Главная   »   Право собственности в Республике Казахстан. С. В. Скрябин   »   3. ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН 1994 г. КАК ИСТОЧНИК ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ В РЕСПУБЛИКЕ КАЗАХСТАН


 3. ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН 1994 г. КАК ИСТОЧНИК ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ В РЕСПУБЛИКЕ КАЗАХСТАН

3.1. РОЛЬ И МЕСТО ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА В СИСТЕМЕ ИСТОЧНИКОВ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА

Кодекс как нормативно-правовой акт обладает теми особенностями, что является результатом особой деятельности по систематизации правовых норм, которая возможна только в процессе правотворчества. Основной целью кодификации выступает единообразное правовое регулирование в какой-либо сфере общественных отношений.

 

У. Маттеи отмечает основные задачи, которые преследует кодификация нормативных положений о собственности в гражданских кодексах, которые, по его мнению, связаны с тем, «чтобы организовать правовую мысль и проследить основополагающие принципы права собственности». Несколько ранее автор отмечает, что кодификация норм о собственности не только имеет место в странах гражданско-правовой традиции, но и характерна для современного законодательства стран общего права, в которых они существуют в виде общих принципов правового регулирования отношений собственности. Собственно кодификация норм о собственности зиждется на двух фундаментальных принципах: а) принцип нейтрализации воздействия извне, сопутствующего всякой частнособственнической деятельности. Кодексы направлены на защиту индивидуального выбора, согласующегося с уже произведенным компетентным органом распределением вещных прав; б) структура вещных прав отлична как от прав, вытекающих из договорно-обязательственных отношений, так и от интересов, на страже которых стоит деликтное право. Только субъективное право собственности является гарантией абсолютной идиосинкразии собственника. Никто не вправе оспаривать решение собственника на почве его абсурдности или неразумности. Сама же структура вещных прав такова, что собственник может требовать их соблюдения от всех членов общества. Эти права вообще и каждое конкретное право в частности налагают юридическую обязанность по их соблюдению всеми индивидами в настоящее время и в будущем. Вещные права сопровождают их носителя на протяжении всей его жизни и не связаны, подобно правам из договоров и обязательств, с конкретными личностными отношениями между двумя индивидами.
 
В этом плане Гражданский кодекс Республики Казахстан (далее: ГК РК, ГК) представляет собой классическое явление правовой действительности. Вместе с тем за относительно недолгое свое существование только одна из частей этого нормативного акта (общая часть) была подвергнута многочисленным изменениям и дополнениям (всего более пятнадцати). Одно из возможных объяснений этой ситуации, по нашему мнению, заключается в том, что ГК РК был принят в период между двумя Конституциями (1993 и 1995 гг.).
 
Отмеченные нами особенности кодификационного акта отрицаются, полностью или частично, некоторыми правоведами и цивилистами. Например, К. Осакве считает, что статусы Гражданских кодексов России и Казахстана, какие этим актам приданы статьями 3 и 2 соответственно, имеют характер экономических конституций, что, по сути, ставит эти акты в привилегированное положение. Далее автор применительно к Гражданскому кодексу РФ, отмечает, что тот отнюдь не регулирует все аспекты гражданско-правовых отношений в деталях и в большинстве случаев просто четко оговаривает основополагающие принципы права, оставляя мелкие детали гражданскому законодательству, подчиняющемуся Гражданскому кодексу.
 
Оценка роли гражданского кодекса как источника гражданского права которые высказываются современными российскими и казахстанскими цивилистами, неоднозначна. Правда, в большинстве своем ученые отмечают положительный характер положений кодекса относительно приоритета его норм над положениями других нормативных актов.
 
