Главная   »   Право собственности в Республике Казахстан. С. В. Скрябин   »   2.2. ВЕЩИ, НАХОДЯЩИЕСЯ В ГРАЖДАНСКОМ ОБОРОТЕ, ОГРАНИЧЕННЫЕ В НЕМ И ИСКЛЮЧЕННЫЕ ИЗ ГРАЖДАНСКОГО ОБОРОТА


 2.2. ВЕЩИ, НАХОДЯЩИЕСЯ В ГРАЖДАНСКОМ ОБОРОТЕ, ОГРАНИЧЕННЫЕ В НЕМ И ИСКЛЮЧЕННЫЕ ИЗ ГРАЖДАНСКОГО ОБОРОТА

Одним из оснований для классификации вещей и определения правового режима является их гражданская оборотоспособность (ст. 116 ГК РК). Это качество вещей в теории гражданского права понимается как способность свободного распоряжения объектами гражданского права всеми субъектами, которые обладают правами на это имущество. По этому основанию выделяются три категории объектов права собственности: 1) вещи, изъятые из гражданского оборота; 2) вещи, ограниченные в гражданском обороте; 3) вещи, находящиеся в гражданском обороте.
 
Первая категория вещей в силу своих особых качеств вообще не может свободно передаваться другим лицам и, по сути, не может принадлежать на субъективном праве собственности ни одному участнику гражданского оборота.
 
Вторая категория вещей находится в гражданском обороте, но может принадлежать только определенным субъектам права и степень свободы распоряжения этими вещами ограничена. В отношении этих вещей разрешены только некоторые виды сделок, регламентирован порядок их заключения, изменения или расторжения, достаточно четко определен круг их возможных участников. Причины, по которым вещи изымаются из гражданского оборота либо ограничиваются в нем, обусловлены общественными, публичными интересами, как правило, в сфере безопасности.
 
Для третьей категории вещей характерно то, что их хозяйственное использование является свободным, насколько оно не ограничено гражданско-правовыми запретами. Другими словами, рамками, действия внутри которых не поддаются никаким ограничениям.

 

На сегодняшний день относительно вещей, изъятых и ограниченных в гражданском обороте, нет никаких законодательных актов, хотя пунктами 2,3 статьи 116 Гражданского кодекса Республики Казахстан перечень подобных вещей должен быть определен в законодательном порядке. Имеется только Указ Президента РК «О лицензировании», положения которого можно использовать по аналогии применительно к определению перечня вещей, ограниченных в гражданском обороте. Но это не меняет дела, и можно говорить об отсутствии в гражданском законодательстве Республики Казахстан четких легальных критериев для разграничения вещей по этому основанию.
 
В современной цивилистической доктрине Казахстана также практически отсутствуют работы, посвященные разработке этой проблемы. Поэтому мы можем определить только некоторые общие положения этой классификации вещей и говорить о законодательных и научных перспективах решения этой проблемы.
 
Российский исследователь С. А. Сосна ставит вопрос о целесообразности проведения законодательного разграничения имущества как совокупности вещей на две категории: 1) частное имущество, т. е. имущество, принадлежащее на субъективных гражданских вещных правах частным лицам, в том числе и государству; 2) публичное имущество (общественное достояние), которое не может быть присвоено посредством гражданских субъективных вещных прав.
 
Думается, что это деление вещей является очень важным, но отметим очень существенный момент. С. А. Сосна данное деление вещей рассматривает применительно к созданию доктринальной концепции государственной собственности как совокупности вещей. По нашему мнению следует расширить рамки данной классификации и рассмотреть некоторые общие положения правового режима вещей этой категории.
 
В качестве общего правила, следующего из классификации вещей по признаку их оборотоспособности, следует признать, что объектами субъективных гражданских вещных прав могут быть только вещи, находящиеся в гражданском обороте. Другие вещи, ограниченные в гражданском обороте или же полностью изъятые из него, принадлежат субъектам на другом, не гражданском, субъективном вещном праве. Возможны исключения из этого правила, которые касаются только вещей, ограниченных в гражданском обороте. Основанием приобретения вещей этой категории является административный акт (см. гл. 2 Указа Президента РК «О лицензировании», регламентирующей условия и порядок выдачи лицензии), и соответственно в этом же порядке вещное право на вещь прекращается.
 
