У нас: засолка икры - обзоры и отзывы.
Главная   »   Право собственности в Республике Казахстан. С. В. Скрябин   »   1. ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ В ГРАЖДАНСКОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ


 1. ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ В ГРАЖДАНСКОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

До присоединения Казахстана к России отношения к вещам и по поводу вещей регулировались преимущественно нормами обычного права. После присоединения эти отношения в определенной степени регламентировались положениями десятого тома Свода законов Российской империи 1830г., который претерпел изменения в 1832 г. Последняя официальная редакция свода законов вышла в 1893 г. Некоторые исследователи считают, что именно в этом акте первоначально были восприняты некоторые идеи западноевропейской цивилистики. Однако, по нашему мнению, Свод не был кодексом в полном смысле этого слова, так как он был построен по принципу сводного (консолидированного) нормативного акта и содержал только нормы действующих источников права, сохранивших юридическую силу. Таким образом, данный нормативный акт является предшественником всех последующих кодификаций гражданского законодательства в бывшей Российской империи, а затем и в СССР. Следует отметить, что этот нормативный документ не отличался высокой степенью развитости нормативных положений.

Десятый том свода законов Российской империи (далее: Свод) делится на четыре книги, которые, в свою очередь, подразделяются на разделы, главы и отделения. Вторая книга называется «О порядке приобретения и укрепления прав на имущество вообще». Она содержит три раздела. Первый из них посвящен определению понятия имущества и его видов. Обращают на себя внимание основания классификации имуществ. В зависимости от свойств вещей (основание первой классификации) имущества подразделяются на движимые и недвижимые, которые могли быть классифицированы еще дополнительно. Вторая классификация происходит по субъектам (хозяевам — по терминологии Свода), и различаются имущество государственное, общественное и частное. Каждый из этих видов имущества имел собственный правовой режим, и в обладании субъектов гражданского права могли находиться вещи, отнесенные к частному имуществу. Для других вещей устанавливался особый правовой режим.
 
Во втором разделе второй книги определяются различные виды имущественных прав, к которым относятся: право собственности, право земской давности, право по обязательствам, право на вознаграждение и право судебной защиты по имуществам. Для нашего исследования представляют интерес только два первых вида имущественных прав.
 
Право собственности в Своде выступает первостепенным, господствующим над всеми другими имущественными правами, и оно может быть двух видов: право полной собственности и право неполной собственности. Последнее в Своде определяется особо, как право собственности, которое ограничено существованием другого субъективного вещного права на вещь. Кроме этого, в Своде существует и другая классификация права собственности (единоличное право собственности и право общей собственности), основанием которого выступало количество управомоченных лиц, которым принадлежит вещь на едином для всех субъективном праве.
 
Право земской давности, по мнению ряда исследователей, представляет собой не что иное, как фактическое обладание вещью, ведущее к приобретению права собственности на нее, и субъективным правом в полном смысле этого слова не является. Третий раздел содержит положения о порядке приобретения и укрепления имущественных прав, особое место среди которых занимают правила о приобретении и укреплении права собственности на недвижимость.
 
Третья книга Свода называется «О порядке приобретения и укрепления прав на имущество в особенности», и ее нормы также посвящены преимущественно праву собственности. Книга состоит из трех разделов, каждый из которых содержит определенную группу способов приобретения. Первую группу и первый раздел этой книги составляют дарственные способы приобретения прав на имущество, по которым имущественное право переходит безвозмездно. Сюда относятся: пожалование, дарение, назначение приданого, выдел и духовное завещание. Второй раздел книги Свода содержит положения о приобретении имущества наследством по закону. Третий устанавливает порядок обоюдного приобретения прав на имущество меною и куплею. Объяснялось последнее тем, что нормы этого раздела посвящены преимущественно праву собственности, а оно, считалось, может возникнуть только на основе так называемых вещных договоров, т. е. таких, в которых происходит передача вещи, означающая и переход соответствующего права на нее.
 
Таким образом, несмотря на неразвитость нормативных положений относительно права собственности, Свод тем не менее содержал несколько компонентов, которые позволяют увидеть теоретическую модель права собственности.
 
Последующее развитие нормативных положений о праве собственности (так и не состоявшаяся кодификация) происходит в проекте Гражданского уложения Российской империи (далее: проект ГУ). Комиссия по его составлению была образована в 1882 г. и после семнадцатилетней работы начала публиковать для обсуждения результаты своей деятельности в период с 1899 по 1903 г. В 1905 г. после обсуждения была опубликована окончательная редакция текста проекта, но в результате революции 1905 г. работа была приостановлена и только в 1913 г. была предпринята попытка принятия в Государственной Думе части уложения, посвященной обязательственному праву (пятая книга Гражданского уложения), которая окончилась неудачей.
 
