Главная   »   Право собственности в Республике Казахстан. С. В. Скрябин   »   2.3. ОГРАНИЧЕНИЯ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ ПРАВАМИ ДРУГИХ ЛИЦ ОТНОСИТЕЛЬНО ВЕЩИ


 2.3. ОГРАНИЧЕНИЯ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ ПРАВАМИ ДРУГИХ ЛИЦ ОТНОСИТЕЛЬНО ВЕЩИ

В Гражданском кодексе Республики Казахстан содержится неполный перечень субъективных вещных прав. Этот, несомненно, недостаток и пробел нашей кодификации свидетельствует о том, что процесс создания системы субъективных вещных прав, как и самой теории вещного права, находится еще в самом начале, и, надо полагать, именно поэтому большое количество вещных прав содержится в других, не кодифицированных нормативных правовых актах, что неизбежно приводит к противоречивости нормативных положений. Согласно пункту 1 статьи 195 ГК РК к вещным правам наряду с правом собственности относятся: 1) право землепользования; 2) право хозяйственного ведения; 3) право оперативного управления; 4) другие вещные права, предусмотренные кодексом или иными законодательными актами. Анализируя систему субъективных вещных прав на чужую вещь (иные, не право собственности, вещные права), следует выделить критерии, позволяющие привести эти права в определенную последовательность.

Критерием классификации вещных прав на чужую вещь (иные вещные права по терминологии ГК РК) является цель, которую преследуют собственник и другое лицо при учреждении соответствующего права. Таких целей может быть две:
 
1. Извлечение из вещи ее полезных свойств и качеств в определенных пределах. Посредством ограничений (пределов) права собственности можно, во-первых, существенным образом ограничивать свободу обладателя вещного права на чужую вещь, предоставляя ему возможность воздействовать на вещь только определенным образом, который подробно описан в законе или договоре об учреждении этих прав, во-вторых, предоставить лицу широкие юридические возможности по использованию полезных свойств и качеств чужой вещи. Пределы таких прав следует конструировать по следующему принципу: управомоченное лицо, воздействуя на вещи, извлекая при этом ее полезные свойства, может совершать все те действия, которые бы совершил сам собственник, кроме как, например, совершения действий по изменению сущности вещи, ее хозяйственного назначения и т. д. Полученные в результате подобного воздействия на вещь плоды, доходы и пр., являются собственностью обладателя вещного права на чужую вещь. Целесообразно, на наш взгляд, предусмотреть возможность установления этих прав на любое имущество, как недвижимое, так и движимое.
 
2. Второй целью, которая отличает вещные права на чужую вещь следующей группы, является интерес управомоченного лица относительно меновой стоимости (ценности) вещи. Эту группу будут составлять, прежде всего, залоговые права (например, ипотека и заклад). Вещные права на чужую вещь обеспечительного типа можно также структурировать на определенные виды системности. Например, в зависимости от основания можно различать закон (административный акт) или договор. Соответственно можно различать договорные права вещного обеспечения, основанием которых выступает соответствующий договор, и законные права вещного обеспечения, основанием которых выступает прямое указание закона. Другим названием законных прав вещного обеспечения может быть, например, «права удержания». Обязательным признаком вещных прав удержания, по нашему мнению, выступает фактическое нахождение вещи во владении лица. В противном случае права удержания не возникает, или же оно прекращается, и управомоченное лицо может только предъявить притязание, вытекающее из его обязательственно-правовых отношений с должником, которому принадлежит соответствующая вещь. Кроме того, фактическое обладание вещью может выступить в качестве основания, способного разграничить договорные права вещного обеспечения. Это следует из того, что для заклада характерно владение вещью, для ипотеки же владение вещью не является обязательным. Таким образом, возможен еще один уровень системности вещных прав. Данная специфика обусловлена предметом каждого из указанных видов прав. Ипотека имеет своим предметом недвижимые вещи. Заклад предназначен для движимых вещей. Необязательность владения для недвижимых вещей и, наоборот, обязательность для движимых связаны с тем, что право на недвижимость легко доказать, так как существует обязательность государственной регистрации. Для движимых вещей регистрация, за редким исключением, не принята (ст. 4—6 Закона РК от 30 июня 1998 № 254 «О регистрации залога движимого имущества»), и, как правило, в гражданских кодексах существует презумпция, согласно которой фактический владелец движимой вещи признается ее собственником. Таким образом, для того, чтобы обеспечить возможность удовлетворения интереса управомоченного лица, который, как мы же отмечали, связан со стоимостью вещи, и возникает потребность в обладании вещью кредитором.
 
