Врач узи узи в тамбове врачи.


 ПЕРВОЕ УТРО СТОЛИЦЫ

Удивительно, как все-таки стремительно и неудержимо течет время. Будто только вчера мы провели международную презентацию

нашей столицы, а сегодня Астане уже 10 лет. 10 напряженных и насыщенных судьбоносными событиями лет, когда наш город рос и менялся буквально на глазах, а вместе с ним, сами того не замечая, менялись и мы.
 
Еще прогремят фанфары, прогрохочут салюты, прошумят народные гуляния, будет сказано и написано немало теплых слов в честь этой важной и значительной для всех казахстанцев даты. Но память невольно возвращает к тем жарким и ответственным, а оттого самым волнующим и трепетным дням, когда юная Астана готовилась встретить свое первое утро в полноправном статусе столицы независимого Казахстана...
 
Точка отсчета
 
6 июля 1994 года Президент Н.А. Назарбаев с трибуны Верховного Совета Республики Казахстан впервые официально озвучил идею переноса столицы из Алматы в Акмолу.
 
Вопрос этот был поставлен Главой государства далеко не случайно. Так сложилась история нашего народа, что в таком животрепещущем и принципиальном для любого государства вопросе, как выбор столицы, в XX столетии мы, по большому счету, были лишены подобной возможности. Оренбург, Кызылорда и Алматы, назначенные на эту роль в условиях колониальной и тоталитарной зависимости, не были выражением национального самоопределения.
 
Отсутствие тщательного расчета градостроительной перспективы, превалирование конъюнктурных соображений над стратегическими, слабый учет интересов самой республики, столь характерные при выборе их месторасположения, породили массу проблем, препятствовавших дальнейшему развитию этих городов в качестве столиц, и самое главное — не способствовали сбалансированному развитию регионов страны. Во многом в силу этих обстоятельств был «запрограммирован» и системный сбой на пути территориального роста Алматы в виде теснящих его гор и повышенной сейсмоопасности. Хотя справедливости ради стоит отметить, что еще в конце 20-х годов прошлого века, когда решался вопрос о переносе столицы из Кызылорды, новый административный центр республики попытались построить «с чистого листа» в 120 километрах севернее Алматы в равнинной части на берегу реки Или, но очень скоро бесславно отказались от этой затеи.
 
Таким образом, перенос столицы стал стратегическим ответом на те глобальные вызовы, которые встали перед молодым государством в непростой период становления независимости. Не случайно переезд в новую столицу практически совпал по времени с Посланием Президента народу Казахстана «Процветание, безопасность и улучшение благосостояния всех казахстанцев» — документом стратегического характера, ставшим широко известным как Стратегия «Казахстан-2030».
 
Однако первоначальная реакция общества на решение о переносе столицы была неоднозначной, преобладали недоумение и сомнение в целесообразности и своевременности данного шага.
 
Это было крайне трудное для молодого государства время. К авгиевым конюшням застарелых, загнанных внутрь болезней стало добавляться множество новых, прежде неведомых угроз и вызовов. В одной лишь экономической сфере мы познали горький вкус и хронического товарного дефицита, и разрухи производства, и кризиса неплатежей, и выдавливания из рублевой зоны, и разрыва хозяйственных связей, и разгула гиперинфляций, и разочарования пиковой приватизацией...
 
Не менее тревожно складывалась ситуация и в мировой экономике, где сгущались грозовые тучи грядущего финансового кризиса в Юго-Восточной Азии и обвального дефолта в России...
 
Поэтому, положа руку на сердце, стоит признать, что и Верховный Совет, к которому обратился Президент, принял свое постановление «О переносе Столицы Республики Казахстан», по сути уступив авторитету Н. А. Назарбаева, который в период распада СССР и разразившегося жесточайшего кризиса сумел оградить республику от пожара межэтнических и гражданских конфликтов, отстоял политическую стабильность и, отчаянно лавируя среди множества преград и опасностей, терпеливо закладывал системные элементы будущего модернизационного подъема.
 
В последующие годы мне неоднократно приходилось по разным поводам вынимать из архивной папки и перечитывать с карандашом в руках стенограмму того исторического выступления. И, имея возможность постфактум сопоставлять, что же планировалось первоначально и что исполнено фактически, я каждый раз поражался той глубине обобщения предстартовых условий новостоличной реальности и той универсальной пунктуальности, подчас дотошной и неумолимой, с которой поставленные Главой государства задачи планомерно и настойчиво решались на месте.
 
