Мужское портмоне wallet.ua/c/f-wallets_for_men/. . http://youtu.be/ хорошая Утренняя зарядка.
Главная   »   Право собственности в Республике Казахстан. С. В. Скрябин   »   2.2. ПРАВОМОЧИЕ ПОЛЬЗОВАНИЯ ВЕЩЬЮ


 2.2. ПРАВОМОЧИЕ ПОЛЬЗОВАНИЯ ВЕЩЬЮ

Часть 3 пункта 2 статьи 188 ГК РК определяет правомочие пользования как юридически обеспеченную возможность извлекать из имущества его полезные естественные свойства, а также получать от него выгоды. Выгода может выступать в виде дохода, приращения, плодов, приплода и в иных формах. Французский юрист Ж. де ла Морандьер, исключая, как мы уже отмечали ранее, правомочие владения собственника из содержания этого права, говорит о таких правомочиях, как пользование и извлечение доходов. Законодателем нашей республики последние рассматриваются в рамках единого правомочия — пользования вещью. Мы в дальнейшем будем придерживаться этой же позиции и рассмотрим пользование вещью и извлечение доходов из нее как единое правомочие собственника, которое отличается от правомочий по владению и распоряжению вещью.

 

Нужно отметить, что законодатель Российской Федерации в общей части ГК РФ 1994 г. не дает определения правомочий собственника вообще и правомочия пользования в частности.
 
Статья 18 проекта Гражданского уложения Российской империи определяла правомочие пользования собственника следующим образом: «Собственнику принадлежит право пользования имуществом: он вправе извлекать из имущества всякого рода доходы и вообще употреблять имущество по своему усмотрению. Доходы заключаются или в плодах, то есть произведениях имущества, или же в наемной плате, в процентах с капитала и в других повременных платежах. К плодам причисляется и приплод животных. Приплод принадлежит собственнику самки».
 
Как можно заметить, при характеристике правомочия пользования вещью большое значение имеют плоды, доходы и другие произведения вещи, которые получаются в процессе реализации этого правомочия собственника. Причем в ряде источников мы встречаем такие понятия, как пользование и использование, которые употребляются как тождественные. Однако эти две категории имеют различное значение. Понятие «использование» употребляется в качестве термина, обозначающего реализацию субъективного права в целом. Пользование же мы употребляем в качестве одного из правомочий собственника, т. е. обладателя субъективного права. Другими словами, эти два термина соотносятся между собой как часть (правомочие пользования) и целое (использование субъективного права собственности).
 
Правомочие пользования предоставляет собственнику вещи юридически обеспеченную возможность участвовать в гражданском обороте. Пользование означает активные действия собственника. Последний не только обладает вещью, но и стремится с ее помощью удовлетворить какие-то свои потребности и интересы. Некоторые вещи, можно утверждать — подавляющее большинство вещей, участвуя в гражданском обороте, как правило, обладают способностью порождать другие вещи или какие-то материальные блага. В цивилистике подобный процесс принято называть приращением. В статье 123 ГК РК подобные приращение именуются поступлениями, полученными в результате хозяйственного использования вещей. Данная статья устанавливает правило, согласно которому плоды, продукция и доходы — как приращения вещи — принадлежат лицу, использующему имущество на законном основании. Никак не обозначено это лицо не только в законе, но и в научно-практическом комментарии к этой статье: «Правомочие пользования представляется как юридически обеспеченная возможность извлечения полезных свойств имущества путем эксплуатации, личного или производственного потребления, а также получения выгоды при хозяйственном или ином его использовании». То же происходит с определением понятия пользования как правомочия собственника в пункте 6 комментария к статье 85 ГК Казахской ССР, который рассматривал последнее как гарантированную возможность «извлечения полезных свойств вещи в соответствии с ее назначением, присвоение от нее плодов (доходов) в процессе эксплуатации (ухода за вещью), а также получение иных выгод (пользы) в пределах, установленных законом. Пользование может носить характер личного или производственного потребления».
 
Думается, что правило, установленное статьей 188 ГК РК, нуждается в некотором уточнении. Право на приращения, поступления от вещи должно принадлежать собственнику последней, если законодательством или договором не установлено иное. Это напрямую связано с положением пункта 1 этой же статьи, которая устанавливает, что собственник осуществляет принадлежащее ему право по своему усмотрению и в собственном интересе. Например, земельный участок, находящийся в обладании собственника и вовлеченный им в гражданский оборот от своего имени, может иметь приращения в виде сельскохозяйственных культур, произрастающих на нем, и т. д. Подобные приращения должны принадлежать только собственнику земельного участка и никому другому.
 