Проект ГУ построен по пандектной системе и должен был состоять из нескольких книг, одна из которых — третья — была посвящена так называемому вотчинному праву. Сам по себе этот термин — вотчинное право — рядом цивилистов, современников проводимой кодификации, был признан неудачным из-за того, что слово «вотчина» означало имение, недвижимость и, следовательно, имело более узкое значение для обозначения такой юридической категории, как вещное право.
 
Третья книга проекта ГУ имеет в качестве структурных элементов разделы, главы, отделения и статьи. Она начинается с первого раздела, который посвящен общим положениям и содержит несколько очень важных компонентов модели вещного права, в том числе и права собственности. К ним можно отнести, во-первых, перечень вещных прав, системно разбитых на три группы: а) право собственности; б) права в чужом имуществе; в) залог и заклад (ст. 1). В комментарии к предлагаемой редакции этой статьи последнее объясняется тем, что специфика вещных прав заключается в том, что их перечень должен ограничиваться лишь теми правами, которые прямо предусмотрены в законе. Во-вторых, этот раздел содержит перечень некоторых оснований возникновения вещных прав, которые авторы проекта ГУ одновременно называют и основаниями их прекращения. В-третьих, большое место в первом разделе проекта ГУ отведено нормам об укреплении (регистрации) вещных прав, среди которых можно отметить: нормы об обязательности регистрации вещного права на недвижимость; нормы, посвященные порядку отчуждения вещного права на недвижимость; нормы, закрепляющие принципы, основные начала системы регистрации вещных прав (ст. 3-11). В-четвертых, в общих положениях закрепляется презумпция владения движимой вещью на праве собственности, пока не установлено обратное. Далее установлены правила, согласно которым не может возникнуть вещное право на движимую вещь, если оно приобретено безвозмездно, если приобретатель действовал недобросовестно и если вещь была похищен или утеряна (ст. 12 и 13). В-пятых, предполагается добросовестность обладателя вещного права (ст. 14). В-шестых, устанавливается положение, согласно которому вещное право может принадлежать двум или более лицам и их доли, пока не доказано обратное, всегда предполагаются равными (ст. 15).
 
Большинство норм книги третьей проекта ГУ сосредоточено во втором разделе, который посвящен праву собственности. Этот раздел начинается с первой главы под названием «Общие положения». Нормативные положения этой главы можно разбить на три группы: а) определяющие понятие субъективного права собственности (ст. 16); б) раскрывающие содержание субъективного права собственности. Здесь необходимо отметить двойственность содержания права собственности: во-первых, раскрывается традиционная триада правомочий собственника, каждому из которых дается четкое определение (ст. 17—19); во-вторых, содержание субъективного права собственности раскрывается посредством указания на круг объектов, составляющих понятие этого права применительно к недвижимому имуществу (ст. 20,22—34); в) посвященные непосредственной защите права собственности (ст. 35—38). Таким образом, только на основании анализа общих положений можно раскрыть сущность юридической конструкции субъективного права собственности по проекту ГУ.
 
Главы вторая и третья второго раздела проекта ГУ содержат соответственно положения об ограничениях субъективного права собственности на пользу общую и на пользу отдельных лиц (нормы так называемого соседского права). Ограничения права собственности на пользу общую формируются на принципиальном положении — недвижимое имущество без согласия собственника может быть отчужденно или же временно обременено сервитутом только тогда, когда это необходимо для государственной или общественной пользы, не иначе как за предварительное вознаграждение и в указанном законом порядке (ст. 39). Все последующие нормы второй главы содержат положения, связанные с ограничениями права собственности на недвижимость, в связи с наличием на ней дорог, рек и других объектов общего пользования. Очень важно положение о том, что подобные ограничения могут содержаться только в законодательстве (ст. 48). Ограничения права собственности на пользу отдельных лиц (третья глава второго раздела проекта ГУ, ст. 49-74) могут быть установлены или устранены соглашением сторон. В этом заключается принципиальное различие между ограничениями субъективного права собственности первого и второго рода.
 