За период 1995-1997 годов был издан ряд важнейших указов и распоряжений, направленных на развитие Акмолы: о столице, об учреждении Акмолинской специальной Экономической зоны и внебюджетного фонда «Новая столица», об объявлении Акмолы столицей Республики Казахстан, о создании Евразийского университета имени Л.Н. Гумилева и др.
 
В 1995 году была образована Государственная комиссия по Передислокации высших и центральных органов государственного управления в г. Акмолу.
 
Глава государства лично курировал все вопросы, связанные с предстоящим переездом. За лето и осень 1997 года Президент несколько раз посетил Акмолу, в том числе чтобы сопроводить церемонию доставки из Алматы в Акмолу эталонов государственных символов и поднять в будущей столице флаг Казахстана.
 
И вот наступил момент, когда, поднявшись на трап отбывающего в Акмолу самолета, Нурсултан Абишевич сказал: «Алматы — золотая колыбель казахстанской государственности. Это гнездо, из которого взлетела наша независимость, и Казахстан стал известен всему мировому сообществу» Все казахстанцы гордятся Алматы и всегда будут им гордиться. Отныне перед Правительством, министерствами и передо мной как Президентом стоит особая задача — заботиться об Алматы намного больше, чем это было раньше» .
 
...Морозным декабрьским утром, разогнавшись по взлетной полосе, президентский лайнер взмыл в алматинское небо. За стеклом иллюминатора один за другим промелькнули телевышка на Коктобе, гостиница «Казахстан», площадь Республики, исхоженные в юности отроги Алатау, стесненные стужей протоки непокорных незамерзающих горных рек, заснувшие до весны пашни, сады и дачные поселки, чернеющие нити железной и автомобильных дорог, подернутые кочующей буранной дымкой урочища Кокбастау и Ушконыр...
 
Казахстан открыл новую и очень важную главу в своей истории...

Вначале было слово
 
Мировой опыт знает немало примеров переноса столиц. Так, только за последние два столетия мир стал свидетелем целого ряда подобных фактов в Самых разных точках земного шара.
 
В XIX веке Финляндия перенесла столицу из Турку в Хельсинки, Норвегия — из Тронхейма в Осло, Индия - из Калькутты в Нью-Дели, Канада — из Монреаля в Оттаву, Япония — из Киото в Эдо (нынешний Токио). В XX веке это явление получило еще больший размах. В 1918 году советская Россия вернула столицу в Москву. В 1923 году кемалистская Турция перевела столицу из седовласого Стамбула в Анкару. Новым административным центром Австралийской Федерации в 1927 году стала построенная практически с нуля Канберра. Спустя чуть больше 30 лет Бразилия повторила путь Австралии и в 1960 году заложила новую столицу — Бразилиа. В 1971 году Пакистан перенес свою столицу из мегаполиса Карачи в небольшой город Исламабад. На африканском континенте свои столицы сменили Танзания в 1973 году, Малави - в 1974 году, Кот-д'Ивуар — в 1983 году, Нигерия — в 1991 году. В 1998 году Берлин вновь обрел статус столицы объединенной Германии. В 2005 году из Рангуна в Найпьидау перенесла свою столицу Мьянма. В том же году получила статус федеральной столицы Малайзии Путраджайя, подхватившая эстафету у Куала-Лумпура.
 
Вопрос о переносе столицы активно обсуждается в Южной Корее, Японии, Иране, Аргентине.
 
Такова лишь часть глобальной истории переноса столиц. Но при всем многообразии времени переноса столиц, их географического расположения, причин и мотивов, подтолкнувших к этому шагу, итогов переноса есть одна общая для всех закономерность: вначале в обществе чаще всего превалирует негативное отношение — от сдержанно настороженного до открытого неприятия.
 
Казахстан не стал исключением. С первых дней обнародования Президентом идеи о переносе столицы поток негатива в тех же СМИ, причем как отечественных, так и зарубежных, буквально зашкаливал и напоминал изощренную «информационную блокаду», «психологическую бомбардировку» и специфическое «эмбарго» на любую позитивную информацию.
 
