Главная   »   Право собственности в Республике Казахстан. С. В. Скрябин   »   3.2. ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ В ГРАЖДАНСКОМ КОДЕКСЕ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН 1994 г.


 3.2. ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ В ГРАЖДАНСКОМ КОДЕКСЕ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН 1994 г.

Мы отчасти уже проводили в общем виде исследование норм о праве собственности в Гражданском кодексе Республики Казахстан, и в данном разделе представляется оправданным остановиться на некоторых принципиальных, с нашей точки зрения, положениях, которые влияют на регулирование вещно-правовых отношений и получают развитие в текущем гражданском законодательстве.

 

Некоторые исследователи нормативных положений гражданского кодекса о собственности несколько упрощенно подходят к освещению этой Проблемы. Например, К. Осакве в ряду краеугольных принципов современного российского права собственности выделяет следующие моменты: Закон признает частную собственность наряду с государственной собственностью и предоставляет равную защиту как государственной, так и частной собственности; за некоторыми исключениями, оговоренными законом, любой объект может находиться в частной собственности; в отношении объектов, которые могут находиться в частной собственности, закон не устанавливает ограничений на количество и стоимость подобной собственности, которая может находиться в индивидуальной собственности индивидуального лица; частная собственность может передаваться в любое время третьей стороне, соблюдая соответствующие правила, регулирующие особые формы передачи собственности; объект частной собственности может включать в себя как вещи, так и имущественные права; собственник частной собственности может передавать подобную собственность в доверительное управление другому лицу, без передачи права собственности лицу, распоряжающемуся имуществом на началах доверительной собственности; государство может передать имущество, принадлежащее ему предприятие на правах хозяйственного ведения или оперативного управления; все земли и природные ресурсы земли находятся в исключительной собственности государства; государство, однако, может предоставить право на пользование, владение и распоряжение землей и минеральными ресурсами частному лицу (физическому и юридическому); реквизиция частной собственности для общественных нужд разрешается только в особых случаях, оговоренных законом, и подлежит защитным мерам. При этом К. Осакве считает, что право собственности в Казахстане является зеркальным отражением российского права и отклонения являются минимальными.
 
Следует не согласиться с высказанной К. Осакве точкой зрения относительно принципиальных положений права собственности в Гражданских кодексах России и Казахстана, так как указанные автором моменты являются не принципиальными основами права собственности, а лишь частными элементами юридической конструкции объективного права собственности в этих нормативных источниках. Считаем необходимым кратко охарактеризовать основные положения ГК РК о праве собственности с анализом основных элементов его современной конструкции.
 
Первым таким элементом выступают положения главы 8 второго раздела ГК РК, который называется «Право собственности. Общие положения». Элементы общих положений относительно права собственности мы уже разбивали на несколько групп: 1) нормы, определяющие понятие субъективных вещных прав, в том числе и права собственности, а также их систему (п. 1—3,5 ст. 188, ст. 194 и 195); 2) положения, посвященные обязанностям собственника (п. 4 и 6 ст. 188); 3) нормы об объектах права собственности государства (ст. 192 и 193). Несколько особняком стоят правила о понятии и видах частной собственности (ст. 191) и о бремени содержания имущества, а также о риске случайной гибели или случайной его порчи (ст. 189 и 190). Мы уже обращали внимание на бессистемность построения нормативных положений и отмечали, что указанные нормы посвящены не только праву собственности, но и другим вещным правам, придя к выводу, что глава восьмая второго раздела ГК РК содержит общие положения как о праве собственности, так и о других вещных правах.
 
