Семейная фотосессия осенью weddingsg.ru.
Главная   »   Право собственности в Республике Казахстан. С. В. Скрябин   »   2.4. ДРУГИЕ КЛАССИФИКАЦИИ ВЕЩЕЙ ПО ГРАЖДАНСКОМУ КОДЕКСУ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН


 2.4. ДРУГИЕ КЛАССИФИКАЦИИ ВЕЩЕЙ ПО ГРАЖДАНСКОМУ КОДЕКСУ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН

Как мы уже отмечали, другие классификации объектов права собственности, закрепленные в Гражданском кодексе Республики Казахстан, влияют преимущественно на правовой режим движимых вещей, хотя в определенной степени это касается и недвижимых вещей.

 

Вещи можно классифицировать и по их способности подлежать делению или нет. Согласно пункту 1 статьи 120 ГК РК делимым признается имущество, части которого в результате раздела не утрачивают своего назначения (функций). Неделимое имущество — это такое имущество, которое не может быть разделено без изменения его хозяйственного значения (функций) или не подлежит разделу в силу предписания законодательного акта. Делимость или неделимость вещи определяется законодательством, но может быть определена и соглашением сторон.
 
Примером первого рода может служить статья 119 ГК РК, рассматривающая предприятие как целый, неделимый имущественный комплекс, в состав которого входят все виды имуществ, предназначенных для его деятельности.
 
Делимость или неделимость вещей могут существенным образом влиять на их правовое положение. В этом можно убедиться, если предположить спор между двумя лицами, обладающими равными правами на вещь, например при наследовании по закону, о принадлежности последней. Если вещь подлежит делению по своим естественным или юридическим свойствам, тогда могут возникнуть два субъективных права на части некогда целой вещи. В случае же, когда это не представляется возможным по юридическим или естественным причинам, возможно возникновение права общей собственности на эту вещь.
 
Вещи могут быть сложными и простыми. Согласно пункту 1 статьи 121 ГК РК, если разнородные вещи образуют единое целое, позволяющее использовать его по назначению, определяемому существом соединения, они рассматриваются как одна вещь (сложная вещь). Данная классификация основывается на признании того, что вещь может рассматриваться правом как нечто единичное, что берется вне ее связи с другими, это же значение придается правом некой совокупности вещей. Мы уже затрагивали эту проблему, когда говорили о совокупности вещей как таковой, а также при анализе понятия имущественного комплекса. Здесь отметим лишь одну важную деталь. На вещь, входящую в состав совокупности (сложная вещь), распространяется тот правовой режим, который действует на всю совокупность как единое целое. Данная вещь признается правом или соглашением сторон в качестве неделимой.
 
Статья 122 ГК РК устанавливает деление вещей на главные вещи и при-надлежности главных вещей. Принадлежностью признается вещь, предназначенная служить главной вещи и связанная с ней общим хозяйственным назначением. Основное юридическое значение данной класификации заключается в том, что принадлежность следует судьбе главной вещи, если законодательством или договором не установлено иное.
 
Конкретизацию понятия принадлежности предлагает Е. А. Суханов, который считает, что в качестве принадлежности признается вещь, предназначенная служить главной вещи и связанная с ней общим хозяйственным или целевым назначением. Он обращает внимание на то, что принадлежности следует отличать как от составных, так и от запасных частей главной вещи. Под составными частями, указывает автор, обычно понимаются такие ее детали, которые связаны с нею конструктивно, независимо от того, может главная вещь функционировать без этих деталей или нет. Если иное не оговорено сторонами, вещь должна передаваться со всеми своими составными частями. Запасные части предназначены для замены вышедших из строя частей главной вещи. Последние же передаются по особому соглашению сторон.
 
Между главной вещью и ее принадлежностью могут существовать различные связи. Г. Ф. Шершеневич говорит о четырех основаниях подобной связи вещей: органической, механической, экономической и юридической. Органическая связь устанавливается тогда, когда принадлежность, Составляя произведение сил главной вещи, продолжает пребывать в связи с нею. Механическая связь устанавливается вследствие искусственного присоединения различных вещей к главной, так что разделение невозможно без повреждения, поэтому право на главную вещь поглощает собой право на принадлежности и составные ее части. Экономическая связь чаще всего связывает вещи в отношении главной вещи и ее принадлежности. Только благодаря своим принадлежностям вещь нередко приобретает свое хозяйственное значение. Главная вещь часто приобретается не ради ее самой, а из-за совокупности вещей, которыми она обставлена. (Пример экономической взаимосвязи вещей мы наблюдали тогда, когда вели речь об Имущественном комплексе, сюда же можно отнести частное домовладение и т. п. — С. С.) Юридическая связь устанавливается законом в таких случаях, когда, за отсутствием действительной связи, законодатель по каким-либо соображениям желает связать судьбу одних вещей с другими.
 