Предлагаемая нами система вещных прав позволяет решить несколько проблем. Во-первых, определяются критерии классификации для различных видов системности, с помощью которых подчеркивается наиболее важный (сущностный) элемент юридической конструкции каждого вида субъективного вещного права. Во-вторых, критерии классификации дают возможность рассматривать виды вещных прав без указания на субъекта (правообладателя), избегая при этом и указания на объект соответствующего права. Следовательно, предлагаемые критерии имеют универсальный характер. В-третьих, перечень субъективных вещных прав является исчерпывающим, что: а) способствует рассмотрению в качестве вещных прав только таких, которые непосредственно указаны в законе и б) исключает возможность произвольного наполнения содержания каждого из указанных видов вещных прав, что представляется весьма важным в вопросе об ограничениях права собственности. В-четвертых, указанный перечень и система вещных прав характерны, с теми или иными особенностями, для всех кодификаций гражданского законодательства в континентальной правовой системе. При этом вещные права каждой группы по-своему ограничивают собственника вещи.
 
Как мы уже отмечали, вещные права пользования подразделяются на два вида: а) права ограниченного пользования вещью (права сервитутного типа); б) права, предоставляющие широкую возможность пользования вещью. Общим моментом для вещных прав этой группы мы признали цель, которую имеет лицо относительно вещи — извлечение из вещи ее полезных свойств и качеств. Принципиальным отличием, влияющим на юридическую конструкцию вещных прав этой группы, является объем власти управомоченного лица относительно вещи. Права сервитутного типа предоставляют управомоченному лицу незначительный объем власти относительно вещи, в отличие от обладателей вещного права второй группы. Именно поэтому каждый вид вещных прав этой группы надлежит рассматривать отдельно.
 
Вещные права сервитутного типа представляют собой права на ограниченное пользование чужой вещью. Зачастую в качестве сервитута определяют и ограничение права собственности, и обременение, и обязанную недвижимость, и право частичного господства, и право на чужую вещь. Еще в римском праве было выработано правило о том, что «никому не служит собственная вещь», т. е. не может быть сервитута на свою вещь. По нашему мнению, все эти понятия необходимо различать и значение сервитута может, быть определено только в качестве вещного права на чужую вещь. Другие аспекты этого явления мы в этом разделе работы не затрагиваем.
 
Таким образом, содержанием сервитутных прав как прав на ограниченное пользование чужой вещью будет выступать возможность совершения только определенных действий (например, проход, проезд, прокладка трубопровода, линий связи, скотопрогонные трассы, проведение изыскательских работ и др.). Отсюда возможно классифицировать вещные права сервитутного типа на определенные виды. Например, положительные т. е. допущение к определенному действию относительно вещи; реальные — права, связанные с пользованием конкретной вещью (например, выгоды одного недвижимого имущества перед другим); личные — предоставляемые только конкретному субъекту права, тем самым исключается их переход к третьим лицам. Как правило, сервитутные права последнего вида действуют в течение срока жизни указанного лица. На наш взгляд, не следует относить к правам сервитутного типа так называемые требования, направленные к обладателям вещного права и запрещающие некоторые виды использования вещи. Скажем, требования к собственнику служебного участка воздерживаться от определенных видов его использования (не ограничивать доступ воды, света, воздуха и др.). Это связано с тем, что воздержание от действий не составляет содержание сервитутного права, а выступает ограничением вещного права. Как правило, требования воздержания от определенных действий связаны с отношениями соседних земельных участков или других недвижимых вещей. Последние составляют содержание так называемого соседского права, нормы которого, по нашему мнению, представляют собой легальные ограничения права собственности или других вещных прав.
 
Ограничения вещных прав сервитутного типа должны быть подчинены следующему принципу: обладателю сервитутного права надлежит делать в отношении чужих вещей только то, что прямо предписано законом или же установлено договором об установлении сервитута. Все то, что не входит в содержание сервитутного права, делать запрещено. Выход за указанные рамки надлежит квалифицировать как нарушение прав других управомоченных лиц, что может повлечь за собой меры юридической ответственности. Дополнением к сказанному нами относительно содержания вещных прав сервитутного типа может послужить следующее уточнение. Содержание сервитута должно носить описательный характер, с указанием конкретных действий, которые управомоченное лицо вправе совершить в отношении определенной вещи. При этом нужно иметь в виду, что содержание сервитутных прав не составляет постоянное или продолжительное во времени фактическое обладание вещью (например, лицо прошло по земельному участку, проехало, чем-либо воспользовалось, например колодцем, и пр.). Именно поэтому вещные права сервитутного типа надлежит отнести к правам ограниченного использования чужой вещи.
 