Далее, по нашему мнению, надо указать общее количество отсылочных норм, которые содержатся в восьмой главе ГК РК. Последовательный список в этом случае будет выглядеть следующим образом:
 
1) определение права собственности по пункту 1статьи 188 ГК, которое не дает возможности определения права собственности без соответствующего анализа других, помимо ГК, законодательных актов;
 
2) возложение бремени содержания имущества на собственника (п. 1 ст. 189 ГК);
 
3) переход риска случайной гибели на собственника (п. 1 ст. 190 ГК);
 
4) положение пункта 2 статьи 191 ГК, требующее определения видов имуществ частной собственности, не могущих принадлежать гражданам и юридическим лицам;
 
5) правила пунктов 2 и 3 статьи 192 ГК, дающих определение республиканской и коммунальной государственной собственности;
 
6) положение статьи 193 ГК о собственности на землю и природные ресурсы требует своего последующего развития законодательными актами;
 
7) аналогичная ситуация возникает и с правом собственности на жилье (ст. 194 ГК);
 
8) статьей 195 ГК не установлен закрытый перечень вещных прав, и он может быть продолжен в других законодательных актах.
 
Таким образом, из восьми статей восьмой главы ГК РК требуют дополнительного законодательного регулирования все восемь и речь может идти лишь о поверхностном регулировании правовых отношений собственности.
 
Две последующие главы (девятая и десятая) содержат положения о правах хозяйственного ведения и оперативного управления, которые, во-первых, предназначены для реализации только права государственной собственности и, во-вторых, являются по принятой в Республике Казахстан классификации самостоятельными вещными правами. Вследствие этого положения этих глав нами анализироваться не будут.
 
Нормы одиннадцатой главы посвящены общей собственности, которая закрепляет виды общей собственности: долевую и совместную. Последняя может выступить только в виде общей собственности супругов, крестьянского (фермерского) хозяйства, общей собственности на приватизированное жилье. Указанный перечень не является исчерпывающим и может быть дополнен законодательными актами (ст. 219 ГК). Кроме того, общая собственность на недвижимое имущество может существовать в форме кондоминиума (п. 6 ст. 209 ГК). Двенадцатая глава ГК РК содержит нормы, где закреплена еще одна возможная разновидность общей собственности — собственность участников договора о совместной деятельности (простое товарищество).
 
Нормы одиннадцатой главы ГК РК также содержат достаточно много отсылок к иным актам гражданского законодательства. Это следующие статьи:
 
1) статья 209 имеет три отсылочных положения: а) пунктом 3 установлена возможность признания законом случаев установления общей совместной собственности, б) пунктом 4 указывается возможность возникновения общей собственности на делимую вещь по нормам законодательных актов, в) пункт 6 допускает регулирование законодательными актами отношений кондоминиума;
 
2) пунктом 1 статьи 210 предоставлена возможность определения на основании законодательных актов размера долей участников долевой собственности;
 
3) пункт 1 статьи 216 допускает регламентацию законодательными актами случаев продажи доли в общей долевой собственности с публичных торгов при отсутствии согласия всех ее участников;
 
4) пункт 2 статьи 219 устанавливает правило, согласно которому законодательными актами могут быть предусмотрены и другие, помимо предусмотренных ГК, виды общей совместной собственности;
 
5) пунктом 4 статьи 220 установлено правило, согласно которому правила пунктов 1-3 этой же статьи о владении, пользовании и распоряжением применяются, если законодательными актами не установлено иное;
 
6) пункты 2 и 3 статьи 221 допускают определение размера долей при разделе общей совместной собственности на основании законодательных актов;
 
7) пунктом 4 статьи 223 предусмотрено, что регламентация особенностей права общей совместной собственности супругов осуществляется законодательством о браке и семье;
 
8) то же самое имеет место и в отношении общей совместной собственности на приватизированное жилище (ч. 2 ст. 227).
 
Таким образом, большинство нормативных положений одиннадцатой главы ГК РК требуют дополнительного регулирования законодательными актами гражданского законодательства.
 