Г. Ф. Шершеневич говорит и об иных взаимосвязях главных вещей и принадлежностей, различая принадлежности недвижимости к недвижимости, движимости к недвижимости, движимости к движимости. Изложенные положения об уровнях, видах взаимосвязей между главными вещами и их принадлежностями имеют важное значение. Характер этих взаимосвязей может оказать решающее значение на практике для определения, какому конкретному лицу принадлежит вещное право на вещь и ее принадлежности, так как общее юридическое значение подобной классификации вещей заключается в том, что принадлежность следует судьбе Главной вещи. В данной ситуации мы имеет дело с предположением, презумпцией законодателя. Другими словами, если сторонами по договору либо по прямому указанию закона не установлено иное, тогда предполагается, что сделкой, имеющей в качестве своего предмета только главную вещь, были охвачены и принадлежности последней. При этом важно отметить, что принадлежности могут составлять предмет отдельного договора и на них не во всех ситуациях распространяется правовой режим главной вещи. Последнее предполагается, если иное не установлено соглашением сторон.
 
Статья 123 ГК РК говорит о таких видах вещей, как плоды, продукция и доходы, а также устанавливает принадлежность последних лицу, использующему вещи, которые произвели их.
 
Здесь мы сделаем необходимое отступление. К. Победоносцев говорит об индивидуальных качествах вещей, которые влияют на их правовой режим. Это производительность, цельность и делимость вещи. Некоторые из этих качеств, а именно делимость и цельность, мы уже рассмотрели ранее. Теперь же уделим особое внимание такому качеству, как производительность вещей. К. Победоносцев определяет плод в качестве новой веши, отделяющейся от вещи, прежде существовавшей. Отделение плода предполагается физическое. Указывается, что плоды составляют положительную (активную) часть производительности. Автор считает, что вещи принадлежит самостоятельность, когда она не только физически, но и юридически имеет отдельное существование, т. е. может служить предметом отдельного самостоятельного права. К. Победоносцев говорит о таких видах плодов, как натуральные, искусственные и промышленные; плоды в рост (на корню) и собранные; плоды натуральные и гражданские.
 
Статья 123 ГК РК не содержит определения произведений вещей, хотя потребность в подобном определении существует. По нашему мнению, производительность вещи является ее особым качеством и означает способность вещей порождать материальные предметы, способные выступать в качестве объектов самостоятельного субъективного гражданского права.
 
С. А. Беляцкий в качестве произведений вещи понимает все то, что отделяется или подлежит отделению от вещи как ее приращения, без нарушения ее целостности и сущности, например плоды. Он особо подчеркивает, что плоды — движимость, на которую отдельное право собственности приобретается с момента отделения их от плодоносящей вещи. Пока плоды, находящиеся на плодоносящей вещи, принадлежат собственнику последней, они составляют единый предмет и, собственно, плодов в юридическом смысле нет.
 
А. П. Сергеев отмечает, что под плодами обычно понимаются продукты органического развития как одушевленных (животных), так и неодушевленных (растения) вещей. С точки зрения гражданского права плодами считаются приплод животных, урожай фруктовых деревьев и кустарников, яйца от домашней птицы и т. п. Здесь же А. П. Сергеевым предлагается определение понятий «продукция» и «доходы». По его мнению, понятием «продукция» охватывается все то, что получено в результате производительного использования вещи, будь то готовый продукт, полуфабрикат или материал, предназначенный для последующей обработки. Доходы -это денежные и иные поступления от вещи, обусловленные ее участием в гражданском обороте. К доходам относятся, в частности, арендная плата, проценты по вкладу в банке и т. п. В отдельных случаях, говорит автор (и здесь он делает ссылку на ст. 305 ГК РФ (у нас это ст. 265 ГК РК). Но в данном случае допущена опечатка, так как ст. 305 ГК РФ не говорит ни о каких доходах. Речь о доходах идет в ст. 303 ГК РФ (соответственно ст. 263 ГК РК. — С. С.) термин «доход» употребляется в более широком смысле, охватывая собой и натуральные поступления от вещи, т. е. плоды.
 