В свою очередь, наличие прав сервитутного типа налагает запрещение и на собственника вещи, который не может воспрепятствовать их обладателям осуществлять ограниченное пользование его вещью, как это предусмотрено законом или договором.
 
Вещные права, предоставляющие широкую возможность для использования вещи, построены по иной конструкции. Наличие таких прав может существенным образом ограничивать свободу собственника относительно веши. Нам представляется, что их количество должно быть минимальным. Термином, который способен охватить эти права в целом, может быть «вещные права пользования». Определение вешного права пользования может быть сформулировано как право по использованию веши, принадлежащей на праве собственности другому лицу, имеющее целью извлечение и присвоение управомоченным лицом ее произведений.
 
Наиболее существенными признаками вещных прав пользования будут выступать: 1) их производный характер от права собственности. Другими словами, собственник по своей воле делится принадлежащими ему правомочиями по извлечению полезных свойств и качеств вещи с другим лицом, которое получает самостоятельное субъективное право относительно вещи; 2) данные права выступают ограничением права собственности, т. е. права этой группы представляют собой «выдел» соответствующих властных правомочий от собственника; 3) пользование вещью может иметь возмездный или безвозмездный характер. Причем последнее, нам представляется, должно полностью зависеть от воли собственника. Вознаграждение (плата) за пользование вещью может иметь либо единовременный (разовый) характер, либо представлять собой повременные платежи (рента). В законодательстве следует установить правило о том, что невыплата вознаграждения не имеет в качестве своего последствия прекращения вещного права, а может лишь выступать основанием для обращения собственника к публичным органам о принудительном взыскании соответствующей платы;
 
4) вещные права этой группы должны иметь продолжительный срок существования. Этот срок либо определен жизнью конкретного лица (личное право пользования), либо может быть продолжительным, не менее срока, указанного в законе (например, не менее 10 лет). Может быть определена также верхняя граница соответствующего права. Определение конкретного срока вещного права пользования, с учетом сказанного, можно оставить на волю сторон при его учреждении; 5) произведения вещи (плоды, доходы и пр.), полученные в результате осуществления права пользования, являются собственностью обладателя вещного права на чужую вещь. Это правило может иметь диспозитивный характер, и стороны при учреждении права пользования могут заключить соглашение о разделе произведений вещи. Та часть, которая будет передана собственнику, может выступить платой за ее использование; 6) объектом вещного права пользования могут быть только непотребляемые вещи, как недвижимые, так и движимые. Данный признак основывается на том, что потребляемая вещь не может существовать продолжительное время и, следовательно, пользование ею становится невозможной; 7) пределы вещных прав пользования следует конструировать по следующему принципу: управомоченное лицо может воздействовать на вещь, извлекая ее полезные свойства, любым образом, не изменяя при этом ее сущности и хозяйственного назначения.
 
На основе приведенных признаков рассмотрим элементы юридической конструкции вещных прав пользования.
 
Содержанием вещного права пользования будут выступать все те действия, которые мог бы совершить сам собственник при соответствующем использовании вещи. При этом возникает вопрос, во-первых, о разграничении прав пользования от соответствующего правомочия собственника и, во-вторых, об отличиях права пользования от имущественного найма как обязательственного права.
 
В первом случае можно выделить следующие особенности права пользования: 1) собственник использует вещь своей властью, обладатель же права пользования — властью, которую он получил от собственника. Другими словами, вешное право пользование имеет производный характер; 2) пределы осуществления правомочия пользования собственника ограничены только прямыми запретами закона. Осуществление права пользования вещью ограничено, помимо закона, волей самого собственника. Другими словами, объем власти обладателя вещного права пользования уже, так как он не может, в отличие от собственника, изменить в процессе извлечения полезных качеств веши саму ее суть; 3) правомочие пользования не исчерпывает содержание субъективного права собственности, и оно может быть реализовано посредством других действий собственника. Конструкция же вещного права пользования заключается в извлечении полезных свойств и качеств вещи. Все другие возможные действия обладателя вещного права пользования подчинены именно этой цели.
 