Нормы о приобретении права собственности и иных вещных прав содержатся в главе тринадцатой ГК (ст. 235—248). В этой главе отсылочный характер имеют следующие нормативные положения:
 
1) законодательством на вновь созданную вещь могут быть установлены иные правила приобретения, чем в ГК (п. 1 ст. 235);
 
2) момент возникновения права собственности на недвижимое имущество может быть определен законодательными актами или договором (п. 2 ст. 236);
 
3) аналогичное правило существует и в отношении момента возникновения права собственности по договору (п. 1 ст. 238);
 
4) законодательством могут быть предусмотрены иные случаи передачи вещей, чем указанные в ГК (п. 1 ст. 239);
 
5) законодательными актами может быть предусмотрен иной правовой титул, который может быть противопоставлен владению при приобретательной давности. Укажем, что этому положению прямо корреспондирует пункт 1 статьи 195 ГК, которым установлен открытый перечень вещных прав;
 
6) законодательством, местным обычаем или общим разрешением определены правила обращения в собственность общедоступных для сбора или добычи вещей (ст. 241);
 
7) законодательством, а также административными разрешениями определен порядок предоставления земельных участков под строительство (п. 1 ст. 244);
 
8) пункт 2 статьи 247 ГК не содержит понятия вещей, относящихся к памятникам истории и культуры. И хотя нет специального указания на регулирование этого вопроса законодательными актами, необходимость в них очевидна;
 
9) законодательными актами должны быть установлены порядок и условия приобретение права собственности на имущество, изъятое у собственника на законных основаниях (ст. 248).
 
Прекращению права собственности посвящена глава четырнадцатая ГК. Положения этой главы также изобилуют отсылочными нормами. К таковым относятся:
 
1) законодательными актами могут быть определены иные основания прекращения права собственности, чем указанные в ГК (п. 1 ст. 249). Последнее, например, устанавливается законодательными актами о приватизации применительно к государственной собственности и к частной, при принятии Республикой Казахстан законов о национализации (п. 3 и 4 ст. 249 соответственно);
 
2) законодательством определяется порядок прекращения права собственности при обращении взыскания на имущество собственника (п. 2 ст. 251);
 
3) специальная совокупность законодательных актов должна регулировать вопросы прекращения права собственности на имущество, которое не может в силу их же предписаний принадлежать частным лицам (ст. 252);
 
4) отношения, которые возникают при прекращении права собственности в порядке реквизиции (ст. 253), конфискации (ст. 254), в связи с изъятием земли и других природных ресурсов (ст. 255), выкупа бесхозяйственно содержимых культурных и исторических ценностей (ст. 256), а также прекращение иных вещных прав (ст. 258) требуют принятия специального законодательства, и Г ражданский кодекс для этих случаев содержит только отсылочные положения.
 
Положения пятнадцатой главы ГК РК, посвященные защите права собственности и иных вещных прав, имеют в наименьшей степени дополнительное регулирование со стороны специального законодательства. Исключение составляют положения статьи 265 ГК, которыми правила защиты права собственности распространены на лиц, владеющих вещью на основании иного правового титула, чем это установлено ГК. Данное положение взаимосвязано незаконченным перечнем вещных прав с уже отмеченными нами выше нормами ГК о праве собственности и иных вещных правах. Незначительное число отсылочных норм в этой главе, по нашему мнению, определяется хорошей теоретической проработкой проблемы защиты права собственности.
 
В качестве общего вывода можно констатировать, что общая часть Гражданского кодекса Республики Казахстан не в состоянии самостоятельно урегулировать вещно-правовые отношения и большинство ее норм нуждается в принятии специального законодательства. Непосредственно к анализу нормативных положений законодательства о праве собственности, которые регламентируют отношения собственности, мы вернемся в последующем разделе этой главы. Здесь можно только констатировать, что в основу построения системы гражданского законодательства положена модель, при которой кодекс лишь определяет некоторые, далеко не все, основные положения, а дальнейшая правовая регламентация происходит на уровне специальных законов, других законодательных актов, в том числе и тех, которые имеют подзаконный характер.
 
Возвращаясь к вопросу о наиболее принципиальных положениях норм второго раздела ГК РК о праве собственности, необходимо указать, что таковых не так уж и много. Имеются в виду такие положения, которые, во-первых, способствовали бы развитию и становлению гражданского общества, построению рыночной экономики и, во-вторых, оказывали бы непосредственное влияние на регулируемые отношения и только конкретизировались предписаниями других нормативных актов.
 
