Главная   »   Право собственности в Республике Казахстан. С. В. Скрябин   »   2.2. СРЕДСТВА ЗАЩИТЫ ПЕРСПЕКТИВНЫЕ И РЕТРОСПЕКТИВНЫЕ


 2.2. СРЕДСТВА ЗАЩИТЫ ПЕРСПЕКТИВНЫЕ И РЕТРОСПЕКТИВНЫЕ

У. Маттеи предлагает различать перспективные и ретроспективные средства защиты имущественных прав. При этом основным дифференцирующим признаком средств защиты является направленность их действия во времени. Ретроспективная защита «призвана восстановить положение истца как носителя субъективного имущественного права… через предоставление ему денежного эквивалента или обязывание ответчика к такому поведению, которое в прямой форме восстанавливает статус-кво. Перспективная защита имеет целью профилактику известного нарушения имущественного права в будущем и возложение на других лиц обязанностей по воздержанию от тех или иных действий или, наоборот, позитивное обязывание их к принятию мер предосторожности, исключающих возможность причинения вреда. Можно говорить о том, что ретроспективная защита реагирует на уже причиненный вред, в то время как перспективная противостоит риску причинения подобного вреда». У. Маттеи особо отмечает, что эта типология средств защиты развивалась в недрах общего права и в меньшей степени знакома цивилистам.

 

Можно согласиться с подобной общей оценкой положения в сфере классификации средств защиты имущественных субъективных гражданских прав. Мы уже отмечали, что цивилистическая доктрина Республики Казахстан оперирует понятиями охраны и защиты. При этом нами было предложено проводить различие между нами. Об охране права собственности, как и иных гражданских прав, можно вести речь тогда, когда нет факта нарушения субъективных прав, и, следовательно, охрана субъективных гражданских прав имеет превентивный, предупредительный характер. О защите права собственности и иных вещных прав говорят тогда, когда необходимо «включение» конкретных приемов и способов гражданско-правовой защиты и есть нарушение либо реальная угроза такого нарушения гражданских прав. При подобной трактовке понятий охраны и защиты имущественных прав вполне возможно провести параллель с предлагаемым У. Маттеи делением средств защиты в зависимости от направленности их действия во времени на перспективные и ретроспективные.
 
Мы полагаем, что наиболее оптимальной и традиционной для Республики Казахстан является классификация средств защиты субъективных вещных прав в зависимости от правового основания, на котором базируется соответствующий иск. В этом случае по действующему гражданскому законодательству Республики Казахстан можно выделить четыре гражданско-правовых способа защиты права собственности и иных вещных прав:
 
1) вещно-правовые иски. Для них характерно отсутствие между сторонами договорных отношений; 2) обязательственно-правовые иски. В основании исков этой группы может быть или договор, или прямое указание закона (для деликтных обязательств); 3) иные способы защиты права собственности, которые опосредуются, например, правилами о последствиях явки и возврате имущества лицу, объявленного умершим (ст. 32 ГК РК); 4) иски к государственным органам, нарушающих право собственности. Средство защиты этой категории обусловливается вмешательством в вещно-право-вые отношения особого лица, субъекта, обладающего публичной властью.
 
Указанные аспекты защиты права собственности представлены в гражданском законодательстве Республики Казахстан иначе. Это определяется, прежде всего, нормативными положениями о защите вещных прав. Поэтому первая ситуация может иметь место при любом из уже указанных нами гражданско-правовых способов осуществления права на защиту. Разработанной нормативной основы для исков, направленных на спокойное осуществление принадлежащего истцу права, у нас практически нет. Исключением являются только положения пунктов 3 и 5 статьи 8 Гражданского кодекса о том, что осуществление гражданских прав не должно нарушать прав и охраняемых законодательством интересов других субъектов права, не должно причинять ущерба окружающей среде. Не допускаются также действия граждан и юридических лиц, направленные на причинение вреда другому лицу, на злоупотребление правом в иных формах и на осуществление права в противоречии с его назначением. Таким образом, нормативных оснований для возможных исковых притязаний из так называемого соседского права в Гражданском кодексе Республики Казахстан нет, что, однако, не исключает распространение конструкции негаторного вещно-правового иска на подобные случаи, и этим вопросам мы посвятим отдельную часть нашего исследования.
 
Относительно замечания У. Маттеи о том, что в гражданско-правовых системах обязательственные права не дают возможности использования средств защиты против притязаний третьих лиц, надлежит заметить, что подобное положение является предметом научной дискуссии. Мы уже говорили, что возможность защиты с помощью вещно-правовых способов любого титульного владельца, в том числе обладателя обязательственного права, нами ставится под сомнение, так как принадлежащее ему право заключается в требовании совершения определенных действий обязанного лица. Следовательно, вещно-правовыми способами защиты могут воспользоваться только обладатели вещного права. Это положение основывается на необходимости разграничения вещных и обязательственных субъективных гражданских прав.
<< К содержанию

Следующая страница >>