Главная   »   Право собственности в Республике Казахстан. С. В. Скрябин   »   3.3. ЗАЩИТА ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ С ПОМОЩЬЮ ИСКОВ О ПРИЗНАНИИ (ИСКИ О ПРИЗНАНИИ)


 3.3. ЗАЩИТА ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ С ПОМОЩЬЮ ИСКОВ О ПРИЗНАНИИ (ИСКИ О ПРИЗНАНИИ)

У. Маттеи вообще не рассматривает данный способ защиты права собственности или иного вещного права. В его работе встречается лишь краткое упоминание о том, что виндикационное притязание построено преимущественно на признании права собственности на вещь, выступающую объектом соответствующего иска. Он заключает, что истребование вещи напрямую взаимосвязано с признанием права собственности на нее.
 
Долгое время исков подобной категории в гражданском законодательстве Республики Казахстан не существовало. Только в научной среде дебатировалась возможность их введения. В конце концов в результате этих дискуссий иски о признании права собственности получили свое законодательное оформление в статье 259 ГК РК, в которой для собственника определена возможность требовать признания соответствующего права. Однако здесь следует отметить очень интересную деталь. В Гражданском кодексе Казахской ССР, а также в Основах гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г. существовали статьи, которые предусматривали возможность защиты гражданских прав в целом путем признания судом соответствующих прав (шестые статьи указанных нормативных актов). Иначе говоря, законодатель лишь особо акцентировал внимание на возможности для собственника защищать свое субъективное право подобным образом. По нашему мнению, для обоснования целесообразности выделения этого способа защиты права собственности необходимо кратко осветить историю возникновения этих исков.
 
В судебной практике при применении норм гражданского права существование исков о признании права и защите с их помощью субъективного права собственности берет начало с так называемых исков об освобождении имущества от ареста, исключении имущества из описи. Требования подобного рода довольно часто встречались в судебной практике. Арест имущества, его опись и запрещение возможности для собственника распоряжения им были возможны в таких случаях, как: 1) обеспечение исполнения судебного решения о возмещении ущерба или конфискации; 2) нотариальное действие, используемое при открытии наследства; 3) принудительная мера для обеспечения других имущественных прав граждан и юридических лиц при предъявлении иска в суде.

 

Как показала практика применения этих оснований, иногда в опись имущества, на которое наложен арест, ошибочно включают вещи, принадлежащие другим лицам. В большинстве случаев по делам такого рода речь идет о требованиях супруга(и) об исключении из описи его доли в общем имуществе или лично принадлежащих ему вещей. Наличие подобных ситуаций нельзя теоретически исключить и в других ситуациях, как при осуществлении права общей собственности, так и когда имеется только право одного лица.
 
Юридическая природа исков об освобождении имущества от ареста, исключении из описи в одних случаях рассматривалась цивилистами как одна из разновидностей виндикации, в других — как одна из разновидностей негаторного иска, в третьих — как особый иск о признании права собственности. В первых двух случаях деление ставилось в зависимость от факта обладания собственником своей вещью. Если вещь не находится во владении собственника — это виндикационный иск, а если нарушение владения не произошло — негаторный. Причем негаторный иск рассматривался как иск об устранении препятствий не в праве пользования вещью, а в праве распоряжения ею. Например, А. В. Венедиктов указывает, что негаторный иск имеет значение, когда: 1) иски собственников (государственные организации, за которыми закреплено данное имущество) о признании права собственности (права оперативного управления), предъявляемые к организациям и лицам, которые нарушили данное право без лишения собственника (государственной организации) владения спорным имуществом;
 
2) иски фактических владельцев строений, заявляющих ходатайство о регистрации этих строений при отсутствии правоустанавливающих документов или при возникновении сомнений в предоставленных документах и предъявлении иска оспаривающим право владельца на строение, а также при отказе в регистрации строения по указанным основаниям; 3) иски об исключении имущества из описи — в тех случаях, когда спорное имущество не было изъято из владения собственника или организаций. При этом подчеркивалось, что негаторный иск отличается от заявлений, поданных в суд с просьбой об установлении факта владения на праве личной собственности, и рассматривается судом в порядке особого судопроизводства лишь при отсутствии спора о самом праве собственности на строение.
 