Например, М. К. Сулейменов отмечает лишь одно фундаментальное положение ГК РК о том, что различаются только две формы собственности: государственная и частная. Правда, впоследствии автор производит дополнительное разграничение каждой из этих форм: частная — собственность негосударственных юридических лиц и собственность граждан, государственная — республиканская и коммунальная.
 
В. А. Дозорцев называет наиболее важными, ключевыми моментами общее понятие права собственности и принципиальное положение гражданского кодекса о видах (формах) собственности.
 
В контексте общего понятия права собственности В. А. Дозорцев утверждает, что новый Гражданский кодекс Российской Федерации (далее: ГК РФ) создал единое понятие права собственности, в котором заключается наиболее радикальное изменение в регламентации этого института. Автор считает, что впервые за долгие годы восстановлено единое право собственности. Теперь нет ни права государственной собственности как особой категории, ни права частной собственности. Есть просто право собственности. Закон при этом не выделяет категорию права частной собственности. Просто право собственности как субъективное право может принадлежать частным лицам. Данное утверждение, по мнению автора, не колеблет статью 212 ГК РФ, в которой выделены формы собственности, так как она называет формы собственности, но не права собственности, и прямо указывает на то, что речь идет о субъектах права собственности. Само право собственности теперь едино и не делится на формы, которым присуще особое содержание. Для права собственности государства не устанавливаются особые правомочия или особые условия защиты, как это было ранее. Одинаковое для всех субъектов содержание права собственности — это принципиальнейшее положение, определяющее новую систему права собственности.
 
Следующей особенностью понятия права собственности В. А. Дозорцев считает положение ГК РФ об объектах права собственности. Автор это утверждает, несмотря на то что кодекс в качестве объекта права собственности называет имущество. Однако, по его мнению, это не означает, что таким объектом является всякое имущество, все виды объектов имущественных гражданских прав, перечисленные в статье 128 ГК РФ. Прямо виды имущества, которые могут быть объектом права собственности, Гражданский кодекс не выделяет, но из существа отдельных его положений совершенно ясно, какого рода объекты он имеет в виду. Объектом права соб-ственности могут быть только материальные вещи, ограниченные в пространстве. Прежде всего, по мнению В. А. Дозорцева, это вытекает из правомочий собственника (п. 1 ст. 209 ГК РФ), содержание которых определяется в большой мере натуральными свойствами объекта. Для права собственности исходным является правомочие владения как физического обладания вещью, господства над ней, от которого зависит содержание и других правомочий собственника (пользования и распоряжения). Право владения может осуществляться только в отношении материальной вещи, ограниченной в пространстве. Это вытекает также из правил о риске случайной гибели вещи (ст. 211 ГК), которые могут относиться только к материальным вещам, из отнесения права собственности к вещным правам (ст. 216 ГК), из норм о вещных способах защиты права собственности (ст. 302-304).
 
Существенным новшеством, введенным ГК РФ, по мнению В. А. Дозорцева, явилось деление вещей на движимые и недвижимые (ст. 130 и 131). Прежде такого деления вещей в нашем праве не существовало, вместо него закон оперировал экономическими категориями основных и оборотных фондов, которые с точки зрения юридической категории не могли считаться достаточно четкими, ибо отнесение к той или иной категории определялось меняющейся экономической функцией вещи. Движимость и недвижимость — это достаточно стабильные категории, которые могут быть связаны со вполне определенным правовым режимом. Поэтому введение этих категорий, по мнению автора, является значительным шагом вперед, необходимым в условиях четких рыночных отношений2.
 
Другой новеллой ГК РФ является решение вопроса о субъектах права собственности и соотношении права собственности и гражданской правосубъектности. В. А. Дозорцев указывает, что право собственности — это право на осуществление правомочий в отношении объекта собственности. В этом смысле право собственности всегда имеет индивидуальный характер, ибо волю может выражать только конкретное лицо, являющееся субъектом права на осуществление правомочий, — субъект гражданского права. Автор считает, что субъектом гражданского права может быть лишь физическое лицо, юридическое лицо, государство или муниципальное образование. Право собственности сохраняет индивидуальный характер, если оно принадлежит на какой-то объект нескольким лицам, является правом общей собственности.
 