Таким образом, веши в силу их естественных, а также искусственных качеств могут производить только определенные движимости. Последние могут называться плодами — естественные произведения вещи, продукцией — вещи, полученные вследствие целенаправленной экономической деятельности субъектов права, а также доходами — движимости, полученные от участия вещи в гражданском обороте. В некоторых статьях Гражданского кодекса (например, ст. 263 ГК РК) законодатель под доходами вещи понимает все произведения последней. Для более однозначного использования этого термина предлагается термин «доходы имущества» заменить на термин «произведения вещи (имущества)». Такая классификация вещей имеет большое практическое значение, так как позволяет определить субъекта, которому принадлежат на вещном праве произведения вещи.
 
Статьями 126 и 127 ГК РК в качестве объектов гражданских прав названы деньги (валюта) и валютные ценности. В гражданском праве указанные объекты зачастую называют особыми. Особый характер последних заключается в двух их качествах: 1) они являются предметами, которые определяются родовыми признаками; 2) могут рассматриваться в качестве всеобщего эквивалента, средства платежа в гражданско-правовых отношениях. Именно деньгами может быть измерен ущерб, который был причинен обладателю вещных прав, оценена вещь при ее продаже и т. д.
 
По поводу юридической природы денег в цивилистической науке существуют различные точки зрения. Все цивилисты сходятся лишь в одном -деньги являются особым объектом гражданских прав. Для нас при рассмотрении вопросов юридической природы вещей представляет интерес, прежде всего, первое качество денег, которое является еще одним основанием классификации вещей.
 
Итак, вещи могут быть индивидуально определенными, а также такими, которые определяются родовыми признаками. А. П. Сергеев отмечает, что «деление вещей на указанные группы связано не только с естественными свойствами самих вещей, но и с теми способами их индивидуализации, которые избираются участниками гражданского оборота. Поэтому, наряду с предметами, единственными в своем роде… к индивидуально определенным вещам могут быть отнесены в принципе любые вещи, так или иначе выделенные участниками сделки из массы однородных вещей… Напротив, если приобретаемая покупателем вещь определена лишь количественно (числом, мерой или весом) и характеризуется признаками, общими для всех вещей данного рода, налицо родовая вещь… указанное достаточно условно и весьма подвижно».
 
Иначе деление вещей по этому признаку проводит Г.ф.Шершеневич, применяя его только относительно движимых вещей. По его мнению, «движимые вещи подлежат делению на заменимые и незаменимые. Незаменимые вещи — это те, которые выступают в обороте с индивидуальными признаками, как предметы отличные от целой массы однородных… Заменимые вещи определяются только общими родовыми признаками, без индивидуальных указаний… В виду того, что веши последней категории определяются только родовыми признаками, они выступают в обороте по счету, весу… Недвижимости, с точки зрения нашего закона, выступают всегда в качестве вещей незаменимых».
 
На наш взгляд, основанием деления вещей на вещи индивидуально определенные и вещи, которые определяются родовыми признаками, выступают особые качества вещи как объекта вещных прав. Родовые признаки могут обособлять, выделять объект материального мира среди подобных или же рассматривать его в составе некой совокупности аналогичных явлений. Важным является указание Г. Ф. Шершеневича на то, что вещи, которые выступают предметом указанного деления, могут быть только движимостями. Земля, земельные участки и другие недвижимые вещи принципиально не могут быть рассмотрены в качестве вещей, определяемых родовыми признаками. Каждая недвижимость уникальна, неповторима, и именно этим вещам субъект права сообщает свое имя.
 
Практическое значение подобной классификации вещей заключается в том, что вещи, признанные законом или соглашением сторон в качестве незаменимых (индивидуально определенных) составляют сущностное содержание субъективных вещных прав. Утрата последних ведет к прекращению субъективного права вообще, и речь может идти только о компенсировании понесенного обладателем этого права ущерба, а возможно, и о юридической ответственности лиц, виновных в этом. В случае же утраты (гибели, порчи и др.) вещей, определяемых родовыми признаками, право лица на них не прекращается и у него есть право требовать предоставления должником равноценных вещей.
 
Таким образом, классификация вещей имеет принципиальное значение для характера гражданско-правового регулирования, правового режима, в котором осуществляется реализация права субъектов на вещь. Именно вещь, вернее, ее признаки, особенности и сущностные черты влияют на содержание субъективных вещных прав, а иногда и определяют его содержание.
<< К содержанию

Следующая страница >>