Ранее в советской цивилистической литературе и законодательстве было принято иное значение дифференциации вещей на основании их гражданской оборотоспособности. На этой основе осуществлялось определение видов права собственности по субъектам, носителям соответствующего права. Последствия подобного рассмотрения дают о себе знать и в современном гражданском праве Республики Казахстан. Так, статья 191 ГК РК посвященная понятию и видам частной собственности, определяет частную собственность как собственность граждан и (или) юридических лиц и их объединений. В качестве особого вида частной собственности выступает собственность общественных, в том числе религиозных, объединений. Заметим, в данном случае законодатель использует достаточно непонятный критерий для определения вида права собственности, в качестве которого выступает не носитель субъективного права собственности, а термин, обозначающий совокупность вещей, принадлежащих указанным в законе лицам. Думается, здесь возможно провести разграничение между понятиями «собственность» и «право собственности». «Собственность -это присвоение, обретение чего-то в свою власть, в свою принадлежность». Как видим, в качестве собственности выступает имущество как совокупность вещей, принадлежащих определенному субъекту права. Право же собственности, как мы уже определяли, есть право полного и исключительного господства лица над вещью, поскольку это право не ограничено законом и правами других лиц. Таким образом, собственность — это всегда совокупность вещей, право собственности — это юридическое отношение в форме субъективного права к какой-либо совокупности вещей как к своим. Зачастую в современной цивилистике речь идет о видах (формах) собственности, а не о видах права собственности.
 
Далее, статья 192 ГК РК говорит о видах права государственной собственности, которая может выступать в виде республиканской и коммунальной собственности. И в этом случае законодатель не проводит различия между понятием собственности и правом собственности.
 
Даже на основании только двух рассмотренных статей Гражданского кодекса РК можно утверждать о смещении законодателем двух разных возможных оснований для классификации субъективного права собственности. В качестве одного основания выступает носитель соответствующего права — субъект права собственности, во втором же случае основанием служит собственность как совокупность вещей, принадлежащих конкретному субъекту права, — объект права собственности.
 
Гражданский кодекс Казахстана в качестве субъектов права собственности называет:
 
1. Государство. При этом следует точно определить его роль и место в отношениях собственности. Современное значение государства как собственника достаточно сложно определить. Например, просто ответить на несложный вопрос: кто выступает непосредственным субъектом отношений присвоения? Государство в целом как представитель общества или же конкретный государственный орган, осуществляющий от имени государства правомочия собственника?
 
2. Юридические и физические лица. В этом плане правильным представляется решение Гражданского кодекса Республики Казахстан относительно признания юридического лица собственником того имущества, которое передано для осуществления хозяйственной деятельности его учредителями. В контексте этого необходимо указать на то, что кодекс практически отказался от признания предприятия в качестве субъекта, участника гражданских правоотношений. В данном случае экономической категории придается юридическое значение. Субъектом права может быть только юридическое или физическое лицо. Предприятие, т. е. то, что может принадлежать субъектам права и представляет собой наиболее полное понятие имущества — вещи, права, обязанности, включая даже так называемые исключительные права (например, интеллектуальная собственность).
 
Е. А. Суханов указывает, что в новом Гражданском кодексе Российской Федерации отсутствуют основания для различия не только «форм собственности», но и отдельных «прав собственности» (или «видов права собственности»), ибо такое разграничение не имеет теперь гражданско-правового смысла. Речь должна идти, считает автор, об особенностях гражданско-правового режима отдельных объектов права собственности, например, изъятых из оборота вещей (которые могут находиться лишь в государственной собственности), или некоторых основаниях возникновения и прекращения права собственности, используемых для строго определенных субъектов (например, приватизация). Необходимость сохранения таких особенностей, в свою очередь, делает необходимой некоторую дифференциацию объектов права собственности (их гражданско-правового режима) в зависимости от субъектного состава. Речь, однако, идет именно об особенностях правового режима отдельных объектов, а не о различиях в содержании прав или в границах их осуществления для отдельных собственников. Право частной и право публичной собственности следует теперь рассматривать не в качестве «разновидностей права собственности» (с различными возможностями для соответствующих собственников), а как обобщенное обозначение различий в правовом режиме отдельных объектов права собственности.
 
Таким образом, как в ранее действующем, так и в современном гражданском законодательстве наблюдается тенденция разграничить не объекты права собственности, находящиеся в гражданском обороте, а определить субъекта, которому принадлежат те или иные вещи. Как правило, в этом случае происходит противопоставление государственной собственности (права государственной собственности) и частной (право частной собственности).
 
По нашему мнению, разграничивать право собственности по субъектам нельзя, так как в независимости от того, кому принадлежит вещь, принципиальной разницы между правами собственности отдельных лиц нет и быть не может. Для практики же определение лица, которое правомочно осуществлять право собственности, т. е. быть непосредственным участником собственнических отношений, может иметь значение в контексте персонификации принадлежности конкретных вещей.
 