Важное значение, по мнению В. А. Дозорцева, имеет вопрос о способах осуществления права собственности. Здесь новшество, по мнению автора, заключается в том, что в законодательстве появился такой способ осуществления права собственности, как доверительное управление (п. 4 ст. 209, ст. 1012—1026 ГК РФ). Смысл этого института в том, чтобы право собственности могли осуществлять лица, определяемые не на административной, а на гражданско-правовой основе, чтобы они были заинтересованы в эффективном осуществлении правомочий собственника и несли ответственность перед ним за свою ненадлежащую деятельность. Это -принципиальное новшество в законодательстве. При этом наряду с правомочиями собственника необходимо четко выделить еще и более широкую категорию — управление собственностью (или имуществом вообще). Такое управление включает в себя не только осуществление правомочий, но и совершение фактических действий.
 
В контексте новелл гражданского кодекса относительно права государственной собственности В. А. Дозорцев отмечает прекращение существования единого фонда государственной собственности с разграничением на государственную собственность субъектов федерации и муниципальную собственность. В последних двух случаях существует множественность субъектов, а следовательно, множественность собственников. Автор указывает и на тот факт, что права хозяйственного ведения и оперативного управления не имеют самостоятельного характера, и на деле эти права представляют собой способ осуществления права собственности, притом в основе своей права государственной собственности.
 
Еще одним принципиальным положением права собственности В. А. Дозорцев считает вопрос о праве собственности на землю (гл. 17 ГК РФ), введение в действие которой отложено до принятия Земельного кодекса РФ, которым могут быть внесены изменения в содержание правового регулирования.
 
Резюмируя изложенное, В. А. Дозорцев заключает, что гражданским кодексом исчерпать законодательство о праве собственности не удается и проблемам права собственности посвящено очень обширное законодательство, по трем основным направлениям: объекты права собственности, отдельные виды организаций и отдельные виды деятельности. В целом система норм оказывается очень сложной. Действующей Гражданский кодекс РФ, как считает автор, сделал только первые шаги по приведению категорий права собственности в соответствие с экономической системой.
 
Сделанный В. А. Дозорцевым общий вывод о роли и месте гражданского кодекса в системе нормативных актов, регулирующих вопросы вещноправовых отношений, созвучен результатам проведенного нами выше исследования, свидетельствующих об отсылочном характере большинства норм кодекса. Таким образом, кодификация гражданского законодательства 90-х гг., как Казахстана, так и России только отчасти систематизировала правовые нормы, послужив, в свою очередь, основой для дальнейшего бурного развития гражданского законодательства.
 
Возвращаясь к принципиальным положениям Гражданского кодекса Республики Казахстан относительно права собственности, можно указать, что с нашей точки зрения к таковыми могут быть отнесены следующие положения:
 
1) определение содержания права собственности. Впервые сделана попытка трактовать содержание этого права в качестве возможности управомоченного лица совершать в отношении принадлежащей ему вещи любые действия (п. 3 ст. 188). Это положение имеет принципиальное значение для определения понятия и содержания права собственности, несмотря на то, что в пунктах 1 и 2 этой же статьи используется традиционная триада правомочий собственника — владение, пользование и распоряжение;
 
2) введение классификации вещей на движимые и недвижимые (ст. 117). Хотя эта классификация непосредственно не указана в нормах второго раздела ГК РК, она оказала существенное влияние на содержание правового регулирования. Например, новелла в регулировании общей собственности — кондоминиум (п. 6 ст. 209), особенности приобретения права собственности на недвижимое и движимое имущество и др.;
 
3) закрепление приобретательной давности как способа приобретения права собственности (ст. 240 ГК). Данное нововведение имеет существенное значение для регулирования вещно-правовых отношений, которое заключается прежде всего в необходимости совершенствования норм гражданского законодательства относительно владения вещью, с приданием ему роли самостоятельного раздела кодекса;
 