Отличия вещного права пользования от найма вещей надлежит искать как в особенностях конструкции каждого субъективного права, так и в отношениях, порожденных ими. Таковыми выступают: 1) основание соответствующего права. Наем, как обязательственное субъективное право, в качестве своего основания имеет договор, порождающий обязательственное отношение. Вещное право пользования может возникнуть как вследствие договора, так и по другим основаниям, которые предусмотрены законодательством для вещных прав, например истечение приобретательной давности и др.; 2) объектом найма как субъективного права является действие обязанного лица, которым преимущественно, но не всегда, выступает собственник. Вещное же право пользования направлено непосредственно на вещь; 3) содержание найма как обязательственного отношения заключается в комплексе взаимных прав и обязанностей, что делает структуру этого отношения сложной. К тому же стороны могут посредством договора самостоятельно определить взаимные права и обязанности, ограничиваясь при этом только предписаниями императивных норм (принцип свободы договора п. 1 ст. 2 ГК РК). Содержание же вещного права пользования должно быть определено нормами о соответствующем вещном праве, и стороны не вправе самостоятельно определить его содержание. Кроме того, Д. И. Мейер, разграничивая наем и право на чужую вещь, указывает, что отчуждение имущества от одного лица другому выступает основанием, прекращающим данное обязательственное право. Если же использование вещи осуществляется на вешном праве, на вещь налагается запрещение и ее отчуждение не может иметь своим последствием прекращение пользования вещью. Вместе с тем в законодательстве есть правило о том, что переход права собственности на сданное в аренду имущество другому лицу не является основанием для изменения или расторжения договора. Наличие этого правила дает основание некоторым цивилистам утверждать, что «едва ли не большинство гражданских правоотношений является смешанными — “вещно-обязательственными”».
 
Ограничения вещного права пользования, которые составляют третий элемент юридической конструкции вещных прав этой группы, могут касаться следующих моментов. Во-первых, ограничением выступает указание закона о том, что объектом соответствующего права могут выступать только непотребляемые вещи. Во-вторых, использование вещи не должно привести к необратимым сущностным ее изменениям, которые связаны с ее ухудшением, или с угрозой уничтожения, или с возможной утратой вещью каких-либо полезных качеств. Подобные ограничения могут в виде общих правил содержаться в гражданском законодательстве, а могут быть более предметно предусмотрены в акте об учреждении вещного права пользования.
 
Наличие вещных прав пользования налагает на право собственности весьма существенные ограничения, которые связаны: 1) с продолжительностью существования этих прав во времени, 2) присвоением произведений вещи не только собственником, но и обладателем вещного права пользования, 3) утратой собственником фактического владения вещью.
 
Для вещных прав обеспечительного типа, как мы уже отмечали, главной особенностью является цель, заключающаяся в извлечении из вещи ее определенной меновой стоимости. Другими словами, интерес обладателя вещного права обеспечивается ценностью той или иной вещи, которая выступает объектом вещных прав данного вида. На этом же будет основываться и определение вещных прав указанной группы. Вещные права обеспечительного типа представляют собой преимущественное право лица получить удовлетворение из стоимости вещи. Соответственно признаками, которые следуют из предложенного нами определения, будут выступать: 1) интерес управомоченного лица направлен на меновую ценность вещи; 2) содержание права вещного обеспечения заключается в получении известной стоимости вещи при ее реализации третьим лицам. При этом важно определиться с объемом требования, его размером. Нам представляется, что это должна быть фиксированная сумма. Любое ее увеличение должно специально оговариваться между сторонами, и закон должен содержать императивные правила относительно этого. Подобное утверждение основывается на том, чтобы привлечь финансовые ресурсы в сферу вещно-правовых отношений. Как правильно замечал И. А. Покровский, целью существования залоговых прав является организация сотрудничества между собственностью, прежде всего, и капиталом. Существует опасность, которая заключается в том, что собственника (обладателя иного вещного права) может задавить соответствующее денежное бремя. Автор предлагает ограничить залоговую свободу собственника известной долей ценности, которой обладает вещь (например, не более 3/4ее стоимости). Сказанное, по нашему мнению, составляет основное содержание данного права; 3) любое использование вещи при нахождении ее у обладателя права вещного обеспечения во-первых, должно быть предоставлено на основании акта об учреждении этого права, и, во-вторых, полученные выгоды должны быть обращены на покрытие основного долга; 4) в гражданском законодательстве следует установить запрет на обращение вещи в собственность обладателем права вещного обеспечения. В противном случае произойдет изменение сущности прав данного вида, их правовой природы, и фактически речь может идти о существовании так называемых вещных прав на приобретение вещи; 5) основанием вещных прав обеспечительного типа является или непосредственное указание закона, или акт об учреждении соответствующего права (договор).
 
