ПЕСНЯ МОЯ - УШКОНЫР — bibliotekar.kz - Казахская электронная библиотека



 ПЕСНЯ МОЯ - УШКОНЫР

Это было в середине ноября 2001 года. Нурсултан Абишевич вызвал меня к себе и передал лист бумаги, исписанный от руки. Я взглянул на текст и сразу увидел, что это необычный документ: строки больше напоминали стихотворные строфы, а сверху размашисто было выведено: «Ушқоңыр».
 
Для тех, кто знаком с биографией Н.А. Назарбаева, название это знаковое: Ушконыр — одна из жемчужин Заилийского Алатау, живописное урочище около села Шамалган, родина Первого Президента.
 
«Это нужно отправить Алтынбеку Коразбаеву», — сказал мне Президент.
 
Известный певец и композитор Алтынбек Коразбаев работал в то время директором Алматинской областной филармонии имени Суюнбая. Имелась ли с ним договоренность о творческом сотрудничестве над этим проектом, я в тот момент не знал. Возможно, подумал я, на одной из традиционных встреч Президента с представителями творческой интеллигенции между ними и был разговор, и Нурсултан Абишевич поделился с Алтынбеком волнующим его замыслом песни о родной земле.
 
Вернувшись в свой кабинет, я внимательней изучил текст. По всем признакам передо мной был текст новой песни. В разных местах были видны следы авторской правки.
 
Несколько раз, сначала про себя, а потом и в голос, как бы «нащупывая» ритм и мелодический рисунок текста, я перечитал слова новой песни.
 
Разумеется, при переводе в иную языковую и культурную плоскость многие значения, образы, интонации и краски оригинала могут быть изменены, смещены или даже утеряны. Чаще всего страдает и сам поэтический уровень произведения. Но все же предложу свободный перевод этих стихов на русский, чтобы читатель имел общее представление, о чем идет речь.
 
Ушконыр
 
Ласков, как бабушкин взгляд — пестрый ковер,
Соткан среди златых степей и синих гор.
Запахи трав, рек перелив, буйство цветов,
Песни ветров мне полонят сердце мечтой.

Припев:

Ушконыр, край мой родной,
Край первоцветов и мудрых заветов,
Я не расстанусь с тобой.

Каждая пядь этой земли — память вековь
Помнит, как в бой смело рвались кони отцов...
Песни свои здесь нам слагал мудрый Джамбул,
Здесь мой отец мне завещал деда домбру.

Гордый батыр нес свой дозор с этих вершин,
И наш акын прелесть воспел этих лощин...
Гор тех гряда — словно седых старцев совет.
Ты и вопрос всех моих дум, ты и ответ.
 
Мой Ушконыр, жизни моей радость и грусть,
Детской поры, первых побед запах ц вкус.
Кроны лесов, ветви садов, злаки с полей
Машут мне вслед, словно платок мамы моей.

В солнечный день глаз мой узрит издалека,
Крылья орлов, что их несут под облака...
Нас никогда и никому не разлучить,
И пусть летит песня моя через века.

Припев:

Мой Ушконыр — гор колыбель, отчий мой кров,
Сказочный край чистых ручьев, горных орлов...
Вечно цвети, детям своим счастье даря,
Мой Ушконыр, край мой родной, гордость моя!
 
Композитор-песенник Алтынбек Коразбаев своим творчеством давно снискал добрую славу и широкую популярность. Но вопрос о том, какую мелодию он сложит на стихи Президента, был в тот момент уравнением со многими неизвестными.
 
Творчество — сложный И непредсказуемый процесс. Кто знал, вдруг из этого и не вышло бы толковой песни: ведь наличие добротной текстовой основы — это еще не абсолютная гарантия успеха. К тому же при более пристальном изучении данного текста нельзя было не заметить некоторых шероховатостей слога.
 
Но в том проникновенном стихотворении меня восхитил не столько строй мыслей, сколько сила и гармония чувств нашего Президента, когда за привычным для многих «стальным профилем» Назарбаева вдруг обнажилось его трепетно любящее сердце, в минуты уединенных раздумий поверяющее свои переживания поэтическим строчкам...
 