Исторические факты, замечает С. С. Алексеев, свидетельствуют о том, что бурному, порой скачкообразному развитию рыночной экономики и демократических институтов, а в конечном счете — становлению гражданского общества во всех странах неизменно предшествовало прочное утверждение в общественной жизни гражданского права, наиболее прочно и последовательно— там, где такое утверждение состоялось в виде гражданского кодекса (Франция — наполеоновский Гражданский кодекс 1804 г.; Германия — Германское гражданское уложение 1900 г.). Автор объясняет это тем, что гражданский кодекс — это не обычный закон даже в ряду с другими, казалось бы, однотипными «базовыми» кодифицированными документами (такими, как уголовный кодекс, административный кодекс и др.). По ряду сторон гражданский кодекс не уступает значению Конституции, конституционным законам и обоснованно назван «экономической конституцией», так как предмет гражданского кодекса образует в наиболее глубоком, сущностном виде — собственность.
 
Далее С. С. Алексеев отмечает, что одно из решающих достоинств принятого в первой половине 90-х гг. российского Г ражданского кодекса в том и состоит, что он утверждает в действительности, шаг за шагом делает реальностью с правовой стороны последовательно рыночные отношения — отношения, основанные на экономической свободе и рыночной состязательности. Он указывает, что если основополагающие устои гражданского общества со свободной рыночной экономикой нашли в российском Гражданском кодексе прямое текстуальное закрепление в виде основных начал гражданского законодательства, то оценку кодекса как «экономической конституции» и как носителя принципов и идеалов последовательно демократического общества, если угодно, манифеста свободного общества, думается, следует признать вполне обоснованной.
 
Ю. X. Калмыков считает, что общие положения Г ражданского кодекса являются самыми важными, имеют основополагающее значение не только для других разделов кодекса, но и для всей системы актов гражданского законодательства, а также для правоприменительной практики. Автор проводит параллель между статьями Конституции и общими положениями Г ражданского кодекса: «Если первые шестнадцать статей Конституции РФ составляют основу конституционного строя Российской Федерации, то первые шестнадцать статей Гражданского кодекса РФ можно рассматривать в качестве правовой основы экономического оборота страны. Если количественная сторона в данном случае — чистое совпадение, то сущностная оценка соответствующих разделов того и другого акта представляется достаточно обоснованной и правильной».
 
Профессора Ю. Г. Басин и М. К. Сулейменов, одни из основных разработчиков Гражданского кодекса Республики Казахстан, считают, что потребность в общеотраслевом и системообразующем законодательном акте, каковым и является ГК РК, высока. Однако они отмечают как опасную тенденцию то, что в последнее время в Республике Казахстан ведомственными руководителями выдвигаются предложения, направленные на фактическое разрушение Гражданского кодекса, — через выделение из его состава всех норм, регулирующих важнейшие группы экономических правоотношений: финансовых, банковских, страховых, с ценными бумагами, таможенных и др. Некоторые из этих предложений уже реализованы, в частности, путем признания приоритета банковского законодательства над гражданским законодательством. Целью подобных попыток, хотя они и прикрываются словами о государственных интересах, служит предоставление определенным ведомствам власти над своими хозяйственными партнерами, клиентами, потребителями. Развитие такой тенденции может привести к разрушению единой правовой системы государственного руководства экономикой, резкому ослаблению защиты интересов граждан и частных предпринимателей, что Ю. Г. Басину и М. К. Сулейменову представляется недопустимым.
 
Иначе относится к проблеме роли и места гражданского кодекса в системе нормативно-правовых актов гражданского законодательства С. И. Климкин. Он считает, что Гражданский кодекс РК является обычным законом и его положения о приоритете его норм при регулировании гражданско-правовых отношений (п. 2 ст. 3 ГК) расходятся с некоторыми аксиомами права: при противоречии общего и специального акта действует специальный; при противоречии актов равной юридической силы действует акт, принятый позже.
 
Другой проблемой, по мнению С. И. Климкина, является понимание кодекса в истинном значении этого слова и оценка самой модели системы построения гражданско-правового законодательства в Казахстане. Автор считает, что нынешний Г ражданский кодекс РК содержит чрезмерное количество отсылочных норм, а в идеале этот акт должен самостоятельно, безотсылочно, регулировать гражданские отношения.
 
