Главная   »   Право собственности в Республике Казахстан. С. В. Скрябин   »   2. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ О ЗАЩИТЕ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ. 2.1. СООТНОШЕНИЕ ЗАЩИТЫ ТИТУЛЬНОГО И ФАКТИЧЕСКОГО ВЛАДЕНИЯ


 2. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ О ЗАЩИТЕ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ.


2.1. СООТНОШЕНИЕ ЗАЩИТЫ ТИТУЛЬНОГО И ФАКТИЧЕСКОГО ВЛАДЕНИЯ
Проблема соотношения защиты титульного и фактического владения практически не разработана в цивилистической доктрине Казахстана. Действующий Гражданский кодекс Республики Казахстан вопросы зашиты владения также не регламентирует, за исключением упоминания о защите титульного владения (ст. 265 ГК) и о защите фактического владения (п. 2 ст. 240 ГК).
 
У. Маттеи отмечает, что средства судебной защиты, имеющиеся в распоряжении собственника, а зачастую и владельца (т. е., по существу, несобственника) имущества могут быть охарактеризованы как весьма разнообразные и сложные. Гражданско-правовая традиция, указывает автор, в конечном счете выработала дуалистическую схему охраны имущественных прав, предполагающую защиту владения и защиту права собственности. Общее право, будучи более прагматичным и в меньшей степени абстрактным, не стало вырабатывать отдельной защиты права собственности, Это может быть отнесено на счет того, что владельческая защита с точки зрения обеспечения надлежащей охраны существующего распределения имущественных прав в обществе в совершенстве справляется с функцией защиты права собственности, выступая в качестве субститута такового.
 
Современное гражданское право Республики Казахстан не знает подобной дуалистичности средств защиты права собственности и иных вещных прав. Положения главы 15 ГК РК о защите права собственности и иных вещных прав посвящены только защите титульного обладания вещью. Фактическое же обладание, т. е. собственно владение, таковыми средствами защиты не обладает.
 
Титульное владение, при противопоставлении его праву собственности, можно определить в качестве права на чужую вещь. Возможность и общие положения о его защите закреплены в статье 265 ГК РК, которая предоставляет право на защиту имущественных прав лицам, не являющимся собственниками, но владеющим имуществом в силу закона или договора, имеющих право на защиту своего владения и со стороны собственника имущества.
 
Обосновать необходимость существования исков по защите прав законных, лучше сказать титульных, владельцев можно следующим образом. Вначале дадим определение титульного владельца. Им выступает обладатель вещного права, который осуществляет свое субъективное право по основаниям, предусмотренным законодательными актами или договором с собственником имущества. В ряде случаев собственник вещи сам непосредственно осуществляет ее хозяйственное использование. Но практика гражданского регулирования свидетельствует о том, что есть и другие, иногда более эффективные, способы осуществления субъективного права собственности. Их схема в упрощенном варианте выглядит следующим образом. Собственник имущества на основании закона или договора передает несобственнику право на хозяйственное использование вещи. Цель подобной передачи имущественных прав заключается в получении большего дохода, чем при соответствующем использовании вещи самим собственником. В подобной ситуации у собственника должны быть определенные правовые гарантии того, что его имущество, которое находится в обладании другого лица, будет также хорошо защищено законом, как будто бы оно находится в руках самого собственника. Конечно же, в рассматриваемой ситуации титульный владелец будет, прежде всего, защищать свое право на вещь. Но последнее не противоречит тому, что было сказано выше, наоборот, очень органично его дополняет. Концепция передачи части полномочий собственником другим хозяйствующим субъектам особенно актуальна для крупных собственников, таких, как государство, так как оно просто физически не в состоянии самостоятельно осуществить свое право собственности.
 
Способы защиты титульного владения во многом аналогичны способам защиты права собственности. Но следует все же отметить их специфику. Во-первых, титульный владелец для защиты нарушенного права должен доказать или предоставить правовое основание (титул) своего владения индивидуально определенной вещью. Как правило, в качестве доказательства последнего выступает договор с собственником соответствующего имущества. Во-вторых, как уже отмечалось ранее, титульный владелец имеет право на защиту своего владения и от самого собственника. Это такие случаи, когда действия собственника не основаны на договоре с титульным владельцем либо не соответствуют требованиям действующего законодательства. Другими словами, титульному владельцу предоставлена защита от неправомерных действий собственника имущества. Такая защита должна быть предоставлена владельцу на весь срок его владения и только после доказательств неправомерности действий собственника. Если же вмешательство собственника будет признано судом правомерным, тогда нет права на его защиту. В третьих, защищая свое владение, владелец тем самым защищает и право собственности другого лица. Здесь можно говорить о косвенной, опосредованной защите права собственности с помощью исков законных владельцев.
 
В этом смысле нам представляется оправданным утверждение У. Маттеи о том, что в некоторых случаях право титульного владельца может противостоять праву собственника, а порой и брать над ним верх. Однако защита фактического обладания вещью не может получить преимущество перед защитой права собственника, равно как и иного титульного владельца. И поэтому его надлежит рассматривать отдельно.
 
Мы уже ранее отмечали, что в гражданском законодательстве Республики Казахстан защита фактического обладания не предусмотрена. Исключение из этого положения представляют правила Гражданского кодекса относительно приобретательной давности (ст. 240), понятие и юридическую конструкцию которой надлежит рассмотреть особо. Это связано со следующими причинами: 1) относительная новизна этого понятия для нашего гражданского права, которая требует некоторого теоретического осмысления; 2) в течение срока приобретательной давности владелец, безусловно, должен иметь (и имеет) определенные права по защите своего владения.
 