4) ГК РК предлагает исчерпывающий перечень оснований принудительного изъятия у собственника имущества, т. е. помимо его воли (п. 2 ст. 249). По сути, развивая и оптимизируя в дальнейшем эти положения кодекса, можно добиться большей стабильности в закреплении вещей за субъектами гражданского оборота;
 
5) максимальное компенсирование имущественных потерь собственника от прекращения его права (ст. 257 и 266). Тем самым, по нашему мнению, кодекс закрепил важное положение, которое в конечном счете призвано гарантировать стабильность и защищенность отношений собственности;
 
6) закрепление кодексом развернутой системы способов защиты права собственности. Сюда относятся такие традиционные способы защиты, как виндикационный и негаторный иски (ст. 260-264), иск о признании права собственности (ст. 259), а также иски, вытекающие из положений статей 266 и 267.
 
Другие новеллы Гражданского кодекса РК имеют или более частный характер, или же, по нашему мнению, не создают основу совершенствования правового регулирования. Например, это относится к подчеркиваемым практически всеми исследователями положениям Гражданского кодекса, которые якобы решают проблему соотношения и противопоставления государственной и частной собственности (объекты, субъекты, виды субъективных прав). В этом случае мы не можем согласиться с мнением
 
В. А. Дозорцева о том, что российский кодекс закрепил единое право собственности для всех субъектов и объектов гражданского оборота. Анализ структурных элементов второго раздела ГК РК позволяет сделать вывод о комплексности нормативных положений кодекса относительно права собственности и иных вещных прав. Прежде всего, это проявляется в том, что устанавливаются различные правовые режимы для того или иного вида субъективных прав. Фактически кодекс устанавливает их два: право собственности государства и право собственности других субъектов (физические и юридические лица). Особенно явно различия проявляются в двух моментах: а) нормы о приобретении и прекращении права собственности позволяют государству приобрести право собственности в более короткий срок, чем другим субъектам; б) одно из субъективных вещных прав — право хозяйственного ведения, — которое предусмотрено в кодексе, предназначено только для государства. Эта юридическая конструкция субъективного права позволяет государству вовлечь свое имущество в оборот и получить определенные выгоды от его хозяйственного использования. Аналогичные юридические конструкции субъективных вещных прав, которые позволили бы использовать имущество в обороте посредством других лиц, для негосударственных субъектов кодекс не содержит.
 
Мы уже указывали несколько наиболее существенных недостатков Г ражданского кодекса РК в части регулирования вещно-правовых отношений. Здесь же отметим те положения кодекса о праве собственности, развитие которых представляется нам нецелесообразным и которые вследствие этого требуют значительной корректировки.
 
Одно из них — понятие общей собственности. Согласно пункту 2 статьи 209 ГК РК общим является само право собственности (с определением доли в нем или без таковой). Подобная трактовка означает, что право собственности перестает быть единым и дробится между участниками общей собственности. Возникают несколько прав собственности, составляющих в своей совокупности единое право. На наш взгляд, это положение ГК РК неправильно и нуждается в изменении. Во-первых, в данном случае возникает конструкция разделенного права собственности, что в принципе не характерно для континентальной правовой системы. Во-вторых, общую собственность характеризует лишь та особенность, что единое право на вещь принадлежит не одному лицу, а нескольким. Здесь следует различать: а) право собственности на вещь в целом. Как мы уже указывали, это право принадлежит нескольким лицам, но суть права собственности остается при этом неизменной; б) единоличное право собственности лица на определенную долю в вещи. Причем доля в вещи может быть идеальной, т. е. не выделенной в натуре, и реальной — выделение доли вещи в натуре. Право собственности на долю в вещи осуществляется лицом самостоятельно, но с известными ограничениями. Поэтому следует различать право всех сособственников на вещь и право каждого их них на определенную долю (реальную или идеальную); в) понятие общей собственности, которое, не только в данном случае, следует относить только к объектам права, и само субъективное право. По сути, единственным отличием является множество лиц, которые могут реализовать принадлежащее им право только в том случае, если достигнут соглашения об этом (см., например, п. 1 ст. 213). Отношения общей собственности одновременно предполагают наличие двух условий: а) одной вещи как объекта права, б) нескольких субъектов того же права.
 
