На перепутье — bibliotekar.kz - Казахская электронная библиотека



 На перепутье

Будучи избранным в июне 1989 года первым секретарем ЦК Компартии Казахстана, Нурсултан Назарбаев поначалу продолжал искренне верить, что партия, некогда взявшая на себя миссию изменить глобальное мироустройство, еще способна измениться сама. И чисто по-человечески его можно было понять. Ведь он, как и абсолютное большинство советских людей, вышел, что называется, из коммунистической шинели.
 
Не случайно его выступление на республиканском совещании первых секретарей горкомов и райкомов партии 18 августа 1989 года звучит как призыв, обращенный к однопартийцам:
 
«Чтобы иметь моральное право вести общество за собой, партии надо, по крайней мере, хотя бы на шаг опережать его на пути к доставленной цели. Мы же порой топчемся на месте, отстаем, оказываемся в хвосте процессов, которые давно уже стали яркой приметой бурно развивающейся общественной жизни. В первую очередь, это касается вопросов демократизации и гласности работы партийных комитетов, их самостоятельности в рамках демократического централизма, открытости для критики.
 
Когда начинаешь искать корни консервативности, анализировать причины неповоротливости, медленной реакции тех или иных партийных работников на новые веяния, убеждаешься, что все дело в годами создаваемом в партийной среде типе послушного, безынициативного исполнителя, всегда готового аккуратно, точно, но абсолютно отстраненно выполнить любое вышестоящее указание. Такой человек-автомат был идеалом административно-бюрократической системы, так сказать, венцом ее творения.
 

 

Могут возразить, сказать, что сегодня таких ни в каком партийном комитете уже не встретишь, давно, мол, повывелись. Действительно, за годы перестройки основательно «перетряхнули» кадровый состав, сумели освободиться от ярых приверженцев застойного периода. Однако известно, что люди уходят, а традиции остаются».
 
Сейчас я вспоминаю, что в последующие за этим 10 месяцев Нурсултан Абишевич, не ограничиваясь одними увещеваниями, развернул активную организаторскую работу, направленную на разделение партийных и государственных, хозяйственных органов, передачу реальной власти Советам, на демократизацию внутрипартийной жизни, искоренение авторитарных методов, повышение самостоятельности республиканской партийной организации. Широко был использован механизм избрания руководителей партийных комитетов на альтернативной основе путем тайного и прямого голосования: из двух и более кандидатур был избран 141 секретарь городских и районных комитетов, в том числе 59 — первых. Также на альтернативной основе были избраны первые секретари Гурьевского, Карагандинского, Кокчетавского и Чимкентского обкомов партии. В результате областные комитеты обновились на 70%, городские и районные
 
— на 80%. По сравнению с 1985 годом номенклатура должностей ЦК Компартии Казахстана была сокращена на две трети, обкомов, горкомов, райкомов партии — на 50%.
 
« Работа по демонтажу номенклатурного механизма, безусловно, должна быть продолжена, — заявил Нурсултан Абишевич 8 июня 1990 года с трибуны XVII съезда Компартий Казахстана.
 
— Это исключение какого бы то ни было диктата, навязывания кандидатур, администрирования в расстановке кадров... Аппарат нужен, но обновленный, способный квалифицированно выполнять свои функции».
 
Однако процесс разложения КПСС стремительно опережал все попытки оздоровить ее.
 
Косность, неповоротливость, а где-то и реакционность партаппарата привели к тому, что многие новаторские замыслы и инициативы Нурсултана Абишевича наталкивались на стену непонимания, неприятия, а то и враждебности. Значительная часть руководителей на местах, поддерживая его на словах, на деле цеплялась за старое и всячески тормозила демократические перемены и переход к рынку. К числу сознательных противников рыночной экономики прибавилась и масса облеченных властью дилетантов, не способных проводить реформы, которым должностное рвение не могло заменить экономическую компетентность.
 
«Ничего не меняйте. Дайте нам спокойно дожить свой век. А потом делайте, что хотите!» — увы, эту психологию в духе «после нас хоть потоп» разделяли очень многие.
 
30 мая 1991 года Нурсултан Назарбаев на собрании республиканского актива Казахстана с участием Генерального секретаря ЦК КПСС М.С. Горбачева, по сути, констатировал окончательный диагноз:
 
«Мы видим, что сегодня ярые сторонники так называемого «чистого» социализма озабочены отнюдь не улучшением жизни народа. Вооружившись идеологическими догмами, они борются за личную власть, за сохранение собственных привилегий.
 
Как руководитель государства Вы, Михаил Сергеевич, не можете этого не видеть. Сегодня настало время, когда надо сделать окончательный выбор. В какую сторону двигаться, Вы определились: двигаться путем преобразований, а в экономике к рынку. Теперь, по-видимому, надо сделать второй шаг — оттолкнуться от того, что мешает этому движению».
 
Парадокс заключался в том, что самой главной помехой была сама партия. Поэтому следующие слова Нурсултана Абишевича, произнесенные тогда же, оказались пророческими: «Любые попытки захвата власти, а тем более с использованием армии и правоохранительных органов, дадут толчок новому витку насилия, но отнюдь не приведут к стабилизации. Наоборот, в этом случае, не дай бог, конечно, нас ждет размах массовых волнений — крайние формы политической борьбы со стороны населения, полное свертывание практики политического плюрализма. А это, в конечном итоге, означает ликвидацию ныне действующей системы государственного управления, начало широкомасштабных репрессий, окончательный подрыв положительного образа нашей страны в сознании мирового сообщества».
 
Спустя всего 2,5 месяца самые худшие опасения Н.А. Назарбаева подтвердились. 19-21 августа 1991 года в стране разразились события, вошедшие в историю как «августовский путч», когда так называемый Государственный комитет по чрезвычайному положению (ГКЧП) объявил о том, что берет всю полноту власти в свои руки. Эта попытка государственного переворота, организованная реакционной частью верхушки КПСС, окончательно дискредитировала Коммунистическую партию и ускорила развал СССР. Так была поставлена точка в судьбе КПСС и советской сверхдержавы.
 
Нурсултан Назарбаев тогда незамедлительно выступил с обращением к народу Казахстана, в котором решительно осудил действия путчистов и подтвердил свою приверженность курсу реформ и демократии. Одновременно он заявил о своем выходе из КПСС.
 
Но это было позже, а пока для Нурсултана Абишевича стало однозначно ясным и бесповоротным: необходимо создание принципиально новой структуры государственного управления, нужна плеяда молодых руководителей и исполнительных кадров, которые обеспечат республике прорыв в будущее. И такой структурой стал институт президентства, по сути, выступивший предтечей независимости, ее главной несущей конструкцией.