Приведенная позиция А. В. Венедиктова, по нашему мнению, является противоречивой, и последний абзац практически полностью исключает те три пункта, которые были приведены выше. Нам представляется, что во всех трех случаях речь идет об особом способе защиты права собственности — иске о признании соответствующего права. Последнее связано с тем, что юридическая конструкция негаторного иска не охватывает указанные случаи только потому, что в них речь идет о возможной утрате права собственности на вещь, имущество вообще, а не об устранении каких-либо препятствий в осуществлении этого права. Можно согласиться с мнением С. Е. Донцова о том, что специфика исков о признании заключается в том, что, в отличие от виндикационных и негаторных исков, в решении по иску о признании суд или арбитраж лишь констатируют факт принадлежности имущества истцу, не возлагая на ответчика обязанности вернуть имущество или устранить чинимые препятствия. Непризнание за собственником права на имущество может привести не только к нарушению отдельных правомочий владения или пользования, но и к утрате права собственности вообще.
 
Существование исков о признании как особого иска по защите права признают такие видные ученые-цивилисты, как Ю. К. Толстой, Е. А. Суханов и др. Некоторые же ученые, например В.П. Мозолин, подобные иски не рассматривают.
 
Считаем возможным привести несколько доводов за существование исков о признании.
 
Во-первых, право собственника, другого законного владельца имущества на этот иск вытекает, помимо положений статьи 259 ГК РК, из пункта 1 статьи 9 общих положений этого же нормативного акта, который устанавливает, что защита гражданами своих прав может осуществляться в суде путем признания соответствующего права. Далее законодатель в этом же пункте этой же статьи говорит о таких способах защиты гражданских прав, как восстановление положения, существовавшего до нарушения права, а также пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения. Таким образом, в данном случае речь идет о более широком толковании все тех же способов защиты субъективного права собственности. Причем эти способы защиты характерны для всех гражданских прав, а не только прав субъектов на вещь.
 
Во-вторых, существование данных способов защиты права собственности подтверждается практическими примерами, а также выводами практических работников, сделанными на основе анализа правоприменительной деятельности судов. Например, А. Арифулин и С. Герасименко утверждают, что в теории известны три основных способа такой защиты: признание права собственности на спорное имущество (право вещного владения); истребования имущества из чужого незаконного владения (виндикационные иски); устранение нарушений прав собственника (законного владельца), не связанных с лишением владения (негаторные иски).
 
В этом случае иски о признании права собственности ставятся даже на первое место, что вполне оправданно, так как эта защита носит, по сравнению с виндикационным или негаторным исками, более общий характер. Последнее связано с тем, что собственник первоначально может защитить свое право на имущество с помощью иска о признании, а затем с уже признанным судом правом может, в зависимости от обстоятельств нарушения, применять другие внедоговорные способы защиты. А. Арифулин и
 
С.Герасименко в качестве примеров рассматривают иски о признании права собственности на часть жилых домов, построенных совместно с государственными предприятиями (долевое строительство дома). Истец представил в арбитражный суд договор, на основании которого было создано спорное имущество — жилой дом, платежные документы, подтверждающие перечисление им ответчику предусмотренных договором сумм в счет долевого участия, а также документы, свидетельствующие о приобретении и передаче истцом подрядчику оборудования, обеспечение которым строительства было возложено на дольщика. На основании этого судом было признано право собственности истца на квартиры, подлежащие выделению ему в соответствии с условиями заключенного сторонами договора.
 