Когда-то, лет 8 назад, именно такого рода вдохновение дало жизнь песне на стихи Нурсултана Абишевича «Елiм менiң» («Народ мой»). Положенная на музыку, написанную певцом и композитором Бекболатом Тлеуханом, и впервые исполненная им, в мгновение ока песня эта завоевала всенародную любовь, став величественным, волнующим, раздольным гимном во славу народа и страны. Ныне ее с удовольствием слушают по всему Казахстану и почитают за честь знать наизусть и исполнять едва ли не все — от мальца до старца.
 
Удивительно точно и образно выразив народный дух и историческое самосознание казахов, их вековые мечты и чаяния, песня эта оказалась настолько хороша, что в одно время группа депутатов Парламента даже выступила с законодательной инициативой о принятии ее в качестве государственного гимна Республики Казахстан. Как известно, предложение то не прошло, что, конечно же, не обошлось без самокритичного «самоотвода» автора текста.
 
Но как не выкинуть слов из песни, так и у людей не отнять полюбившегося им произведения: давно зажив своей собственной жизнью и воистину превратившись во всенародное достояние, сегодня «Елім менің» стала для казахстанцев действительно чем-то вроде «второго», неофициального гимна.
 
Кстати, вниманию тех, кто интересуется, о чем же поется в той, самой первой песне Президента, мы могли бы предложить наиболее близкое на сегодня к оригиналу поэтическое переложение на русский язык, по которому уже можно формировать представление об идейно-образном содержании поэтического творчества Н.А. Назарбаева и отмечать особенности его индивидуально-авторского стиля. Вот эти стихи:
 
Народ мой
 
Выси моих гор вырвались из тьмы...
Музыкой озер, песнею листвы,
Лучезарным днем сбывшейся мечты
Здравствуй, мой народ!
Впредь свободен ты.
 
Казахстан — мой кров, отчий мой надел,
Радости своей скрыть я не сумел
О Свободе той, чем из века в век
Грезил предок мой, и в стихах воспел.

Припев:

Вот и выбрался народ
Из-под каменных колод.
Здравствуй, молодая страна!
Пусть же будет мир дому твоему!

Болью отчих ран, материнских слез
Вспоен каждый дол, каждый твой утес.
Степь, ты молви нам вечный свой завет,
Чтоб потомков дух в мудром братстве рос.

И смутится враг, рассмеется друг,
Коли шире стал твой союзный круг.
За грядущий день постоять сумей,
Не смыкая глаз, не слагая рук!

Припев:

За потомков, за народ,
За единство, за оплот,
Родина, во имя твое
Да льется через край счастье твое!
 
«У каждого к поэзии свой счет», — недаром говорил великий Абай, имея в виду универсально заложенное в самой природе литературного творчества стремление к свободе самовыражения, неподзапретности эстетических вкусов и признанию самодостаточности каждого автора в его взаимоотношениях с художественным словом. Любить поэзию, разбираться в ней, а по возможности и в меру таланта создавать оригинальные поэтические произведения — качество, безусловно, положительное и достойное уважения.
 
* * *
 
«Каждый человек живет наиболее яркими воспоминаниями своего детства — опытом первых лет жизни, накладывающим глубокий отпечаток на формирование и все последующие проявления его личности... Этот мир детства посылает сигналы, знамения и ориентиры, гением-хранителем возникает в трудный час, чтобы на пороге незнаемого и неведомого уберечь тебя от неправильных мыслей и действий — от распада межчеловеческих связей — распада времен», — когда-то написал Нурсултан Абишевич в прологе к своей книге «Эпицентр мира».
 
Вот и при чтении «Ушқоңыр» меня просто не могла не подкупить та почти мистическая тяга к родной земле, та неподдельная теплота, та вселенская искренность, те по-сыновнему верные, а потому трогательные слова, которые Нурсултан Абишевич через расстояния и годы обращает к своей малой родине — месту, где когда-то появился он на свет, к земле Ушконыра...
 