Ж. дела Морандьер выделяет, например, четыре вида приращений по гражданскому праву Франции: 1) собственнику принадлежит право на все плоды и приращения вещи; 2) собственность на землю включает в себя собственность на воздушное пространство над поверхностью земельного участка и на его недра; 3) собственнику принадлежит право на все, что вступает в состав вещи; 4) собственнику принадлежит право на воды, которые возникают или протекают на его участке.
 
Французский исследователь производит различие между понятиями «плоды» и «произведения» вещи. Плодами является то, что вещь производит регулярно, периодически. Произведения же, наоборот, имеют разовый, случайный характер. Данное различие может иметь значение для собственника только тогда, когда его вещь использует другое лицо на ином, не праве собственности, вещном праве. В этом случае последний может обладать правом присваивать только плоды. Произведения же вещи остаются за ее собственником. Это один момент. Другой — собственник по своей воле может изменить природу приращений вещи, и случайное ее произведение рассматривается в качестве плода. Считаем, что воля собственника здесь должна быть выражена в основании другого вещного права, которым выступает по общему правилу договор. Поэтому в данном случае можно вести речь о предположении, презумпции законодателя, согласно которой все произведения веши остаются за ее собственником, если в законе или договоре не сказано иное.
 
Определенное значение для решения юридической судьбы плодов веши придается отнесению их к тому или иному виду. Ж. де ла Морандьер выделяет три вида плодов: а) естественные плоды, производимые вещью самой по себе; б) промышленные плоды, производимые вешью в результате приложения к ней труда человека, например урожай. Собственник приобретает плоды этого рода, даже если они возникают не в результате его личного труда, если он возлагает обработку земли на других, служащих у него лиц; в) гражданские плоды, извлечение которых предполагает, что собственник не пожелал сам взять на себя риск эксплуатации вещи. Он доверяет, вручает ее другому лицу, которому предоставляет пользование ею за периодическую уплату определенных фиксированных сумм в твердом или подвергающемся изменениям размере.
 
В приведенных высказываниях есть несколько принципиальных моментов, имеющих значение для характеристики правомочия пользования собственника, согласно его определению в пункте 2 статьи 188 ГК РК. Во-первых, можно вывести общее правило, согласно которому результаты пользования вещью принадлежат ее собственнику. Это должно предполагаться во всех случаях, если законом или договором не установлено иное. Во-вторых, о пользовании собственником своей вещью можно вести речь даже тогда, когда им осуществлена передача вещи в фактическое или юридическое обладание другому лицу. В этой ситуации можно говорить об извлечении собственником из принадлежащей ему вещи промышленных или гражданских плодов.
 
Относительно второго момента в современной цивилистической литературе существуют различные мнения. Ю. К. Толстой допускает возможность осуществления правомочия пользования отдельно от правомочия владения и даже распоряжения. «Указанные правомочия (владение, пользование и распоряжение. — С. С.), как и субъективное право собственности в целом, представляют собой юридически обеспеченные возможности поведения собственника, они принадлежат ему до тех пор, пока он остается собственником. В тех случаях, когда собственник не в состоянии эти правомочия реально осуществить… он не лишается ни самих правомочий, ни права собственности в целом… Правомочие пользования обычно опирается на правомочие владения. Но иногда можно пользоваться вещью, и не владея ею».
 
Другие исследователи рассматривают правомочие пользования только в контексте правомочия владения. Например, А. Т. Джусупов считает, что «право пользования тесно связано с правомочием владения, так как пользоваться имуществом можно только владея им». Причем им же несколько ранее владение понимается только как фактическое обладание вещью. В комментарии к статье 85 Гражданского кодекса Казахской ССР, как мы уже отмечали, также проводилась мысль о совпадении правомочий владения и пользования. Приблизительно ту же формулировку мы встречаем и у Е. А. Суханова как в уже цитировавшихся источниках, так и в других его работах: «Оно (правомочие пользования. — С. С.) тесно связано с правомочием владения, ибо по общему правилу можно пользоваться имуществом только владея им». Мы уже убедились, что подобное понимание владения неполно и собственник продолжает владеть вещью даже в тех случаях, когда им осуществлена передача вещи другому лицу. Аналогичную ситуацию мы наблюдаем и при осуществлении собственником правомочия пользования вещью, которое не связано с утратой фактического владения ею.
 