Мы полагаем, что поднятые нами некоторые общетеоретические проблемы кодификации гражданского законодательства позволяют более четко определить роль и место гражданского кодекса в системе законодательных актов, регулирующих вещные гражданско-правовые отношения, более полное закрепление в нормах кодекса всех положений объективного права собственности и его теоретической модели. Все это предполагает определенный анализ существующих нормативных положений ГК РК о праве собственности. Но первоначально необходимо высказать нашу собственную позицию относительно места и роли гражданского кодекса в системе источников гражданского права.
 
Мы считает в качестве юридической аксиомы то положение, которое делает обязательной кодификацию гражданское законодательства. Причем необходимость этого не подвергается сомнению никем из цивилистов как в системе континентального права, так и в системе общего (англосаксонского) права. Таким образом, кодификация гражданского законодательства должна быть, особенно если ставить перед собой цель единообразного регулирования имущественных отношений.
 
Следующая проблема, которая требует определенного решения, это соотношение Г ражданского кодекса и других нормативно-правовых актов, которые регулируют гражданско-правовые отношения. Закон РК от 24 марта 1998 г. «О нормативных правовых актах» определил кодекс в качестве закона, в котором объединены и систематизированы правовые нормы, регулирующие однородные общественные отношения (п. 9 ст. 1). Вместе с тем кодексы Республики Казахстан поставлены этим законом по юридической силе в один ряд с законами, а также указами Президента Республики Казахстан, имеющими силу закона (подп. 3 п. 2 ст. 4). При этом в статье 6 закреплены правила об устранении противоречия норм права различных нормативных правовых актов: при наличии противоречий в нормах права нормативных правовых актов разного уровня действуют нормы акта более высокого уровня; при наличии противоречий в нормах права нормативных правовых актов одного уровня действуют нормы акта, принятого позднее. Таким образом, положения пункта 2 статьи 3 ГК РК о приоритете его норм над нормами, содержащимися в иных законодательных актах, регулирующих гражданско-правовые отношения, формально следует признать не соответствующими закону и соответственно не подлежащими применению.
 
Буквальное применение указанных положений Закона «О нормативных правовых актах» может повлечь за собой, и это уже имеет место, крайне противоречивое законодательство в сфере имущественных отношений, что затруднит как сами проводимые рыночные преобразования, так и обычный гражданский оборот, вызовет массу споров и пр. В этом плане существование сводного акта, который бы исчерпывающе и однородно регулировал столь важную сферу общественных отношений, которые входят в предмет гражданского права, чрезвычайно важно. Поэтому наличие пункта 2 статьи 3 ГК РК вполне оправданно и может только приветствоваться. Интересно, что подобное положение в пункте 1 статьи 1 Уголовного кодекса РК от 16 июля 1997 г. № 167-1 не вызывает столь бурных обсуждений и сомнений в своей значимости и оправданности.
 
Подобная двойственность позиции относительно роли и места Г ражданского кодекса Республики Казахстан в системе источников гражданского права может быть устранена путем решения двух основных задач:
 
а) внесения соответствующих изменений и дополнений в Закон РК «О нормативных правовых актах», которые бы поставили кодификационные акты по юридической силе на более высокий уровень по сравнению с текущими законами; б) внесения изменений и дополнений, а лучше всего коренного обновления нормативных положений самого Гражданского кодекса с тем, чтобы исключить саму возможность принятия различных вспомогательных нормативных актов, регулирующих гражданско-правовые отношения. Вторая задача на сегодняшний день представляется весьма сложной, требующей значительных временных, интеллектуальных и финансовых затрат, но ее решение в долгосрочной перспективе будет способствовать построению развитого гражданского общества и рыночной экономике, к чему мы стремимся.
 
По нашему мнению, наиболее существенному изменению необходимо подвергнуть нормативные положения о праве собственности и иных вещных правах, так как эти нормативные положения ГК РК зачастую имеют отсылочный характер (чему мы приведем достаточно много примеров) и требуют наличия специального законодательства.
<< К содержанию

Следующая страница >>