Признаться, в отдельных местах у меня перехватывало дух, слова как магические сигналы будоражили мое воображение, и порой мне казалось, что эта песня и обо мне: это я вихрастый босоногий мальчишка, и это меня сквозь марево прожитых лет манит и зовет из полузабытого далека волшебная страна моего детства...
 
Закончив чтение, я встал из-за стола и, помнится, долго простоял в нахлынувших раздумьях у окна, пристально вглядываясь в небесную даль поверх макушек деревьев и фешенебельных фасадов Астаны. Несмотря на середину ноября, зима-матушка, в резко континентальных широтах Сарыарки обычно скорая на коварство своих внезапных морозов и лихих круговертей, вступать в свои права в тот год не спешила. Правда, где-то в конце сентября или начале октября сильный снегопад уже был... И успел доставить столичным жителям треволнений по поводу столь ранней и, наверное, обещающей стать затяжной зимы. Но тем нашим сомнениям суждено было растаять столь же быстро, как и тому первому снегу. А потом растеплилось, и в Сарыарке вновь продолжилась располагающая к созерцательным долгим прогулкам и столь же пространным философским думам степная осень.
 
С того момента, как у нас появилась Астана, можно сказать, практически весь Казахстан — как на два дома — зажил на две столицы. И, несмотря на то, что центром политической жизни вот уже 7 с лишним лет является Астана, по долгу службы Президенту довольно часто приходится ездить в Алматы. Есть в его графике и дни отдыха на лоне природы. Часто — в рамках мероприятий, когда в Алматы собираются главы государств и представители политической, деловой, культурной, духовной элиты. Но никогда жестко регламентированный протоколом «отдых по графику» не заменит отдыха полноценного, когда человек по-настоящему предоставлен лишь самому себе!.. К тому же не так часто и не так долго, как хотелось бы, доводится ему бывать в Ушконыре...
 
А ведь родимая сторона как родная мать: сколько б ни был с ней рядом, сколько бы дней и ночей ни провел в откровенных беседах, сколько бы ты ее ни обнимал, а материнской ласки никогда не бывает много. Думаешь о ней: была бы она жива и невредима, здравствовала бы вечно и еще столько, сколько простоит этот мир! Ну а чтобы понять, что же это за рай земной, нужно просто побывать в Ушконыре, который, раз увидев, уже нельзя не полюбить.
 
Любовь к родной земле, сопереживание с нею, неискоренимая, почти инстинктивная тяга, а порой и невыразимая, неизъяснимая тоска по ней — особые чувства, поселяющиеся в человеке вместе с молоком матери. Мы не знаем всех тайн мироздания, но, скорее всего, неспроста за тысячелетия своей истории человечество возвело любовь к родной земле в ранг самых высших добродетелей.
 
...Я стоял у окна. В зимнем астанинском небе стремительно сходились и расходились полчища туч. А грудь мою переполняли добрые чувства, пробужденные мудрой простотой только что прочитанного поэтического послания Президента горячо любимой им земле.
 
* * *
 
Спустя время, когда в водовороте текущих дел и событий тот случай успел несколько подзабыться, я как-то услышал по радио знакомые слова, которые вновь тронули меня так, будто это были голоса моих старых добрых друзей. Мелодия песни была неспешной, привольной, душевной... Эту песню хотелось подхватить. «Да это же «Ушқоңыр»!» — яркой вспышкой озарения пронеслось в голове. Дослушав до конца песню, гармонично сочетавшую в себе и дух романтических баллад, и мелодичность старинных степных серенад, и лиричность радужных пасторалей, я понял: песня удалась.
 
Не исключено, что большинство благодарных слушателей, полюбивших эту удивительную песню, и по .сей день не догадывается о том, что человеком, ее сочинившим, является наш Президент — Нурсултан Абишевич Назарбаев. Но разве в этом дело? Или, точнее, теперь уже даже не в этом.
 
