Цветное копирование чертежей sevastopol.dwg-rf.ru.
Главная   »   Право собственности в Республике Казахстан. С. В. Скрябин   »   2. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ОСНОВНЫХ ПРАВОМОЧИЙ СОБСТВЕННИКОВ


 2. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ОСНОВНЫХ ПРАВОМОЧИЙ СОБСТВЕННИКОВ

Субъективное право собственности может быть реализовано посредством правоотношений. Юридической формой реализации субъективных прав является их использование. Последнее основывается на таком способе регулирования общественных отношений, как дозволение. На практике это может быть осуществлено посредством активных действий управомоченного лица. Те правовые возможности, которые предоставляются собственнику, имеют характер управомоченного поведения. Но это все общетеоретические положения о реализации субъективных прав в целом. Задача же настоящего исследования — попытка определения и краткой характеристики тех юридических возможностей, которые предоставлены собственнику действующим гражданским законодательством Республики Казахстан, и автор не ставит перед собой цель определить все потенциально возможные способы реализации субъективного права собственности.
 
У. Маттеи считает, что при анализе права собственности следует принимать во внимание и меру обязанностей, сопряженных с его осуществлением, так как обязанности являются составной частью самой структуры права собственности. Подобное комплексное рассмотрение содержания права собственности нам кажется нецелесообразным. В нашем же случае собственник выступает в качестве управомоченного лица, и речь идет об анализе его отношения к вещи, которое, как мы уже показали ранее, заключается в определенной степени господства над ней. В этом плане собственник является участником только вещно-правовых отношений, не выступает стороной в обязательстве и участником других правовых отношений.

 

Статья 8 ГК РК устанавливает общие правила осуществления гражданских прав. Основным принципом реализации субъективных гражданских прав выступает принцип диспозитивности. Последний заключается в том, что субъект права использует принадлежащее ему субъективное право в собственном интересе и по собственному усмотрению. Пункт 3 этой же статьи устанавливает пределы осуществление гражданских прав, которые выступают в виде охраняемых законом прав и интересов других субъектов права, а также обязанности по недопущению причинения ущерба окружающей среде. Кроме этого, пункт 4 статьи 8 ГК РК предъявляет к осуществлению субъективных гражданских прав дополнительные требования, которые обязывают субъектов права действовать добросовестно, разумно и справедливо, с соблюдением содержащихся в законодательстве требований, нравственных принципов общества, а предпринимателей, кроме того, также правил деловой этики. Здесь мы наблюдаем введение в механизм гражданско-правового регулирования ряда морально-этических категорий.
 
При всей необходимости и оправданности существования подобных критериев в гражданском праве можно предположить, что применение данной нормы вызовет на практике немалые трудности. Во-первых, возможны проблемы с определением юридического содержания указанных моральных принципов. Ю. Г. Басин предлагает решение этой проблемы исходя из противопоставления таких понятий, как справедливость и несправедливость, добросовестность и недобросовестность, разумность и неразумность и т. д. Например, «несправедливо определять размеры долей расходов и доходов участников общей деятельности, если такие расходы будут явно не соответствовать степени участия в достижении результата. Недобросовестность может выражаться в сознательном пренебрежении чужими интересами ради собственной выгоды, то есть это — поведение злонамеренное по отношению к другим лицам… Под разумностью, очевидно, следует понимать реальную оценку обстоятельств, при которых осуществляется право. Поэтому пренебрежительное отношение к такой оценке может признаваться неразумным». Юридическое значение рассмотренных моральных принципов непосредственным образом связано с анализом обстоятельств конкретной жизненной ситуации, в которой происходит осуществление субъективных прав, а следовательно, оценка этих моральных принципов самими участниками может быть различной. Во-вторых, возможны проблемы с определением тех правовых последствий, которые вызовет нарушение этих моральных принципов. Например, пункт 1 статьи 158 ГК РК предусматривает общее правило, согласно которому признается недействительной сделка, не соответствующая требованиям законодательства, а также совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности. Далее, статьей 159 ГК РК установлены основания недействительности сделок. Согласно пункту 2 статьи 157 ГК РК перечень указанных оснований не является исчерпывающим и законодательными актами могут быть предусмотрены другие. Среди перечисленных оснований только некоторые имеют непосредственное отношение к указанным в пункте 4 статьи 8 моральным категориям. Например, недобросовестная конкуренция или нарушение требований деловой этики (п. 2 ст. 159 ГК РК), злонамеренное соглашение сторон (п. 10 ст. 159 ГК РК). Последствия в данном случае будут выражаться в виде признания соответствующей сделки недействительной и проведения реституции. В третьих, по мнению Ю. Г. Басина, юридическое значение рассматриваемых моральных требований к процессу реализации субъективных гражданских прав заключается в том, что при их нарушении право лица не подлежит защите и соответственно требование обладателя права может быть судом не удовлетворено.
 