На наш взгляд, классификация вещей по их оборотоспособности предполагает выделение вещей, изъятых из оборота. Данная категория вещей не может в принципе принадлежать ни одному субъекту гражданского права, в том числе и государству. Данную категорию вещей можно, по предложению С. А. Сосны, считать общественным достоянием (другое название — публичная собственность). Основным положением концепции публичного, общественного достояния будет заключаться в том, что эта совокупность вещей не может принадлежать никому конкретно, но каждый вправе в определенном порядке и объеме пользоваться указанными вещами для своей пользы. Государство не выступает при этом собственником публичного имущества, а лишь как представитель общества осуществляет контроль за использованием этого имущества другими лицами, определяя правила подобного обращения, защищая и охраняя общественное достояние от противоправного использования, в том числе и не по его назначению. Вещи, отнесенные к категории публичных, не могут участвовать в гражданском обороте и находятся в сфере публично-правового регулирования.
 
Здесь важно определить, какие вещи могут быть отнесены к общественному (публичному) достоянию. С. А. Сосна говорит о двух видах этого имущества: а) имущество общего пользования и б) другое имущество. Он предлагает в обобщенном виде следующий перечень имущества общего пользования: воздушное пространство над территорией страны, территориальное море и континентальный шельф, дно и недра территориального моря; исключительная экономическая зона государства и ее естественные ресурсы, внутренние морские воды и дно внутренних морей; морские береговые полосы установленной законом ширины; русла судоходных и сплавных рек с береговыми полосами установленной законом ширины, а также озера, лагуны и иные водоемы естественного происхождения; порты, гавани, заливы, рейды и бухты, а также дамбы, молы, волнорезы и иные береговые сооружения; дороги, шоссе и мосты общественного назначения с полосами отчуждения и вспомогательными сооружениями и службами; рвы, плотины, водохранилища, каналы, насыпи и котлованы, сооруженные в целях ирригации, мелиорации и иных общественно полезных целях; площади, тротуары, улицы, общественные парки и места досуга, кладбища и иные общественные сооружения и здания; храмы и иные культовые сооружения общественного назначения; художественные, исторические и археологические памятники; недвижимое имущество и земельные участки, необходимые для нужд правительства и других органов государства; недвижимое имущество и земельные участки, необходимые для нужд обороны страны; национальные парки, заповедники, заказники, резерваты; движимые имущества, незаменимые по своей природе (документы, рукописи, публикации, карты и т. п.); предметы национального искусства; архивы, музейные экспонаты, художественные и научные коллекции и т. п., представляющие научную и культурную ценность; сервитуты общего пользования (публичные сервитуты, обременяющие частное землевладение) и иные недвижимые и движимые имущества, которые могут быть отнесены законом к имуществу общего пользования. При этом для отнесения вещей к имуществу общего пользования определяется: 1) невозможность установление в отношении них права собственности и 2) их особая общественная природа, которая не позволяет изъять их из сферы общественного использования.
 
Вторая категория вещей общественного достояния, по замечанию С. А. Сосны, обладает такими особенностями, как предметно-индивидуальная присваиваемость, юридическое обособление и отчуждаемость, полная гражданская оборотоспособность. Критерий отнесения тех или иных вещей к данному виду объектов общественного достояния, по мнению автора, является субъективным и универсальным инструментом обобществления собственности. Им стала процедура ее принудительного приобретения (экспроприации) в общественно необходимых или полезных целях, посредством законов или судебных решений. К этой категории вещей С. А. Сосна относит природные ресурсы из числа полезных ископаемых, водных и лесных ресурсов, особо охраняемых объектов животного и растительного мира, значительной части земельного фонда, а также естественные монополии, стратегически важные объекты промышленной инфраструктуры и научно-технического обеспечения, коммунальных услуг, городского хозяйства, транспорта общего пользования и др.
 
В свою очередь, У. Маттеи указывает, что некоторые виды движимого имущества по самым разным причинам выведены из рыночного оборота. Например, человеческие органы выведены за рамки рыночных отношений из опасения превращения их в товар. Вещи, имеющие особую стратегическую важность, например уран, также находятся вне рыночного оборота из-за боязни возникновения у государства сильных противников. Некоторые мощные источники непродуктивного удовольствия (героин, морфий и прочие наркотические средства) убраны с рынка из-за страха перед возможностью их массового употребления населением. Во всех этих случаях, указывает У. Маттеи, монополия собственности на вышеперечисленные предметы принадлежит государству и его специализированным административным, техническим и политическим органам. Они не только выступают собственниками этих вещей, но и полномочны определять, кто может выступать в качестве их торговых партнеров. Выбор в пользу исключения того или иного объекта, обладающего определенной экономической ценностью, из сферы рыночных отношений, как правило, контрпродуктивно и должно быть мотивировано политически. Некоторые западные правовые системы отражают подобного рода экономические реалии и, как следствие, выводят из сферы рыночных отношений те или иные виды недвижимого имущества, превращая их в объект специального публично-правового регулирования. Это имеет место в отношении некоторых важных автомагистралей, ряда ресурсов военного назначения, отдельных особо значимых морских портов и т. д.
 