«С песней нас встречают на земле, с песней провожают в мир иной», — когда-то было сказано мудрым Абаем. За метким этим изречением кроется сама философия песни: если не только в дни счастья, но и в час тяжких испытаний человек обращается к песне, то это верный знак, что у него есть за что и как бороться, и для него на этом свете еще далеко не все потеряно. И если это так, то столь же верно и то, что песня, которую ты поешь, — это целый мир, что живет в твоей душе.
 
Так каким же сердцем должен обладать тот, кто способен не только сохранять, но на наших глазах вершить сотворение такого нового мира?..
 
Сотворение мечты. Сотворение любви. Сотворение песни.
 
 * * *
 
Когда позже этот материал был опубликован сначала в газете «Егемен Казакстан» от 24 апреля 2004 года под названием «Ностальгия», а затем в переводе на русский язык — под названием «Песня моя — Ушконыр» 30 декабря 2004 года в газете «Казахстанская правда», я с некоторым волнением ожидал, как же отреагирует на эту историю один из ключевых ее персонажей — Алтынбек Коразбаев. Кто ищет — тот найдет, и в одну из моих командировок в южную столицу так оно и произошло: мы встретились с ним, и темой нашей беседы стала история создания этой песни.
 
Сам Алтеке так рассказал мне об этом: «Дело было 6 июля 2000 года — в день, когда Главе государства исполнилось 60 лет. Праздничные мероприятия, посвященные его юбилею, были организованы там же, на его родине — на живописном жайляу высокогорного плато Ушконыр. В то время я работал директором Алматинской областной филармонии имени Суюнбая. Поскольку ответственным за культурную программу, и в том числе — концертно-зрелищную часть, торжественных мероприятий был назначен я, в те самые дни я и занимался всеми этими делами. Оказывается, увидев как в режиссерско-постановочной беготне я хожу среди артистов, звукооператоров, осветителей, рабочих сцены и всех прочих, командуя ситуацией и отдавая распоряжения, Нурсултан Абишевич сказал: «Позовите ко мне Алтынбека».
 
Явившись, я поздоровался и поздравил его с юбилеем.
 
— А ты чего ходишь в отдалении? — спросил Нурсултан Абишевич.
 
— Дело в том, Hyp-ага, что я сегодня директор, организатор и отвечаю за мероприятие... — честно признался я.
 
Услышав это, он от души расхохотался. А потом коротко попросил:
 
— Спой песню.
 
О его эстетических вкусах я и прежде знал то, что он тонкий любитель и знаток песен, и не простых, а наделенных особым национальным колоритом. Первым делом я исполнил для него в то время только что сочиненную мною песню «Жайлауда» («На жайляу»). Смотрю, ему понравилось. Потом спел «Айдай сулу аруым» («Краса моя — прекрасна как луна»). К слову сказать, название этой песни в свое время придумал сам Нурсултан Абишевич, и было это еще 10 лет назад. Помню, песня понравилась ему настолько, что он попросил: «Если можешь, назови эту песню «Краса моя прекрасна как луна». И с едва уловимой нежностью посмотрел на сидевшую рядом Сару Алпысовну. С тех-то самых пор я и знаю, что эта самая песня — особенно ему дорога.
 
Спустя некоторое время Hyp-ага попросил, чтобы я спел ему «Кезщнен айналайын» («Что за прелесть для меня твои глаза»). Здесь я должен признаться, что иногда я забываю слова своих же собственных песен!.. К тому же в последние годы эту песню активно «прописал» в своем основном репертуаре мой ученик Мейрамбек Бесбаев, в силу чего я как бы «уступил, отпустил и позабыл» свое собственное творение, в чем практикующие композиторы, поэты-песенники и продюсеры, надеюсь, меня вполне поймут... Вот и на этот раз все произошло именно так: благополучно спев первые два куплета, я «по закону подлости» споткнулся на третьем и... песню с позором пришлось на этом закруглить.
 
Hyp-ага опять рассмеялся задорным смехом.
 
— Забыл, что ли? Ну, ты даешь, старина!.. А ну, давай сюда домбру! — забрал он у меня инструмент и к изумлению присутствовавших самолично и мастерски спел третий куплет.
 