В рамках нашего исследования, думается, будет правильным не подвергать анализу положения пункта 4 статьи 8 ГК РК из-за сложности их юридического определения, обозначив только пределы осуществления субъективных гражданских права, установленных пунктом 3 этой же статьи, что будет более органично сочетаться с нормами, установленными пунктом 1 статьи 8, пунктом 2 статьи 2 ГК РК, предоставляющим субъектам права осуществлять свои права по собственному усмотрению и в своем интересе.
 
Пункт 2 статьи 188 ГК РК определяет содержание субъективного права собственности посредством триады правомочий: владения, пользования и распоряжения своим имуществом. Пунктом 3 этой же статьи собственнику предоставлена возможность совершать в отношении своего имущества любые действия, но установлены пределы использования собственником принадлежащего ему права в виде охраняемых законом прав и интересов других субъектов права (п. 4 ст. 188 ГК РК). Обратим внимание на одно обстоятельство. Законодатель для определения содержания субъективного права собственности использует два термина — право и правомочие — рассматривая их как тождественные. С этим нельзя согласиться. Мы уже рассматривали понятие субъективного права и определяли его как юридически обеспеченную меру возможного поведения. Каждое субъективное право, которое принадлежит участнику правоотношений, является самостоятельным. Другими словами, оно не может входить в содержание другого субъективного права, которое принадлежит одному и тому же лицу. Здесь речь может идти только о совокупности прав, которые принадлежат конкретному субъекту. Но субъективное право может рассматриваться в качестве управомоченного поведения, состоящего из нескольких вариантов его осуществления. Таким образом, субъективное право, в данном случае право собственности, может быть реализовано посредством владения, пользования, распоряжения или иным образом. В любом случае речь идет только об осуществлении субъективного права. Совсем иную ситуацию мы наблюдаем тогда, когда по воле собственника как управомоченного лица происходит возникновение других, уже самостоятельных субъективных прав. Например, собственник передает путем заключения договора принадлежащую ему вещь во владение другого лица. У последнего возникает субъективное право на эту же вешь, которое является производным от права собственности, но в то же время самостоятельным субъективным гражданским правом. Таким образом, правомочие собственника надлежит рассматривать в качестве юридически обеспеченной возможности поведения участника правоотношения, входящей в содержание его субъективного права. Отметим здесь только один характерный признак правомочия собственника, которое отличает его от правомочий владельцев других вещных прав. Правомочие собственника основано на законе и представляет собой возможность для собственника совершать любые действия в отношении принадлежащей ему вещи, насколько осуществление его субъективного права не причинит вреда правам и охраняемым законом интересам других лиц.
 
Статья 188 ГК РК двойственно определяет содержание субъективного права собственности. С одной стороны, пункт 2 этой статьи определяет содержание этого права посредством классической триады правомочий собственника — владение, пользование и распоряжение. С другой стороны, пункт 3 этой же статьи расширяет возможности собственника по реализации его субъективного права: собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, в том числе отчуждать это имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, свои правомочия по владению, пользованию и распоряжению имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом. Нетрудно заметить, что законодатель в данном случае конкретизирует содержание правомочия собственника по распоряжению вещью, тем самым значительно расширяя объем последнего. Оставим пока в стороне вопрос о «наборе» правомочий собственника и дадим краткий анализ тех правомочий, которые непосредственно указаны в пункте 2 статьи 188 ГК РК.
<< К содержанию

Следующая страница >>