http://www.pojar.ru/ пиротек монтаж противопожарных систем.


 ПЕРВЫЕ

С памятного апреля 1961 года мир навсегда запечатлел в своей памяти светящуюся сквозь стекло гермошлема знаменитую улыбку Юрия Гагарина и его легендарное «Поехали!» С тех пор тот образ, словно звездная эмблема человечества, навсегда воцарился в сознании людей.
 
Вот и мы, казахстанцы, с момента полета в космос 2 октября 1991 года нашего славного земляка Токтара Аубакирова обрели свой собственный национальный символ и искренне гордимся им — настоящим героем, красивым, статным, мужественным. Свою Звезду Героя Советского Союза — высшую награду СССР — он получил еще в 1988 году за подвиг, совершенный им при испытании нового самолета. А чего это стоит в мирное время заслужить звание Героя — никому не надо объяснять.
 

 

Как известно, чем ярче личность, тем больше она на виду и на слуху. И, как следствие этого — неизбежные в данном случае досужие кривотолки и разговоры... Но что поделать: ведь думать и говорить людям не запретишь, а тотальный контроль над «мозгами и языками», к счастью для всех нас, безвозвратно канул в Лету.
 
Однако меня всегда кололи в самое сердце «откровения» всевозможных «знатоков» и «посвященных», время от времени распускавших и подогревавших слухи о «трещине», якобы возникшей в отношениях между Назарбаевым и Аубакировым.
 
Суть этой молвы сводится примерно к следующему: «Токтар Аубакиров — человек отважный, честный, с открытой душой. Но он слишком простодушен и прямолинеен. Прежде он был только летчиком-асом, а раз стал космонавтом — должен стать и умелым политиком. Но вот политического аса из него-то не вышло. С молодых лет живя на чужбине, в дальних гарнизонах и по законам воинской службы, он не усвоил азов дипломатии и был воспитан нечувствительным к тонким политическим играм. Почему и остается вечно чужим и одиноким среди государственных чиновников и аппаратного люда, которым, быть может, не всегда импонирует независимость его взглядов и непосредственность его по-военному прямых, однозначных и лаконичных суждений».
 
Поэтому, когда пару лет назад, просматривая кипы региональных изданий, я выхватил взглядом из общей массы опубликованный в областной газете «Акмолинская правда» за 23 июля 2002 года материал журналистки Багдат Ильясовой «Степь дала мне крылья», то с особым интересом ознакомился с ним. В его основу легло интервью, взятое у первого казахского космонавта Токтара Аубакирова. В самом этом факте ничего удивительного не было: за 10 с лишним лет с момента полета Т. Аубакирова журналисты никогда не обделяли его вниманием.
 
То интервью в «Акмолинской правде» показалось мне ценным прежде всего потому, что в нем содержался своеобразный ответ космонавта на все эти домыслы и обывательские бредни. «Космос вошел в мою жизнь благодаря Нурсултану Назарбаеву», — сказал, как отрезал, тогда Аубакиров.
 
Чтобы читателю стал более понятен контекст того интервью, приведем небольшой фрагмент из него:
 
— Рассказывают, что Нурсултан Абишевич долго искал летчиков-казахов, которые могли бы справиться с этой почетной, славной миссией: вывести, наконец, нашего джигита в космос. Это легенда или быль?
 
— Это реальность. В то время человека, который мог легко пересесть из кабины летчика в кресло космонавта, не было. Не было! И когда Нурсултан Абишевич поставил эту задачу, руководители космической индустрии России Юрий Павлович Семенов, Юрий Николаевич Коптев подсказали: есть такой человек, летчик-испытатель, Герой.
 
Словом, Назарбаев нашел меня. Но уговаривать пришлось больше года. Первый разговор окончился без результата. А через год, приехав отдыхать на Шымбулак, я вдруг услышал по телевидению, что Т. Аубакиров зачислен в отряд космонавтов и уже начал подготовку.
 
— Получилось, без меня меня женили?
 
— Именно так. Я вскипел и приехал поставить все точки над "i".
 