Следующая, четвертая глава второго раздела проекта ГУ регламентирует отношения общей собственности. Отметим несколько важных моментов, отражающих специфику нормоположений этой главы. Во-первых, проект допускает только общую долевую собственность на вещь (ст. 75). Во-вторых, каждый из участников имеет право исключительной собственности на принадлежащую ему долю (ст. 76). Исключительность в данном случае означает возможность самостоятельного осуществления своего права на определенную долю в имуществе. В-третьих, в отношении вещи, выступающей в качестве объекта права общей долевой собственности, субъективное право осуществляется по общему согласию всех участником или же по большинству голосов, исчисляемых соответственно размеру долей и все последующие нормы регламентируют отношения между участниками общей собственности (ст. 77—95).
 
Самая краткая, пятая глава проекта ГУ содержит правила о приобретении права собственности на недвижимые имущества (ст. 96 и 97). Основная особенность этой главы заключается в том, что право собственности на недвижимость приобретается только после внесения записи об этом в так называемые вотчинные книги, т. е. после государственной регистрации. Вместе с тем некоторые способы приобретения, например приобретение по давности, по наследству, вследствие принудительного отчуждения и некоторые другие, не зависят от государственной регистрации, но последующее отчуждение и обременение недвижимости без таковой не допускается.
 
Заключительная, шестая глава второго раздела проекта ГУ (ст. 98—134) посвящена приобретению права собственности на движимые вещи и отличается от предыдущей главы тем, что в основе перечисленных в ней способов приобретения решающее значение придается владению вещью и именно на этом построена вся система способов приобретения права собственности на движимую вещь. Исходя из этого четко регламентированы, во-первых, процедура передачи вещи от одного лица другому и, во-вторых, момент возникновения вещного права у приобретателя по тому или иному способу приобретения.
 
Третий раздел третьей книги проекта ГУ посвящен вопросам владения и состоит из четырех глав. Первая глава (ст. 135—139) называется «Общие положения» и не содержит, в отличие от предыдущих, определения владения. Правда, в предисловии к разделу это понятие приводится, и поэтому можно утверждать, что речь в данном случае идет о факте действительного держания вещи во власти определенного лица. При этом факт обладания не зависит от права лица на вещь и в некоторых случаях даже противопоставляется ему. Это владение пользуется защитой и может при известных условиях привести к возникновению вещного права. Необходимо обратить внимание на некоторые особенности структуры этого раздела. Во-первых, защита владения (вторая глава третьего раздела проекта ГУ, ст. 140—148) во многом подобна защите права собственности и направлена против всех третьих лиц. Вопросы защиты владения, в отличие от защиты права собственности, получили здесь более подробную регламентацию. Во-вторых, устанавливается ответственность за незаконное владение (глава третья, ст. 149—164), которая зависит от добросовестности или недобросовестности незаконного владельца. Фактически нормы третьей главы регламентируют порядок проведения виндикации вещи управомоченным лицом от незаконного владельца и расчетов за причиненные таким владением убытков. Другими словами, нормы этой главы дополняют соответствующие положения о защите вещных прав. В то же время согласно статье 164 проекта ГУ правила о вознаграждении за незаконное владение вещью применяются и к отношениям между обладателями не только вещных, но и обязательственных прав. В-третьих, этот раздел содержит положения о приобретении вещных прав по давности владения (глава четвертая третьего раздела третьей книги, ст. 165—174), которые также обладают рядом специфических особенностей. Например, продолжительность срока давности владения как движимым, так и недвижимым имуществом зависит также от добросовестности или недобросовестности владения. В последнем случае срок удваивается и составляет десять лет для движимого и двадцать лет для недвижимого имущества.
 
Таким образом, проект ГУ содержал достаточно четкие формулировки понятий о праве собственности. Несомненным преимуществом проекта является то, что каждый его структурный элемент имеет общие положения, которые позволяют ясно представить юридическую конструкцию того или иного явления. Вместе с тем проект имеет определенные недостатки. Во-первых, как уже отмечалось, это касается применяемого термина для обозначения категории вещных прав — вотчинное право, — и его нельзя назвать удачным. Во-вторых, не все элементы системы вещных прав, указанные в статье 1, приводятся в данной книги, и можно предположить, они разбросаны по всему тексту проекта, что не способствует четкому нормативному выражению положений о вещном праве.
 
В целом же этот этап развития гражданского законодательства относительно вещного права можно охарактеризовать как либеральный, так как предлагаемая конструкция субъективного права собственности предполагала максимальную свободу управомоченного лица.
<< К содержанию

Следующая страница >>