Приведенный пример наглядно демонстрирует ситуацию, когда субъективное право собственности может быть защищено только при помощи иска о признании. Если бы истец не смог доказать наличия у него соответствующего права, то он лишился бы своего имущества, так как ответчик отрицал наличие у последнего права собственности вообще. Если же в дальнейшем ответчиком будут предприняты действия по нарушению признанного права собственности истца, то последний будет иметь право, как собственник, на защиту своего права при помощи виндикационного или негаторного иска.
 
В судебной практике встречаются также случаи, когда право собственности по иску о признании судом не устанавливается, а значит, и не подлежит защите. А. Арифулин и С. Герасименко приводят пример, когда предприятие заявило иск к акционерному обществу о признании права собственности на имущество, внесенное в уставный фонд товариществом, являющимся участником данного акционерного общества. Истец обосновывал свои требования имущественными взаимоотношениями с товариществом и исходил из того, что последнее является собственником спорного имущества. Суд указал, что истец не учел одного принципиального обстоятельства: товарищество, на собственность которого он претендовал, не является собственником имущества, переданного в качестве вклада в уставный фонд акционерного общества. У частники товарищества сохраняют лишь обязательственные права в отношении переданного ими обществу имущества, если в учредительных документах не предусмотрено иное в отношении конкретных имущественных объектов.
 
В рассматриваемой ситуации за истцом не было признано право собственности, поэтому у истца нет и не будет в дальнейшем права на защиту определенного имущества, так как у него нет вещного права вообще.
 
Аналогичный пример можно привести из судебной практики Республики Казахстан.
 
Истцом был предъявлен иск о признании недействительным постановления городского комитета по государственному имуществу о передаче ему другого здания и изъятии у последнего занимаемого им здания в настоящее время. Одновременно истцом было заявлено ходатайство о признании его собственником спорного здания. По утверждению ответчика, спорное здание ранее находилось у государственного предприятия на балансе, т. е. на праве оперативного управления. Затем предприятие передало спорное здание на баланс производственного кооператива, который договором о безвозмездной передаче передал его истцу. Важно отметить, что истец в рассматриваемой ситуации является общественной организацией, юридическим лицом, зарегистрированным в установленном законом порядке. Судом было установлено, что передача здания государственным предприятием была осуществлена на основании действовавшего в тот момент гражданского законодательства (ст. 86 ГК Казахской ССР). Далее при передаче здания кооперативной организации это имущество стало объектом другого вида собственности, т. е. перестало быть государственным. Кооперативная организация, в свою очередь, затем на безвозмездной основе передала его истцу, который в настоящее время был его добросовестным приобретателем. Ответчиком не были (с момента возникновения комитета по государственному имуществу) предприняты меры по оспариванию ранее заключенных сделок, совершенных государственными органами или организациями до вступления в силу Закона «О разгосударствлении и приватизации». Более того, решением городского исполнительного комитета истцу был отведен земельный участок, примыкающий к спорному зданию, для строительства пристройки к нему. Суд признал за истцом право собственности на спорное здание, указав в своем решении, что при необходимости изъятия этого имущества для государственных нужд (речь шла о размещении в этом здании иностранного посольства) этот вопрос должен решаться в установленном законом порядке, т. е. путем реквизиции.
 
Рассмотренный пример является показательным. Во-первых, очень интересен переход права собственности на недвижимое имущество. Во-вторых, если комитет по государственному имуществу считал, что это здание является государственной собственностью, а согласно законодательству именно этот орган осуществляет права и обязанности собственника в отношении этой категории вещей, то ему следовало обратиться в суд с виндикационным иском, так как истец, а при виндикации ответчик, является в этом случае незаконным владельцем. Государственный же орган предпочел действовать административными, но не правовыми методами. В-третьих, истец вначале обратился в суде иском о признании недействительным решения органа государственного управления, нарушающего право собственности (ст. 28 Закона «О собственности»), затем отдал предпочтение другому способу зашиты своего права, а именно иску о признании соответствующего права. Удовлетворение судом этого иска автоматически повлекло за собой недействительность акта государственного органа.
 