Воздерживаясь от комментариев и отсылая интересующихся к соответствующим источникам, перечислю лишь заголовки новостных материалов, которыми ведущие западные печатные СМИ «дружелюбно» сопроводили переезд нашего Президента и властных структур в Акмолу: «Казахи протестуют против переноса столицы на замерзший север» («The Times»), «Объявлена ледяная столица Казахстана» («Financial Times»), «Новая пасмурная и неприятная столица Казахстана» («Washington Post»), «Бойкот дипломатами переезда в Акмолу» («Der Spiegel»).
 
А еще в июле 1997 года, когда первая группа министерств только что разместилась в Акмоле, еженедельный журнал «The Economist» писал: «Когда 2 года назад Президент Назарбаев выбрал город Акмолу на севере Казахстана в качестве новой столицы, его решение вызвало мало энтузиазма... Те, кого это касается непосредственно — бюрократы, дипломаты и бизнесмены
 
— в общем не горят желанием менять относительно обжитый Алматы на далекую и негостеприимную Акмолу... Многие надеются, что Назарбаев все-таки передумает. Но срок переезда Правительства быстро приближается, а строительство ни одного из зданий — включая Резиденцию Президента и Дом Парламента
 
— не будет завершено до конца этого года...»
 
То, что этот прогноз не сбылся, как видно, мало смутило уважаемое издание, и уже в номере от 2 января 1998 года, спустя месяц после переезда госаппарата и за 5 месяцев до международной презентации Астаны, тот же «The Economist» сообщил своим читателям в статье под названием «Столичные наказания»: «Совсем недавно бывшая советская республика Казахстан осуществила перенос своей столицы из оживленного города Алматы в провинциальную тихую заводь Акмолы. Расположенной в истощенной сельским хозяйством и эрозией степи столице гарантированы частые пыльные бури, завывающие ветры и ледяные зимы. Несмотря на предсказания Правительства, всеобъемлющего плана по переустройству Акмолы еще нет. Нет ничего удивительного, что как для казахстанцев, так и для иностранцев мысль о том, что Акмола когда-нибудь превзойдет Алматы, кажется безумием. К моменту переезда строительство пребывает лишь в начальной стадии. Только одна маленькая российская авиакомпания совершает рейсы в крохотный аэропорт Акмолы; другие, возможно, последуют за ней, но ради Бога не спрашивайте, когда это произойдет... Казахстанским властям следовало бы поостеречься: они пишут свой автопортрет асфальтом и бетоном».
 
И такие предостережения, порой безапелляционные, требовательные и осуждающие, а порой насмешливые и откровенно глумливые, продолжали сыпаться со всех сторон.
 
Даже «Комсомольская правда» в самый канун международной презентации Астаны не удержалась от того, чтобы в иронической рубрике «Люди, которые удивили нас на этой неделе» разместить портрет Президента Н.А. Назарбаева, окруженный гирляндой из комаров, снабдив его комментарием соответствующей тональности.
 
В день основных торжеств, 10 июня, представители одного всемирно известного западного информационного агентства, видимо, для вящей репрезентативности, объезжали трущобы Астаны, дабы проинтервьюировать местных люмпенов, ответы которых были «по-шариковски» незатейливы и предсказуемы: «Деньги, затраченные на презентацию, нужно было поделить между всеми».
 
Не скрою, иные из этих публикаций настолько поражали своей предвзятостью, невежеством и бестактностью, что самих их авторов впору было сравнить с сонмищем комаров, до определенного момента вольготно роившихся над Акмолой. Как сказал кто-то из великих, комар — это мелочь, но, когда на вас нападают тучи комаров, жизнь вам не покажется праздником.
 
Что и говорить, в иные дни мы с опаской поглядывали на поступавшие с утра кипы корреспонденции и стопки свежих газет, которые по долгу службы обязаны представлять вниманию Главы государства: какие новые «сюрпризы» готовит нам грядущий день?..
 
