Главная   »   Право собственности в Республике Казахстан. С. В. Скрябин   »   4.1. ИСКИ О ЗАЩИТЕ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ (ТИТУЛЬНОГО ВЛАДЕНИЯ) В СЛУЧАЕ ИЗДАНИЯ НЕ СООТВЕТСТВУЮЩИХ ЗАКОНУ АКТОВ ОРГАНОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ И УПРАВЛЕНИЯ, НАРУШАЮЩИХ ПРАВА СОБСТВЕННИКОВ ИЛИ ИНЫХ ТИТУЛ


 4.1. ИСКИ О ЗАЩИТЕ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ (ТИТУЛЬНОГО ВЛАДЕНИЯ) В СЛУЧАЕ ИЗДАНИЯ НЕ СООТВЕТСТВУЮЩИХ ЗАКОНУ АКТОВ ОРГАНОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ И УПРАВЛЕНИЯ, НАРУШАЮЩИХ ПРАВА СОБСТВЕННИКОВ ИЛИ ИНЫХ ТИТУЛЬНЫХ ВЛАДЕЛЬЦЕВ

В этом случае речь идет об оспаривании правомерности акта органа государственной власти и управления, в качестве которых можно понимать решение любого органа независимо от занимаемого им места в иерархической вертикали механизма государства.
 
Нормативным основанием применения данного иска будет несоответствие актов органа государства Конституции. Последствием удовлетворения данного иска является не только признание оспариваемого акта недействительным, но и возложение на соответствующий государственный орган обязанности возмещения собственнику (титульному владельцу) всех убытков, причиненных в результате издания оспоренного акта. Возмещение вреда будет осуществляться либо за счет средств, находящихся в распоряжении соответствующего органа, либо за счет средств государственного бюджета. А. Арифулин и С. Герасименко считают, что основанием для признания акта недействительным является не нарушение прав собственника как таковое, а несоответствие данного акта законодательству. В некотором смысле эти акты можно считать превентивной защитой. Ведь акт государственного органа сам по себе не нарушает прав собственника. Эти права нарушаются действиями конкретных лиц, совершаемыми во исполнение данного акта. Такие действия могут быть совершены, а могут и нет. Оспаривая акт, собственник зачастую не знает, будет ли его право нарушено.
 
С приведенным мнением практических работников нельзя согласиться по следующим причинам. Во-первых, основанием данного иска является сам факт издания органом государства неправомерного, в интерпретации авторов — незаконного акта. Во-вторых, согласно общей теории права для признания правонарушения таковым необязательно наличие самого факта причинения вреда, достаточно, если существует реальная угроза подобного нарушения. Подобную реальную угрозу праву собственности мы можем наблюдать и в рассматриваемой ситуации. В случае непринятия собственником активных действий по защите своего права на конкретную вещь он может его лишиться совсем.
 
Рассмотрим несколько практических примеров, подтверждающих высказанные замечания.

 

Городской исполнительный комитет (далее: горисполком) вынес решение, которым обязал передать на баланс вновь созданных отделов по организации, строительству и эксплуатации мест хранения личных автотранспортных средств все существующие стоянки и гаражи. Областное предприятие автомотосервиса и торговли предъявило иск к горисполкому о признании данного решения недействительным в связи с тем, что оно противоречит статьям 14 и 25 Закона «О собственности в Республике Казахстан». Арбитражный суд признал это решение недействительным.
 
Общественная организация предъявила иск о признании недействительным решения горисполкома о передаче здания, занимаемого истцом, на баланс управления горисполкома. В ходе судебного разбирательства было установлено, что спорное здание на возмездной основе было приобретено истцом за счет собственных средств и правомерность приобретения подтверждена бюро технической инвентаризации этого же государственного органа. Данное решение было признано незаконным также на основании статей 16 и 25 Закона «О собственности в Республике Казахстан».
 
В приведенных примерах мы видим реальную угрозу правам и законным интересам собственника и других законных владельцев. Если бы не были предприняты с их стороны активные действия по признанию недействительными указанных актов органа государства, то в последующем это бы привело к утрате принадлежащих им вещных прав на конкретное имущество. В рассмотренных ситуациях это автостоянка и здание. И то и другое относится к так называемому недвижимому имуществу, потеря которого всегда очень существенна.
 
Очень интересный пример аналогичной ситуации из судебной практики Российской Федерации. Президиум городского Совета народных депутатов издал постановление «О принятии мер по борьбе с преступностью и по контролю за сохранностью и доведением товаров до потребителей». В постановлении предусматривались создание постов, осуществление досмотров личного и государственного транспорта, устанавливались ограничение по отправлению посылок и возможность изъятия вывозимых товаров с последующей реализацией через розничную торговлю с возмещением владельцам стоимости товаров по государственным ценам. Гражданин У. обратился с иском к этому Совету народных депутатов о признании указанного акта недействительным, поскольку он существенно ущемляет его права собственника, лишает возможности распорядиться имеющимися у него продуктами. Первоначально суд прекратил производство по делу на основании статьи 3 Закона СССР «О порядке обжалования в суд неправомерных действий должностных лиц». Между тем как У. свои требования заявил в соответствии со статьей 32 Закона «О собственности в РСФСР» (норма, аналогичная ст. 267 ГК РК, ранее ст. 29 Закона «О собственности в Республике Казахстан» в редакции от 9 апреля 1993 г.). Постановление было отменено, так как оно не соответствовало закону.
 
Все приведенные примеры из судебной практики подтверждают вывод о том, что основанием предъявления рассматриваемых исков является несоответствие актов органов государства требованиям действующего гражданского законодательства, что само по себе является достаточным основанием для признания соответствующего акта недействительным. Посредством этого как раз и достигается защита вещных прав.
 
Мы полагаем, что предметом рассматриваемого иска охватьюаются также акты органов государства, которые направлены на прекращение вещных прав в случаях реквизиции, конфискации или национализации. Хотя национализация и не предусмотрена диспозицией пункта 1 статьи 267 ГК РК, но существование статьи 249 ГК РК позволяет говорить об этих способах прекращения вещных прав. Рассматриваемый способ защиты права собственности и других вещных прав в случае принудительного прекращения вещных прав может применяться тогда, когда акты государственных органов прекращают эти права у конкретного лица (или же у неопределенного круга лиц, что в данном случае, думаем, не имеет значения) и могут быть оспорены ими по мотивам законности и обоснованности принятых решений. Сказанное прямо следует из юридической природы рассматриваемых исков, а также из абсолютного характера способов защиты права собственности и иных вещных прав.
<< К содержанию

Следующая страница >>