— Поставили?
 
— Конечно! Вышел из кабинета Президента, как говорится, с его мнением. Мнением, что надо слетать. Разумеется, не жалею об этом. Я счастлив тем, что именно мне выпала эта роль, что принес радость своему народу. Единственное, что причиняет боль: после полета в космос мне вообще запретили летать. По прямому указанию нашего Президента.
 
— Наверное, у него перед глазами была судьба Гагарина.
 
— Естественно. И я подчинился воле Президента.
 
Думаю, что эта цитата вносит полную ясность в вопрос о характере взаимоотношений двух самых первых в Казахстане — Президента и космонавта.
 
Как и все настоящие герои, наш Токтар является обладателем сложного характера. Тем более что нам есть с кем сравнивать. Давайте-ка вспомним: разве кротким был нрав героя Великой Отечественной войны, писателя-фронтовика Бауыржана Момы-шулы? А разве шелковым был в молодые годы характер нашего уважаемого писателя-аксакала, легендарного партизана Касыма Кайсенова?.. А потому нет оснований удивляться, если и в нраве Токтара Аубакирова вы вдруг обнаружите такую же отвагу и прямоту.
 
Тем, кто близко знает Нурсултана Абишевича, так же хорошо знаком непростой характер этой, безусловно, сильной и хариз-матичной личности.
 
При таких сопоставлениях невольно задумываешься о том, что великие свершения как бы притягивают к себе незаурядных, сильных, исполинского склада людей, а исторические личности с раннего детства и всю свою жизнь готовят себя к чему-то большому и героическому... Разумеется, характер характеру рознь. Но есть качество, непременно роднящее всех их. Я бы определил это как чувство патриотической самоотверженности, когда ради счастья родного народа эти люди готовы вырвать из груди свое сердце и отдать ради общего дела.
 
К сожалению, в том интервью «Акмолинской правде» Т. Аубакиров не стал передавать дословное содержание своего разговора с Президентом. И о том, что же это были за слова и какие это были доводы, мы можем только догадываться. Наверное, Президент говорил о важности этого проекта для страны и народа. Не исключено, что в стремлении склонить летчика на свою сторону политик намеренно апеллировал к его чести и достоинству и был при этом настойчив и непреклонен. Но, как бы там ни было, когда дело коснулось высших национальных интересов, два первых, рожденных на счастье родного народа, — первый Президент и первый Космонавт — все же сумели прийти к единому решению. И История не заставила себя долго ждать, в самом скором времени и самым блестящим результатом подтвердив мудрость этого выбора!
 
Полет в космос Токтара Аубакирова стал для нашего народа великим событием. Совершенный в труднейшие для республики годы только что обретенной независимости, он укрепил дух наших людей и вселил в них веру в завтрашний день. У молодежи появился замечательный пример для подражания, возрос интерес к техническим знаниям и профессиям. А сам Токтар Онгар-баевич Аубакиров стал горячо любимым национальным героем.
 
Что же до запрета на полеты, то вполне можно понять чувства Токтара, которому, как говорится, сам Бог подарил мечту и соколиные крылья, чтобы, будучи непревзойденным мастером своего дела, он, как и прежде, объезжал своенравные сверхмощные машины, вольно бороздил заоблачный мир и даже межзвездные дали... Но Казахстан, как родного сына отправлявший с Байконура Юрия Гагарина в его величайшую одиссею, еще не забыл, как с трагической вестью о последнем для Юрия Алексеевича полете люди всей Земли со слезами на глазах смотрели в опустевшее небо, говоря в один голос: «Не уберегли». Слишком велика была для человечества та потеря. И слишком дорого обошелся всем нам тот урок.
 
В многовековой народной привычке — при любых обстоятельствах беречь как зеницу ока и до последнего ограждать от возможных бед своих самых лучших. Токтар у нас один. А потому вряд ли стоит осуждать Президента за столь строгий запрет: кто же, как не Глава государства, на правах любящего и строгого старшего брата возьмет на себя такую заботу о герое?..