное обязательственное право, регулируемое нормами вещного права.
 
Мы полагаем, что концепция «овеществленной собственности» является как никогда актуальной и вместе с тем традиционной для континентального права, особенно его германской ветви, и в настоящее время нет сколько-нибудь значимых юридических оснований для ее пересмотра. Скорее наоборот, следует весьма серьезно заняться ее разработкой и совершенствованием применительно к современным условиям Республики Казахстан. Тем более что гражданское право имеет конструкции нескольких, наряду с правом собственности, абсолютных субъективных гражданских прав (например, авторское право), для которых свойствен свой правовой режим, чьи основные особенности как раз и заключаются в нематериальной природе объекта авторского права. Таким образом, материальная основа какого-либо предмета составляет существенный признак понятия объекта права собственности. В этом случае любой материальный предмет, как правило, имеет внешнюю оболочку, определенную форму, что позволяет этому предмету находиться в обладании. Следовательно, в качестве вещи надлежит рассматривать предмет материальногомира, имеющий юридически признаваемую телесную форму, с помощью которой получает свое внешнее выражение и представляет для обладателя определенный имущественный интерес.
 
Можно выделить три существенных признака предложенного нами определения вещи: 1) вещь — это материальная субстанция, нечто лежащее вне личности человека. Иначе говоря, любая вещь должна иметь внешнее выражение — тело вещи. По нашему мнению, для права собственности и иных вещных прав телесная форма вещи имеет значение для обладания ею как возможность для субъекта права осуществлять господство над вещью; 2) индивидуальная определенность вещи. Это качество вещи надлежит рассматривать как совокупность индивидуальных свойств и качеств, как внутренних так и внешних, с помощью которых происходит ее обособление от числа ей подобных. Более предметно мы этот вопрос рассмотрим позднее, а пока только констатируем, что индивидуальные признаки вещи: а) могут появиться в процессе ее эксплуатации; б) определены законодательством или соглашением участников гражданского оборота; 3) с вещью связан имущественный интерес. Имущественный интерес, как мы представляем, может иметь самое различное значение, но он всегда связан с ценностью вещи, извлечением ее полезных свойств и качеств, передачей ее другому лицу и др. За всеми этими и другими подобными ситуациями стоит именно имущественный интерес. Если таковой оказывается утраченным, то обладатель права на вещь предпринимает действия, направленные на прекращение своего права (например, бесхозяйные вещи). Мы полагаем, что объекты гражданских прав, не подпадающие под указанное нами определение вещи, не могут выступать в качестве объекта права собственности и иных вещных прав и на них должны распространяться другие субъективные гражданские права (например, обязательственные, личные и др.).
 
Понятие «вещь» — очень объемная категория, охватывающая различные явления, несколько классификаций, различий в правовом режиме объектов права собственности и т. д. Кроме того, типология (классификация) вещей имеет существенное значение для: 1) содержания субъективного права собственности, особенно для определения пределов осуществления правомочий собственника относительно принадлежащей вещи;
 
2) определения момента во времени, с которого возникает или же прекращается право собственности; 3) применение собственником тех или иных способов защиты своего права.
 
По справедливому замечанию У. Маттеи, существенные различия между правовыми системами наблюдаются не только в терминологии, но и в концептуальной структуре объектов права собственности, что характерно и для гражданского законодательства Республики Казахстан. Но прежде чем непосредственно рассмотреть правовую типологию вещей в гражданском праве Республики Казахстан, следует отметить существенный момент — вещь может существовать как самостоятельно, отдельно, так и в составе некой совокупности вещей. Сама же совокупность вещей может принадлежать как одному субъекту права, так и нескольким. При определении характера этой совокупности нам нужно провести различие между этим понятием и уже зафиксированным ранее понятием имущества. Под имуществом мы будем понимать, как уже отмечалось, совокупность вещей, но не любую совокупность, а только ту, которая принадлежит определенному лицу, т. е. конкретному субъекту права. Просто совокупность вещей не всегда может входить в состав имущества конкретного лица, так как совокупность вещей может быть объединена не только фактом их принадлежности конкретному субъекту права, но и другими признаками. Например, совокупность вещей, находящихся в определенном месте, совокупность вещей, определяемых родовыми признаками, и т. д. В этом случае, говоря о совокупности вещей, выступающих объектами права собственности конкретного лица, следует исходить из данного нами определения термина «имущество».
 
В общей части Гражданского кодекса РК существуют несколько юридических классификаций вещей. Мы рассмотрим только те из них, которые имеют непосредственное значение для темы настоящего исследования.
<< К содержанию

Следующая страница >>