Приращения того, что входит в состав вещи, Ж. де ла Морандьер также выделяет четырех видов: 1) сооружения и насаждения; 2) приращение, которое может явиться результатом действия силы воды; 3) приобретение животных, пришедших на участок; 4) приращение одной вещи к другой. Некоторые виды приращений в составе вещи мы рассмотрим позднее, а здесь особо подчеркнем один момент. Пользование собственником своей вещью может привести к возникновению в составе вещи новых вещей, которые будут считаться ее приращениями и соответственно входить в состав имущества как совокупности вещей, принадлежащих конкретному субъекту права. Последнее надлежит рассматривать в качестве общего правила. Могут встречаться ситуации, когда законодательством установлено целевое пользование вещью. Это может касаться, например, земельного участка. Согласно статье 33 Указа Президента Республики Казахстан «О земле» от 22 декабря 1995 г. земельные участки как объекты права частной собственности могут служить, во-первых, для ведения личного подсобного хозяйства, садоводства и дачного строительства, во-вторых, для застройки. Поэтому в данной ситуации можно говорить о целевом пользовании собственником принадлежащим ему земельным участком, которое должно быть зафиксировано в соответствующем акте или договоре о предоставлении соответствующего участка в собственность. Нецелевое пользование земельным участком может явиться основанием для прекращения соответствующего права и последующего за этим изъятия объекта обладания. Кроме того, статья 244 ГК РК устанавливает правило, согласно которому самовольная постройка, т. е. возведение без разрешения уполномоченного государственного органа либо на участке, не отведенном для этих целей, жилого дома и других сооружений, не влечет за собой возникновения права собственности на соответствующие приращения земельного участка.
 
У. Маттеи отмечает, что недвижимое имущество с точки зрения его использования является более сложной категорией, чем имущество движимое, использование которого, за исключением ряда крайне опасных предметов, как-то: взрывчатые вещества, не направлено вовне, и связанные с ним издержки и блага принадлежат сфере собственника. Далее он указывает основные действия собственника относительно недвижимого имущества: правомочие на огораживание земельного участка, правомочие недропользования, правомочие водопользования, правомочие устройства насаждений и приобретения плодов, правомочие возведения построек и правомочие проведения границ.
 
Мы полагаем, что пользование собственником принадлежащей ему вещью осуществляется в соответствии с действующим законодательством и зависит от правового режима, в котором находится соответствующее имущество. Для некоторых вещей, находящихся в гражданском обороте, характерно целевое пользование ими. Поэтому реализация собственником принадлежащего ему правомочия пользования зависит от указанных обстоятельств. Конечно, целью любого рачительного хозяина вещи является увеличение стоимости последней, возникновение на ее основе новых вещей, получение новых материальных благ и т. д. Но все же нельзя полностью исключить ситуации, когда использование полезных свойств и качеств вещи приведет к утрате ценности ее, полной или частичной. В этом случае можно вести речь о потреблении, которое может коснуться вещи в целом, если это ее качество является естественным, а также ее плодов и других приращений. Мы считаем, что потребление вещи, осуществленное собственником в процессе реализации права собственности, является самостоятельным правомочием, входящим в содержание субъективною права собственности.
 
Кроме того, в процессе пользования вещью собственник может утратить свое субъективное право на нее совсем. Например, когда собственник нерационально вовлек вещь в гражданский оборот и потерпел неудачу. Утрата вещи может произойти вследствие риска случайной гибели и в других подобных ситуациях. Важно то, что во всех этих случаях необходимо отсутствие воли собственника на утрату, потерю своей вещи либо ее ценности. В противном случае будут иметь место либо осуществление правомочия распоряжения, либо другие обстоятельства, скажем, злонамеренное соглашение сторон, одной из которой является собственник веши, и т. п.
 
Таким образом, правомочие пользования представляет собой основанную на законе возможность собственника действовать в гражданском обороте от своего имени и в своем интересе. Собственник при осуществлении этого правомочия ограничен только прямыми запретами закона, допускающими в ряде случаев целевое пользование вещью. Осуществление правомочия пользования не зависит от фактического обладания вещью и является одним из способов реализации субъективного права собственности в целом. Все приращения веши, которые существуют в результате пользования вещью, принадлежат ее собственнику, если законом или договором не установлено иное. В соответствии с этим представляется необходимым изменить формулировку правомочия пользования, содержащуюся в части 2 пункта 2 статьи 188 ГК РК, и изложить ее в следующей редакции: «Правомочие пользования есть юридически обеспеченная возможность собственника действовать в гражданском обороте от своего имени и в своем интересе в соответствии с законом или целевым назначением вещи. Все приращения вещи принадлежат ее собственнику, если законом или договором не установлено иное. Приращения могут быть естественными, промышленными, гражданскими и выступать в иных формах, установленных гражданским законодательством».
<< К содержанию

Следующая страница >>