Временами непрошеные «демоны сомнения» врывались столь беспардонно, что некоторые из наших сотрудников, воспринимавшие все очень близко к сердцу, предлагали не показывать Президенту эти «нехорошие» публикации: мол, с пути они не собьют, а только доставят огорчений. Однако такой подход был недопустим в принципе: для того мы рядом и вместе с Президентом, чтобы информировать его во всей полноте»
 
Никогда не забыть нам и то, что, став основной «мишенью» той не всегда праведной критики, Нурсултан Абишевич всегда оставался главным пропагандистом Астаны, неустанно рассказывая о ней в своих книгах, докладах, интервью, выступлениях на пресс-конференциях и брифингах. По этому поводу мне особенно запомнилось, что в первые годы эксперты и наблюдатели почему-то не были удовлетворены теми концептуальными взглядами, причинами и аргументами в пользу новой столицы, которые в своем парламентском выступлении 1994 года, а затем и в других последующих выступлениях, излагал Президент.
 
Поэтому все новые и новые интервьюеры и комментаторы норовили выведать у него, либо произвольно сочинить самые что ни на есть «действительные» мотивы переноса и докопаться до их «истинной» подоплеки, Любопытно, что при этом разброс мнений, суждений и выводов зачастую выливался в весьма невероятные и даже смехотворные версии: то «Назарбаев хочет стряхнуть коррумпированную бюрократию на юге, чтобы на новом месте начать работать с новой командой», то «имеется точный прогноз о катастрофическом землетрясении в Алматы», то «перенос столицы задуман с целью потеснить русских»... Словом, в истине под названием «Астана» каждый искал свою «правду» и вырабатывал наиболее удобоваримую для себя интерпретацию.
 
Довольно частыми были случаи, когда вечно спешащие журналисты, добивавшиеся аудиенции и интервью с Президентом на тему Астаны, приходили на встречу неподготовленными — не потрудившись хотя бы перелистать общедоступные материалы по истории вопроса.
 
И мы каждый раз поражались той невозмутимости и выдержке, той искренней заинтересованности и доброжелательности, с которыми Нурсултан Абишевич, наверное, уже в 1001-й раз отвечал на один и тот же вопрос: «Какова причина переноса столицы?», всегда готовый терпеливо пересказать всю прошлую историю страны и скрупулезно перечислить все те, теперь уже хрестоматийные, 32 параметра...
 
Но постепенно окружавшая Астану стена неверия и предубеждений начала рушиться. Астана из золушки превращалась в принцессу, из гадкого утенка — в прекрасного лебедя. Буквально весь город напоминал собой один большой неугомонный муравейник. На стройках Астаны трудилось 14 тысяч рабочих и специалистов. С целью ускорения работ многие коллективы перешли на трехсменный режим. Не делал для себя исключений и Президент, который, проработав весь день, глубокой ночью собирал у себя совещания. Нурсултан Абишевич всегда подбадривал и подстегивал всех нас, и в сложнейший период, когда, как казалось, было совсем не до смеха, он находил момент, чтобы поддержать рабочий дух соратников остроумной шуткой или забавным анекдотом. И мы потом осознавали, для чего он это делал — чтобы мы не опускали руки, не поддавались унынию.
 
18 мая 1998 года Зухайер Летайеф, корреспондент арабоязычной телевизионной сети «ANN TV », специально прибывший сюда с ознакомительной миссией, передавал в своем репортаже из Астаны: «Сегодня независимый Казахстан живет полнокровной, насыщенной жизнью, главным событием которой обещает стать международная презентация главного города страны, обретшего новое имя — Астана. Обратный счет времени до нее исчисляется уже не днями, а минутами... Опрошенные мной старожилы и ветераны, жившие при СССР, говорят, что с белой завистью смотрят на поколение молодых, ибо давно не видели такой большой, дружной и результативной стройки. И действительно: за какие-то считанные месяцы город изменился больше, чем за целые десятилетия. И дело не только в новой архитектуре и инфраструктурной модернизации — создается качественно новая модель современного восточного столичного города. Давший интервью нашему каналу господин Назарбаев полон энергии и решимости бороться и утверждать такую жизнь, потому что в ней — кровные интересы каждого гражданина, каждой казахстанской семьи, наконец — вопрос будущности грядущих поколений».
 
В саудовской газете «Шарк аль-Аусат» вышла большая статья, в которой был дан серьезный анализ причин переноса столицы в Астану. В частности, газета выделила стратегический аспект («желательно иметь несколько стратегических точек обеспечения жизнедеятельности государства», «полнокровное и сбалансированное развитие всех земель республики»), экологический и демографический факторы, социально-политический аспект («создание нового политического климата в государстве», «укрепить цолитическую основу государства и закрепить его независимый статус в мировом сообществе»).
 