Р. А. Маметова применительно к законодательству Республики Казахстан говорит о том, что из гражданского оборота изъято ограниченное количество вещей. К таковым относятся природные ресурсы, государственные награды, а также вещи, существование которых запрещено законодательством (например, поддельные денежные знаки).
 
Кроме того, некоторые законодательные акты предусматривают отдельные категории вещей, изъятых из гражданского оборота или ограниченных в нем. Так, согласно статье 26 Закона Республики Казахстан от 24 декабря 1996 г. № 56-1 «О культуре» к культурным ценностям отнесены объекты, имеющие художественное, историческое, археологическое и этнографическое значение: археологические материалы; редкие коллекции и старинные предметы, произведения искусства, включая полотна, картины, рисунки, гравюры, литографии, эстампы, скульптурные произведения, произведения декоративно-прикладного искусства и народных промыслов; дизайнерские разработки и архитектурные проекты; редкие рукописи, автографы, документы, собрания писем, книги, печатные издания и их коллекции; архитектурные памятники, мемориальные погребения, а также парковые и природно-ландшафтные объекты, связанные с жизнью деятелей культуры либо с крупными историческими событиями и выдающимися личностями; почтовые марки отдельно или в коллекциях, иные филателистические материалы; монеты, медали, печати и другие коллекционные материалы; уникальные музыкальные инструменты; архивы, архивные фонды и коллекции, включая фоно-, фото-, видео-, киноархивы, а также научно-техническую документацию; этнологические и антропологические материалы; редкие коллекции и образы флоры и фауны, минералогии, анатомии и предметы, представляющие интерес для палеонтологии; объекты, связанные с историческими событиями в жизни народов Республики Казахстан, развитием общества и государства, историей науки и техники, а также с жизнью выдающихся деятелей науки, государства, культуры и искусства. При этом формулировка части 2 статьи 26 Закона «О культуре» допускает отнесение к культурным ценностям и иных предметов.
 
Для объектов национально-культурного достояния, внесенных в Государственный реестр, установлен особый режим, который заключается в изъятии их из гражданского оборота и наложении запрета на уничтожение, перемещение, изменение, воспроизведение или реставрирование без специального разрешения. Наложен запрет и на разделение коллекций или собраний предметов, в комплексе представляющих особый художественный или исторический интерес. Не допускается использование объектов национально-культурного достояния каким-либо образом, несовместимым с их историческим, художественным и религиозным назначением. Обязанности по надлежащему поддержанию состояния и сохранения объектов национально-культурного достояния возлагаются на их собственников или пользователей. Несоблюдение указанной обязанности влечет за собой изъятие предоставленного права в судебном порядке на возмездной основе. При отсутствии у собственников или пользователей материальных или иных возможностей на содержание объекта национально-культурного достояния расходы принимает на себя государство. Государство имеет приоритетное право на приобретение объектов национально-культурного достояния Республики Казахстан в случае их продажи (ст. 29 Закона «О культуре»).
 
Таким образом, на сегодняшний день в Республике Казахстан сложились предпосылки для дифференциации вещей в зависимости от их оборотоспособности, с выделением в особую категорию объектов, отнесенных к так называемому общественному достоянию. Общественное достояние должны составить вещи: 1) перечень которых определен специальным законом и является исчерпывающим; 2) способные принадлежать всем и никому конкретно. Специальным законодательством необходимо предусмотреть порядок, условия и объем использования данной категории вещей всеми лицами; 3) доходы, полученные от использования данных вещей, должны быть направлены для решения проблем и в интересах всех казахстанцев; 4) государство не имеет в отношении этих вещей никаких имущественных прав, но как представитель общества организует управление объектами общественного достояния и их использование.
 
В отношении прочих вещей, не отнесенных законодательством к общественному достоянию, существует правовой режим свободного, но в определенных рамках, перемещения вещей от одних лиц к другим. Именно эти вещи могут принадлежать лицам на праве собственности и именно на них распространяются гражданско-правовые нормы о собственности. Гражданский кодекс должен исключить дифференциацию определения и содержания права собственности в зависимости от управомоченного лица (государство, юридическое или физическое лицо). Понятие и содержание права собственности должны быть едиными для всех лиц. Применительно к государству это будет означать использование определенных вещей для себя и в своем интересе. Следовательно, объектами права собственности могут быть только те вещи, которые не отнесены законодательством к общественному достоянию, и только на них распространяется гражданско-правовой режим.
<< К содержанию

Следующая страница >>