Основной положительный момент главы тринадцатой ГК РК о приобретении права собственности, по нашему мнению, заключается в воссоздании главных компонентов несколько забытой классификации способов приобретения на первоначальные и производные. Критерием в данном случае выступает правопреемство обладателя права собственности и иного вещного права, и последовательно реализуется древнейший правовой принцип — никто не может перенести на другого большее право, чем имел бы сам. Основной отрицательный момент в нормативном регулировании приобретения права собственности, как мы полагаем, заключается в том, что до сих пор происходит дифференциация способов приобретения для разных видов и форм собственности, а также определения круга объектов того или иного права собственности. В этом случае государство может обладать любыми объектами на праве собственности, другие субъекты—только определенными, как это было в советский период развития цивилистики.
 
Кроме того, для глав кодекса о приобретении и прекращении права собственности следует разграничить понятия «основание» и «способ» приобретения и прекращения этого права. По нашему мнению, под способом приобретения права собственности надлежит понимать сам процесс, процедуру возникновения права. Основание же приобретения — это указание закона на конкретный юридический факт. В этом случае основаниями приобретения права собственности (ст. 235 ГК РК) выступают: 1) титул (право) лица на вещь. Общее правило таково, что лицо, используя свое право на вещь и участвуя с ней в гражданском обороте, приобретает право собственности на все приращения вещи; 2) сделка об отчуждении вещи. Важно указать на то, что отчуждение есть не только переход фактического владения вещью, но и передача права на вещь (например, купля-продажа, мена, дарение и др.); 3) правопреемство. В данном случае это основание относится к производным способам приобретения права собственности; 4) акты принудительного отчуждения вещи. Это могут быть как нормативные, так и правоприменительные акты; 5) давность (срок времени) и ее разновидности. Например, приобретательная давность, приобретение бесхозяйной вещи и др. Кроме того, в пункте 4 статьи 235 выделено еще одно основание — полная оплата за вещь. Например, паенакопления за квартиру и иные вещи. Мы полагаем, что перечень оснований приобретения права собственности должен быть более конкретным и его необходимо точно указать в кодексе относительно отдельных способов приобретения права собственности иных вещных прав.
 
Применительно к главе четырнадцатой ГК РК, нормы которой посвящены основаниям и способам прекращения права собственности, мы уже отмечали как положительный момент исчерпывающий перечень оснований принудительного прекращения права собственности. Однако данные положения кодекса нуждаются в более детальной регламентации самим ГК. Фактически же мы наблюдаем отсутствие конкретного механизма принудительного прекращения права собственности и обозначение кодексом только самых общих положений.
 
В главе о защите права собственности и иных вещных прав, по нашему мнению, следует существенно доработать два положения. Во-первых, о механизме защиты обладателей иных вещных прав, а также фактических владельцев. В кодексе (ст. 265) указаны только самые общие положения о распространении на этих лиц норм о защите права собственности. Во-вторых, требуют конкретизации процедура и последствия признания недействительными актов органов власти и управления должностных лиц, нарушающих право собственности и иные вещные права (ст. 267).
 
Наиболее существенным недостатком, по нашему мнению, выступает отсутствие в Гражданском кодексе РК нормативных положений об ограничениях права собственности и иных вещных прав. В некоторых случаях, строго говоря, речь идет об ограничениях, но они определены в качестве обязанностей собственника. Определяя содержание права собственности как возможность совершать любые действия в отношении принадлежащей вещи, важно в законе, прежде всего в Гражданском кодексе, четко обозначить пределы свободы, господства собственника. Особенно это относится к обладанию недвижимым имуществом, в том числе земельными участками.
 
В связи с тем, что Гражданский кодекс Республики Казахстан имеет значительное количество отсылочных положений, важную роль в непосредственном нормативном регулировании отношений собственности играют специальные законы и иные нормативные акты, которые будут рассмотрены в следующем параграфе.
<< К содержанию

Следующая страница >>