Пресса Пакистана с таким же пониманием отнеслась к проводимым у нас реформам и переносу столицы. Журнал «Сценарио» посвятил весь мартовский номер Казахстану, в котором рассказано о наших достижениях, а газета «Пакистан обзервер» опубликовала обширную статью, в которой, в частности, говорилось, что «Пакистан должен учиться у этого молодого государства искусству достижения положительного результата при решении труднейших задач, особенно в сфере образования (отмечалась 100%-ная грамотность населения Казахстана), межэтнических отношений, децентрализации экономики... Отличительной чертой Казахстана, — писал автор статьи доктор М. Рахман, — является национальное терпение, что говорит о его высокой политической культуре, чего мы, к сожалению, так и не смогли достичь».
 
Эти позитивные публикации и отзывы стали первыми ласточками в нараставшем и ширившемся с каждым годом потоке признания и искреннего восхищения не только со стороны казахстанцев, но и зарубежных лидеров, международных организаций, иностранных СМИ.
 
Уже 16 июля 1999 года решением ЮНЕСКО Астане была присуждена медаль и присвоено высокое звание «Город мира».
 
По-настоящему переломным стал 2003 год, когда общий тон публикаций стал неуклонно приобретать восхищенный оттенок, а пессимистические, подчас язвительные оценки сменились на одобрительные.
 
К примеру, французская газета «Le Figaro» 1 октября 2003 года наградила Астану звучным эпитетом «грандиозной столицы посреди степей».
 
Британская газета «The Sunday Times» в своем номере за 20 февраля 2005 года написала: «Масштаб того, что делается в Астане, невероятен. И чтобы это осуществлять, надо быть Президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым».
 
Ей вторит американская «Los Angeles Times», которая 16 марта 2005 года на своих страницах заявила: «...Если реализуются надежды, Астана станет одним из самых красивых городов мира в XXI веке».
 
Преломление и осмысление феномена Астаны в зеркале ведущих мировых СМИ — от смутного распознавания до болезненного «обряда посвящения» и последующего полного признания — необходимый и закономерный этап созревания, который в своей эволюции рано или поздно должна была пройти Астана. И всех, кто освещал это становление, всех своих «добрых» и «злых» критиков мы, конечно же, вспоминаем не с укоризной и обидой, а с чувством благодарности. А если сегодня кто-нибудь возразит мне, что никакой «информационной войны» вокруг Астаны не было, я с радостью соглашусь: конечно, не было!
 
И в этом настоящий урок словом и делом преподал всем нам наш Президент...
 
День рождения столицы
 
Буквально накануне празднования первого Дня столицы в жизни Астаны произошло важное событие: она обрела новое имя. Поскольку исторически сложившееся название города — «Акмола» толковалось по-разному и вызывало неоднозначную оценку у представителей интеллигенции, общественности, встал вопрос о целесообразности изменения названия столицы.
 
На страницах прессы развернулась бурная дискуссия с участием писателей, филологов, историков. Президент внимательно следил за этой полемикой. Но его мнению, название столицы должно было иметь однозначное толкование, в связи с чем он выдвинул идею назвать новую столицу «Астана», что в переводе с казахского и означает «столица». 6 мая 1998 года в свет вышел Указ Президента «О переименовании города Акмолы в город Астану».
 
Вместе с тем, предпраздничная лихорадка нарастала. В эти напряженные дни Глава государства лично провел несколько больших совещаний, повестку которых составлял один вопрос — подготовка к международной презентации Астаны как столицы Республики Казахстан. Как всегда в таких случаях, Нурсултан Абишевич пошагово, со схемами, графиками, картами и таблицами, проанализировал всю организацию праздника, начиная от въезда в город и кончая проводами гостей.
 
От цепкого внимания Президента не ускользнула ни одна деталь, ни одна проблема: готовность аэропорта и вокзала, разметки на проезжих частях, состояние набережной Есиля и зеленых насаждений, оформление и освещение улиц, ход реконструкции Конгресс-холла, состояние университета, стадиона и гостиниц, списки приглашенных артистов и сценарии театрализованных представлений, выпуск книжной и сувенирной продукции, осушение болот и истребление комаров...
 
