Главная   »   Право собственности в Республике Казахстан. С. В. Скрябин   »   2. ВИДЫ ВЕЩЕЙ ПО ГРАЖДАНСКОМУ КОДЕКСУ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН


 2. ВИДЫ ВЕЩЕЙ ПО ГРАЖДАНСКОМУ КОДЕКСУ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН


2.1. СРЕДСТВА ПРОИЗВОДСТВА И ПРЕДМЕТЫ ПОТРЕБЛЕНИЯ, ОСНОВНЫЕ И ОБОРОТНЫЕ СРЕДСТВА
В начале нашего анализа отметим одно обстоятельство, на которое обращали внимание практически все исследователи советского, затем постсоветского гражданского права. Дело в том, что ни одной из правовых систем не известно деление объектов права собственности и иных вещных прав на средства производства и предметы потребления, основные и оборотные средства и не проводится какого-либо различия в характере правового регулирования по этому признаку. Отсутствует это деление и в параграфе 1 главы 3 Гражданского кодекса Республики Казахстан. Но в ряде статей подобное разграничение вещей подразумевается или имеется непосредственно. В качестве примера можно привести подпункт 1 пункта 1 статьи 200 ГК РК.
 
Гражданский кодекс Казахской ССР 1963 г. (ст. 89,90,93 и др.) с отнесением вещи к той или иной категории связывал существенные правовые последствия (например, особенности распоряжения вещами, отнесенными к основным средствам). Современное гражданское законодательство начиная с 1991 г. последовательно отходит от использования этой категории. На наш взгляд, следует в принципе решить вопрос о целесообразности деления вещей на основные и оборотные, средства производства и предметы потребления и дифференциации правового регулирования вещей по этой классификации. Основанием для разделения вещей в этом случае выступает их стоимостная характеристика, и на этой основе производится различие в режиме их правового регулирования. Думается, что данное деление уже утратило свое значение. Прежде всего, это связано с преобразованиями, которые происходят во всех сферах общественной жизни (политике, экономике, праве и др.) вследствие формирования основ рыночной экономики, создания гражданского общества, постоянного инфляционного процесса, изменчивости конъюнктуры цен на имущество и других обстоятельств, а также законодательного признания и закрепления незаслуженно забытой советским гражданским правом дифференциации вещей на движимые и недвижимые. Кроме того, данная классификация имеет больше экономический характер, чем юридический. Последнее отмечается многими исследователями, в том числе и некоторыми экономистами. Известный экономист В. П. Шкредов, говоря в целом о проблемах юридического регулирования отношений собственности, отмечает, что деление имущественных объектов по экономическим признакам на средства производства и предметы потребления юридически неправильно, и предлагает вернуться к классификации вещей на движимые и недвижимые. Он считает, что «это дело экономистов — различать основные и производственные фонды. А для юристов это не важно».
 
Между тем деление вещей на средства производства и предметы потребления до сих пор имеет место в цивилистической литературе. Так, А. П. Сергеев отмечает, что правовой режим данной категории вещей нельзя признать полностью совпадающим, и в подтверждение этого приводит пример, когда автомобиль, принадлежащий частному лицу, используется как средство производства, возможно, имея в виду случаи, когда управомоченное лицо занимается частным извозом.
 
Мы считаем возможным не согласиться с этим утверждением. Для гражданского права в большинстве случаях не имеет значения для каких целей используется вещь, принадлежащая на субъективном вещном праве. Правовые отношения, которые регламентируют вопросы налогообложения различных видов деятельности, относятся к сфере публичного права и поэтому не должны рассматриваться в учебнике гражданского права, а также в статьях гражданского законодательства. Поэтому принципиальное значение для гражданского права как области частных дел настоящая классификация вещей утратила и ей не будет более уделено никакого внимания в рамках настоящего исследования.
<< К содержанию

Следующая страница >>