Заметим, рассмотренные нами признаки вещных прав обеспечительного типа в той или иной степени касаются всех указанных нами ранее элементов конструкции этого права. Поэтому мы ограничимся таким важным элементом, который по большей части относится к содержанию данных прав, как владение вещью.
 
Мы уже отмечали, что обязательным признаком вещных прав удержания выступает фактическое нахождение вещи во владении лица. Иначе права удержания не возникает и управомоченное лицо может только предъявить притязание, вытекающее из его обязательственно-правовых отношений с должником, которому принадлежит соответствующая вещь. Кроме того, фактическое обладание вещью выступает основанием, способным разграничить договорные права вещного обеспечения (заклад и ипотека). Это следует из того, что для заклада характерно владение вещью, для ипотеки же владение вещью не является обязательным (см. подробнее об этой специфике в параграфе 2.2 настоящей главы). Поэтому владение вещью составляет необходимый элемент содержания права залога и права удержания и не является обязательным для ипотеки. Целесообразно предусмотреть для ипотекодержателя возможность контроля за состоянием вещи, которая находится у собственника или обладателя другого вещного права. Последнее может быть объяснено также тем, что интерес ипотекодержателя связан со стоимостью вещи, а в случае ухудшения ее состояния, изменения качественных характеристик возникает опасность снижения стоимости вещи и, следовательно, нарушения права вещного обеспечения. Поэтому, повторяем, в законе следует предусмотреть правомочие ипотекодержателя на осуществление контроля за использованием вещи. Должны быть предусмотрены правила, предоставляющие возможность в случае ухудшения состояния, во-первых, передачи предмета ипотеки во владение ипотекодержателя или другого лица или же, во-вторых, досрочного обращения взыскания на предмет ипотеки.
 
Для собственника вещи, на которую установлены обеспечительные права, существуют следующие ограничения его права: 1) утрата права собственности при реализации прав обеспечительного типа и невозможность для собственника воспрепятствовать этому процессу; 2) при сохранении вещи во владении собственника последний не вправе совершать действий, влекущих за собой снижение меновой ценности вещи. Второе ограничение собственника представляется нам наиболее важным, так как это напрямую связано с имущественными интересами обладателя вещного права обеспечительного типа.
 
Таким образом, все указанные вещные права в той или иной степени выступают ограничениями права собственности. Фактически ограничения этой группы имеют частноправовой характер, потому что они установлены в интересах отдельных лиц и связаны с существованием иных прав на вещь. Следовательно, существование на вещь другого вещного права ограничивает возможности собственника вещи и при реализации принадлежащего ему субъективного права он не может это не учитывать. Наиболее серьезное стеснение права собственности представляют иные вещные права. Ограничения, вызываемые обязанностями собственника по обязательственному праву, менее существенны, так как последние имеют целью не вещь, а действие собственника по предоставлению возможности пользования ею по договору. Власть собственника относительно вещи остается практически прежней, но он может понести гражданскую ответственность за нарушение исполнения своего обязательства, которая будет обращена на имущество вообще, а не на конкретную вещь. Вещные же права, ограничивающие право собственности, представляют собой выдел определенной власти относительно вещи и они непосредственно связаны с индивидуально определенной вещью, имеют самостоятельное значение и не основаны на действии собственника в интересах управомоченного лица. Кроме этого, право собственности может быть ограничено в каких-либо его составных частях. Последнее может коснуться владения (вещь остается у определенного лица — заклад) или же пользования вещью (его осуществляет другое лицо. Именно оно обладает правом присваивать плоды от использования вещи — узуфрукт). Ограничения могут коснуться права распоряжения вещью (недееспособное лицо, наложение ареста на имущество и пр.). Указанные ограничения имеют договорный характер и с истечением времени могут исчезнуть, и право собственности восстанавливается в полном объеме. (В принципе очень похоже на ограничения из вещных прав на чужую вещь.)
<< К содержанию

Следующая страница >>