Все домыслы о том, что все новшества в Астане сводятся к возведению «потемкинских деревень», рассыпались как карточные домики. Только к презентации Астаны в городе было построено 47 объектов с суммарным объемом инвестиций в сотни миллионов долларов, причем государственная казна не имела к ним никакого отношения. С того же времени с легкой руки Н.А. Назарбаева в городе зародилась добрая традиция — ежегодно сдавать в эксплуатацию и торжественно открывать ко Дню города сразу несколько объектов, а по возможности — делать это, не дожидаясь знаменательной даты.
 
Так, 5-8 июня им были открыты Центральный стадион имени Кажымукана Мунайтпасова, детский парк «Мир фантазии», гостиница «Астана-Комфорт» и боулинг-центр. Утром 9 июня на площади перед Президентским центром культуры Глава государства заложил камень будущего Монумента защитникам Отечества и выступил с большой речью.
 
Здесь я должен оговориться, предвидя недоумение тех, кто абсолютно уверен, что Монумент «Отан Ана» вообще-то находится в другом районе города... Все верно, первоначально памятник запланировали на проспекте Республики напротив микрорайона «Самал», но в дальнейшем это решение было пересмотрено, и 9 мая 2001 года мемориальный комплекс был торжественно открыт там, где он сейчас находится. В этом — еще одно свидетельство того, что Астана строится не только волей, но и разумом, и еще одно доказательство, что она — плод нашего самоопределения, который мы взращиваем не по чьей-либо указке, а по своему усмотрению и вкусу. Нечего скрывать, что примеров таких пересмотров, переделов, переносов, переименований в Астане найдется немало. И думается, что и впредь такие рациональные обновления, усовершенствования и улучшения будут иметь место, если этого потребует логика развития нашего города и государства, интересы народа Казахстана.
 
Между тем, для участия в празднике прибыли президенты Турции — Сулейман Демирель, Азербайджана — Гейдар Алиев, Узбекистана — Ислам Каримов, Украины — Леонид Кучма, Кыргызстана — Аскар Акаев.
 
В числе почетных гостей Астаны были премьер-министр Таджикистана — Яхъе Азимов, премьер-министр Армении — Армен Дарбинян, заместитель премьер-министра Беларуси — Геннадий Новицкий, вице-премьер Молдовы — Николай Андронник, государственный министр Грузии — Николай Лекишвили, генеральные секретари Организации Исламская Конференция — Азеддин Лараки и Организации экономического сотрудничества — Ондер Озар.
 
В Астану приехала представительная российская делегация во главе с полномочным представителем Президента Российской Федерации в СНГ Иваном Рыбкиным. В составе делегации также находились президент Татарстана — Минтимер Шаймиев, президент Республики Саха (Якутия) Михаил Николаев, губернатор Кемеровской области — Аман Тулеев, представители мэрий Москвы и Санкт-Петербурга.
 
На презентации было аккредитовано около 300 журналистов, представлявших все ведущие мировые средства массовой информации.
 
Наконец, день официальной презентации столицы — 10 июня 1998 года — наступил.
 
На торжественном собрании первым среди гостей выступил турецкий лидер С. Демирель, который дал глобальную оценку успехам Казахстана, уверенно выходящего на передовые места в современном мире. Поздравлявший следом И. Каримов остроумно заметил, что «расстояние между нашей и вашей столицами увеличилось, но наши сердца вместе», подчеркнул «мужество Нурсултана Назарбаева, взявшего на себя ответственность в связи с переносом столицы» и выразил уверенность, что грядущие поколения оценят это по достоинству. На это же обратил внимание президент JI. Кучма, заявив, что «выбор Нурсултана Назарбаева был верен». Г. Алиев напомнил, что «Казахстан раньше был лишен возможности самостоятельно определить местонахождение столицы», и потому он расценивает перенос административного центра в Астану как «самый выдающийся результат независимости Казахстана». Президент Кыргызстана, образно назвав Астану «Евразийской Пальмирой» и «Священным местом в Великой степи», констатировал в полушутливой фразе: «Кому же еще процветать, как не Казахстану, который теперь имеет две столицы?»
 
И отнюдь не случайно известный российский журналист В. Кондратьев, прибыв в 2006 году в Астану для освещения предстоявшей церемонии инаугурации вновь избранного Президента Казахстана и комментируя название нововыстроенной на левобережье Резиденции Президента, в своем репортаже обратил внимание на то, что Казахстан как символически, так и фактически восстановил могущество первых казахских ханств, в свое время унаследовавших блеск империи Джучи и Батыя: «Ак Орда и Алтын Орда, — уточнил он, — это, по сути, равноценные названия».
 