Когда-то мне запали в душу слова, произнесенные Чингизом Айтматовым в 1992 году: «Счастлив композитор той страны, чьи песни напевает верховный правитель того государства». В те минуты я вспомнил эти слова и понял, что я — счастливый человек.
 
Что же до того куплета, который я умудрился забыть, а Президент — помнил и с удовольствием спел, то вот он:
 
Разомлев от красоты, такой,
Чайкой воспарил я над рекой,
Над бездонным зеркалом мечты...
Только ты нужна мне, только ты!
 
Потрясенный и поверженный столь феноменальной памятью Нурсултана Абишевича, я одновременно испытывал и вселенский конфуз, и вселенскую благодарность к этому человеку... Но Hyp-ага деликатно сгладил ситуацию и разрядил напряжение, неожиданно поменяв тему:
 
— Алтынбек, тебе нравится этот жайляу?
 
Но ведь это равнозначно тому, чтобы спросить «Хотел бы ты жить в земном раю? » Прекрасная, обетованная земля. Благословенная, благодатная местность. Как чист и пьянящ здесь воздух! Как чисты и прозрачны ручьи! Каким шелковым покрывалом трава одевает землю, и какими ажурными многоцветными кружевами убраны горы от подолов до самых воротников! Ушконыр — что писаная красавица: так и хочется осыпать ее комплиментами!..
 
— Еще бы не нравился, Hyp-ага! И к тому же, я ведь тоже родился в горах Аспары. И как горец хорошо знаю цену красивым горам!..
 
— Коли так, почему бы нам не создать творческий тандем и не написать хорошую песню об Ушконыре?
 
Сердце мое екнуло, и признаюсь, для меня это предложение было нежданным, но чаянным. И как можно было отказаться, если идея исходила от самого Президента, а речь шла об Ушконыре, одно лишь название которого навевает мысль о квинтэссенции всей земной пасторали от начала до скончания времен?..
 
— Если бы Вы, Hyp-ага, взялись написать слова песни, то я бы считал себя самым счастливым композитором, — хватило у меня дерзости поставить условие сотрудничества.
 
Сочинить текст песни он согласился. Но, как человек творческий и в этих делах опытный, попросил меня представить ритмико-мелодический проспект, или, как мы привыкли говорить на нашем профессиональном языке, «рыбу» будущего произведения. Меня такой вариант устраивал, поскольку это наиболее оптимальный и продуктивный путь. Не прошло много времени, как я «услышал», напел и записал мелодию этой песни.
 
Первоначальный «сырой» вариант песни «Ушконыр», исполненный на свой самодеятельный текст, я презентовал в 2001 году в ходе концертной программы в честь Короля Испании Хуана Карлоса I, прибывшего с визитом в нашу страну. В антракте Президент попросил меня доказать ему текст. В суматохе не найдя листа нормальной бумаги, я впопыхах записал свои вирши на обороте подвернувшейся под руку конфетной коробки. В очередной раз я опростоволосился, а Hyp-ага в очередной раз от души надо мной посмеялся.
 
Вскоре я получил факс с президентской версией текста, с которой я и начал репетировать с трио «МузАрт». Президент все это время живо интересовался ходом творческого процесса и неизменно подбадривал нас. «Даст Бог, давайте как-нибудь посвятим добрую песню и нашей великой Золотой Степи — благословенной Сарыарке», — помню я его новый замысел.
 
Что ж, как говорят у нас в народе, доброе слово — половина успеха. Что касается судьбы песни «Ушконыр», то в 2003 году был снят и выведен в национальный эфир одноименный клип. С тех пор его довольно часто показывают по телевидению, что, безусловно, содействует все более широкой популяризации этого произведения. Такова краткая история рождения этой песни, — завершил свой рассказ композитор Алтынбек Коразбаев.
 
«.Что можно добавить к сказанному? Только подтверждение Старой как мир истины, что как ничего не возникает из ничего, так и творения искусства рождаются только талантами.