Вначале немного истории. Понятие приобретательной давности в гражданское законодательство нашей республики было впервые введено Основами гражданского законодательства Союза ССР 1991 г. Далее это положение нашло отражение в Законе «О собственности» в редакции от 9 апреля 1993 г., т. е. далеко не сразу. В настоящее время в отношении приобретательной давности действуют правила статьи 240 ГК РК. Посредством введения в гражданское законодательство этого института была впервые предусмотрена возможность защиты незаконного владения путем признания за фактическим владельцем имущества права собственности на него. Юридическая конструкция приобретательной давности выглядит на сегодняшний день следующим образом. «Гражданин или юридическое лицо, не являющееся собственником имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеющее как своим собственным недвижимым имуществом в течение пятнадцати лет, либо иным имуществом не менее пяти лет, приобретает право собственности на это имущество (приобретательная давность)» (ч. 1 п. 1 ст. 240 ГК РК). Важно отметить, что только при соблюдении всех указанных в законе условий у незаконного владельца может возникнуть право собственности в силу приобретательной давности.
 
Защита прав владельца в период течения срока приобретательной давности осуществляется на основании пункта 2 статьи 240 ГК РК, согласно которому до приобретения на имущество права собственности гражданин или юридическое лицо, владеющие им как своим собственным, имеют право на защиту своего владения против третьих лиц, не являющихся собственниками имущества, а также не имеющих право на владение им в силу иного предусмотренного законодательными актами или договором основания. По существу, речь идет о возрождении в гражданском законодательстве Республики Казахстан таких институтов, как владение и владельческая защита. Причем, и это следует особо подчеркнуть, речь идет о владении не как о составной части правомочий собственника, не о титульном владением вещью, а об особом фактическом состоянии присвоения вещей и соответственно особых способах защиты этого состояния. К сожалению, эта проблема только обозначена во вновь принятом Гражданском кодексе, а дальнейшего своего развития так и не получила.
 
На наш взгляд, можно выделить следующие особенности владения как фактического состояния принадлежности вещей. Во-первых, данное фактическое состояние не зависит от права лица на вещь и его основу не составляет соответствующее, но только предполагаемое, право на вещь. Во-вторых, этот факт может быть противопоставлен всем третьим лицам, так как существует возможность юридической защиты с помощью особой категории исков — владельческих. Как мы уже отмечали, подобной категории действующее гражданское законодательство Республики Казахстан не знает, а существует лишь общее правило, согласно которому владелец в течение срока приобретательной давности имеет право на защиту владения против других лиц, не обладающих правом на вещь (п. 2 ст. 240 ГК РК). Следовательно, сам законодатель тем самым противопоставляет владение при приобретательной давности другому владению (титульному), когда это осуществляется по праву. Мы полагаем, что способы защиты владения аналогичны способам защиты вещных прав, которые указаны в главе 15 ГК РК, с той лишь особенностью, что эта защита не может быть осуществлена против притязания лица, обладающего правом на вещь, если при этом не произошло истечение срока приобретательной давности обладателя, которое выступает основанием возникновения права собственности. В-третьих, это фактическое состояние имеет определенные юридические последствия. Таковые могут заключаться, как уже отмечали, в возникновении права лица на вещь, или же, например, при истребовании веши титульным владельцем права фактического владельца на сохранение произведенных им приращений к вещи (плоды, доходы и др.), на возмещение издержек, возникших в связи с фактическим обладанием вещью. Порождая определенные юридические последствия, длящееся фактическое состояние тем не менее не выступает основанием для признания владения правом, так как это есть именно факт, влекущий за собой последствия, указанные в законе.
 
Подчеркнем один момент. Субъективное, волевое отношение лица к объекту своего обладания может не совпадать с объективным критерием оценки подобного отношения. Например, лицо считает, что вещь принадлежит ему (субъективный момент), но юридически существует право другого лица на ту же вещь или право лица еще не получило признание существующим правопорядком (объективный критерий). Подобное отношение как раз и называется фактическим состоянием принадлежности материальных благ и юридически определяется как владение. Это состояние можно рассматривать в качестве переходного из фактического присвоения в юридическое, а также в качестве состояния, способного, при наличии известных условий, произвести субъективное вещное право.
 
Таким образом, можно говорить о следующем соотношении защиты титульного и фактического владения: 1) зашита вещных прав законных, титульных владельцев имеет абсолютный характер и может быть направлена как против третьих лиц, так и против самого собственника, действия которых имеют неправомерный характер; 2) гражданское законодательство предоставляет право на защиту своего владения и незаконным владельцам. Но эта защита имеет ограниченный характер, так как может быть осуществлена только против притязаний третьих лиц, не имеющих права на вещь; 3) способы защиты вещных прав владельцев имущества аналогичны способам защиты права собственности, за исключением некоторых особенностей, диктуемых юридической природой как титульного, так и фактического владения.
 
К сказанному нами об особенностях защиты владения по гражданскому законодательству Республики Казахстан добавим, что мы не согласны с утверждением У. Маттеи о том, что, несмотря на практическое взаимодействие владельческой зашиты с защитой вещно-правовой, в большинстве случаев, когда речь заходит об охране прав и интересов собственника, институциональный статус обоих видов защиты предполагает скорее их взаимную конкуренцию, чем более успешно используется истцами один вид защиты, тем меньше сила другого. Мы полагаем, что существование, с одной стороны, защиты титульного владения, в том числе прав собственника и обладателей вещных прав на чужие вещи, а с другой — защиты фактического состояния принадлежности вещей, не противопоставляются друг другу, конкурируя при этом, а взаимно дополняются, предоставляя возможность, только для титульного владельца, выбора соответствующих средств защиты.
<< К содержанию

Следующая страница >>