А. Арифулин и С, Герасименко выделяют, кроме того, особый способ признания права собственности, который, по их мнению, служит для защиты последнего. Основанием для этого утверждения является наличие в судебной практике споров о Признании недействительными различных гражданско-правовых сделок, нарушающих Право собственности. Обычно это сделки по распоряжению имуществом собственника лицами, не имеющими на это соответствующих полномочий. Способ этот особый потому, что «в исковом требовании, в принципе, не ставится вопрос о признании права собственности (законного владения). Между тем в основе решения о признании оспариваемой сделки недействительной лежит вывод арбитражного суда о том, что истец является собственником (законным владельцем) имущества, явившегося предметом сделки, и данная сделка нарушила его права собственника (законного владельца)… Фактически направлены на признание прав собственника путем предоставления судебной защиты от незаконных сделок с его имуществом». В подтверждение своих выводов авторы приводят пример из судебной практики. «В арбитражный суд обратилось государственное предприятие с иском о признании недействительным договора Купли-продажи объекта незавершенного строительства. Указанный договор был заключен между государственным комитетом по государственному имуществу и акционерным обществом. Истец утверждал, что является законным владельцем проданного объекта. Требуя признать договор недействительным он, фактически, просил арбитражный суд подтвердить его права на это имущество и защитить их… установлено, что проданный объект незавершенного строительства был закреплен за ним на праве полного хозяйственного ведения и входил в состав активов государственного предприятия (истца)… Права законного владельца были защищены арбитражным судом путем признания договора купли-продажи недействительным».
 
Приведенные аргументы, думается, не могут служить основанием для выделения еще одного способа защиты права собственности, имеющего внедоговорный характер. Это связано с тем, что в аналогичных ситуациях, как в ситуации, рассмотренной ранее, право собственности (право законного владельца) может быть защищено в полном объеме путем предъявления иска о признании соответствующего права. Если за истцом, который не был стороной по какому бы то ни было договору о передаче принадлежащего ему права, признается право собственности (другое вещное право) на имущество, которое было отчуждено, то только в случае признания соответствующего права такая сделка (договор) должна быть признана недействительной.
 
Исходя из всего вышеизложенного по искам о признании права собственности (других верных прав) можно выделить следующие особенности этого способа защиты права собственности:
 
1. Право собственности истца в силу каких-либо обстоятельств является спорным. Другими словами, факт существования, наличия права у субъекта оспаривается или отрицается заинтересованным лицом.
 
2. Заинтересованность указанных лиц выражается в том, что лицо, в свою очередь, предполагает наличие у него самого соответствующего права на вещь, которая выступает Предметом спора.
 
Для удовлетворения этого иска необходимо наличие следующих условий. Во-первых, нужно, чтобы настоящий собственник (законный владелец), а не мнимый, выступал истцом по этому делу и мог доказать наличие у него права, в Данном случае вещного, на спорную вещь. Во-вторых, ответчиком по этому иску выступает лицо, которому спорная вещь не принадлежит, но у которого есть основание для притязаний на предмет иска. Основания д ля подобного рода притязаний возникают тогда, когда обладатель вещного права не совершил либо совершил ненадлежащим образом какие-то юридические действия по фиксации, закреплению своего права за собой, в порядке, установленном гражданским законодательством. В-третьих, предметом данного иска всегда выступает индивидуально определенная вещь.
 
Итак, в отличие от позиции У. Маттеи, вещно-правовые внедоговорные способы защиты права собственности и иных вещных прав представлены в гражданском законодательстве Республики Казахстан тремя исками: 1) виндикационным — иск об истребовании имущества из чужого незаконного владения; 2) негаторным — иск об устранении препятствий в осуществлении субъективного вещного права; 3) иском о признании соответствующего вещного права.
<< К содержанию

Следующая страница >>