Приветственные телеграммы глав своих государств и поздравления от представляемых ими республик, регионов, международных организаций огласили представитель президента РФ в СНГ И. Рыбкин, министр коммуникаций КНР Хуан Чжень-дун, главы официальных делегаций — А. Дарбинян (Армения), Г. Новицкий (Беларусь), Н. Лекишвили (Грузия), Н. Андронник (Молдова), Я. Азимов (Таджикистан), А. Тулеев (Кемеровская область РФ) и другие.
 
Поздравления по случаю торжеств прислал и патриарх Московский и Всея Руси Алексий II. В его послании было сказано, что Казахстан демонстрирует пример конструктивного сотрудничества, одновременно являясь надежным партнером в постоянно расширяющихся связях Со странами дальнего и ближнего зарубежья.
 
Торжественное собрание завершилось большим концертом мастеров искусств Казахстана и британского королевского камерного оркестра принца Чарльза. Вечером на переполненном зрителями Центральном стадионе было дано театрализованное представление, а после его окончания эпицентр зрелищ переместился на площадь перед зданием нынешнего акимата, где состоялся гала-концерт с участием звезд казахстанской и мировой эстрады.
 
Отличительной чертой культурной программы презентации явилось то, что она была выстроена не просто как декоративноразвлекательное приложение к официальной части, а была задумана и реализована и как смотр талантов и дарований, и как подарок мастеров искусств стране и столице, и как творческий отчет деятелей культуры, и как мастер-класс общепризнанных корифеев, и как ярмарка новых и перспективных творческих идей и проектов. Доказательств этим словам превеликое множество. Думаю, со мной согласятся многие: если бы в зрелищной программе презентации Астаны не было ничего, кроме прошедшей с успехом премьеры поставленного по исторической драме Абиша Кекилбаева спектакля «Абылай хан», то одним уже этим она бы ознаменовалась как достойная и самодостаточная. Свой высокий потенциал проявили и со временем подтвердили организованные в те дни выставки изобразительного искусства, а талантливые художники вроде Сембигали Смагулова, считавшиеся тогда молодыми, сейчас выполняют такие ответственные государственные проекты, как, например, панорамный исторический монумент «Казак елі» — «Страна казахов».
 
В целом программа презентации была насыщена самыми разнообразными культурными мероприятиями. Выставки, смотры и ярмарки, театрализованные представления, дни культуры Алматы в Астане, спортивные соревнования, праздничное шествие и народные гуляния, гала-концерт — все эти мероприятия были направлены на раскрытие огромного экономического, научного и культурного потенциала Казахстана и его новой столицы.
 
Уровень и качество организации приема и проведения мероприятий приятно удивили многих. Что касается отдельных шероховатостей, то гости смотрели на них с пониманием: «Что ж, и Москва не сразу строилась...»
 
В ту волшебную ночь имя Астаны и в переносном, и в самом прямом смысле слова взметнулось на космическую высоту, когда в режиме прямого телесеанса на связь с Астаной вышел экипаж международной космической станции. И командир корабля, герой Казахстана и России, славный сын нашего народа, летчик-космонавт Талгат Мусабаев салютовал Главе государства, Астане и всему Казахстану с далекой орбиты.
 
Так Нурсултан Абишевич вместе с жителями и гостями Астаны, народом всего Казахстана встретил тот, самый первый, нежный и волнующий, восход над столицей.
 
Никто не хотел расходиться. Никто не хотел окончания этого праздника.
 
Но ведь это было только первое утро столицы... За которым непременно должны были следовать новые дни, недели, месяцы и годы напряженного и ответственного труда.
 
Символично, что 1998 год — год международной презентации Астаны — открыл не только первое утро столицы, но и стал стартом большого казахстанского пути — началом реализации Стратегии развития до 2030 года. Поэтому я хотел бы завершить эту статью словами Президента из его книги «Казахстанский путь»: «Мы основали новую столицу... Город, где вопреки Киплингу сошлись Восток и Запад. Город, где поселилась исконно степная мечта о свободе. Город, куда привел нас 15-летний путь, и откуда он только начинается сегодня. Наш путь, казахстанский путь».